Свежие комментарии

  • Санек Совков Совков
    <i>Комментарий скрыт</i>«С крестом и Еван...
  • Михаил_
    «И вот на этих словах Деяний Апостольских в литературе основано мнение, что в то время среди христиан был коммунизм: ...«С крестом и Еван...
  • Санек Совков Совков
    Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену прод...«С крестом и Еван...

Тамерлан и Золотая Орда

Тамерлан и Золотая Орда

Известно, что в 1376 году Тамерлана посетил в Самарканде чингизид по линии Джучи, по имени Токтамыш, который обратился за помощью в борьбе против своего сюзерена Урусхана, хана Белой Орды, который правил на севере нижнего течения Сыр-Дарьи в степях Сарысу и у предгорий Улутау. Неизвестно, был ли Токтамыш племянником или просто дальним родственником Урусхана. Весьма довольный тем, что к нему обратился чингизханидский принц, который мог ему помочь в осуществлении его планов, Тамерлан отдал последнему города Отрар, Чабран и Сыгнак на северном берегу среднего течения Сыр-Дарьи у границ степей Белой Орды. Дважды Токтамыш был изгнан из этого небольшого владения ханом Урусом и каждый раз он обращался к Тамерлану в Самарканде.

Как свидетельствует Зафер-наме, Урус потребовал его экстрадиции. Проигнорировав эту просьбу, Тамерлан пошел на защиту линии Сыр-Дарьи. Он одержал победу над Урусом между Сыгнаком и Отраром и оттеснил последнего в степи (начало 1377 года). Урус скончался в том же году и его поочередно сменили на троне сначала Тохтакийа, а затем – Тимур-мелик. Когда Тамерлан вернулся в Трансоксиану, Тимур-мелик еще раз одержал победу над Токтамышем. И вновь Тамерлан вернул ему власть в Сыгнаке, прислал ему подкрепление при помощи которого Токтамыш застал врасплох своего врага, который проводил зимовку в уезде Каратал, о котором говорится в Зафер-наме, и одержал решительную победу, позволившей Токтамышу встать во главе Белой Орды (зима 1377-1378 годов).

Если верить летописи Зафер-наме, Токтамыш до того времени не проявил, личных достоинств и возвышение которого произошло только благодаря Тамерлану. Но став ханом Белой Орды он, напротив, неожиданно проявил невероятную активность. Как только он стал во главе Белой Орды, он предпринял попытку подчинить Золотую Орду. Как известно, он победил в 1380 году Мамая в решающей битве у Калки или Калмиюса в регионе Мариуполя недалеко от берегов Азовского моря. Он был признан ханом Золотой Орды, объединив таким образом Золотую и Белую Орды. Словом, почти вевь Улус Джучи, установив господство отныне от нижнего течения Сыр-Дарьи до Днестра, от Сыгнака и Отрара до города Киева. В своей столице Сарае на нижнем течении Волги, он воплощал теперь одного великого властелина своей эпохи.
***

Продолжая традиции своих чингизханидских предков, он возобновил военные походы, захватил христианскую Русь, сжег Москву 26 августа 1382 году, опустошил Владимир, Юрьев, Можайск и другие русские города, разгромил даже литовцев у Полтавы, которые хотели вмешаться и на целый век обрек Московию на ордынское подданство. В результате, у него произошло головокружение от успехов. Кто же для него Тамерлан, тюркский безродный выскочка, без ясных юридических прав, кто же он такой перед ним, представлявшим самую подлинную чингизханидскую легитимность? В конце концов, все неоспоримые чингизханиды опирались теперь на союз северо-западных орд, на неисчислимые человеческие ресурсы степных просторов. Для него, являвшимся предводителем кочевников севера, Тамерлан, правитель Трансоксианы, казался теперь не кем иным, как простым таджиком. Как и каждый тюрк-кочевник, он испытывал по отношению к этому тюрку-строителю и на три четверти оседлому человеку, что-то наподобие скрытого пренебрежения, которое Тамерлан испытывал по отношению к жителям Исфагана и Ширазха… Активный, полный энергии, прекрасно сложенный (каким его рисует анонимный Искандер), уважаемый кочевниками за справедливость, устал быть в тени барласского выскочки, который называл его своим сыном. Конечно же он забыл, с неблагодарностью, что был обязан тому своей карьерой. Он совершил ошибку в особенности в том, что недооценил грозную силу, которой являлся Тамерлан.
***

