Находки из Волина.


w15
Реконструкция волинской пристани 9 века.



Раскопки в поморском городе Волине выявили, что совершенно независимо от того, является ли он легендарной Винетой или нет, совершенно однозначно, что это был один из главных торговых пунктов Балтийского моря. Археологический материал, найденный здесь во многие разы превышает находки из других городов балтийских славян. Город был не только торговым, но и ремесленным. Тут производилось большинство наиболее востребованных товаров того времени, от керамики, до ювелирных изделий.



Одним из наиболее хорошо представленных в Волине ремёсел была резьба по кости. Немного сухой статистики. Из всех найденных в Поморье 62 000 изделий из кости 58 000 приходится на Волин. Причём, 39 800 из 58 000 найденных в Волине изделий из кости были изготовлены в одной мастерской.

Изготовление гребней из кости было на очень высоком уровне. Археологами подсчитано, что в 9 веке в Волине производилось не менее 13 различных видов гребней. С начала 10 в. до середины 11в. к ним добавилось ещё 19 новых видов. После этого начинается спад продукции, и во второй половине 11 века Волин поставлял на рынок не менее 20 видов гребней. Ещё через сто лет колличество видов сократится до 9. Но всеравно масштабы впечатляют - в хорошие времена купцам предлагался выбор из более 30-ти видов одних только гребней!
w10

w1

w11

Гребень скандинавского типа.
w16

"Иголки" из кости. А может не иголки, а чертила? Размер, к сожалению, не указан.
w18

Резная деревянная рукоять ножа. Недоделанная заготовка. 10 век.
w6

Бронзовый пинцет, по предположению археологов, применявшийся в косметических целях.
w5


Деревянныя и костяные иголки. 11-12вв.
w4

Резная деревянная ложка. Начало 11 века.
w3

Резная деревянная рукоять ножа.Изображение интерпретируют ( почему-то) как "танцующая фигура в маске".
w26

Остатки амулета из графита, с изображением человека и всадника. Графит и печной камень поставлялись в Волин из окрестностей знамениной священной горы Собутки в Силезии.
w23
Рукояти со скандинавской ( по определению автора ) резьбой.
w28

Волинские ключи.
w20

w2

Деревянные крючки - вешалки для одежды.
w19

Детские игрушки.
w13

w12
Бронзовый котёл.
w21
Писанка, попавшая в Волин из Киевской Руси.
w22

В Волине были хорошо налажено изготовление украшений и обработка янтаря, из которого помимо прочего делали бусины, "молоточки Тора" (к сожалению автор не привёл фото), фигурки животных и др. Но самым наверное интересным украшением является вот это ожерелье.
w27

Дело в том, что изготовлено оно из плодов и косточек тропического растения Mucuna adans. Растение это настолько неизвестно и редко в Европе, что до сих пор не имеет ни русского ни немецкого названий. Это единственная находка подобного рода на Балтике. Кроме целого ожерелья была найдена и отдельная бусина из этого тропического растения.

w30

Драгоценные по тем временам бусинки.
w34

Серебрянная восточная подвеска.
w17

Серебрянная скандинавская брошь.
w29

Резная деревянная голова дракона из дома скандинавского купца. КОнец 10-го века.
w32

Деревянная палочка с рунами из того же дома скандинавского купца. Надпись гласит: "Умеешь ли ты вырезать руны?"
w33

А эти вещи попали в Волин из восточной Балтики. К сожалению, автор не указал откуда конкретно. 9-12 вв.
w31

Детали бронзовых креплений с изображениями лошадей.
w43

Форма для отливки амулета с изображением собаки, изготовленная из норвежского сланца.
w8

Литая бронзовая фигурка в форме мужской головы.
w9

В центре Волина, на самом высоком месте города, был расскопан языческий храм, насчитывающий 2 фазы существования. Первый храм датируют второй половиной 9 века. Размеры - 4x5 м. Внутри здания была перегородка, делившая помещение на 2 комнаты. Предположительно, в более просторной комнате могли проходит собрания. В центре же маленькой комнаты была выявленна каменная кладка фундамента на котором, скорее всего, стоял идол. В углу этой комнаты была обнаружена "огневая точка". Похоже, что возле идола жрецы поддерживали священный огонь.

w24
В этой же маленькой комнате были найдены фрагменты шёлковой ткани. Интересно, были ли эти ткани декорациями храма, священными знамёнами или просто драгоценной добычей из военного похода.
w41

