Свежие комментарии

  • Михаил Бутов
    Gerry Embleton - известный в Европе иллюстратор и реконструктор военного костюма разных времён и народов. Он хорошо с...Армии волжских бо...
  • Алексей Андреевич
    нарисовали и нарисовалиАрмии волжских бо...
  • Никифор
    Спасибо! Упоминаний совсем чуть...Наших вестей о том прошлом гораздо больше..Описание Новгород...

Конец римской Британии: оценка англосаксонских вторжений V столетия.

Конец римской Британии: оценка англосаксонских вторжений V столетия.

Вильям Беккен. Конец римской Британии: оценка англосаксонских вторжений V столетия.

Введение

Конец римской Британии: оценка англосаксонских вторжений V столетия.

Годы, прошедшие со времени краха римского правления в Британии в начале пятого века и до прибытия св. Августина в конце шестого явились периодом существенных изменений. В течение этого времени обычаи народа, его язык и государственные учреждения были полностью изменены 1. Германцы заменили британских кельтов, или, по крайней мере, стали существенной частью населения равнинной Британии 2. Германские диалекты сменили латынь или кельтский и хаотично переплелись, а враждующие наследственные монархии заняли место централизованно управляемых римских провинций. Поскольку эти изменения происходили в то время, когда германские переселенцы являлись язычниками и не знали грамоты, этот процесс был описан 3 весьма скупо.

Традиционно считается, что первый вооруженный отряд германцев прибыл в Британию в середине пятого столетия в качестве наемных войск по приглашению проримского британского правительства. Когда по заключенному соглашению правительство не сумело более снабжать их, эти войска восстали. Восстание затронуло существенную часть страны. Затем первые поселенцы пригласили присоединиться к ним своих родичей с континента.

В начале шестого столетия стремительное распространение германских народов по стране на какое-то время было приостановлено бриттами, но с середины шестого века германцы снова начали расширяться. Ко времени прибытия Августина, они контролировали большинство равнинных земель и распространились на север и запад.

Кельты использовали название "саксы" обобщенно для описания всех встречающихся им германских народов. Таким образом, это, вероятно, указывает на превалирующее участие саксов в ранних набегах и поселениях среди множества других племен, вовлеченных в завоевание. Знаменательно, что Британия стала называться не Саксонией 4, а Англией, по имени народа англов.

Первоисточники

Существуют как бриттские, так и английские, а также зарубежные литературные источники, описывающие прибытие в пятом веке германских племен. Большинство этих источников отдаленны по времени и месту от событий, которые они описывают, и поэтому обращаться с ними следует очень осторожно.

Exidio Britannae, написанное монахом Гильдасом в середине шестого века, самый близкий к тому времени источник, имеющийся в нашем распоряжении. Однако, цель Гильдаса состояла в призыве правителей, современных ему, к раскаянию, а не в повествовании истории. Там, где он обсуждает исторические события, Гильдас, должно быть, трактовал истину так, как ее понимал. Люди, для которых он писал, узнали о событиях, им описываемых, и это должно было оправдать его стремление исказить истину. Гильдас знал об обращении бриттов к Аэцию и о поселениях саксов в качестве федератов "гордого тирана" 5. Он также правильно использует технические термины вроде epimenia и hospites, что указывает на возможный доступ к официальным архивам 6. Из островных свидетельств большинство источников размещает рождение Гильдаса сорока четырьмя годами позже сражения у Холма Бадон, которое обычно датируется ок. 500 г. 7. Иан Вуд, тем не менее, полагает, что Гильдас говорит о том, что со времени первых побед Амброзия и до Бадона прошло 43 года, и что с Бадона прошел один месяц, а это датирует время написания Гильдасом [своей работы] приблизительно 500 годом вместо 540 8. Очевидно, что Гильдас писал, когда Маелгун, бриттский король северного Уэльса, умерший приблизительно в 547 г., был еще жив 9. Поэтому, середина шестого столетия является датой наиболее вероятной.

Historia Brittonum Ненния - второй британский источник. Ненний, вероятно, писал в девятом столетии. Его работа, составленная весьма посредственно, тем не менее, содержит некоторую информацию, не найденную в других ранних источниках.

Беда, который закончил свою Церковную историю народа англов в 731 г., является одним из наилучших источников, с особой тщательностью соотносивший и датировавший свою информацию. Беда был монахом (VIII в.) в Нортумбрии, где в то время, когда он писал, заметно развивалась наука. Через церковь он был хорошо информирован относительно Кента, а также был связан с членами королевской семьи в Нортумбрии {см. рис. 1} 10. Так как франкская принцесса Берта, вышедшая замуж за короля Этельберта Кентского приблизительно в 560 г., привезла с собой епископа-франка в качестве капеллана, то, возможно, что письменные источники, начиная с периода этого времени, были доступны Беде. Ссылка на годы царствования римских императоров в некоторых сочинениях Беды свидетельствует об античных источниках его информации. Беда, излагавший народные предания того времени, соотносил их, когда это было возможно, с письменными церковными документами. Едва ли, он в целом ошибался в большинстве случаев 11. Для своей ранней истории Беда, прежде всего, использовал Гильдаса, добавляя свои сведения из доступных ему королевских списков. Также он добавил, как понимал, континентальную предысторию народа англов 12.

Англосаксонская хроника составлялась при дворе короля Альфреда Великого Уэссекского в конце девятого столетия. Ранние вхождения в Хронике идут из устных традиций о королях западных саксов (Уэссекских), а так же, вероятно, из героической поэзии, которая была искусственно загнана в рамки историографии. Даты в хронике, видимо, были догадками летописца, пишущего тремястами годами после того, как произошли 13 события. Эти даты в лучшем случае проставлены по традиции, в худшем - произвольно 14. Очевидное дублирование повествований, описывающих высадку и сражение с разницей в девятнадцать лет Кердика и Кинрика, и Стуффа и Витгара предполагает, что описываются продублированные предания об одном и том же событии, отделенные одним Пасхальным циклом в девятнадцать лет. Это объясняет отсутствие затянувшейся войны у Гильдаса 15. Трудность в определении местоположения некоторых из сражений, описанных в хронике, является другим признаком ее древности. В описании сражений в Кенте после прибытия Хенгеста и Хорсы, места подобно Ypines Floet (Иббсфлит?) и Aguiles Threp (Эйлесфорд?) могут быть определены, только при использовании иных ключей в других местах текста 16. Существует латинская версия Англосаксонской хроники, хроника Этельверда, которая, вероятно, содержит информацию также и из иных источников. Иногда, ею можно пользоваться для дополнения Англосаксонской хроники.

Все вышеуказанные источники датируют Adventus Saxonium приблизительно 450 г., подразумевая начало поселения англов в Британии. Это случилось потому, что Adventus было начальным событием процесса, который смогли датировать 17. Тем не менее, археологические находки указывают, что ранние авторы описывают конец процесса миграции, а не его начало.

В дополнение к источникам бриттов и англов, византийский историк Прокопий приводит небольшую информацию о Британии, которую он, очевидно, получил от англов, находящихся в посольстве франков к императору Юстиниану. Зосима, писавший в шестом столетии, знал, что император Гонорий отклонил просьбу бриттов о военной помощи 18.

Vita Sancti Germani относит поездки Германа в Британию для обсуждения теологических разногласий к 440-х гг. и производит картину Британии на этот период времени. Во время посещения Германа, остров все еще управлялся бриттами. Встреча Германа с бриттами прервалась набегом саксов, который тогда не оказал никакого серьезного воздействия.

Другие Жития святых приводят информацию, которая подтверждает описание Гильдасом брошенных городов и упадка жизни вообще. Cв. Фадей {St Thadeus} описывал посещение виллы недалеко от Чепстоу, чей владелец стремился предоставить ему отопление для ванны, но только в конце недели. Много британских городов, возможно, напоминали пустынный римский город в Бретани, посещенный св. Павлом Аврелианом. Cв. Кутберт описал, какой вид ему открылся в пустынном Карлизле 19.

Археология

Археология значительно дополняет наши знания о переходном периоде новой информацией. Свидетельства, добытые непосредственно археологией свободны от ошибок, допущенных переписчиками и редактором, но восприимчивы к неправильной интерпретации и потому должны применяться очень тщательно. Хронология английских находок требует сопоставления подтверждений, как в Англии, так и на континенте с монетами или другими материалами, которые могут быть неопровержимо датированы. В связи с этим, приблизительная хронологическая последовательность была дополнена, прежде всего, на основании различий в стилях керамики и драгоценностей 20. В большинстве своем, полученные находки – это предметы погребений, многие из которых имеют тенденцию сохраняться достаточно долго. Для определения хронологических признаков необходимо смотреть на все могильные находки как на семейные реликвии и не исключать возможности грабежа могил. Виды керамики, брошей, застежек и наконечников копий датированы 21 на сегодня довольно прилично. В дополнение к хронологии они, особенно керамика и броши, могут использоваться в качестве свидетельства в определении континентальной родины различных групп иммигрантов. Существовал постепенный переход от кремации на раннем периоде поселения к ингумации, поскольку англы пребывали под влиянием британских обычаев, особенно, после принятии ими Христианства. Это произошло как в Англии, так и на континенте. Тем самым, кремация указывает на наиболее раннее погребение. Языческие захоронения обычно снабжались погребальными предметами, которые делают их превосходными источниками информации.

Археологические памятники романских бриттов найти довольно сложно. Они, возможно, продолжали применять предметы длительного пользования, произведенные в римский период, настолько долго, насколько это было возможно, и затем уже заменяли их вещами из менее прочного кожаного и деревянного материала

Кроме того, на покинутых местах хуже всего сохранились самые крайние слои. Это потребовало специальной техники для восстановления верхних фрагментов останков деревянных строений. И когда подобная техника была задействована, археологические исследования все же указали на значительное сокращение населения и уровня жизни бриттов, оставшихся в юго-восточной и центральной Англии 22.

Археологическое находки указывают на то, что задолго до пятого века 23 германские отряды находились в той области, что позднее стало называться Англией. Римляне использовали вспомогательные отряды со всего мира, чтобы обеспечить гарнизоны для своих военных сооружений. Так, из римских источников, мы знаем, что германские дружины были размещены на валу Адриана. Эти дружины не оставили после себя идентифицированных артефактов, т.к. имели римскую экипировку. К четвертому веку римляне вербовали германские войска под началом своих собственных предводителей и со своим собственным снаряжением. Находки показывают, что германские дружины охраняли города и дороги в Англии, начиная с четвертого столетия. Много керамики, которая идентифицирует германцев, было найдено на Саксонском Берегу, где, оказывается, были размещены вспомогательные отряды. Обнаруженные кремационные кладбища датируются временем, исчисляющимся задолго до конца римского правления в Британии. Эти ранние кладбища обычно концентрировались около римских городов, фортов или дорог. Рисунок их размещения подобен тому же кругу, что украшает керамику, выполненную в саксонском стиле, называемым римско-саксонским фаянсом. Эта керамика, очевидно, была сделана британскими гончарами для торговли с германцами 24.

Броши, обычно используемые для застегивания одежды, - важный признак определения даты и происхождения. Форма и тип художественного оформления различались между племенными группами. Круглые и одинаковые нарукавные броши являлись обыденными для саксов, тогда как англы и юты предпочитали крестообразные. Кроме того, застежки на запястьях были обычны среди англов 25. Способ изготовления керамики, так же как и брошей, имел свои особенности. Англы и юты использовали прямоугольный рисунок украшения, в то время как саксы применяли более округлые стили. Кроме того, декоративный оттиск был присущ саксонской керамике и не использовался англами и ютами 26.

Владение оружием в период поселений было почти обязательным и, поэтому, оружие обычно помещалось в могилы. Копья были наиболее распространены; типичный железный наконечник приклепывался к ясеневому древку. Также были найдены щиты из древесины липы с кожаным покрытием и железным умбоном в центре. Ножи и мечи были слишком ценны, чтобы быть помещенными в могилы обычных воинов и фермеров и являлись, таким образом, признаком аристократии. Мечи, используемые большинством германской знати, являлись семейной реликвией и передавались из поколения в поколение 27. Шлемы и стрелы встречаются в захоронениях значительно реже.

Характерное утопленное в землю строение являло собой наиболее распространенный тип жилья, присущий англам. В Саттоне Коуртней типичный дом был длиной в 3,5 метра, шириной в 2,7 метра и погружен на 5 метров ниже уровня (см. рис. 2) 28 земли.

Изучение топонимов

Изучение топонимов может предоставить дополнительную информацию, касающуюся взаимодействия народов Британии времен германских вторжений, однако же, при этом, оно должно использоваться осмотрительно. В большинстве случаев, информация топонима используется для предоставления дополнительных данных и не может применяться в одиночку в качестве подтверждения древних источников. За время, прошедшее от пятого до двадцатого столетия, топонимы претерпели многочисленные изменения. В неграмотном обществе во избежания путаницы существовала потребность во всевозможных многочисленных топонимах, но названия эти не записывались, по крайней мере, до седьмого столетия, и их основное количество впервые было зарегистрировано лишь в Книге Судного Дня после нормандского завоевания, и, соответственно, они и далее продолжали искажаться франкоговорящими духовными лицами 29. Хронологически, топонимы не имеют различий лишь в промежутке времени, меньшем, чем 50 лет 30.

Топонимы с латинскими приставками указывают на то, что контакт между поселенцами и говорящими на латыни аборигенами все еще имел место. Wic (vicus), ecles (eccles) и funta (fontana) – их примеры. Wic, главным образом, объединенное с ham, вероятно, указывает на поселение, связанное с маленьким римским участком vici. Три четверти таких мест - в пределах одной мили от римской дороги, и половина - вблизи известных римских деревень или вилл 31. Ecles, от ecclesia, подразумевает, по крайней мере, распознаваемые останки Христианской церкви, а funta предполагает местоположение не далеко от римского участка с фонтаном 32.

Топонимы, заканчивающиеся на -ham, -ingaham и -ingas - признаки германского поселения. Ham означает поселение, ingaham поселение отдельных людей, а ingas - обозначение клана.

Некоторые топонимы сохраняют названия сонма языческих богов. Фриг, Грим, Тунор, Тив и Воден известны 33 всем. Они располагаются на востоке и юге, где найдены самые ранние поселения. Любой топоним с такими языческим подтекстом, конечно, указывает на дохристианское происхождение, или же на такую древнюю дату, что языческие значения были просто забыты.

Римские названия в Англии, в отличие от Галлии, где они сохранились, были утрачены. Это указывает на то, что hospitalitas, вероятно, не использовались для поддержки наемников и воинов, как это было во франкской Галлии 34.

Топонимы бриттского происхождения в равнинной Британии, ограничивались природными особенностями местности, которые требовали немедленной идентификации, понятной как вновь прибывшим, так и аборигенам. Они указывают на сохранившее некоторое положение коренное население. Названия нескольких городов, портов и крепостей, имеющих римское происхождение, были переняты с небольшими изменениями. Они обычно имели береговое расположение, либо иные немаловажные удобства, которые были бы известны купцам и морякам. Многие объединены с другим словом, заимствованным из латыни, castra, в его английской форме caester, которое позже стало либо cester, либо chester, как, например, Винчестер, который являлся римским Вентой. Другие были просто известны в качестве укрепленного участка, но римское название было утеряно, например, Честер или Кастор-на-Волдсе 35. Замечание, высказанное Стентоном в 1940 г. относительно топонимов справедливо до сих пор: "заключения… далеко выходят за пределы научной точности" 36.

Континентальные источники

Около 100 г. н.э. Тацит размещал саксов на перешейке полуострова Кимбрик в современном Гольштейне. В середине второго столетия 37 там же их разместил Птолемей. Между ок. 250 и 450 гг., по крайней мере, некоторые из саксов, переместились по побережью на запад и обосновались среди фризов в их насыпных селениях 38.

После нанесения поражения Сиагрию в 486 г., франки контролировали северную Галлию и были в состоянии оберегать ее от вторжения других варварских племен. В последних двух десятилетиях пятого столетия франки, вероятно, силой вынудили германские племена, желавшие мигрировать, вместо Галлии двинуться в Британию 39. Используя информацию из франкских источников, Прокопий называл жителей Британии англами, фризами и бриттами 40. Фризы Прокопия, видимо, были включены в британские источники вместе с саксами 41. Существует англо-фризская керамика, которая обычно присутствует среди находок юго-восточных кладбищ Британии, но никаких фризских королевств или развитых институтов там не существовало, вот почему Беда игнорировал их 42.

Беда заявлял, что захватчики прибыли от континентальных англов, саксов и ютов 43. Вероятно, Беда сократил очень сложную ситуацию до простых определений. Беда поместил англов к северу от Темзы, саксов к югу от Темзы и в Уэссексе, а ютов в Кенте и на острове Уайт. По Беде, англы прибыли из Ангулуса, современный Шлезвиг, в котором до сих пор существует местечко, именуемое Ангельн. Саксы прибыли с побережья между Эльбой и долинами Везера, а юты проживали к северу от англов на датской Ютландии или в Гольштейне 44.

Другие литературные источники указывают на возможное присутствие франков среди иммигрантов. Археология указывает также на присутствие свевов, алеманнов, шведов и данов. Это не удивительно, если мы предполагаем, что Volkwandering составлял наивысшую степень смешения культур между Эльбой и Эмсом, откуда вышло 45 большинство переселенцев в Британию.

Раскопки в насыпных деревнях, проведенные в Голландии и Германии, указывают на существенный рост поселений в течение миграционного периода. Феддерсен Вьерде к северу от Бремерхафена имел множество небольших насыпей, которые в первом столетии н.э. были связаны между собой и составлял примерно тридцать домов. Во втором столетии он увеличился приблизительно до пятидесяти домов. Позже появились бронзовые и медные орудия труда. Поселение опустело в середине пятого столетия. Так как керамика, найденная во Феддерсен Вьерде, подобна найденной в Муккинге на Темзе, заманчиво было бы предположить переселение населения из этого местечка в Англию. Другие насыпные деревни, в которых были произведены раскопки, имеют подобную историю 46.

Подтверждения ранних поселений

Археологические находки, в виде блюдцевидных брошек и саксонской керамики подтверждают, что поселения саксов образовались в восточной и южной части Британии в четвертом столетии. В то же самое время, наряду с римскими участками, на севере начинают появляться кремационные языческие кладбища. Для обороны были возведены прибрежные форты, и римский титул "comes litoris Saxonici" возник в конце четвертого столетия, возможно, уже при посещении Констанса в 343 г. В 372 г. король алеманнов Фраомар был послан в Британию в качестве трибуна для командования соплеменниками, прибывшими с ним, а может быть, теми, которые уже находились там. Несколько случайных археологических находок на севере указывают на присутствие алеманнов в это время 47.

Характерные утопленные в землю хижины, расположенные в конце улицы римской эпохи в Кентербери – подтверждение присутствия германских отрядов внутри города в пятом столетии. Дорчестер-на-Темзе имел подобные хижины, а также связанное с ними кладбище англов за городскими стенами. Так как во многих местах обнаружено продолжительное непрерывное проживание, создается впечатление, что некоторые города, могли перейти в руки англов непосредственно во время восстания 450-х гг. 48.

Точка зрения бриттов

Гильдас описал крушение порядка, последовавшего после ухода римских войск. Скоты и пикты на бывшей границе совершали набеги на бриттов, и народ был не способен их сдерживать 49. Обращение за помощью было послано Аэцию в Галлию, но римляне были слишком заняты своими собственными проблемами и были не в состоянии помочь 50. Британский предводитель, кого Гильдас называет "гордый тиран", пригласил вооруженный отряд саксов под командованием Хенгеста и Хорсы, чтобы поселить их в стране в качестве федератов для защиты от скотов и пиктов. Ненний подразумевает, что правительственные должностные лица, которые нанимали саксов, боялись не только скотов и пиктов, но также и римлян в Галлии и Амброзия в Британии 51. Если бы Вортигерн, гордый тиран, был лидером пелагианской партии в Британии, то опасение было бы понятно 52. Когда настали трудные времена, и правительство не было способно выполнить данные саксам обязательства, те восстали и разорили всю округу. Под предводительством Амброзия Аврелиана бритты, в конце концов, дали отпор, но оказались в патовом положении после битвы у Mons Badonicus, закончившейся заключением мира 53. Вероятным опорным пунктом войск Амброзия был Уильтшир, где топоним Амесбери может означать "цитадель Амброзия". Гильдас, писавший в 540-е годы, предчувствовал, что этот мир находится под угрозой 54. Захват Уэссексом в 552 г. Старого Сарума, очевидно, завершил период мира, описанный Гильдасом 55. Континентальные находки наводят на мысль об обратной миграции германских народов из Британии вплоть до этого времени 56. Также известно, что в АСХ не зафиксировано ни малейшей активности в Кенте за период с 473 по 565 гг.

Гильдас не оставил никаких упоминаний о герое бриттов Артуре. Так как считается, что сражения с его участием происходили в это время, Гильдас не должен был бы его игнорировать, коль он являлся столь известным, как это описывают Ненний и позднее Гальфрид Монмутский 57. Легенды об Артуре, возможно, получили развитие из более поздних уэльсских легенд, упоминавших бриттского командующего по имени Арториус, приобретшего добрую славу в борьбе против саксов 58.

Модели поселений: Кент

Литературные источники указывают на то, что первоначально Кент был заселен в результате федеративного договора. Сначала в 449 г. на 3 судах прибыли Хенгест и Хорса с дружиной 59. Гильдас ссылается на первое поселение, куда они вонзили «ужасные свои когти … в восточную часть острова» 60. Ненний разъяснил, что это изначальное поселение было на острове Таннет, но датирует 447 годом 61. Керамические находки на Таннете подтверждают там присутствие раннего германского поселения 62. Иммигранты усилились своими родичами с континента, и в 456 г., когда их условия не были выполнены, они восстали против нанявших их хозяев 63. И Ненний и АСХ указывают, что в начале борьба была ограничена Кентом 64. Гильдас, вероятно, уплотняет гораздо более сложный ряд событий, когда говорит о восстании, охватившем целый остров 65.

Годы с 450 по 460 кажутся приемлемой датой захвата власти англами в некоторых областях Британии. Из Vita Sancti Germani мы знаем, что в 440-е годы бритты еще контролировали остров. В 455 г. британская церковь поменяла дату Пасхи в соответствии с континентальным изменением, но изменение 30 годами позже в Британии не производилось. Следовательно, во время этого периода контакт с римской церковью был утерян 66.

Археологические находки указывают на то, что разнородные отряды переселенцев прибыли в середине пятого столетия и к началу шестого столетия значительно окрепли. Иммигрантов в Кенте трудно выделить, потому что римское и галльское влияния были там крайне сильным и, таким образом, вновь прибывшие оказались под влиянием обеих культур. Беда указывает, что Кент был заселен ютами, но это может скорее относиться к вождям, из которых развился правящий класс 67.

Раскопки в Лондоне указывают на хозяйственную деятельность римлян в начале 5-ого столетия, когда стена по берегу реки была отремонтирована. Развалины купальни указывают на прекращение ее использования позднее пятого столетия 68. В недавнем прошлом, при римлянах, саксонские и фризские купцы, очевидно, селились вне городских стен, между римской дорогой и рекой в районе Вестминстера. Римский город повторно не захватывался англами до середины шестого столетия 69.

Основываясь на находках, обнаруженных в захоронениях, Вера Ивисон доказывала, что франкские поселенцы имели причастность к заселению большей части юго-восточной Англии. Это позиция плохо поддерживается другими свидетельствами 70. В любом случае, франкская часть населения оставалась малым, незначительным меньшинством 71. Кент, конечно же, имел более сложную культуру, чем другие поселения англов, и здесь обнаружены следы контактов с франками, но доминирование франков опровергается лингвистическим свидетельством или же фактом того, что Кент оставался языческим до прибытия св. Августина в 597 г. Правление франков после царствования Кловиса должно было бы привести в эту область и Христианскую церковь 72. Юридически, наиболее низкий класс в Кенте имел более высокий статус, чем в других английских королевствах. Вергельд крестьянина самого высокого класса равнялся третьей части такового у дворянина, в противоположность шестой части в остальных областях страны. Это могло случиться из-за особого характера завоевания Кента 73. Класс людей, названный в ранних правовых кодексах Кента laets, возможно, от римского laeti, это наемники, поселившиеся на пахотных землях под определенные военные повинности. Классом они могли быть выше крестьян, что и проиллюстрировано более высоким вергельдом. В более поздних кодексах законов laets поглощены керлами 74.