Как и все его предшественники, ханы Золотой Орды, начиная от Берке, Токтамыш направил своих воинов на Азербайджан. Кстати вспомним, что с 1260 и 1330 годах повелители Сарая никогда прямо не смирялись с тем, что Закавказье и северо-запад Персии не были в подчинении их улуса. Отметим, что напротив в 1385 году, до того, как Тамерлан вошел в Азербайджан, который принадлежал султану Ахмеду Джалаиру, Токтамыш взял его по пути из Ширвана, затем захватил Таурис и разграбил город (зима 1385-1386 годов). Впрочем он ушел оттуда с добычей, как это делали все кочевники, в то время как Ахмед Джалаир вновь овладел провинцией. Как мы это знаем при таких обстоятельствах он подчинил Персию и присоединил Азербайджан к своей империи (1386). Такой поворот событий явился причиной разрыва между двумя бывшими союзниками или вернее спровоцировала Токтамыша без объявления войны начать неожиданную атаку против своего благодетеля, который чуть было не попал врасплох. Тамерлан зимовал в 1386-1387 годах на севере Азербайджана в провинции Карабах и еще находился там, когда весной 1387 года Токтамыш без особых приготовлений перешел Дербентский пролив и двинул свою армию против него в направлении Карабаха. Тамерлан, стоянка которого находилась в Бардаа на юге Куры успел только выслать вперед усиленные передовые части в северном направлении реки.
***

Небольшая армия вступила в бой против Токтамыша и проиграла сражение и в этот момент принц Мираншах, третий сын Тамерлана прибыл с подкреплением, восстановил прежнюю ситуацию и обратил Токтамыша в бегство. Поведение Тамерлана в связи с этими событиями было весьма многозначительным. К нему привели многочисленных воинов разбитой армии, взятых в плен. Известно, какие обычно последствия следовали в подобных случаях. На этот раз, напротив, он не только освободил своих пленников, но вернул их Токтамышу, снабдив их продовольствием и всем необходимым. В то же время, как об этом говорится в Зафер-наме, он обратился к Токтамышу, которого он продолжал «рассматривать как своего сына», с укоризной, в котором чувствовалось больше искреннего огорчения, чем раздражения.

Если сравнить подобное поведение с крайней непреклонностью и презрением и с жесточайшей местью завоевателя по отношению к своим тюркским или персидским неприятелям, можно оценить тот вес, который имело в его глазах законное право наследования чингизидов. Разумеется, фактически Тамерлан разрушал дело Чингисхана или по крайней мере подменял его самим собой. Теоретически, он возможно не осмеливался напрямую признаться самому себе в этом, лукавил, придавая своей новой тюркской империи черты чингисханидского облика, оказывал неожиданное уважение, может непроизвольно, к тем потомкам Чингисхана, которые проявили какую-либо инициативу. По-видимому, здесь ощущалось также подсознательное опасение, которое было присуще трансоксианцам, когда речь шла о северных тюрках.

Токтамыш не только остался глух к этому обращению, а пошел дальше и когда Тамерлан задержался в Персии, он воспользовался его отсутствием, чтобы напасть даже на сердце его империи, Трансоксиану. К концу 1387 года он нарушил границу Сыр-Дарьи со стороны Сыгнака, осадил Чабран, затем, посчитав это недостаточным, опустошил страну. Омар Шейх, второй сын Тамерлана, попытался остановить его, но проиграл сражение при Отраре и чуть было не попал в плен. Нападение имело такие серьезные последствия, что Трансоксиана, оказавшаяся беззащитной, подверглась нападению с тыла кочевниками Моголистана со стороны Ферганы. Отряды Токтамыша рассеялись по всей Трансоксиане, разграбили все незащищенные поселения и осмелились даже взять в осаду Бухару. Опустошительным набегам подверглись окраины Карши и даже берега Аму-Дарьи.
***