Также в первом храме был найден маленький деревянный фаллос.
w35

В соседнем с храмом доме был найден известный "карманный" идол Свантевита.
w36

В районе 965-966 гг. храм был перестроен, помещение стало немного просторней - 5x5 м. Храм был окружён забором, рядом с ним находилась конюшня, где, предположительно, содержался священный конь. Храм простоял до конца 11 века.
w25
На территории храма были обнаружены небольшие деревянные культовые фигурки.

w41

w39
Видимо, к культовой резьбе стоит отнести и эту деталь посоха с навершием в виде человеческой головы.

w42


Также на территории второго храма была найдена маленькая бронзовая фигурка коня с седлом. Священный конь?
w37

Ещё одна, очевидно, культовая фигурка из бронзы - на этот раз оленя.
w38

В ходе раскопок в Волине были выявлены интересные подробности западно-славянских ритуалов. В основания сторящихся домов строители закапывали жертву - череп животного или вот такой плетёный венок. Аналогичные "строительные жертвы" были найдены и в других поморских поселениях.
w40

Ну и на последок - самое интересное!

Хоть население Волина и было многонациональным, двое его жителей всёже отличались своим внешним видом. Мужской и женский черепа динарского типа говорят о средиземноморском происхождении этих людей. Возраст женщины 20-25, мужчины - 25-30. Возможно, муж и жена. Особенно интересен искусственно деформированный женский череп тулузского типа.

w7
Для чего это делалось? На ум сразу же приходят распространённые в это же время у балтийских славян трепанации черепа. Ещё один вид "мистических" операций? Что это были за странные гости и чем они занимались в славянских землях? Как жаль, что ответов на эти вопросы уже не найти.


Так же в пределах храма (если я правильно понял) был найден и деревянный амулет с изображением до боли знакомым. Кто-то удивлён гербу Рюриковичей в Волине? Я -нет:)))
w40

Взято из: W. Filipowiak: "Wolin Vineta - die tatsächliche Legende vom Untergang und Aufstieg der Stadt, 1992"

Источник ➝

Янтарь, молоко и навоз: как лечились во Львове во время средневековых эпидемий

Эпидемии из-за инфекционных болезней были распространены на протяжении многих веков. Они зафиксированы еще в Библии.

То, что происходит сейчас в мире вследствие коронавируса, на фоне событий прошлых веков выглядит достаточно оптимистичным. Несмотря ни на что, основная рекомендация по поводу борьбы с болезнью как тогда, так и сейчас, не изменилась — полная изоляция от остального общества в собственных домах.

Янтарь, молоко и навоз: как лечились во Львове во время средневековых эпидемий, изображение №1

Сведения об эпидемиях и других инфекционных заболевания зафиксированы в городских документах, которые сохранились от XIV века в архиве города Львова.

Их собрал и обобщил известный львовский историк-архивист, который жил в XIX веке, Денис Зубрицкий. В «Хронике города Львова» он подытожил то, что удалось записать с архивных документов магистрата городп на протяжении многих веков. Об этом рассказал историк Иван Северянка.

«Зубрицкий описывает, что первая зафиксированная эпидемия была в начале XV века, в 1439 году. В книге написано: «В Польше был голод и мор, поэтому король с семьей и двором переехал на зиму во Львов». То есть конкретно во Львове именно в тот год эпидемии не было. Эпидемии чего именно — не указано, так как для тогдашних людей инфекционные болезни в целом сводились к определению — мор или поветрие. К ним относилась чума, холера, дизентерия и другие болезни», - рассказывает Иван Северянка.

Заболевания тогда распространялись очень быстро за счет антисанитарных условий. Большие города, где люди жили внутри стен, а именно таким городом был и Львов, приводили к большим скоплениям. В населенных пунктах хорошо не убирали, соответственно инфекция распространялась очень быстро.

Янтарь, молоко и навоз: как лечились во Львове во время средневековых эпидемий, изображение №2

«Что касается уборки, то в городе назначали специальных служащих, которые должны следить за уборкой. Ее качество зависело от того, насколько добросовестными были эти люди и насколько им хорошо платили. Если им не платили, они либо убирали, либо нет. Сознание людей была очень низким. Они выливали нечистоты или помои просто из окна на улицу.

А на улице шел так называемый риншток, в котором собирались сточные воды в канализацию. Во Львове были два больших канала. Как пишет Зубрицкий, это были два подземных хода высотой в человеческий рост. Там стекали дождевые воды и то, что выливали жители. А также там текла грязная вода Полтви. Часто жители выбрасывали в те рвы еще и дохлую скотину. Поэтому питьевая вода была некачественная и также усиливала вероятность инфекций », - рассказывает историк.

Рецепты борьбы с эпидемией в Средневековье

Как рассказывает историк, Львов был в довольно выигрышном положении по сравнению с другими городами региона, потому что здесь был высокий уровень образованности правящей верхушки. Все члены Львовского магистрата и городского суда, как правило, были докторами, имели ученые степени по медицине, теологии или праву, учились в европейских университетах. Из-за этого здесь было много медиков по специальности.

«У них к тому времени были прогрессивные представления, как бороться с болезнями. Однако в целом среди ремесленников и купцов уровень сознания и научных знаний был достаточно низкий. Люди боролись достаточно странными методами с заболеваниями.

Среди мещанства существовали необычные представления о том, как надо бороться с эпидемиями. Не карантином, а, например, отпугиванием болезни посредством сжигания навоза. Считали, что если запахом сожженного навоза подкурить камяницу (дом), можно отпугнуть заболевание. Часто с той же целью — отпугнуть болезнь — вывешивали черепа крупных животных. Лошадиные или коровьи черепа подвешивали на цепях, чтобы они качались. Считалось, что тогда болезнь боялась зайти в помещение.

Еще один странный метод — закопаться в навоз по шею.

Аптекари же продавали как лекарство от эпидемии янтарь, растворенный в молоке. Они выдавали это за лекарство. Как это выглядело, неизвестно, потому что, наверное, невозможно растворить янтарь в молоке.

На самом деле лекарств тогда от инфекционных болезней практически не было и врачи пытались вводить карантин », - рассказывает Северянка.

Как в старом Львове внедряли чрезвычайное положение?

Исследователь Львова Илько Лемко в своей книге «Любовь и смерть» описывает тогдашний город во время эпидемии, а в частности, как происходили карантинные мероприятия в городе: «Мор хуже татарина, говорили львовяне, потому что татарина видно, а зараза невидима. Львовская городская власть, обученная последними эпидемиями, сразу начала принимать решительные меры для предотвращения мора и борьбы с ним. Объявлялось состояние «воздушной тревоги» и решительно наказывались все проявления паники. Едва слухи о море достигали Львова, магистрат распоряжался по поводу пургации (чистки) города ...

Все подъезды к городу перекрывались, у Галицкой и Краковской брам и Иезуитской калитки стояла карантинная сторожа и никого из чужих в город не пускали».

Очень похоже все происходит во Львове и в настоящее время — так же, как и несколько веков назад. Дают указания мыть тротуары, запрещают проводить массовые собрания, советуют не поддаваться панике. Средневековые антиэпидемиологические мероприятия в книге Лемко описываются так: «Обязательно надо закрыть все школы и максимально ограничить торговлю, - продолжал дальше бургомистр, - я дам приказ отменить все ярмарочные дни и прикажу торговать только продовольствием и всем необходимым после тщательной проверки. Также желательно запретить цеховые собрания, всевозможные забавы, торговлю изношенными вещами, среди которых могут быть вещи умерших. Зараженных больных надо немедленно направлять в госпиталь святого Станислава, их одежду обязательно сжигать, а умерших нищих прятать за счет города. Надо, чтобы Ципак следил за тем, чтобы на улицах и площадях города не скапливалось много людей, и вылавливали всевозможных безумных и паникеров. В случае, если станут известны отдельные зараженные участки, окопать их окопами и перекопать к ним все дороги.

— На всех брамах домов завтра утром, - добавил староста, - прибить распоряжение магистрата о мерах против мора. Надо призывать людей не контактировать с незнакомцами, не принимать на работу новую челядь и новых братьев или сестер в монастыри. Потому, помните, в прошлый раз мор начался из-за Сидляра из Перемышля, а годом ранее из-за служанки из Сыхова, болезнь которой сначала скрыл ее хозяин. Городской суд должен приостановить рассмотрение всех дел, и только нотариусы должны продолжать оформлять завещания, но исключительно для смертельно больных.

— И наконец, - заключил перечень мероприятий бургомистр, - рекомендовать не посещать бани и не ходить в костелы, церкви и синагоги... ».