Модели поселений: Сассекс

При римлянах Сассекс не имел местного административного центра. Он, вероятно, управлялся из Чичестера, расположенного на его западной окраине. В последние годы пребывания римлян защита Сассекса основывалась на береговом форте в Певенси, называемом в хронике Андредекаестер. Сам Чичестер не содержит никаких признаков заселения с пятого по девятое столетие 75.

В 477 г. в Куменсору, сегодняшний Oуэрс Бэнкс, прибыли три корабля под командованием Эллы. Они вытеснили бриттов и стали быстро доминировать над западной частью региона. Восьмью годами позже они вновь сражались у Меркредесбурна, который, вероятно, можно интерпретировать как "раздел согласованной границы" 76. В 491 г. Элла и его сын Кисса захватили прибрежный форт в Певенси и перебили в нем всех бриттов 77. Это, видимо, означало окончательный крах защиты Саксонского Берега в Сассексе.

Беда ссылается на Эллу как на правителя Англии к югу от Хамбера и называет его "бретвальда". Первоначальное название было, вероятно, brytenwealda, обозначающее верховного правителя. Это, возможно, был германский титул, присваиваемый королю, который имел власть над остальными королями 78. Из источников, доступных нам, не видно, почему Элла получил этот титул.

Археологические раскопки старины {показали} использование англами римско-британского кладбища в Рингмере. Большинство могил содержит ингумационные захоронения, которые являются либо местами поздней колонизации, либо результатом тесного контакта с бриттским населением. Блюдцевидные броши, найденные в захоронениях, указывают на присутствие саксов из района Эльбы-Везера. Кладбище в Хай Дауне, позади Уортинга, также содержит признаки присутствия саксонских наемников конца римской эпохи около (или в) доисторического укрепления на холме. На протяжении пятого - шестого веков здесь обнаружено бесперерывное 79 проживание. Другие артефакты указывают на разнородное население саксов/ютов/франков 80. Сходные формы брошек в виде блюдец к северу и к югу от района weald'а и в верхней долине Темзы могли быть признаком широко распространенного влияния Эллы, как сообщено Бедой. Заселение верхней Темзы из Сассекса было возможным посредством римских дорог через район weald'а.

Модели поселений: Уэссекс

Древнейшие германские поселенцы в Уэссексе появились в верховьях Темзы. В конце пятого столетия большая часть долины Темзы была заселена англами. Находки римско-саксонской керамики указывают на то, что германские войска находились в Абингдоне и Оксфорде еще до 410 г., а система обороны вокруг римского Силчестера была расширена между 410 и 450 гг. 81. Эта область была заселены задолго до Кердика и Кинрика, которые, как считают, высадились в акватории Саутгемптона в 495 г.

Прибывшие Кердик и Кинрик были названы олдерменами 82. При правлении короля Альфреда, когда писалась хроника, олдермен обладал уездной военной и гражданской властью. Это натолкнуло летописцев на мысль, что они уже имели административную власть под господством бриттов. Генеалогическая линия королей Уэссекса отличалась от большинства других использованием бриттских имен своими государями. Кердик - один из них, так же как и более поздний король Кедвалла. В археологическом плане Уэссекс имеет мало данных по ранним германским поселенцам.

Джей. Н. Л. Майес предположил, что Кердик являлся главой наполовину бриттского знатного рода, кровно связанного с имеющимися саксонскими или ютскими поселенцами, которому в последние дни британской проримской власти была вверена оборона Уэссекса. Как только действенная римская власть исчезла, этот род устранил соперников из числа британских вождей, таких как, например, Натанлеод, убитый как сказано в 508 г. Изменение их [Кердика и Кинрика] статуса зафиксировано под 519 годом, когда они "наследовали королевство" 83. Если бы это было так, то недостаток археологических свидетельств, оставленных германскими поселенцами в южном Гемпшире стал бы понятен. В это время не существовало никакой потребности в наплыве мигрантов, поскольку вместо нее военная власть уже опиралась на ассимилированных поселенцев и союзных уроженцев Британии 84.

Запись о схватках в хронике соотносится с изложением Гильдаса касательно первой половины шестого века. Западные саксы, видимо, были ограничены весьма узкой областью вокруг акватории Саутгемптона до тех пор, пока в 552 г. Кинрик не захватил Старый Сарум. Бриттский Силчестер, возможно, был занят в шестом столетии 85. Не позднее конца шестого века короли Уэссекса, объединившись с саксами долины Темзы, осуществляли боевые действия в той области. Веруланиум (Сент-Олбенс), северо-западнее Лондона, видимо, был населен бриттами на протяжении всего пятого столетия 86.

Кодекс законов Инэ седьмого столетия подтверждает присутствие в Уэссексе свободных бриттских граждан. В этих законах рабы-бритты имели вергельд в 50 шиллингов, а бритты-землевладельцы стоили 600 шиллингов. Это указывает на присутствие в Уэссексе бриттов-землевладельцев более чем через сотню лет после начала саксонского завоевания 87.

Модели поселений: Восточная Англия

Древнейшие германские поселения в Восточной Англии, возможно, были организованы на мирной и конфедеративной основе. Кестер-на-Норвиче, римский Venta Icenorum, изначально был построен при романизации племени Iceni после восстания Боудикки в 61 г. н. э. Приблизительно в начале четвертого столетия, область к юго-западу от города начала использоваться под англосаксонское кремационное кладбище. В этот период керамические находки указывают, главным образом, на саксонское население из наемников, проживавщих в городе совместно с британскими жителями. Йорк, Личестер, Кембридж и Великий Честерфорд имеют подобные кремационные кладбища за своими городскими стенами 88. Сосуществование, возможно, было нарушено в пятом столетии. После саксонского восстания многократно возросла иммиграция. Огромные кремационные кладбища служат доказательством нехристианских отношений среди вновь прибывших. Многие поселения пятого века не связаны непосредственно с римскими центрами, что указывает на независимость, не очевидную при ранних поселениях 89. Разделение Восточной Англии на Норфолк и Суффолк, возможно, указывает на первоначальное заселение области двумя отдельными родственными группами, которые были позже объединены шведской династией Вуффингов, чье место погребения находилось в Саттон Ху 90.

Модели поселений: Линдсей

Не существует никакого литературного описания заселения Линдсея, за исключением списка королей. Первое имя в этом списке, свободное от мифологии, - видимо, Винта - датировано серединой пятого столетия. Топонимы Винтерингхэм и Винтертон к северу от Линкольна на Хамбере могут иметь к нему отношение. Римский форт в Линкольне остался цел и тот факт, что никакие кладбища кремации не найдены поблизости, может указывать на присутствие там бриттов до последнего времени 91. Это объяснило бы сохранение первоначального римского названия Линкольна. Римские форты у Хоркастла и Кестора-на-Волдсе имеют как очень поздние римские, так и очень ранние саксонские археологические свидетельства и тесно связанные с ними кремационные кладбища, датируемые началом пятого столетия. Если в середине пятого столетия Винта и его народ пришли в Линдсей от Хамбера, они, вероятно, нашли область, уже занятую германскими поселенцами, потомками laeti, обосновавшихся здесь ранее в качестве гарнизонных подразделений фортов Саксонского Берега. Один из королей Линдсея шестого столетия носил полу - бриттское имя Кедбед. Это может указывать на мирное сосуществование первоначальных британских жителей, гарнизонных отрядов четвертого столетия и поздних иммигрантов 92.

Модели поселений: Дейра

Первый англ прибыл в Дейру, когда Британия все еще являлась частью римской империи. Германские войска использовались для охраны военных центров и коммуникационных дорог. Найденная керамика связывает некоторые из этих подразделений с англским Шлезвигом. Присутствие других племен также подтверждается находками саксонского, англо-фризского и алеманнского происхождения 93. Топоним Алмондсбери, весьма возможно связан с Alemanni 94. Кремационные урны в Санктоне и Салтбурне, и ингумационные погребения в Каттерике и Симере указывают на продолжительное германское присутствие. Бриттская традиция утверждает, что Йорк управлялся кельтами до сражения у Каер Греу в 580 г., так что германские отряды в Йорке, возможно, были на службе у бриттов 95.

Король Соемил упомянут в качестве короля, который первым отделил Дейру от Берники. В перечне королей Дейры имя Соемила стоит шестью строками выше Эдвина, умершего в 635 г., так что он, вероятно, жил в середине пятого столетия. Таким образом, до упомянутого разделения Берника не существовала, пока позднее, у северных границ не появилась область, независимая от власти бриттов, которая и положила начало Бернике 96.

Кладбище в Санктоне содержит тысячи погребений на площади, по крайней мере, в тридцать акров. Самые ранние погребения были кремационные с увеличивающейся пропорцией ингумаций в более поздних захоронениях. Самые последние захоронения, полностью ингумационные, находились рядом со средневековой церковью и, вероятно, происходили после обращения к Христианству в 627 г. Это кладбище, видимо, непрерывно использовалось в течение около двухсот пятидесяти лет 97. Сей факт представляет весомый аргумент в пользу продолжительного присутствия германцев в Дейре. Керамика из кладбища в Санктоне аналогична керамике англов Шлезвига и Фина, которая датируется концом IV - началом V вв. Эта древнейшая дата подтверждает присутствие англов и саксов в качестве laeti, содействовавшим британским властям 98. Разрастающаяся политическая власть германских поселенцев, вероятно, встретила сопротивление бриттов, опиравшееся на северные британские королевства. Поэма «Годдодин», повествующая о бедственном походе бриттов в период этой борьбы, вероятно, датируется концом шестого столетия 99.

Модели поселений: Мерсия и Мидлендс

Область между реками Темзой и Ли находилась в руках бриттов, вероятно, до конца шестого столетия. Кутвульф Уэссекский, как считается, захватил эту область в 571 г. после сражения при Бедканфорде 100. Многочисленные кремационные кладбища вокруг Личестера указывают на поселение laeti, связанное с бриттским городом.

Поскольку Личестер, римское название Ratae Coritanorum, не сохранился, появляется некий разрыв между поселением бриттов и англов 101. Объединение королевства англов в этой области произошло очень поздно. Враждебные отношения между Эдвином Дейрийским и Квичельмом Уэссекским показывают, что вплоть до 625 года здесь не существовало иной независимой власти 102.

Резюме

Ранние литературные источники оставляют впечатление, будто римско-британский городской и сельский образ жизни, начиная с середины пятого столетия, был изменен англо-саксонскими захватчиками. Гильдас, Прокопий и летопись западных саксов представляют завоевание Британии в два этапа, разделенных существенным промежутком времени. Начало первого этапа иммиграции вооруженных отрядов в Британию все источники датируют серединой пятого столетия, либо по приглашению британских властей, как в Кенте, либо по собственной инициативе, как в Сассексе и Уэссексе. Западно-саксонские традиции указывают на более поздний этап завоевания, начатый приблизительно в 552 г., после двадцатипятилетнего периода накопления сил в Гемпшире. В британской истории Гильдас обозначает, по крайней мере, сорок лет стабильности, но говорит, что приграничные стычки имели место в течение всего этого периода, и, таким образом, значительно расходится с хроникой. Следовательно, литературные источники приукрашивают однотонную картину. Степень проникновения англов на остров в пятом столетии, в изображении литературных источников, показана на рис. 3.

Археологические же находки указывают на гораздо более сложную ситуацию. Значительное население германцев разноплеменного происхождения находилось в сотрудничестве с римскими и британскими властями в течение четвертого и первой половиной пятого веков. Эти поселения, возможно, обеспечивали систему обороны Саксонского Берега, которая была выстроена в течение четвертого столетия. Сравните рис. 2, изображающий местоположение ранних германских поселений, засвидетельствованных археологическими находками, с рис. 3, где эти поселения указаны главным образом на южном побережье на основании литературных источников, которые ничего не говорят о ранних поселениях в Эссексе, Восточной Англии, Линдсее, Дейре или в области средней Темзы.

Политический крах второй половины пятого столетия на континенте привел к выводу из Британии военных и гражданских римских властей. Развал, как административный, так и экономический наступил, скорее всего, мгновенно. Это был именно тот момент, когда литературные первоисточники возобновили повествование. С уходом римской армии, бритты были подвержены нападениям беспорядочных набегов армий врагов, оставленных в тылу. Когда правители бриттов не смогли далее обеспечивать наемникам те условия, ради которых они прибыли, те, поддержанные вооруженными отрядами с континента, взяли дело в свои руки. Концентрация на юге и востоке, указанная в литературных источниках может объясняться случайно сохранившейся устной традицией, либо тем, что миграция в эти области была особенно сильной, что и зафиксировали дошедшие до нас образцы героической поэзии.

Археологические свидетельства указывают на то, что в некоторых городах предпринимались попытки продолжительной осады. Ворота были укреплены и в некоторых местах, германские наемники, видимо, были переселены внутрь города для длительной обороны. Города Силчестер и Веруланиум долгие годы продолжали населяться бриттами, хотя в целом бриттское население значительно сократилось. Немало бриттской знати, забрав с собой часть крестьян, бежало на континент или на запад и север. Другие британские крестьяне, видимо, остались, либо, пытаясь поддержать себя на земле, либо став рабами захватчиков. С падением городов, виллы также пришли в упадок. Обширные площади равнинных земель вернулись к чахлой растительности, и со времени их повторного заселения полностью изменился способ землепользования.

В местах, являющимися богатейшими и наиболее плотно населенными областями римской Британии, захватчики полностью заменили язык, учреждения и культуру римлян. На западе и севере, где местная культура претерпела незначительное воздействие римлян, кельтский язык и культура сохранялись значительно дольше, став частью германских королевств. В Уэльсе же многое из кельтской культуры дошло до наших дней.

В некоторых областях, вероятно, существовало сотрудничество между германскими иммигрантами/захватчиками и британским населением. Линкольн, т.е. то, чем стал Линдсей, сохранился практически нетронутым. Высшая степень мирного сосуществования, видимо, была достигнута в Уэссексе, где сама правящая династия, скорее всего, была частично бриттской. Загадка Уэссекса и других областей, где имело место взаимное сосуществование, несомненно, в следующем – почему, в большинстве своем, не произошла ассимиляция британского языка и культуры? Когда в седьмом столетии стали доступны письменные источники, эти области являлись германскими как по культуре, так и по языку. Видимо, эта область исследования останется плодородным полем для исторических споров еще очень долгое время.

Примечания

1 J. N. L. Myres, The English Settlements, The Oxford History of England, (Oxford: Clarendon, 1986), p. 1. <текст>

2 Источники используют различные наименования для обозначения населения до вторжения, и для заменивших их германских захватчиков. В этой статье, римлянами названо местное население до отъезда римлян, а британцами - коренное население Британии после отъезда римлян, но до вторжения. Термины германцы или германский народ используются для обозначения захватчиков, а англичане - для всего германского народа, осевшего на землях, позже ставших называться Англией. Кроме этого, там, где уместно, используются германские племенные названия. <текст>

3 Myres, Settlements, p. 48. <текст>

4 Ibid., 104-6 <текст>

5 Gildas, "The Works of Gildas," in Six Old English Chronicles, ed. J. A. Giles, 295-380, (London: Bell & Daldy, 1866), p. 310.) <текст>

6 Myres, Settlements, p. 12. <текст>

7 Ibid. <текст>

8 Ian Wood, "The End of Roman Britain: Continental Evidence and Parallels," in Gildas: New Approaches, ed. Michael Lapidge and David Dumville, 1-25, (Woodbridge: Boydell, 1984), p. 23. <текст>

9 Gildas, "Works", p. 318.<текст>

10 Большинство английских регионов, упоминающихся в этой статье, обозначено на рис. 1.<текст>

11 Frank M. Stenton, Anglo-Saxon England, 3d ed, The Oxford History of England, (Oxford: Clarendon, 1971), pp. 10-1.<текст>

12 Ibid., p. 8.<текст>

13 Ibid., p. 15.<текст>

14 Myres, Settlements, p. 4.<текст>

15 Stenton, England, p. 21.<текст>

16 Ibid., p. 17.<текст>

17 Myres, Settlements, p. 11.<текст>

18 Ibid., p. 7. <текст>

19 Ibid., p. 18. <текст>

20 Ibid., p. 24.<текст>

21 Ibid., p. 26.<текст>

22 Ibid., pp. 22-3. <текст>

23 Martyn J. Whittock, The Origins of England: 410 to 600, (Totowa: Barnes & Noble Books, 1986), p. 20.<текст>

24 Ibid., p. 22. <текст>

25 Myres, Settlements, pp. 59-63.<текст>

26 Ibid., pp. 66-9. <текст>

27 Burton Raffel, trans., Beowulf, (New York, Mentor, 1963), lines 794-7.<текст>

28 На рис. 2 указано приблизительное расположение английских городов, упоминаемых в этой статье. <текст>

29 Myres, Settlements, pp. 29-30. <текст>

30 Vera I. Evison, The 5th-Century Invasions South of the Thames, (London: Athlone Press, 1965), p. 5.<текст>

31 Whittock, Origins, p. 79. <текст>

32 Myres, Settlements, pp. 32-5.<текст>

33 Whittock, Origins, pp. 146-7.<текст>

34 Myres, Settlements, pp. 31-2.<текст>

35 Ibid., p. 31.<текст>

36 Stenton quoted in Myres, Settlements, p. 45. <текст>

37 Ibid., pp. 49-51. <текст>

38 Whittock, Origins, p. 9.<текст>

39 Stenton, England, p. 11-2.<текст>

40 Myres, Settlements, p. 47.<текст>

41 Stenton, England, pp. 5-6.<текст>

42 Myres, Settlements, p. 48.<текст>

43 Bede, A History of the English Church and People, trans. Leo Sherley-Price,(Hardmondsworth: Penguin, 1955), p. 56.<текст>

44 Myres, Settlements, pp. 46-7.<текст>

45 Whittock, Origins, pp. 107-8.<текст>

46 Myres, Settlements, pp. 51-2. <текст>

47 Ibid., pp. 79-81.<текст>

48 Whittock, Origins, pp. 61-3.<текст>

49 Gildas, "Works", pp. 304-5.<текст>

50 Ibid., pp. 305-8.<текст>

51 Nennius, "History of the Britons," in Six Old English Chronicles, ed. J. A. Giles, (London: Bell & Daldy, 1866), p. 396<текст>

52 Myres, Settlements, p. 15.<текст>

53 Gildas, "Works", pp. 312-3.<текст>

54 Myres, Settlements, p. 14.<текст>

55 Ibid., pp. 159-62.<текст>

56 Tranlatio Sancti Alexandri quoted in Stenton, England, 6; Anglo-Saxon Chronicle, pp. 12-6.<текст>

57 Nennius, "History", 408; Geoffrey of Monmouth, Histories of the Kings of Britain, (London: Dent & Sons, 1912), pp. 155-200.<текст>

58 Myres, Settlements, pp. 15-6.<текст>

59 Anglo-Saxon Chronicle, According to the Several Original Authorities, trans. and ed. Benjamin Thorpe, Rolls Series no 23, (London: Her Majesties Stationery Office, 1861; repr. Weisbaden: Kraus, 1964), p. 11. <текст>

60 Gildas, "Works", p. 311.<текст>

61 Nennius, "History", p. 397.<текст>

62 Whittock, Origins, p. 44.<текст>

63 Anglo-Saxon Chronicle, 12; Gildas, "Works", p. 311<текст>

64 Nennius, "History", 404-5; Anglo-Saxon Chronicle, pp. 12-3.<текст>

65 Gildas, "Works", pp. 311-2.<текст>

66 Whittock, Origins, pp. 42-3.<текст>

67 Ibid., pp. 222-4.<текст>

68 Myres, Settlements, pp. 132-4.<текст>

69 Whittock, Origins, pp. 170-1.<текст>

70 Evison, Invasions, pp. 82-7.<текст>

71 Whittock, Origins, p. 224.<текст>

72 Stenton, England, 10; Myres, Settlements, p. 126.<текст>

73 Whittock, Origins, p. 229.<текст>

74 Myres, Settlements, p. 142.<текст>

75 Ibid., pp. 134-5.<текст>

76 Ibid., pp. 136-7.<текст>

77 Anglo-Saxon Chronicle, p. 13.<текст>

78 Whittock, Origins, pp. 218-9.<текст>

79 Myres, Settlements, pp. 135-6<текст>

80 Whittock, Origins, pp. 217-8.<текст>

81 Ibid., pp. 186-91.<текст>

82 Anglo-Saxon Chronicle, p. 13.<текст>

83 Ibid., p. 14.<текст>

84 Myres, Settlements, pp. 146-8.<текст>

85 Ibid., pp. 156-7.<текст>

86 Whittock, Origins, p. 209<текст>

87 Ibid., p. 98.<текст>

88 Myres, Settlements, pp. 97-100.<текст>

89 Whittock, Origins, 161-3; Myres, Settlements, p. 111<текст>

90 Whittock, Origins, p. 164<текст>

91 Myres, Settlements, pp. 176-8.<текст>

92 Ibid., p. 181.<текст>

93 Wittock, Origins, pp. 236-6.<текст>

94 Ibid., p. 26.<текст>

95 Ibid., pp. 236-8<текст>

96 Myres, Settlements, p. 189.<текст>

97 Ibid., pp. 189-91.<текст>

98 Ibid., pp. 192-4.<текст>

99 Ibid., p. 197.<текст>

100 Stenton, England, p. 27.<текст>

101 Myres, Settlements, p. 182.<текст>

102 Bede, History, p. 116.<текст>

библиография

Anglo-Saxon Chronicle, According to the Several Original Authorities. trans. and ed. Benjamin Thorpe. Rolls Series no. 23. London: Her Majesties Stationery Office, 1861; repr. Weisbaden: Kraus Reprint, 1964. – Русский перевод: В.В. Эрлихман, Из «Англосаксонских хроник» (Период до 750 г.) в книге: Беда Достопочтенный, Церковная история народа англов, СП., 2003.

Bede. A history of the English Church and People. trans. Leo Sherley-Price. Hardmondsworth: Penguin, 1955. – Русский перевод: В.В. Эрлихман, Беда Достопочтенный, Церковная история народа англов, СП., 2003.

Evison, Vera I. The 5th-Century Invasions South of the Thames. London: Athlone Press, 1965.

Geoffrey of Monmouth. Histories of the Kings of Britain. London: Dent & Sons, 1912. – Русский перевод: А.С. Бобович, Гальфрид Монмутский, История бриттов в книге: Гальфрид Монмутский, История бриттов. Жизнь Мерлина, М., 1984.

Gildas. "The Works of Gildas." in Six Old English Chronicles. ed. J. A. Giles. 295-380. London: Bell & Daldy, 1866. – Русский перевод: Н.Ю. Чехонадской, Гильда Премудрый, О погибели Британии в книге Гильда Премудрый, О погибели Британии. Фрагменты посланий. Жития Гильды, СП, 2003.

Myres, J. N. L. The English Settlements. The Oxford History of England. Oxford: Clarendon, 1986.

Nennius. "History of the Britons." in Six Old English Chronicles. ed. J. A. Giles. 295-380. London: Bell & Daldy, 1866. – Русский перевод: А.С. Бобович, Ненний, История бриттов в книге: Гальфрид Монмутский, История бриттов. Жизнь Мерлина, М., 1984.

Stenton, Frank M. Anglo-Saxon England. 3d ed. The Oxford History of England. Oxford: Clarendon Press, 1971.

Whittock, Martyn J. The Origins of England: 410 to 600. Totowa: Barnes & Noble Books, 1986.

Wood, Ian. "The End of Roman Britain: Continental Evidence and Parallels." in Gildas: New Approaches. ed. Michael Lapidge and David Dumville. 1-25. Woodbridge: Boydell, 1984.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх