Тайна синайского кодекса

Благодаря пожару в монастыре Святой Екатерины была найдена древняя рукопись, позволившая воссоздать алфавит умершего языка Кавказа

Автор Петр Воляк

Пожар и тайное хранилище

30 ноября 1971 года в монастыре Святой Екатерины на Синае начался сильный пожар, повредивший северную стену и примыкающую к ней часовню Святого Георгия. В 1975 году, делая ремонт, монахи открыли под часовней неизвестное ранее помещение, в котором обнаружилось более трех тысяч артефактов — манускриптов, рукописных фрагментов, старопечатных книг, икон и прочих предметов.

По счастливому стечению обстоятельств слой земли на полу часовни спас содержимое хранилища от огня, и в числе найденных древностей оказались ранее неизвестные 12 листов знаменитого Синайского кодекса середины IV века (одного из старейших списков Библии) и еще 10 полных и 50 неполных других средневековых рукописных кодексов.

Монахи сообщили, что многие из найденных рукописей написаны средневе­ковым кавказским письмом, возможно армянским, и только после визита в монастырь патриарха Грузинской церкви выяснилось, что язык рукописей — древнегрузинский. Поэтому при первой возможности — а она появилась только в 1990 году — на Синай приехала экспедиция из Института рукописей Акаде­мии наук Грузии под руководством директора института Зазы Алексидзе, чтобы изучить и каталогизировать коллекцию.

Фрагмент палимпсеста, снятый в видимом свете© Jost Gippert / Manana Tandashvili / Goethe-Universität Frankfurt am Main
2 / 6
Фрагмент палимпсеста. Изображение с удаленным верхним слоем© Jost Gippert / Manana Tandashvili / Goethe-Universität Frankfurt am Main
3 / 6
Фрагмент палимпсеста. Обработка изображения© Jost Gippert / Manana Tandashvili / Goethe-Universität Frankfurt am Main
4 / 6
Фрагмент палимпсеста. Обработка изображения© Jost Gippert / Manana Tandashvili / Goethe-Universität Frankfurt am Main
5 / 6
Фрагмент палимпсеста. Удаление верхнего слоя© Jost Gippert / Manana Tandashvili / Goethe-Universität Frankfurt am Main
6 / 6
Фрагмент палимпсеста с прорисованным нижним слоем© Jost Gippert / Manana Tandashvili / Goethe-Universität Frankfurt am Main

Зачем мыли пергамент

До нашей эры основным материалом для рукописей был папирус, он недолго­вечный, и ему мы обязаны столь малым количеством дошедших до нас ранних сочинений. В поздние античные времена и в раннем Средневековье папирус был вытеснен пергаментом — тонко выделанной, чаще всего овечьей кожей. Пергамент, во-первых, гораздо лучше сохраняется во влажной среде, а во‑вторых, он мог производиться везде, тогда как папирус импортировался исключительно из Египта.

Еще одно важное отличие пергамента от папируса — возможность его многократного использования: с кожи можно смыть или соскоблить старый текст и использовать пергамент заново. Этим часто пользовались — в первую очередь потому, что пергамент был очень дорог: на это даже жаловались монахи в приписках на полях манускриптов. К примеру, среди древнегру­зинских рукописей, обнаруженных в 1975 году на Синае, были найдены 332 страницы, написанные в X веке поверх более раннего текста. Известно, что в X веке одна выделанная под пергамент овечья шкура стоила в Византии один серебряный милиарисий. Из одной шкуры можно было изготовить один лист пергамента, который складывался вдвое (folio) или вчетверо (quarto), и из него получались, соответственно, четыре страницы или восемь страниц. Следовательно, 332 страницы in quarto обошлись бы в 42 милиарисия, по курсу Х века соответствовавших примерно трем — трем с половиной золотым солидам (или по-гречески — номизмам). Годовое жалованье византийского солдата или моряка в середине X века — как раз три солида, то есть пергамент, необходимый для создания 300 с лишним страниц текста, стоил около одного годового жалованья солдата. Возьмем зарплату рядового контрактника российской армии с разными надбавками — около 20 тысяч рублей в месяц, или примерно 240 тысяч рублей в год. Значит, в пересчете на нынешние реалии для того, чтобы написать эти страницы, одного только пергамента нужно было бы купить по меньшей мере на четверть миллиона рублей!

Чаще других переписывались рукописи, содержавшие тексты античных авторов: для монахов, основных создателей манускриптов того времени, их сохранение было гораздо менее насущной необходимостью, чем создание богослужебных книг, то есть выполнение непосредственных функций скриптория. Кроме того, монахи смывали старые религиозные тексты, когда менялись церковные каноны, а в ранней истории Церкви это происходило достаточно часто. Так, к примеру, Вульгата святого Иеронима заменила все более ранние переводы Библии на латинский язык.

Фрагмент Ефремова кодекса. V век Греческий библейский манускрипт V века, на котором приблизительно в XII веке был записан греческий перевод 38 гомилий святого Ефрема Сирина. © Bibliothèque nationale de France

Листы пергамента с текстами, записанными поверх других текстов, предварительно смытых или соскобленных, называются палимпсестами (от греческого παλίμψηστον — «опять соскобленный»), и их изучение подарило науке множество античных и раннехристианских сочинений, считавшихся ранее утерянными. Дело в том, что кожа — пористый материал, в который чернила проникают достаточно глубоко, и, даже если смыть их молоком с отрубями или соскоблить пемзой (как это обычно делали), под новым слоем остаются следы ранее написанных на ней текстов, и их можно прочитать. Для проявки старых текстов используются разные технологии — от химической обработки пергамента, которая практически уничтожает более поздний текст (ее использовали до начала XX века), до чтения под ультрафиолетовыми или инфракрасными лучами и рентгенографии, позволяющей выявить мельчайшие вкрапления железа (оно присутствовало в составе чернил, которыми писались манускрипты в I тысячелетии нашей эры). Кроме того, химические процессы в самом пергаменте обычно приводят к тому, что старый текст по прошествии веков сам так или иначе проявляется на страницах. Исследование палимп­сестов позволило обнаружить «Метод механических теорем» и «Стомахион» Архимеда (знаменитый палимпсест Архимеда), трактат «О государстве» Цицерона, многие античные исторические сочинения, древнегреческие и римские комедии и трагедии, а также ранние варианты Библии, в том числе считающиеся сейчас еретическими и апокрифическими.

Неизвестная письменность

Вернемся к синайским находкам 1975 года. При первоначальном изучении найденных грузинских рукописей, многие из которых при пожаре так спек­лись, что страницы сложно было отделить одну от другой, внимание Зазы Алексидзе привлекли два кодекса, на страницах которых перпендикулярно грузинскому тексту были видны следы более раннего смытого текста: буквы напоминали одновременно грузинский, армянский и даже эфиопский алфавиты. Пожар в монастыре не столько навредил, сколько помог исследователям: в результате воздействия тепла на пергамент на многих страницах проявились смытые ранее буквы.

В интервью журналу Azerbaijan International Заза Алексидзе рассказывал:

«Это было невероятно! Если бы деревянный пол часовни не был покрыт плотным, утоптанным слоем земли, то, когда он провалился при пожаре прямо на рукописи, все бы сгорело и превратилось в пепел. И мы даже никогда не узнали бы о существовании подобных документов. Но вот вам Синай — гора чудес, знаменитый тем, что, по Библии, Бог дал там Моисею десять заповедей.
Тот факт, что так много страниц спеклись друг с другом, указывает на то, что жар был огромным. И невероятно, что страницы пергамента не сгорели.
Кроме того, до меня на Синае явно побывала экспедиция мышей и насекомых. Я бы сказал: „Эй, мышка! Ты только что сжевала несколько букв одного из самых редких алфавитов на земле!“».

Язык Кавказской Албании

Каменная капитель V–VI веков с надписью на албанском, найденная при раскопках городища Судагылан в районе города Мингечевир, современный Азербайджан © Gulustan / Wikimedia Commons

В 1996 году, во время уже третьей экспедиции на Синай, Алексидзе проверил одну из своих гипотез и сравнил алфавит ранних слоев палимпсеста с надписями, найденными на стенах и утвари при раскопках древних христианских церквей в районе азербайджанского города Мингечевира. И тогда стало ясно: перед ним были тексты, написанные на языке Кавказской (названной так, чтобы различаться с более известной — балканской) Албании. Это государство существовало около пяти веков начиная примерно с конца II века до нашей эры на территории современного Южного Дагестана и Азербайджана. Позже Албания вошла в состав Персии, потом была завоевана арабами, а потом — тюрками, с сопутствующей исламизацией. Несмотря на огромное армянское культурное влияние, этнически Кавказская Албания состояла, по всей видимости, из предшественников современных дагестанских народов, ее официальной религией было христианство, а государственным языком — кавказско-албанский язык, про который было очень мало известно: во-первых, он упоминался в средневековых источниках, во-вторых, были известны те самые надписи, найденные близ Мингечевира, и, в-третьих, в 1937 году историк Илья Абуладзе нашел армянскую грамматику XV века, дополненную разными средневековыми алфавитами, один из которых был подписан как албанский.

Проанализировав найденный Абуладзе алфавит, грузинский филолог Акакий Шанидзе на основании сходства фонетической системы предположил, что язык Кавказской Албании был предком современного удинского языка (он относится к лезгинской группе нахско-дагестанской семьи), на котором говорит около восьми тысяч человек, проживающих на нынешней территории Азербайджана. Однако скудость источников не позволяла подтвердить эту гипотезу.

Как расшифровать неизвестный алфавит

Теперь, поняв, что перед ним — язык Кавказской Албании, Алексидзе поставил перед собой задачу расшифровать его письменность:

«В 1996 году я начал использовать для чтения палимпсестов ультрафиолетовую лампу, которая была в монастыре на Синае. Ультрафиолет не очень эффективен, если не использовать его в затемненном помещении. Но единственной темной комнатой в монастыре был туалет. Горя желанием скорее прочесть рукописи, я шел в туалет, запирался там, садился на тумбочку и переписывал тексты. Там было так тесно, что мне приходилось совершать почти акробатический номер — класть манускрипт на колени, держать ультрафиолетовую лампу левой рукой, а правой переписывать буквы в блокнот. И так час за часом, день за днем, неделю за неделей.
К сожалению, я тогда не осознавал, что работа с ультрафиолетом, даже ограниченное время, может быть опасной. В результате я серьезно повредил себе левый глаз.
По правде говоря, если бы меня сейчас спросили, готов ли я повторить эту работу, уверен, что я ни на секунду не сомневался бы в ответе. Прокладывать новую дорогу в науке всегда непросто, но, когда в итоге есть результат, он настолько окрыляет, что забываешь про все трудности по пути».

Розеттский камень. Иллюстрация из книги «Gallery of Antiquities, Selected from the British Museum». 1842 год Камень, обнаруженный в 1799 году, содержал три идентичных текста, записанных древнеегипетскими иероглифами, египетским демотическим письмом и древнегреческим языком. Сопоставление этих текстов позволило Жану Франсуа Шампольону дешифровать древнеегипетские иероглифы к 1822 году. © archive.org

Начал он с того же, с чего когда-то начинал дешифровку египетских иероглифов Жан Франсуа Шампольон: попытался, пользуясь алфавитом Абуладзе, найти в текстах имена собственные, чтобы на их основании продвинуться в дальнейшем понимании текстов. Одними из первых он вычленил слова, напоминавшие греческие топонимы «Фессалоники» и «Коринф». Из этого он сделал предположение, что перед ним — перевод одного из новозаветных посланий к коринфянам. Так и оказалось: используя словарь и грамматику современного удинского языка, а также сопоставляя синтаксические конструкции текста с Библией, Алексидзе абсолютно достоверно прочел Второе послание апостола Павла к коринфянам. Оказалось, что в рукописи XV века кавказско-албанский алфавит был представлен крайне неточно: составитель явно не был носителем языка и пользовался каким-то более старым источником. Поначалу это доставляло немало трудностей при дешифровке, однако впоследствии исследователю удалось составить собственную таблицу соответствий, гораздо более точную:

«И вот мне наконец-то удалось взломать этот шифр. Еще несколько лет назад ученые сомневались, имели ли албанцы письменность вообще. Моя работа подтвердила, что алфавит существовал, на нем записыва­лись большие тексты и его возможно было расшифровать. Эти странные буквы вдруг обретали значение. Вы даже не представляете себе, как я был возбужден! Подобное открытие переворачивает не только душу, но и весь организм.
Я спрашивал себя: это правда? Это действительно правильное значение этих букв? Я никому не рассказал о своем открытии, кроме самых близких членов моей семьи. Я должен был на сто процентов быть уверен, прежде чем делать любое публичное заявление.
Я был настолько захлестнут эмоциями, что не мог работать несколько дней, хотя был полон энтузиазма продолжать расшифровку. Мне пришлось остановиться. Продолжать было невозможно. Мне необходимо было успокоиться и осознать факт, что мне все-таки удалось расшифровать кавказско-албанский алфавит. Я наконец-то мог сказать: „Это албанский. И я могу его прочитать!“».

Древнейший лекционарий

В дальнейшем к работе над расшифровкой были привлечены немецкие лингвисты Вольфганг Шульце и Йост Гипперт, специалисты по кавказским языкам, а также Жан Пьер Маэ, французский филолог и историк христианства, а палимпсест был идентифицирован как лекционарий — сборник библейских текстов, использовавшийся во время богослужений и составленный ориенти­ровочно в V веке. Что интересно, по своему составу этот лекционарий не совпадает ни с одним из известных лекционариев не только на армянском или грузинском, но и на других языках — это значит, что, скорее всего, он был составлен непосредственно на Ближнем Востоке и является прямым переводом с несохранившегося древнегреческого оригинала. Возможно, это древнейший из известных ныне лекционариев. Скорее всего, писцы, смывшие его текст с пергамента, не знали кавказско-албанской письменности и не понимали, что там было написано.

В 2009 году коллектив из четырех авторов издал двухтомник с текстами лекционария и фрагментов Евангелия от Иоанна, а также грамматическим очерком кавказско-албанского языка в бельгийском издательстве Brepols.

Находка и изучение кавказско-албанских палимпсестов позволили сделать значительный вклад в несколько научных дисциплин сразу: закончить расшифровку алфавита, известного ранее только по обрывочным источникам; получить большое количество сведений о грамматике древнего языка, до этого остававшегося неизученным; узнать много нового об истории христианства на Кавказе и Ближнем Востоке, а также об истории государства Кавказской Албании и обнаружить один из древнейших образцов литургических сборников. Помимо всего прочего, это — открытие целого пласта истории удинского народа, чей язык и культура находятся сейчас на грани исчезновения. 

Источники
  • Майсак Т. А.К публикации кавказско-албанских палимпсестов из Синайского монастыря.
    Вопросы языкознания, № 6, 2010.
  • Приказ Министерства обороны РФ от 2011 года № 2700.
  • Федеральный закон от 7.11.2011 № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат».
  • Agourides S., Charlesworth J. H.A New Discovery of Old Manuscripts on Mt. Sinai: A Preliminary Report
    The Biblical Archaeologist. Vol. 41. No. 1. 1978.
  • Aleksidze Z., Blair B. Albanian Script: The Process — How Its Secrets Were Revealed.
    Azerbaijan International. No. 11.3. 2003.
  • Aleksidze Z., Blair B. Caucasian Albanian Alphabet: Ancient Script Discovered in the Ashes.
    Azerbaijan International. No. 11.3. 2003.
  • Aleksidze Z. Caucasian Albanian Script: The Significance of Decipherment.
    Azerbaijan International. No. 11.3. 2003.
  • Aleksidze Z.Discovery and Decipherment of Caucasian Albanian Writing.
    Bulletin of the Georgian Academy of Sciences 175/1, 2007.
  • Bréhier L.Manuscripts.
    The Catholic Encyclopedia. Vol. IX.::New York, 1910.
  • The Caucasian Albanian palimpsests of Mt. Sinai.
    Turnhout, 2009–2010.
  • The Economic History of Byzantium: From the Seventh through the Fifteenth Century. No. 39.
    Washington D.C., 2002.
  • Grierson P.Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and in the Whittemore Collection. Vol. 3.
    Washington D.C., 1973.
  • Schulze W.Towards a History of Udi.
    International Journal of Diachronic Linguistics. Vol. 1. 2005.
Источник ➝

Алексей Муравьёв: «Это сказка, будто бы князь Владимир решил, и все сразу стали христианами»

Историк Алексей Муравьёв рассказал, как изучают христианский Восток, почему ученые считают армян православными и как происходит смена верований

 
Codice Casanatense Saint Thomas Christians // commons.wikimedia.org 

Издатель ПостНауки Ивар Максутов поговорил с Алексеем Муравьёвым — историком, руководителем ближневосточного направления Школы востоковедения НИУ ВШЭ — про христианский Восток.

— Алексей, что же такое христианский Восток? Где он начинается и где заканчивается?

— Мы называем Востоком то, что с Запада опознается как Восток.

Так происходит начиная с эпохи Древней Греции. Именно тогда возникла географическая и культурная область, которую назвали Востоком (греч. Anatole). Это Африка, юго-восток Евразии, включая Китай, Японию, Индию, Центральную Азию и Монголию. Но христианский Восток — это не географическое и даже не религиоведческое понятие, скорее культурологическое, один из сегментов «большого» Востока. Возникновение этого культурного типа связано с проповедью христианства на упомянутой территории.

— Понятие христианского Востока ограничено во времени?

— Это вневременное понятие. Мы начинаем изучать христианский Восток до появления христианства. В тот период, во II–I веке до нашей эры, за пределами Палестины началось распространение монотеистических представлений. Практически одновременно в Египте, Эфиопии и на юго-западном побережье Индии появилась еврейская диаспора. Это и было временем возникновения культурного феномена. Первоначально христианские проповедники пришли в те места, где уже были иудейские общины, и сказали, что мессия, которого там ждали, и есть конкретный Иисус, часть общины в него поверила. Так возник определенный тип людей, тип культурного населения, связанного с христианством. Когда в VII веке на Восток пришел ислам, христиане все равно остались там жить — в арабских странах, в Китае, Иране. И теперь они являются объектом изучения лингвистов, этнографов, религиоведов. Поэтому христианский Восток — это вневременное понятие, которое началось до христианства и продолжается по сей день.

— Для большинства людей христианство — это католики, протестанты и православные, а к какой группе относятся христиане на Востоке? 

— Ответ прозвучит парадоксально. Если мы хотим всерьез понять, что такое христианский Восток, надо перестать размышлять в контексте бинарных оппозиций. Католики и православные, католики и протестанты — эти оппозиции работают в западной культуре, но для христианского Востока они не подходят. Христианский Восток — это поликультурная и поликонфессиональная общность, где существует одновременно шесть-восемь разных религиозных групп, а в некоторых случаях и несколько религий. Вот классический пример: часть христианского Востока расположена на юго-западном побережье Индии, это Малабар. Там сосуществуют христиане трех-четырех разных церковных организаций, индусы, мусульмане, джайнисты и другие. Если мы хотим понять, как все устроено, нужно оставить в стороне разделение внутри христианства. Тогда мы увидим, что в оппозиции находятся не католики и православные, а христиане и индусы, например. Но если рассматривать с точки зрения религии, то большинство христиан на Востоке принадлежат к церковным организациям, которые не входят ни в католическую, ни в православную семью. Они являются отдельной восточноправославной семьей христианских церквей.

— Постоянно встречаю вопрос, даже с примесью удивления: армяне православные или нет?

 

— В научном употреблении правило гласит: мы должны изучать людей исходя из того, кем они сами себя считают. С точки зрения самосознания армяне, безусловно, православный народ. Слово ortodoxos греческое, оно употребляется в разных переводах, армянском и грузинском, а в арабском и сирийском так и звучит — ortodox. Обозначает человека верующего правильно. И больше ничего. Другой вопрос, что армяне и византийцы начиная с VI–VII веков по-разному понимали ряд богословских вопросов и спорили на эту тему. А почему они разошлись и оказались в разных лагерях — это уже вопрос не философский и не богословский, а политический.

 

— Как политическая и экономическая среда повлияла на развитие той или иной религии? Или как сами религиозные концепции повлияли на это?

 

— В истории событий всегда присутствует взаимодействие нескольких факторов. Рынок идей — это надстройка. Общество можно представить в виде лестницы. Всем известна пирамида Маслоу, и такого же типа структуру использует историк при анализе общественных конструкций. На первом уровне — биологические и физические мотивации: что и как люди будут есть. На втором — социальная организация. Это вопрос доминирования, власти, экономического распределения. И наконец, на третьем уровне — рынок идей. Мы не можем навязать его людям, которым нечего есть. Для них эти идеи ничего не значат. Но когда мы перемещаемся в Византию, например, то видим хорошо организованное общество и, соответственно, большой рынок идей.

 

— Давайте поговорим о том, кто и в какой момент выбирает религию. Князь Владимир выбирал, выбирал и выбрал?

— Это сказка, конечно, будто бы Владимир решил, и все стали верить. Так не было ни при Константине, ни при Владимире, ни в Армении при царе Трдате, ни в Грузии при святой Нине. Это все происходило сложно, долго, через взаимодействие факторов. Такой выбор — это всегда очень сложная эволюция религиозных представлений. Если мы посмотрим внимательно назад, то поймем, что было много переходных стадий. Существует такой термин — дипсихия, двоеверие, когда присутствуют элементы и того и другого. И это может долго существовать, отчасти продолжается и сейчас. Есть феномен народного православия, который сочетает магические и православные практики.

— Потому что любая религия, как слоеный пирог, состоит из разных форм религиозного.

— Да. Поэтому, если вернуться к вопросу о том, почему разошлись армяне с византийцами, мы увидим, что в 451 году нашей эры состоялся Халкидонский собор, но армянам в то время было не до высоких материй: на них напали персы. Там шла Аварайрская битва, восстание Мамиконяна — огромное количество армян было убито, им просто было не до баталий греков по поводу природы Христа. К тому времени, как война закончилась, греки уже все решили без армянской диаспоры, и армяне обиделись, что их не спросили. Это если сильно упрощать.

— Почему христианство не смогло надежно укрепиться на Ближнем Востоке, как в Европе, и со временем уступило главенствующее место исламу?

— Самый простой ответ — статистический. Когда начались исламские завоевания, христиане на Ближнем Востоке составляли примерно 90% населения. Может быть, 85%, если считать, что были зороастрийцы и другие. Если включать Иран и Центральную Азию, то 50% населения Востока были христианами. Через два века существования арабского халифата христианство на Востоке стало занимать примерно 30%, а ислам — 70%.

В 1977 году моя любимая, покойная ныне, коллега и автор нашумевшей книги “Hagarism: The Making of the Islamic World” Патрисия Кроун вместе с соавтором Майклом Куком предложила рассматривать ислам как реализацию восточнохристианского монотеизма — концепции, которая просто приобрела очень своеобразную форму. С их точки зрения, эта форма ближе к самаритянской форме иудаизма, то есть такой неправославный иудаизм hagarism. Книга начинается с понятия imperial civilisations. Когда возникает ислам, он берет наработки восточнохристианской цивилизации, в частности концепции религиозной власти, и реализует их. Поликонфессиональность и даже взаимодействие через диалог разных религиозных традиций — это была одна из главных особенностей Омейядского халифата. Поэтому в культурном смысле исламская цивилизация — это и есть христианская цивилизация на Востоке. Но, правда, концепции различаются.

 

— Мы поговорили о том, что такое христианский Восток. Теперь давайте обсудим, как происходит изучение христианского Востока.

— В идеале мы хотим прийти к тому, чтобы ученые разных специализаций — этнографы, лингвисты, историки, филологи — составили вместе модель в трех, четырех или даже пяти измерениях. К примеру, этнографы, которые сейчас занимаются христианскими группами в регионах Мардин и Диярбакыр, на границе современной Турции и Сирии, изучают, как живут христиане в курдском окружении, как они пытаются сопоставить свое мировоззрение и бытие с тем, что их окружает. Этнографы приезжают туда, говорят с людьми, записывают их рассказы. Многие из этих людей уже близки к тому, чтобы ассимилироваться, они теряют свой язык, переходят на курдский.

В Индии тоже интересная история. В Малабаре христианские кварталы — это чистые кварталы европейского типа. Так, например, выглядит город Тривандрум, там нет мусора на улицах. И граница между индийским и христианским кварталами — это граница между чистым и грязным отрезком. Эпидемиологическая обстановка в индусских кварталах очень сложная, там постоянно объявляется красный уровень тревоги. А в христианских кварталах все по-другому. И это вызывает трения между людьми. Индийцы начинают маргинализировать христианскую группу, говоря, что те неправильно живут. Но они так живут, потому что у них иная социальная программа, иные социальные установки.

 

— Существует миф о том, что католики — богатые, а православные — бедные. Что вы об этом скажете?

— Действительно, в западном христианстве есть установка на индивидуальную состоятельность. Она возникла в результате эволюции внутри западного католицизма. На Востоке же основным является коммунитарный тип организации, то есть главное — интересы общины, а личная состоятельность не на первом месте. Но на христианском Востоке это не всегда так. Например, очень интересно изучать, как устроены коптские элиты в Египте. Многие копты сделали фантастическую карьеру в адвокатуре, медицине, политике, несмотря на то что копты — это угнетаемое в Египте меньшинство. Например, один из коптов стал генеральным секретарем ООН — Бутрос Бутрос-Гали.

Еще один интересный сюжет — мусорные кварталы на окраинах Каира, которыми занимаются христиане, копты. Сортируют и перерабатывают мусор. Для мусульманского населения это бессмысленно. Те, кто был в Каире, знают, что там выкинуть что-то на улице считается нормальным. Но есть целые христианские традиционные семьи, которые взяли на себя эту тяжелую, малоприятную задачу.

— Что нужно знать, чтобы изучать христианский Восток?

— Основа востоковедных компетенций (а христианский Восток — это часть востоковедения, конечно) — язык. Во-первых, не получив в руки этот базовый механизм, мы ничего не сможем сделать. Во-вторых, опыт общения с текстами и умение филологически смотреть на культуру как на текст, медленное чтение. Читать тексты не только священные, но и те, в которых люди пишут о себе, выражают мысли. Это исторические, богословские, философские, полемические, магические, научные тексты — все, что производил христианский Восток. Третий момент связан с умением запрятать поглубже свои собственные убеждения. Как известно, исследования христианского Востока начинались в Риме миссионерами. И только к XX веку ученые договорились: изучая христианский Восток, необходимо оставить такую дистанцию в отношении личных убеждений или убеждений тех, кого ты исследуешь, которая позволила бы тебе правильно увидеть и понять соотношение разных элементов. 

Также для исследователей важно умение работать не только с плодами чужих научных трудов, но и с документами, артефактами культур. Умение расшифровать надпись, прочитать рукописи: сирийские, коптские, эфиопские. До сих пор эфиопская культура развивается в рукописном режиме. Каждый священник имеет личную рукописную библию, а рукопись — это ведь целый мир. Это текст, который воспроизводится, в котором допускаются ошибки. В рукописях существуют надписи их владельцев, так называемые колофоны. И поэтому умение работать в поле с материалами очень важно для исследователя христианского Востока.

И поскольку все упирается в исторический контекст, то без знания истории, без умения видеть историю на разных уровнях мы не поймем, что происходило на самом деле.

 

— Что бы вы могли порекомендовать тем, кто хочет глубже изучить вопрос? Помимо вашего курса на ПостНауке «Культура христианского Востока».

— На ПостНауке есть еще много всего интересного, помимо моего курса. Там в конце список литературы. Также рекомендую книгу Нины Викторовны Пигулевской 1979 года «Культура сирийцев в средние века». Можно почитать и статьи в православной энциклопедии, которые написаны с нейтральной позиции: несмотря на то что это конфессиональный ресурс, они привлекли серьезных ученых. И еще я бы посоветовал поискать в Сети, там много можно найти про сирийское христианство.

 

 
Алексей Муравьёв
кандидат исторических наук, руководитель ближневосточного направления Школы востоковедения НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, член Школы исторических исследований Института перспективных исследований в Принстоне, Board member in International Syriac Language project

Популярное в

))}
Loading...
наверх