Янтарь, молоко и навоз: как лечились во Львове во время средневековых эпидемий, изображение №3

То, что болезнь передавалась в том числе и от духовников, подтверждает и историк Иван Северянка.

«Очень четко зафиксированы в источниках примеры занесения заразы извне. Описание этой болезни оставил Ян Алембек (Иоганн Альнпек) — городской райца, затем бургомистр Львова, человек, который характеризовался высокой образованностью.

Алембек описывает 1623 год, когда монах ордена кармелитов привез мор из Кракова. 15 монахов из монастыря заразились и впоследствии умерли, а из монастыря инфекция распространилась на весь город. Тогда останавливалась работа целого города и горсовета. Алембек так описывает тогдашние события:

«Прекратилась всякая торговля и ремесла, деятельность судов, оборвались все социальные связи. Богатые и все кто только мог, бежали из зараженного города, ища убежища от эпидемии по селам».

Поскольку все члены городского управления бежали или вымерли, власть сосредоточивалась в руках одного человека, бургомистра города Мартина Кампиана. Он остался сознательно, чтобы сохранить в городе хоть какой-то порядок.

В том году жертвами эпидемии стало 20 000 человек во Львове и близлежащих селах », - рассказывает Иван Северянка.

Янтарь, молоко и навоз: как лечились во Львове во время средневековых эпидемий, изображение №4

Кроме страшной эпидемии, в город того года ворвались еще и татары, забрали ясырь, захватив в плен мирных жителей, и опустошили окрестности Львова. Еще одна беда, которая тогда накрыла Львов — пожар, который уничтожил Краковское предместье, где сгорели сотни домов.

«Тогда господствовало мнение, что переносит заразу собственно сам человек. Львовяне еще не знали, что основными переносчиками инфекции являются насекомые, черви, крысы и мыши, - пишет Илья Лемко. — Кто-то распространял слухи, что заразу переносят домашние животные, и тогда от рук хозяев погибало много домашних любимцев — кошек и собак.

Затем во Львове появлялось все больше дворов, забитых досками, и таким образом обозначенных знаком смерти. Люди бежали из города в леса и поля, там умирали, а дикий зверь, поощряемый большим количеством трупов и пустотой дорог и пригородных окрестностей, двигался под стены города. Жители пригородов бросали поля и огороды, прекращалась торговля, обрывались коммуникации с миром, путники, ехавшие неделями и месяцами до желаемой цели, оставались голодные посреди чистого поля, потому что даже придорожные корчмы и шинки запирали. Мародеры грабили дома умерших от заразы».

Эпидемии новых времен

Впечатляющие эпидемии описаны и во времена осады Львова войсками Хмельницкого. Так регент Львова Андрей Чехович, также медик по образованию, пишет: «Бедные люди поддерживали жизнь разве что яблоком и сельдью, а жажду утоляли водой смешанной с грязью, потому что не хватало чистой воды. Через потребления таких продуктов и напитков среди людей начались бесчисленные болезни. Голод многих довел до смерти — к этому добавлялось бесплодие, лихорадка, горячка, дизентерия, которые ничем не удавалось остановить и которые не покидали больных до самой могилы. Весь город — улицы, рынки, кладбище, а особенно место у Катедры, превратились в госпиталя. Нельзя было увидеть ни одного уголка, свободного от больных и невыносимой вони. Этот город не был в таком состоянии и никогда еще не испытывал такого тяжкого гнета и уничтожения граждан. Собрались все несчастья и ударили с такой силой, что казалось их могло быть больше ». Так автор описывает 1648 год.

Аналогичной была ситуация после ухода шведов из Львова 1704 года. Зубрицкий пишет, что после их отступления распространилась эпидемия. Продолжался мор тогда два года.

Эпидемии во Львове были большой бедой, и к ним часто присоединялись войны, голод, нехватка продовольствия, вражеские нападения с разных сторон и неурожаи.

В течение последних двух столетий они были уже не такими частыми — наука ушла вперед, и люди научились сопротивляться инфекциям. Но не всегда. Например, во время эпидемии холеры, которая была в 1830-1831 лет в Галичине умерло почти 35 000 человек. В самом Львове умерла половина из тех, кто заболел. Не обошла Львов и «испанка». В течение 1918-1920 годов грипп унес жизни нескольких сотен жителей города. А это больше, чем погибло от украинского-польского вооруженного противостояния, длившегося в городе в то же время.

Татьяна Яворская

Картина дня

))}
Loading...
наверх