Последние комментарии

  • саша дмитренко
    для идеального государства нужен идеальный народ))) или сменить приоритет потребления на духовное развитие,,что тоже ...Образ идеального государства в философии Древней Греции.
  • Лебедев Алексей
    Если взглянуть на картину и оценить, кто присутствует на стрелке, то окажется, что на ней присутствуют пять эллинов (...Образ идеального государства в философии Древней Греции.
  • Pciha Ivanova
    Клесов так жонглирует галогруппами, что хайли лайкли он - жулик! Но это интересно только специалистам.Клесов Анатолий Алексеевич - шарлатан в науке

Пазырык. Курганы, мерзлота, татуировки

В 2019 году Институт археологии РАН начал оцифровывать и публиковать в Сети отчёты об экспедициях, хранящиеся в научном архиве. В связи с этим мы решили сделать серию материалов о самых интересных и значимых раскопках в советской и российской археологии.

  • Титульная страница отчёта о работе экспедиции С.
    И. Руденко в 1948 году, оцифрованного Институтом археологии РАН в 2019
  • Схема Второго Пазырыкского кургана из отчёта экспедиции С. И. Руденко за 1948 год
  • Бронзовая курильница из Второго Пазырыкского кургана. Фото из отчёта С. И. Руденко за 1948 год
  • Мумия мужчины из Пятого Пазырыкского кургана
  • Колесница из Пятого Пазырыкского кургана (реконструкция)


«Тело мужчины частично освободилось ото льда. Лежало оно спиной кверху. На правой руке и на спине обнаружена татуировка тёмно-синего, почти чёрного цвета на коже коричневатого оттенка. Рука нами (вписано чернилами в печатный текст. – Прим. ред.) ампутирована, рисунок со спины переведён на целлофан, тело обложено льдом. Окончательно ото льда тело освободилось 6 июля. У западной стенки камеры, к северу от тела мужчины, обнаружена оторванная от него левая нога, а к югу – кисть правой руки. Татуировка оказалась и на ногах».

Перед вами не полицейский протокол о найденном весной трупе, а фрагмент отчёта советского археолога Сергея Ивановича Руденко, открывателя Пазырыкских курганов. Находки экспедиции под его началом были сенсационными и будоражащими воображение – учёные обнаружили тела людей и множество предметов их материальной культуры невиданной сохранности. После Руденко Пазырык копали и продолжают копать другие исследователи – учёные не теряют интереса к этой теме. А вот внимание реконструкторов привлекли, в первую очередь, татуировки похороненных в курганах людей. Сегодня их набивают энтузиасты от Москвы до Канады.

Каким образом была открыта забытая культура? Откуда пришли древние пазырыкцы, чем они жили и во что верили? Что означают их модные теперь татуировки? Мы расскажем обо всём с самого начала.

Археологические работы в могиле кургана № 2 памятника Пазырык

Секретная миссия археологов

«В 1924 году Сергей Иванович Руденко был отправлен Русским музеем на Алтай. Надо сказать, что изначально ему поставили не только научные задачи – нужно было оценить обстановку и настроение населения на советской границе. Такие экспедиции посылались тогда в разные регионы под предлогом проведения этнографических, археологических и других исследований. В 1920-е ходили слухи, что часть жителей Алтая хотят отделиться, как это произошло в Туве (в состав РСФСР Тува вошла только в 1944 году). Получается, что Руденко послали в своеобразную разведку. Ну и заодно, для прикрытия, он проводил там научные изыскания»,  рассказывает профессор Алтайского государственного университета Алексей Тишкин.

Пробыв некоторое время в Барнауле, участники экспедиции на лошадях отправились в дикий и слабоизученный горный Алтай. В урочище Пазырык на реке Улаган они обнаружили группу крупных курганов. Надо сказать, что курганы на Алтае находили и раньше. Например, ещё в 1865 году в Уймонской долине (ныне это Усть-Коксинский район Республики Алтай) и в Берельской степи (Восточный Казахстан) Василий Васильевич Радлов частично исследовал два «царских» кургана – Большой Катандинский и Большой Берельский. Найденные Радловым предметы очень похожи на те, что потом открылись в результате раскопок Пазырыкских курганов. Особенно известен «катандинский кафтан», который сегодня экспонируется в Государственном историческом музее. В своих послевоенных работах Руденко использовал результаты исследований Радлова, а его коллеги проводили дополнительные работы на Большом Катандинском и Большом Берельском курганах.