Тамерлан срочно вернулся из Персии (начало февраля 1388 года). Токтамыш, не дожидаясь его, возвратился в степи Белой Орды, и в конце 1388 года, создав мощную армию, о которой в Зафер-наме говорится, что в ней участвовали воины из Московии, Токтамыш вновь двинул свои войска на Трансоксиану, на этот раз, пройдя через восток, со стороны Ходжента в Фергане. Тамерлан пошел к нему навстречу с небольшим войском, которое ему удалось собрать, в снежную погоду, при ужасном холоде, он ввязался в бой и отбросил противника на север Сырдарьи (в январе 1389 года). Токтамыш все же продолжал военные действия в среднем течении Сыр-Дарьи, взял в осаду Чабран, разграбил Яссы (нынешний Туркестан). Но когда Тамерлан переправился через Сырдарью, вражеская армия ушла в степь.

Опыт этот оказался поучительным. Тамерлан не имел возможности продолжать свои победоносные кампании в Передней Азии, оставив Трансоксиану незащищенной от вторжений Токтамыша. Он принял решение вести войну на территории своего противника, в степях Белой Орды. Выйдя из Ташкента в январе 1391 года, он принял посланников Токтамыша, который попытался отвести угрозу, предложил ему скакунов и сокола. «Он посадил сокола на руку, взглянул на него, но не выказал посланникам других знаков доброй встречи». Тамерлан по опыту 1387-1388 годов смог предположить, что Токтамыш разворачивал свои силы в местах, принадлежавших ему по наследству, в степях Белой Орды, в бассейне р.Сарысу, горной гряде Улутау и бассейне р.Тургай. Тамерлан двинулся в этом направлении. От Яссы он двинулся на северо-запад, через безлюдные пространства нижнего течения Сыр-Дарьи, затем гор Улутау (Улугтаг), которые разделяли бассейн этой реки от Тургая.

«Он поднялся на вершину горы, говорится в Зафер-наме, и с восхищением стал всматриваться на широкие долины, которые своим пространством и обилием зелени напоминали безбрежное море» (конец апреля 1391 года). Но не было никаких следов Белой Орды. Токтамыш оставил только пустынные пространства перед Тамерланом, как это делали в свои времена хунны и тукю. Продвигаясь вперед в степных просторах, тимуридские воины попутно охотились, чтобы прокормить себя и дошли до реки Джиланчик (Иланжик по мнению Пети де ля Круа), которая впадает в Джаман Ак-коль, затем реку Кара-торгай, по Говарту, Атакарогай, по Зафер-наме, Анакаргу, (по мнению Пети). Армия Тамерлана продвигалась в пустынной местности четыре месяца после того, как ушла из Ташкента. Воины устроили грандиозную охоту, чтобы запастись дичью (6-7 мая), а затем Тамерлан, чтобы воодушевить своих солдат, устроил торжественное прохождение войска, как это было присуще подобным манифестациям на центральной площади Самарканда.
***

В действительности, все могло обернуться трагично для Тамерлана. Если бы Токтамыш действительно отступал бы все время на север, ему бы удалось изнурить тимуридскую армию, которую он смог бы раздавить, обессилевшую от голода и холода. Тамерлан же, считая, что противник убегал от него, углублялся все глубже в направлении Сибири. От Тургая он дошел до реки Тобол в районе нынешнего Кустаная. С другой стороны Тобола разведчики обнаружили наконец огни от костров. Тамерлан переправился через реку и ничего не обнаружил. «Все разведчики, которых послали вперед, скитались как бродяги на безграничных просторах, не обнаруживая ни малейшего человеческого следа, ничего не зная о намерениях противника». Наконец, от одного пленника Тамерлан узнал, что Токтамыш находился где-то на Урале. Тотчас же армия направилась на запад, переправилась через реку Яик (Урал), без сомнения, это было в регионе Орска и достиг притока Сакмара. Как его называет Говарт, а Зафер-наме – Семмур.