 

Сергей Иванович Руденко

Репрессии и суеверия – против археологии

Раскопки в урочище Пазырык растянулись на многие годы: Первый Пазырыкский курган вскрыли через 5 лет после обнаружения, в 1929 году, затем исследования возобновились только после войны, в 1947, когда была сделана основная масса находок. Работы на Пятом Пазырыкском кургане продолжаются и сегодня.

Раскопки Первого Пазырыкского кургана проводил участник экспедиции Руденко и его молодой коллега Михаил Петрович Грязнов. Его исследования дали ошеломляюще богатый материал, и всё, казалось бы, предвещало новые открытия. Однако тут в дело вмешалось государство:

«Долгое время материалы экспедиции не были опубликованы в связи с тем, что Руденко был в 1930 году арестован по сфабрикованному делу. По сути, ему даже не вынесли приговор. Однако, будучи человеком грамотным, Руденко не пропал в лагерях. После заключения он остался там работать, а в 1938 был переведён в Гидрологический институт. Благодаря хорошему естественнонаучному образованию даже защитил докторскую диссертацию в области технических наук», –рассказывает Алексей Тишкин.

Пока Руденко был в заключении, Михаил Грязнов опубликовал в 1937 году небольшую книгу про первый Пазырыкский курган. За годы войны он хорошо проработал материал и защитил в 1945 году по этой теме диссертацию. Затем вышла книга «Первый Пазырыкский курган», где Грязнов был обозначен как единственный автор. Из-за этого издания и возник конфликт между Руденко и Грязновым, который продолжался до конца жизни учёных.

Михаил Петрович Грязнов

«На Алтай Руденко вернулся в 1947 году. Поначалу он пытался найти с Грязновым общий язык, и первый год они проработали вместе, но потом окончательно разошлись из-за разной методики раскопок. Руденко использовал подход, при котором курган полностью не исследовался. Прокладывалась траншея и вскрывалась могила. При этом Сергей Иванович был хорошо образованным человеком, имел дореволюционную степень магистра географии и в годы войны стал доктором технических наук. Михаил Петрович Грязнов не закончил университет, но отличался своим тщательным отношением к археологическому материалу. Но, как это бывает со многими исследователями, когда Грязнов заканчивал обрабатывать результаты раскопок, у него пропадал к ним интерес. Из-за этого многие его открытия не были доведены до подробных публикаций и обобщений. Впрочем, он был бесспорно везучий и талантливый исследователь, много сделавший для изучения истории Южной и Западной Сибири», – рассказывает Алексей Тишкин.

С 1947 по 1949 год Руденко раскопал Второй, Третий, Четвёртый и Пятый Пазырыкские курганы. Организация раскопок в Горном Алтае (и сегодня – не самом освоенном регионе России) представляла собой нетривиальную задачу. Все необходимые материалы приходилось завозить, а условия жизни были более чем спартанскими. Тем не менее, экспедиция исправно получала финансирование, а из городов Европейской России приезжали необходимые специалисты. Сегодня на раскопках часто можно видеть студентов младших курсов исторических факультетов, приезжающих туда на археологическую практику. Они и выполняют основной объём земляных работ, не требующих специальной квалификации. В только что пережившей войну разорённой стране привлечь к раскопкам большое количество молодых людей на далёком Алтае было невозможно. Поэтому Руденко пришлось нанимать за деньги местных жителей. Кстати, одним из его сподвижников в тот период был Лев Николаевич Гумилёв, знаменитый автор теории пассионарности, породившей бурные споры, но так и не принятой академической наукой.

Не обошлось у археологов и без неожиданных препятствий. Местное алтайское население не одобряло желание учёных раскопать древние курганы, которые люди если и не почитали, то уж точно побаивались. Никто не хотел тревожить мёртвых. Проблема была решена вмешательством государственных органов. В довоенный период Руденко и отдельные участники экспедиции получили табельное оружие «на всякий случай», усиливалась борьба с «религиозной отсталостью», уменьшившая авторитет шаманов. Впрочем, много не изжито и сегодня:

«Например, мы исследовали на территории Алтайского края курганы раннего Средневековья, кругом села с русским населением. Прошел сильный град. Реакция местных жителей – это археологи виноваты, они курган раскопали! И это в XXI веке», – смеётся Алексей Тишкин.


Пазырыкские курганы. Фото http://улаган-адм.рф/urochishce-pazyryk-pazyrykskie-kurgany....

Раскапывая Пазырыкские курганы, археологи обнаружили, что их… опередили. В отличие от Руденко и его коллег, преследовавших исключительно научные цели, их предшественников к курганам привела жажда наживы. Кем же были эти загадочные грабители, покусившиеся на захоронения, которые даже современные алтайцы предпочитают не трогать? В науке на этот счёт есть две основных версии. Согласно первой, ограблением курганов занимались сами пазырыкцы. Это могло произойти, например, после смены правящей династии. Новые хозяева жизни не только грабили, но стирали память о предыдущих властителях.

Согласно другой версии, которую разделяет и Алексей Тишкин, ограбления произошли в хуннуский период, когда сильно изменился состав населения Алтая и пазырыкская элита была, судя по всему, уничтожена. Пришедшие иноземцы не испытывали никакого страха перед захоронениями покорённого населения и без зазрения совести обогащались за их счёт.

Мерзлота

Пазырыкские курганы вполне могли бы остаться «одними из». Мало ли найдено кочевнических погребений раннего железного века? Мировую славу Пазырыку принесла фантастическая сохранность тел погребённых и положенных с ними вещей, «погребального инвентаря», как выражаются археологи. Как же это объяснить, ведь в нормальных условиях все органические материалы должны были давно разложиться?

Дело в том, что внутри погребений возникла мерзлота, как бы законсервировавшая тела и предметы. Однако пояс вечной мерзлоты происходит гораздо севернее Алтая, откуда она в Южной Сибири? Алексей Тишкин так объясняет это явление:

«Мерзлота в Пазырыкских курганах не имеет никакого отношения к вечной мерзлоте. Она самостоятельно возникла в виде линзы под курганами. Для того, чтобы это понять, нужно представить себе устройство пазырыкских гробниц. Под большой каменной насыпью находится огромнейшая яма, в которой сооружён деревянный сруб. Его потолок покрывался берестой и кустарником, а сверху всё заваливали камнями. При такой конструкции вода проникала в погребальную камеру, там замерзала и уже не могла растаять. Ситуацию усугубили грабители. Через их проходы вода полностью заполняла не только сруб, но и остальное подкурганное пространство. Все предметы внутри просто замёрзли – как в холодильнике. Даже в нетронутых грабителями курганах набиралось много воды. Находившиеся внутри деревянные вещи всплывали, а потом как бы врастали в лёд».


Внутреннее устройство Пятого Пазырыкского кургана. Схема С. И. Руденко

Скифы по Геродоту

Однако не только лёд сохранял тела пазырыкцев: они и сами заботились об этом. Останки людей несут явные следы бальзамирования. Умершему человеку делали трепанацию черепа и извлекали мозг (второй вариант – через нос). Также удаляли и остальные внутренности, а на разрезы накладывали швы – для своего времени пазырыкцы были неплохими хирургами. Любопытно, что сделанная учёными реконструкция погребального бальзамирования очень похожа на тайный обряд, который, по свидетельству древнегреческого историка Геродота, проводили древнеегипетские жрецы. К сожалению, мы не можем уверенно говорить, случайно ли такое сходство или пазырыкцы и древние египтяне почерпнули технологии сохранения тела умершего из общего источника. Для бальзамирования также применяли специальные составы, а тела часто набивали травой и землёй, которым в индийской и иранской культуре приписывается живительная сила. Упоминания об этом встречаются, например, в упанишадах 

Таким образом, тела не просто сохраняли, но и как бы подготавливали их к новой жизни.

 

«Укокская принцесса» была найдена в 1993. Тело этой пазырыкской женщины показывает, насколько действенными были древние способы мумификации

Учёные предполагают, что мумификации подвергались только представители знати, прочим же она была недоступна. Бальзамированные тела окружали богатыми погребальными дарами, которые должны были обеспечить достойное существование умершего в будущей жизни. Из отчёта экспедиции Руденко об исследовании Второго Пазырыкского кургана:

Кожаная фляжка с изображением грифона и тетерева

Найденные археологами семена конопли вновь возвращают нас к «Истории» Геродота, описавшего употребление конопли скифскими воинами. Говоря о сочинении древнегреческого историка, нужно обратить внимание ещё на один интересный момент. По мнению Алексея Тишкина, описанные Геродотом скифы больше похожи на пазырыкцев, чем собственно на причерноморских скифов. Например, они используют очень похожий погребальный обряд:

«После смерти царя там тотчас выкапывается большая четырёхугольная яма; по изготовлении её принимаются за покойника и воском покрывают его тело, но предварительно разрезают ему живот, вычищают его и наполняют толчёным купером, ладаном, семенами сельдерея и аниса, потом сшивают и везут в повозке к другому народу <…> труп хоронят в могиле на соломенной подстилке, по обеим сторонам трупа вбивают копья, на них кладут брусья и всё покрывают рогожей. В остальной обширной части могилы хоронят <…> лошадей, первенцев всякого другого скота и золотые чаши, — серебра и меди цари скифов совсем не употребляют; после этого все вместе устраивают большую земляную насыпь, прилагая особенное старание к тому, чтобы она вышла как можно больше» (Геродот. История. 4:68).

Говоря об этом, мы вплотную подходим к проблеме происхождения пазырыкцев.

Кто такие пазырыкцы?

Нет сомнений, что пазырыкцы – это не коренное население Алтая. Они мигрировали туда из какого-то другого региона в VI до н. э. Судя по всему, прародина носителей пазырыкской культуры – Бактрия, расположенная на востоке Ирана. Их уход с насиженных мест можно связать с бурными событиями ближневосточной истории: скорее всего пазырыкцев просто «выдавили» более сильные соседи. По дороге они вобрали в себя другие, более мелкие народы. Безусловно, элита пазырыкцев имела иранские корни. Это подтверждают как генетические исследования, так и изучение искусства. Например, знаменитый пазырыкский ковёр выполнен в иранском стиле.

Пазырыкский ковёр

Сам открыватель пазырыкцев Сергей Иванович Руденко считал их юэчжами – кочевым племенем, разбитым гуннами и бежавшим от них на север. Эту гипотезу нельзя как полностью отвергнуть, так и согласиться с ней. Вероятно, юэчжи могли соединиться с пришедшими с запада иранцами в одном политическом образовании.

Алексей Тишкин рассказывает: «Если нанести на карту курганы пазырыкской культуры, то окажется, что все они укладываются в границы той территории, которую мы сегодня называем Алтаем. Севернее пазырыкцев располагалось мощное объединение племён, обозначаемое как каменская культура, где, кстати говоря, тоже найдены огромные «царские курганы». Между двумя культурами проходит чёткая граница: пазырыкцы не выходили в степь, а каменцы не лезли в горы. К востоку от них жили представители тагарской археологической культуры, также очень мощной».

По своему антропологическому типу пазырыкцы были типичными европеоидами. Правда, в одном из царских курганов был найден человек с явно монголоидными чертами. Кем он был? Возможно, политическим мигрантом, бежавшим от преследования, или полководцем, приглашённым на службу и захватившим власть? Увы, письменных источников, которые могли бы пролить свет на эту загадку, у нас нет.

Погибла пазырыкская культура в конце III века до н. э. по вине сюнну. Согласно китайским источникам, в 201 году до н. э. шаньюй Модэ (царь сюнну) совершил северный поход. В результате была завоёвана Южная Сибирь и покорён Алтай. По всей видимости, всю пазырыкскую элиту либо перебили, либо ассимилировали. В то же время исчезают и археологические следы пазырыкцев.

«Знаете, в чём важность пазырыкской культуры для исследований? Она разделила кочевой мир на два периода – допазырыкский и постпазырыкский. Придя с запада на восток, новое население вклинилось в развитие центрально-азиатских народов. Лишь после падения пазырыкского объединения снова возобновился процесс формирования новой культуры под влиянием сначала хунну, потом сяньби и жужаней. Потом на этой основе формируется тюркская общность, приходят кыргызы, найманы, монголы…», – рассказывает Алексей Тишкин.

Татуировки

Безусловно, одна из самых интересных и волнующих современного человека черт культуры пазырыкцев – это их татуировки. Обнаруженные ещё экспедицией Руденко, они по-настоящему раскрылись уже в 90-е, когда современные технологии позволили не только исследовать, но и показать их людям. С тех пор известность Пазырыка только росла.

«Я сделал свою первую пазырыкскую татуировку 10 лет назад, – рассказывает управляющий партнёр агентства исторических проектов «Ратоборцы» Алексей Овчаренко. – Тогда я впервые познакомился с этой культурой и был под впечатлением от того, насколько досконально можно реконструировать быт людей, живших 2,5 тысячи лет назад. До нас дошли не обрывки и черепки, а целые кафтаны, ковры, оружие… С другой стороны, от пазырыкцев не сохранилось никаких письменных источников, поэтому, как бы мы ни хотели, залезть к ним в голову не получится, можно только строить предположения о том, как они относились к себе и к миру».

Алексей Овчаренко

«В Пазырыке меня всегда привлекала воинская культура. Есть предположение, что пазырыки в бою обнажали своё тело, показывая врагу татуировку. И в этом есть вызов, провокация, потому что обычные кочевники, наоборот, никогда не раздевались. Пазырыкцев, если хотите, можно сравнить с дотракийцамии из «Игры престолов». 
 
После моей первой татуировки (это был барс) у нас в клубе «Ратобор» началось настоящее поветрие: за несколько лет чуть ли не половина участников сделали их себе. Была даже девушка-художница, которая хорошо уловила этот стиль и создавала собственные эскизы, которые от настоящих было не отличить».

Татуировки характерны для многих бесписьменных народов. Они служили не столько для украшения, сколько для передачи информации. Посмотрев на татуировки незнакомца, знающий человек мог многое сказать о его возрасте, роде занятий и статусе. Сегодня учёные изучают татуировки на мумифицированных телах при помощи инфракрасного излучения. Недавно в Государственном Эрмитаже для сравнения были также отсканированы останки знатного представителя каменской культуры – никаких следов татуировок. В свою эпоху пазырыкцы были единственным народом Южной Сибири, украшавшим тела людей таким способом.



Татуировки на теле мужчины из Второго Пазырыкского кургана

«Пазырыкские татуировки – это отражение определённого мира, конкретных мировоззренческих представлений и социальных отношений в обществе древних кочевников, — рассказывает Алексей Тишкин, — это своеобразный язык звериных образов, который нужно научиться понимать. Я бы не советовал делать аналогичные татуировки в качестве подражания без понимания их смысла, иначе можно попасть, мягко говоря, в неловкое положение. Много споров было по поводу оценки уровня социальной организации пазырыкцев. Скифо-сибирский звериный стиль – это, если хотите, оригинальная форма письменности, которой пользовались пазырыкцы. Данное обстоятельство, наряду с другими, соответствует началу формирования раннегосударственного уровня».

Каков же итог? За почти 90 лет, которые прошли со времени раскопок Первого Пазырыкского кургана, из небытия истории вышла яркая и не похожая ни на что другое человеческая культура. Обнаружение и исследование Пазырыка – целиком и полностью заслуга археологии. Без неё мы бы не узнали даже о существовании такой культуры, ведь в письменных источниках о ней ни единой строчки. Открытие Пазырыка — это большое событие для всей исторической науки. Более того, эта культура шагнула за пределы академических журналов и монографий: реконструкторы и просто интересующиеся историей люди по всему миру по достоинству оценили её красоту и самобытность. И вот, по улицам Москвы ходят люди с татуировками, которым 2,5 тысячи лет. Это ли не связь времён и традиций? Наконец, хочется спросить: а сколько ещё таких пазырыков, разбросанных по всему миру, до сих пор ждёт своих открывателей? Вероятно, не один и не два. А значит, не стоит думать, что человеческая история уже давно познана и известна.

 

Источники и литература:

  1. История Алтая: в 3-х т. Т. 1: Древнейшая эпоха, древность и средневековье / под общ. ред. А. А. Тишкина. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та; Белгород: Константа, 2019.
  2. Интервью с Алексеем Алексеевичем Тишкиным. Москва – Барнаул. 2019
  3. Руденко С. И. Отчёт о раскопках Пазырыкских курганов в 1948 году. Электронная публикация на сайте Института археологии РАН. URL: https://www.archaeolog.ru/media/reports/%D0%A0-1_%E2%84%96%20206.pdf
  4. Руденко С. И. Горноалтайские находки и скифы. М. – Л., 1952.
  5. Тишкин А. А., Дашковский П. К. Социальная структура и система мировоззрений населения Алтая скифской эпохи. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2003.

Популярное

))}
Loading...
наверх