Токтамыш по всей видимости сосредоточил армию у Оренбурга. Тамерлану наконец-то удалось его «зацепить». Решающая битва состоялась 19 июня 1391 года в местечке, о котором Говарт говорит, что оно находилось в стороне Кондурчинска на Кандурше, притоке Соки около Самары или же Кундузче, по мнению Бартольда. После однодневного сражения Токтамыш проиграл битву и бежал. Зажатые между трансоксианцами, одержавшими победу, и рекой Волгой, воины Токтамыша были почти полностью уничтожены или взяты в плен. Часть побежденных, которым удалось бежать, как свидетельствует Зафер-наме, скрылись на островах Волги. Тимуридские гонцы взяли их в плен.

Зафер-наме обрисовывает с подобострастностью празднества, которые тимуридская армия устроила в степях Уртупа на берегу Волги: «Эта местность Волги была средоточием империи Джучи, сына великого Чингисхана, которое его преемники выбрали в качестве ставки. Тамерлану доставило огромное удовольствие занять их место на троне. Самые прелестные красавицы сераля окружали его, а рядом стояли важные сановники с бокалом в руках, и сопровождающие их красивые женщины. Вся армия приняла участие в развлечениях, которые затмили тяготы войны. В течение почти целого месяца они предавались наслаждениям, которые они заслужили».

Примечательно то, что после стольких невероятных усилий и такой тяжело доставшейся победы, Тамерлан, удовлетворенный тем, что разбил врага, дойдя до самого сердца Белой Орды, ничего не предпринял, чтобы должным образом обустроить послевоенный период. Несомненно, он отдал в правление Улус Джучи многим чингизханидам, противникам Токтамыша, среди которых Тимур Кутлуг, внук покойного хана Уруса. Тимур Кутлуг тотчас же стал искать своих союзников и собрав определенную часть, он сразу же ушел в степи со своими как и он инакомыслящими союзниками, вместо того, чтобы присоединиться с ними к Тамерлану. Другой союзник – Идику, который до определенного периода также пользовался покровительством Тамерлана, сделал то же самое. Он получил задание от завоевателя навести порядок в кипчакских ордах и как только получил свободу действий, он стал действовать только для своей выгоды.
***
Тамерлан ничего не предпринял, чтобы вернуть их под свое командование. Довольный тем, что у него сосредоточились огромные богатства, трофеи, добытые его воинами, он вернулся в Трансоксиану через нынешний Актюбинск. Очевидно, что перед Тамерланом стояла цель вызвать ужас у Золотой Орды, чтобы обезопасить свои владения от новых нападений с их стороны. Выполнив свою задачу, как он считал, Тамерлан потерял всякий интерес к орде. В результате такого безразличия с его стороны, Токтамыш достаточно быстро восстановит свою власть. В письме от 20 мая 1393 года, адресованного королю Польши – Ягеллону, найденного в Тане (Азов, и исследованного Бартольдом, Токтамыш лично объясняет причины своего поражения и триумфа: «Тамерлана призвали враги хана. Токтамыш узнал об этом слишком поздно. В начале военных действий эти заговорщики покинули его, и его империя, таким образом, была приведена к смуте, а теперь все стало на свои места. Ягеллон обязан оплатить требуемую дань».

В то же время Токтамыш вел переговоры о заключении союза против Тамерлана с мамелюкским султаном Египта – Баркуком (1394-1395). В 1394 году он восстановил силы в достаточной степени, чтобы начать наступление на юге Дербента в провинции Ширван, которая являлась частью тимуридской империи, но эта атака приостановилась впрочем при первом приближении войск Тамерлана. Эта новая агрессия заставила Великого эмира принять решение: организовать в 1395 году новый поход на Золотую Орду. Умудренный опытом, Тамерлан отверг неприятный и изнурительный маршрут через туркестанско-сибирские степи и избрал дорогу через Кавказ, которая вела непосредственно в сердце «столиц» Золотой Орды, Сарай и Астрахань. В Самуре, на юге Дербента, его встретили посланники Токтамыша, чьи объяснения были признаны недостаточными и переправился через Дербентский пролив, а 15 апреля 1395 года напал на армию Токтамыша у берегов Терека.

Тамерлан, который сражался как обычный воин, сам чуть было не попал в плен и убит, так «как у него оставалось мало стрел, короткое копье было сломано, и он размахивал саблей направо и налево». В итоге Токтамыш проиграл битву и бежал в направлении Булгарии в районе Казани. Как свидетельствует Зафер-наме, он исчез в лесах тех краев до того, как передовые отряды тимуридов, скакавшие за ним вслед, смогли настичь его. Они вернулись, ограбив страну. «Было захвачено много золота, серебра, мехов, рубинов и жемчуга, юных мальчиков и девушек неописуемой красоты». Тамерлан лично продвинулся к северу и дошел до русского города Илецка в верхнем течении Дона на границе Золотой Орды и Руси. В противоположность тому, о чем утверждает Зафер-наме, он не нападал на Москву, а достигнув Илецка, он повернул на юг 26 августа 1395 года.
***

В устье реки Дон он вошел в Тану (Азов), торговый центр, куда часто наведывались многочисленные генуэзские и венецианские торговцы, которые прислали к нему делегации с богатыми подарками. Тамерлан проявил снисхождение только к мусульманскому населению. Все христиане были отданы в рабство, а их лавки, церкви и представительства были разрушены. Торговле между генуэзскими факториями Крыма и Центральной Азией был нанесен страшный удар. Далее Тамерлан двинулся на Кубань и разбил черкесов. А затем на Кавказе в гуще лесов и в труднодоступных ущельях захватил государство Аланов или Асэсов (Аход по-монгольски), предков современных осетин.

Зимой 1395-1396 годов в устье Волги им был захвачен город Хаджиджитархан, нынешний Астрахань и сжег Сарай, столицу Золотой Орды. Весной 1396 года Тамерлан возвратился в Персию через Дербент. Войска тимуридов, опустошив Дешт-и Кипчак; нанесли непоправимый ущерб торговле между Европой и Центральной Азией, разрушив Тану и Сарай, перекрыли древние пути, соединявшие разные континенты, описанные еще Марко Поло. По его возвращению в Персию, Токтамыш вновь стал правителем Белой Орды. Мемуары Ибн Аджра Аскалани, обнаруженные Бартольдом, описывают его войны между сентябрем 1396 года и октябрем 1397 года против генуэзских факторий в Крыму. Однако на этот трон претендовал другой чингизид – Тимур Кутлуг. Он также соперничал с Идику, а Ибн Арабшах описывает перипетии новой войны, которая явилась разорительной для страны.

Из всех претендентов на трон, Тимур Кутлуг вышел победителем, по крайней мере, хотя бы на несколько лет. Он, впрочем, счел быть предусмотрительным и пожелал стать под покровительство Тамерлана: он послал к нему делегацию, которую Тамерлан принял в августе 1398 года. Токтамыш, проиграв соперничество, скрылся у Витовта, принца Литовского, который полностью встал на его сторону, но уступил сражение Тимуру Кутлугу на Ворскле, притоке Днепра 13 августа 1399 года. Токтамыш, вынужденный вести жизнь странствующего наемника, попытался снискать милость у Тамерлана, который в январе 1405 года принял его посланцев в Отраре.

Тамерлан, благоволивший к этому неблагодарному другу, пообещал оказать ему поддержку, но в этом ему помешала смерть. Что же касается Тимура Кутлуга, то его преемником в качестве хана стал его брат – Шадибек (1400-1407). Русские источники указывают, что Токтамыш был убит воинами Шадибека в 1406 году в Тюмени в Сибири, где он скрывался.
Рене Груссэ
Империя степей. Тамерлан.
Картина Алишера Аликулова «Победа Амира Тимура над Токтамышем», 1996.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх