Свежие комментарии

  • Мюмзик
    Чудесно! Просто чудесно!Альбом гоголевски...
  • Не Он
    Очень интересно!Коллекция редчайш...
  • Олег Архипов
    Вся эта ахинея написана по мотивам ранее написанных сказок,а потомки уже будут и эту писанину за чистую монету приним...МАРИЙЦЫ В РУССКО-...

ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ КРАСНОЙ АРМИИ ЗА ВРЕМЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ (1918-1922 гг.)

ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ КРАСНОЙ АРМИИ ЗА ВРЕМЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ (1918-1922 гг.)

 

Гражданская война в нашей стране началась вскоре после победы Великой Октябрьской социалистической революции и представляла собой вооруженную борьбу сторонников новой власти с антисоветскими силами. Продолжалась она фактически пять лет (с октября 1917 г. по октябрь 1922 г.).

 

Длительный и напряженный характер гражданской войны, причинившей стране и миллионам людей огромные бедствия, усугубился иностранным военным вмешательством, которое вылилось в интервенцию.

Однако военные вопросы являлись главными и стояли на первом месте в жизни республики лишь в период с мая 1918 г. (начало мятежа чехословацкого корпуса) до октября 1920 г. (разгром армии Врангеля в Крыму). На этом отрезке времени, продолжительностью в два с половиной года, судьба страны решалась исключительно на фронтах гражданской войны. В те годы были созданы регулярные Советские Вооруженные Силы, состоящие из Красной Армии и Красного Флота, достигнута их максимальная численность (5 427 273 чел. на 1 ноября 1920 г.) [ 197 ], осуществлены все важнейшие операции по разгрому интервентов и белогвардейцев, освобождена большая часть территории страны.

 

Победа молодой Красной Армии над объединенными силами интервентов и белогвардейцев позволили Советской республике в конце 1920 г.

начать переход от войны к миру. К этому времени было ликвидировано большинство фронтов гражданской войны. И хотя в ряде мест еще оставались отдельные очаги военного противоборства (в Закавказье, Средней Азии и на Дальнем Востоке), не они уже определяли основные направления в политике Советского государства. Решение военных задач отошло на второй план.

Рассмотренные особенности периодизации гражданской войны получили отражение и в данной книге, где весь статистический материал о потерях Красной Армии [ 198 ] разделен, по сути дела, на две части: потери за период с 1918 г. по 1920 г., на который пришлась основная тяжесть вооруженной борьбы, и потери за 1921- 1922 гг., когда Красная Армия вела военные действия в основном против отдельных бандформирований, засылаемых из-за рубежа, а также против локальных антисоветских выступлений и басмачества.

Потери Красной Армии в 1918-1920 гг.

 

Гражданская война и военная интервенция принесли нашей стране огромные разрушения и потери. Ущерб, причиненный ее хозяйству, составил в стоимостном выражении около 50 млрд. золотых рублей. Промышленное производство упало в результате войны до 4-20 % от уровня дореволюционной России (применительно к 1913 г.). Примерно вдвое сократилась численность рабочих, во столько же раз уменьшилось сельскохозяйственное производство.

Общие демографические потери населения на фронтах и в тылу воевавшихсторон (в боях, от голода, эпидемий и Террора) достигли 8 млн. чел. [ 199 ] В это число входят также потери личного состава Красной Армии убитыми и умершими от ран и болезней за 1918 1922 гг.

В определении числа потерь среди бойцов и командиров РККА в гражданской войне имеются большие расхождения в разных литературных источниках. Так, в современных энциклопедических изданиях (“Большая Советская Энциклопедия”, “Советская историческая энциклопедия”, энциклопедия “Гражданская война и военная интервенция в СССР”) приводится одно и то же число погибших военнослужащих - около одного миллиона человек [ 200 ].

Известный советский исследователь Б. Ц. Урланис в книге “Войны и народонаселение Европы” называет другие цифры: убито на фронте примерно 125 тыс. чел., умерло в действующей армии и в военных округах примерно 300 тыс. чел. [ 201 ] Общее же число убитых и умерших составило в итоге 425 тыс. чел. Это примерно в два раза меньше той цифры потерь, которая приводится в упомянутых выше энциклопедиях.

Немало противоречий содержится также в статистических материалах центральных органов РККА, обобщавших данные о боевых потерях личного состава в гражданскую войну. Например, по подсчетам Мобилизационного управления Полевого штаба РВСР количество убитых бойцов и командиров на декабрь 1920 г. составило 85 343 чел., раненых - 502 016 чел. [ 202 ]

ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ КРАСНОЙ АРМИИ ЗА ВРЕМЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ (1918-1922 гг.)

Советская республика в кольце фронтов

В справке отчетно-статистического отдела Главного управления РККА от 26 июля 1924 г. приводятся другие данные о потерях личного состава Красной Армии за период 1918-1920 гг. [ 203 ]:

 

Безвозвратные потери

 

  • Убито и умерло 96 000 чел.
  • Попало в плен 24 000 чел.
  • Дезертировало 20 000 чел.

 

Санитарные потери

 

  • Ранено и контужено 360 000 чел.
  • Заболело 1 040 000 чел.
  • Все потери 1 580 000 чел.

 

При этом общее количество безвозвратных потерь согласно подсчетам составило 180 000 чел., санитарных - 1 млн. 400 тыс. чел.

 

На следующий год это же Главное управление РККА в письме в Бюджетное управление Наркомата финансов РСФСР от 11 июня 1925 г. сведения о потерях представило в несколько измененном виде:

 

Безвозвратные потери

 

  • Убито и умерло 60 000 чел.
  • Пропало без вести 150 000 чел.

 

Санитарные потери

 

  • Ранено и контужено 260 000 чел.
  • Заболело 1 000 000 чел.
  • Все потери 1 470 000 чел. [ 204 ]

При сравнении этих данных видно, что общие потери личного состава по убитым и умершим даются в 1925 г. на 20 тыс. чел. больше, а по раненым и контуженым, наоборот, на 100 тыс. чел. меньше. Тогда же были опубликованы сведения о потерях Красной Армии в 1918-1922 гг. в книге “Народное хозйство СССР в цифрах” по данным статистического отдела Главного управления РККА (без разбивки по категориям потерь). Сведены они в таблицу, которая публикуется ниже. [ 205 ]

 

Таблица 57

Виды потерь 1918 г. 1919 г. 1920 г. 1921 г. 1922 г. Всего
Боевые 8292 131396 300059 171185 20826 631758
Санитарные (с эвакуацией) 5127 150324 212580 194758 18277 581066
Всего 13419 281720 512639 365943 39103 1212824

Приведенная таблица является очень важным военно-статистическим документом, который заслуживает особого внимания при исследовании вопроса о людских потерях в гражданскую войну. Но в связи с тем, что составители данной таблицы не разъяснили, что ими подразумевалось под боевыми и санитарными потерями, в печати появились разноречивые толкования этого документа. Так, в уже упомянутой нами книге Б. Ц. Урланиса “Войны и народонаселение Европы” почему-то берутся из данной таблицы и анализируются лишь цифры боевых потерь. При этом говорится, что “сопоставление и абсолютная величина цифр дают основание предполагать, что к боевым потерям отнесены убитые и раненые” [ 206 ] (подчеркнуто нами. - Авт.). В книге Ю.А. Полякова “Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население” высказывается несогласие с версией Б.Ц.Урланиса и дается другая трактовка боевых и санитарных потерь Красной Армии в рассматриваемой нами таблице [ 207 ].

“Логично допустить, - читаем мы у Ю. А. Полякова, - что и в том и в другом случае речь идет о летальных исходах, ведь говорится о санитарных потерях, а не о числе заболевших” [ 208 ] (т. е., по мнению автора, под боевыми и санитарными потерями, показанными в таблице, следует понимать количество убитых и умерших военнослужащих). И далее предлагается принять эти данные за основу, а их суммарную величину в 1 212 824 чел. считать итоговым числом всех погибших военнослужащих РККА в 1918-1922 гг. [ 209 ]

 

Разнобой и несовпадение опубликованных данных по одним и тем же видам потерь в гражданскую войну объясняется прежде всего недостаточной полнотой или даже отсутствием сведений по этим вопросам во многих отчетных документах, поступавших из войск в вышестоящие и центральные военные органы. Нередкими были также случаи, когда войсковые штабы не придавали должного значения учету и статистике людских потерь, или же не имели возможности заниматься этим важным делом в силу непредвиденных резких осложнений оперативной обстановки. В результате архивные фонды по гражданской войне страдают нехваткой многих первичных документов, необходимых для разработки статистических данных, в том числе по потерям. Особенно часто такие пробелы встречаются в архивных делах за 1918-1919 гг.

Положение в данной области стало несколько улучшаться лишь после того, как был создан в сентябре 1919 г. Справочный учетно-статистический отдел, входивший в состав Всероссийского Главного штаба [ 210 ].

 

Проводимая им работа способствовала упорядочению учета и отчетности по всем видам потерь начиная с 1920 г. На основе собранных отделом сведений о боевых потерях за 1918-1920 гг. составлен в 1926 г. Управлением устройства и службы войск Главного управления РККА “Именной список потерь на фронтах в Рабоче-Крестьянской Красной Армии за время гражданской войны” (М., 1926). В нем значится около 51 тыс. фамилий военнослужащих, погибших на фронтах (убитых и умерших на этапах санитарной звакуации), а также небольшое число умерших от болезней.

 

Несмотря на то, что список этот далеко не полный и содержит лишь меньшую часть фамилий погибших военнослужащих, он и сегодня представляет большую ценность как исторический документ и как своеобразный мемориал, увековечивающий память павших воинов.

Авторский коллектив книги, учитывая опыт своих предшественников по выявлению потерь в гражданской войне и решая фактически ту же задачу в новых условиях, опирался в работе преимущественно на архивные документы. К примеру, число убитых, пропавших без вести и попавших в плен определялось на основании документальных данных Оперативного управления Полевого штаба Реввоенсовета Республики, которое в соответствии с Табелем срочных донесений сведения о потерях получало от фронтовых и армейских штабов [ 211 ]. Число раненых и заболевших - по данным Главного военно-санитарного управления, куда поступали от санитарных частей армий и фронтов сведения о раненых, контуженых, больных и обмороженных. Использовались также документы других военных ведомств.

 

К сожалению, и в названных архивных фондах недостает многих донесений из войск о числе потерь за большие промежутки времени, что несомненно сказалось на полноте приводимых статистических данных. Конкретно обо всех этих случаях говорится в примечаниях к таблицам.

 

Важное значение для оценки потерь в рассматриваемый период имеет статистический материал о среднемесячной численности личного состава как действующих войск, так и в целом Красной Армии за каждый год войны. Эти данные, сведенные в две таблицы (58 и 59), использовались для расчета относительных значений потерь (в процентах).

 

Сравнивая между собой данные таблиц, мы видим, что общая численность Красной Армии, взятая на середину каждого года войны, значительно превосходила (в 1,6-2,3 раза) численность действующих войск на то же самое время. Это превышение объясняется тем, что в общую численность армии и флота входило большое количество тыловых, резервных и вспомогательных формирований, военных учреждений и заведений (запасные, резервные и учебные части, окружные и местные военные управления, военно-учебные заведения, а также войска охраны железных дорог и другие вспомогательные войска, окружные военные госпитали с большим количеством раненых и больных военнослужащих и другие). В 1919-1920 гг. к войскам, располагавшимся в тылу РККА, добавились еще такие крупные войсковые объединения, как запасная армия республики и запасные армии ряда фронтов, а также трудовые армии, подчинявшиеся РВСР.

 

 

Численность боевых войск Красной Армии и противостоящих войск противника, действующих на фронтах гражданской войны в 1918-1920 гг. [ 231 ]

Годы Дата, на которую взята численность Фронты (отдельные армии) Численность
Красной Армии Противника Соотношение
1918 1-10 декабря [ 232 ] Северный фронт 20010 34053 1:1,7
Отд.Западная армия (16-я армия) 7840 93350 1:11,9
Южный фронт 105910 220000 1:2,1
Восточный фронт 86850 118662 1:1,4
Итого 220610 466065 1:2,1
1919 Вторая половина июня [ 233 ] 6-я Отдельная армия (бывш. Сев. фронт) 13820 39500 1:2,9
Западный фронт 139595 378600 1:2,7
Южный фронт 76194 109500 1:1,4
Восточный фронт 125240 129000 1:1
Итого 354849 656600 1:1,85
1920 Первая половина мая [ 234 ] 7-я Отдельная армия 21986 114090 1:5,2
Западный фронт 88952 74850 1,2:1
Юго-Зап. фронт 42877 97360 1:2,3
Кавказский фронт 66448 63800 1:1
Туркестанский фр. 30685 10900 2,8:1
Итого 250948 361000 1:1,4
1920 1 ноября [ 235 ] 7-я Отдельная армия 33934 102900 1:3
Западный фронт 86726 87000 1:1
Юго.-Зап. фронт 72192 45500 1,6:1
Южный фронт (против Врангеля) 186068 до 41000 4,5:1
Кавказский фронт 85902 28400 3:1
Туркестанский фр. 34069 до 13000 2,6:1
Итого 498891 317800 1,6:1

 

В свою очередь, в самой действующей армии тоже имелись как боевые войска, находящиеся непосредственно на передовой линии, так и штабы, учреждения и части тыла, резервные и запасные войска. Количественное соотношение между ними можно увидеть на примере списочной численности личного состава войск фронтов и действующей армии в целом, взятой на 15 октября 1920 г. (см. таблицу 61).

 

Таблица 61

Состав войск действующей армии и их численность на 15 октября 1920 г. [ 236 ]

Оперативно-стратегические и оперативные объединения Общая численность действующих войск В том числе
Боевые войска Резервные и запасные части Штабы, тыловые учрежд. и части
число человек % к общ. числен. число человек % к общ. числен. число человек % к общ. числен.
7-я Отд. армия 117282 72432 61,8 - - 44850 38,2
Западный фронт 431591 151399 35,1 146864 34,0 133328 30,9
Юго-Зап. фронт 296713 110429 37,2 18513 6,3 167771 56,5
Южный фронт 468472 290738 62,1 43601 9,3 134133 28,6
1-я Конная армия 49822 33898 68,0 - - 15924 32,0
Кавказский фронт 304437 158961 52,2 43393 14,3 102083 33,5
Туркестанский фр. 73470 46511 63,3 - - 26959 36,7
Войска помглавкома по Сибири 124526 55158 44,3 - - 69368 55,7
Итого 1866313 919526 49,3 252371 13,5 694416 37,2

В составе действующей армии уже с лета 1918 г. начали создаваться высшие оперативно-стратегические объединения (фронты), которые образовывались по решению ЦК РКП(б) и Советского правительства, по постановлению Совета обороны и оформлялись приказом РВСР. Такие фронты считались основными [ 237 ]. Хронологическая последовательность их создания и время существования показаны в таблице 62.

 

В таблице 63 приводятся статистические данные о среднемесячной численности войск каждого фронта (отдельной армии) за 1920 г., а в таблице 64 - данные об их потерях в личном составе за тот же год. Аналогичные сведения о потерях фронтов (отдельных армий) за 1918 и 1919 гг. обнаружить не удалось.

 

Особый интерес представляют итоговые данные об общем количестве безвозвратных и санитарных потерь личного состава Красной Армии за 1918-1920 гг. (см. таблицу 65), которые складываются из числа потерь действующей армии и потерь военных округов. Последние включают в основном сведения о количестве больных, находившихся на госпитальном лечении, и количество умерших от ран и болезней в окружных госпиталях.

 

 

Таблица 66

Количество инфекционных больных в Красной Армии в 1918-1920 гг. [ 266 ]

Годы

Виды инфекций и количество заболевших (чел.)

Всего  

Сыпной тиф Возвр. тиф Неопредел. тиф Брюшн. тиф Холера Дизентерия Малярия Цинга Оспа
1918* 2022 225 - 3296 176** 90 - 49*** 82 5940
1919 319765 182391 - 25990 1392 10581 39773 4154 3434 587480
1920 512776 787083 92910 46455 4336 67780 78910 66187 3548 1659985
Итого 834563 969699 92910 75741 5904 78451 118683 70390 7064 2253405

* Данные о количестве инфекционных заболеваний (за исключением холерных) учтены с июля 1918 г.
** Холера в 1918 г. учтена с апреля.
*** Цинга в 1918 г. учтена только по фронтам.

 

Из таблицы видно, что инфекционные заболевания в армии и на флоте в 1918-1920 гг. (2 253 405 чел.) составляли больше половины всех санитарных потерь Красной Армии за тот же период (4 322 241 чел. - таблица 65).

В таблице 67 представлены данные о количестве умершего от инфекционных болезней личного состава РККА [ 267 ].

Таблица 67

Личный состав РККА По годам войны
1918 1919 1920 Всего
Количество инфекционных больных 5940 587480 1659985 2253405
Из них умерло 756 73804 208519 283079

 

В результате проведенного большого комплекса мероприятий по борьбе с инфекционными заболеваниями в Красной Армии они после 1922 г. заметно пошли на спад. Если в 1920 г. насчитывалось 1659985 инфекционных больных, то в 1921 г. их было 580548, а в 1922 (с января по октябрь) 164973, то есть во много раз меньше. Окончательно инфекционные заболевания были ликвидированы в 1926 г.

А теперь возвратимся к таблице 65, которая является основным статистическим документом о людских потерях Красной Армии за 1918-1920 гг. Из содержащихся в ней итоговых данных видно, что наибольшее число санитарных потерь относится к 1920 г. (2 908 630 чел.). По сравнению с 1919 г. их количество возросло более чем в два раза, в основном за счет роста эпидемических заболеваний. В связи с этим коечный фонд военно-медицинских учреждений был увеличен в 1920 г. со 158 тыс. до 397 тыс. коек [ 268 ].

Произведенные расчеты, исходящие из госпитальной емкости, показывают, что средняя продолжительность лечения каждого госпитализированного военнослужащего составляла от одного до полутора месяцев. При этом умерло в госпиталях за 1918-1920 гг. 407 209 чел. или 9,4 % от общего числа всех раненых и больных [ 269 ].Уволено из Красной Армии по инвалидности, а также в отпуск до окончательного выздоравливания 537 482 чел. [ 270 ] или 12,4 %. Возвратилось в строй после лечения за три года в общей сложности 3 377 550 чел. или 78,2 %.

Приведенный здесь довольно высокий процент возвращения личного состава в строй после его госпитализации, связанной в большинстве случаев с тифозными и другими инфекционными заболеваниями, свидетельствует об эффективности принимаемых мер по борьбе с эпидемиями в Красной Армии и успешности госпитального лечения всех раненых и заболевших. Оценивая проделанную работу в области медицины на фронтах гражданской войны, первый советский Нарком здравоохранения Н. А. Семашко в 1920 г. писал: “Мерзость и запустение в военно-санитарной организации получила советская власть в наследие от прежнего режима... Мы имеем теперь 397 496 военно-санитарных коек, имеем 242 вполне оборудованных санитарных поезда, восстановили такие учреждения, как поезда бани-прачечные, поезда врачебно-питательные, могущие составить гордость любой европейской военно-санитарной организации, а главное, имеем громадный, строго оформленный, разветвленный и централизованный орган обслуживания нужд Красной Армии” [ 271 ].

 

Среди всех видов безвозвратных потерь, показанных в таблице 65, особое внимание следует обратить на так называемые “небоевые потери”. К ним относятся все случаи гибели военнослужащих от небоевых травм и происшествий, случаи самоубийства и убийства, а также расстрелянные по приговорам военных трибуналов и дезертиры. В наших статистических данных в число небоевых потерь за 1918-1920 гг. включены только дезертиры. Сведения об остальных видах небоевых потерь не найдены, так как их включали, по всей видимости, в число убитых и умерших от ран. Данные о числе дезертиров, приведенные в таблице, не отражают полной картины в этом вопросе, так как в отчетные документы включались только злостные случаи дезертирства непосредственно из боевых частей. Сказывалась специфика гражданской войны, о чем требуется сказать подробнее.

Дезертирство [ 272 ] в Красной Армии появилось вскоре после того, как Советское правительство вынуждено было перейти в мае-июне 1918 г. от добровольческого принципа комплектования Вооруженных Сил к системе всеобщей воинской повинности. При этом основную массу дезертиров в то время составляли зажиточные крестьяне и середняки в силу их политических колебаний и недовольства политикой военного коммунизма, особенно продразверсткой.

 

Наиболее характерным это было для районов Украины, Северного Кавказа, Тамбовщины и других. Уклоняющихся от службы в Красной Армии крестьян нередко использовали буржуазные националисты (например петлюровцы) и контрреволюционные мелкобуржуазные партии (эсеры, меньшевики, анархисты). В результате эта категория дезертиров являлась одним из источников пополнения антисоветских банд (махновщина, антоновщина, петлюровские банды на Украине и др.).

На расширении масштабов дезертирства сказывалось также заметное нарастание общей усталости народа от войны и ее неисчислимых тягот. Этот момент был особо подчеркнут в письме В. И. Ленина петроградским организациям в апреле 1919 г., где говорилось, что “признаки усталости масс (100 000 дезертиров) все учащаются” [ 273 ].

 

К этому следует добавить, что военные призывы и мобилизации населения в 1918-1919 гг., как уже отмечалось, были зачастую организованы плохо, проводились при отсутствии сколько-нибудь точных данных о количестве военнообязанных. На местах не хватало четкого руководства этим важным делом. В результате часто проявлялись несогласованность и неразбериха в приеме людей на призывных пунктах, в подготовке, распределении и отправке маршевых пополнений, в контроле за их прибытием к месту назначения. Серьезной помехой дела являлось и плохое оповещение населения о предстоящих мобилизациях и призывах.

Да и сама Красная Армия на первых порах еще не являлась единым четко работающим военным организмом, что отрицательно сказывалось на деятельности всех военных органов снизу до верху. “...Сотни и тысячи отрядов самой разнообразной численности, физиономии, дисциплины и боеспособности - вот внешний вид нашей Красной Армии до осени 1918 года, - писал позднее в своих воспоминаниях М. Н. Тухачевский. - Только с этого момента начинается перелом. Отряды переформируются в полки, полки начинают сводиться в бригады и дивизии” [ 274 ].

 

В связи с создавшимся положением органы Советской власти и военные ведомства уже в 1918 г. стали принимать более решительные меры против дезертирства. Так, в декабре 1918 г. была создана Центральная временная комиссия по борьбе с дезертирством из представителей Всероглавштаба, Всероссийского бюро военных комиссаров и НКВД. На местах образовывались губернские комиссии, которым 29 марта 1919 г. было предоставлено право рассматривать дела о дезертирствах с наложением взысканий. Были установлены меры наказания за дезертирство (от условного лишения свободы до расстрела). Ревтрибуналам и губернским комиссиям предоставлялось право применять в качестве меры наказания также конфискацию имущества дезертиров и лишение их земельного надела (полностью или частично). Однако основными средствами борьбы с дезертирством были политико-воспитательные и организационные мероприятия.

Повсеместно усилилась проверка всех военнообязанных, особенно на железнодорожных узлах и путях сообщения. В результате было выявлено и возвращено на службу за период с 1 января 1919 г. по 1 декабря 1920 г. 2 млн. 846 тыс. чел., из них 1 млн. 543 тыс. чел. явились добровольно, а 837 тыс. чел. задержаны при облавах [ 275 ].

 

О злостном дезертирстве непосредственно из боевых войск действующей армии имеются следующие данные: 1918 г. - 199 чел., 1919г. - 7 343 чел., 1920 г. - 20 018 чел. (из них 59 командиров).

Дезертирство из действующей армии продолжалось и после 1920 г. Так, в 1921 г. дезертировало около 231 тыс. чел [ 276 ], в том числе из частей, которые вели борьбу с антисоветскими выступлениями, - 32 773 чел. (из них 1 704 чел. из комсостава), В 1922 г. дезертировало 112 224 чел. (в том числе 3 763 чел. из комсостава) [ 277 ].

Поскольку среди дезертиров процент “злостных” был относительно невелик для того времени (побеги сразу же после приема на военную службу составили 18-20 %, побеги из войсковых частей - 5-7 процентов), меры уголовного наказания в борьбе с дезертирством играли не главную роль. Об этом свидетельствует тот факт, что из общего количества задержанных за семь месяцев 1919 г. (1 млн. 500 тыс. чел.) было признано злостными лишь 95 тыс. чел. Из них направлено в штрафные части 55 тыс. чел., приговорено к лишению свободы (условно и безусловно) 6 тыс. чел., к расстрелу - 4 000 чел., (в подавляющем большинстве - условно), а фактически расстреляно 600 чел. [ 278 ]

 

Так довольно непросто складывалась ситуация с дезертирством как с одним из видов войсковых потерь в гражданскую войну. В наших статистических таблицах мы отнесли к числу безвозвратных потерь только ту часть учтенных дезертиров, которая так и не возвратилась в ряды Красной Армии ни в добровольном, ни в административном порядке.

 

По ходу изложения материала уже говорилось, что использованные нами документальные сведения о людских потерях советских войск за 1918-1920 гг. являются неполными. Поэтому мы сделали уточнения итоговых данных о потерях расчетным способом. В откорректированном виде они представлены в таблице 68, которая сопровождается необходимыми пояснениями.

 

Таблица 68

 

Уточненные данные о людских потерях Красной Армии за 1918-1920 гг.

Виды потерь Общее количество потерь В % к среднегодовой численности В % к потерям
I. Безвозвратные потери
а) Действующих войск (сил флота: - убито и умерло на этапах санитарной эвакуации 249294 * 10,5 4,9
- пропало без вести, не вернулось из плена. 86330 ** 3,6 1,7
- небоевые потери *** - - -
б) Действующих войск (сил флота) и военных округов: - умерло от ран и болезней 407209 **** _ 8,0
II. Санитарные потери
а) Действующих войск (сил флота): - ранено, контужено, обожжено, обморожено 536725 22,6 10,6
- заболело 3068237 129,3 60,6
б) Военных округов: - заболело 717279 - 14,2
Итого санитарных потерь 4322241 - 85,4
Всего потерь 5065074 - 100,0

* Получено следующим образом: исходя из общего количества раненых, показанных в таблице (536 725 чел.), и рассчитанного для гражданской войны соотношения между численностью убитых и раненых (один к четырем) было определено число убитых за 1918-1920 гг. (134 181 чел.). После суммирования его с числом умерших в действующих войсках (115 113 чел.), взятым из архивных источников, был получен конечный результат, показанный в таблице (249294 чел.).
** Из общего количества пропавших без вести и попавших в плен в 1918- 1920 гг. в таблице приводится только число не вернувшихся из плена и погибших 86 330 чел., т. е. чисто демографические потери.
*** Среди небоевых потерь за 1918-1920 гг. по документам значится только 27 560 чел. дезертиров (из действующих войск), которые в число безвозвратных демографических потерь не включены.
**** Получено расчетным способом.

 

Из таблицы видно, что уточнению подверглись лишь данные по некоторым видам безвозвратных потерь: более точно определено количество убитых и умерших на этапах санитарной эвакуации; из общего числа пропавших без вести и попавших в плен (162 029 чел.) в таблице приводится только количество погибших и умерших, то есть чисто демографические потери; из безвозвратных потерь исключены небоевые потери (27 560 военнослужащих), поскольку их составили в данном случае одни дезертиры, которые к демографическим потерям не относятся. Санитарные же потери, несмотря на ранее отмечавшуюся их неполноту, корректировке не подвергались. Да и осуществить ее на основе имеющихся архивных материалов не представляется возможным. К тому же недостающее число санитарных потерь практически компенсируется за счет излишков так называемого “повторного счета” в медицинской статистике, когда некоторое количество одних и тех же военнослужащих из-за повторных ранений или заболеваний поступали на лечение в военно-медицинские учреждения по два и более раза и всякий раз учитывались как новые случаи. Следовательно, цифровые показатели санитарных потерь, взятые из соответствующих документов и включенные в итоговую таблицу, несколько завышены из-за “повторного счета”. Все это позволяет нам без больших погрешностей принять имеющиеся данные о санитарных потерях за истинные.

 

Уточненные итоги потерь за 1918-20 гг., а также имеющиеся данные по общей численности людского контингента, мобилизованного в Красную Армию за те же годы, позволили нам подсчитать “приход” и “расход” личного состава Вооруженных Сил за указанный период гражданской войны. Цифровые данные, характеризующие поступление и убыль военнослужащих, представлены в таблице 69.

 

В ней показано, что в добровольческий период строительства Советских Вооруженных Сил их численность к началу июня 1918 г. составляла 374 551 чел. Но этого оказалось недостаточно для отражения натиска внешней и внутренней контрреволюции, войска которой насчитывали уже в то время около 700 тыс. чел. Интервентам и белогвардейцам, имевшим почти двойное превосходство в силах, удалось окружить Республику Советов кольцом фронтов и навязать ей войну (см. схему VIII). В создавшейся обстановке Советское правительство во главе с В.И. Лениным вынуждено было перейти к комплектованию армии и флота путем всеобщей мобилизации трудящихся, в первую очередь рабочих и крестьян. В связи с этим 29 мая 1918 г. было объявлено Постановление ВЦИК об обязательном наборе в армию, с чего и начался новый этап военного строительства. Набор в Красную Армию проводился путем призывов граждан определенных возрастов, при этом право защищать революцию с оружием в руках получили только трудящиеся массы. Нетрудовые элементы привлекались для выполнения различных вспомогательных обязанностей (хозяйственные работы, строительство инженерных сооружений, ремонт техники и т. д.).

 

V Всероссийский съезд Советов, состоявшийся в июле 1918 г., одобрил мероприятия по созданию регулярной Красной Армии. Съезд установил всеобщую воинскую повинность граждан в возрасте от 18 до 40 лет, отменил выборность командного состава, а также подтвердил необходимость привлечения для службы в армии и на флоте военных специалистов из числа бывших генералов и офицеров.

 

В постановлении съезда Советов особо подчеркивалось, что каждый боец, получивший в руки оружие, обязан был беспрекословно подчиняться командирам и начальникам.

 

Таблица 75

 

Общее число людских потерь Красной Армии за весь период гражданской войны (1918-1922 гг.)

Виды потерь Общее число потерь В гом числе по периодам
1918-1920 гг. 1921-1922 гг
I. Безвозвратные потери
Убито и умерло на этапах санитарной эвакуации 259213 249294 9919
Пропало без вести, не вернулось из плена 101045 86330 [ 315 ] 14715 [ 316 ]
Погибло в результате происшествий, осуждено, покончило жизнь самоубийством 3878 - 3878
Умерло от ран и болезней в лечебных учреждениях 616605 407209 209396
Итого безвозвратных потерь 980741 742833 237908
II. Санитарные потери
Ранено, контужено, обожжено 548857 536725 12132
Заболело 6242926 3785516 2457410
Итого санитарных потерь 6791783 4322241 2469542

* * *

 

В этой главе представлены результаты комплексного исследования людских потерь Красной Армии в гражданской войне и дано их итоговое количество, в том числе по годам войны (1918, 1919, 1920) и ее главным периодам (1918-1920 гг. и 1921-1922 гг.). Из-за недостаточности или отсутствия необходимых сведений не удалось показать потери советских войск в проведенных ими оборонительных и наступательных операциях. Отсутствуют также данные о людских потерях Красной Гвардии, которая после победы Великой Октябрьской социалистической революции являлась главным орудием защиты Советской Республики. Известно, что отряды Красной Гвардии сыграли решающую роль при ликвидации контрреволюционных выступлений на Дону, Южном Урале, на Украине и на Дальнем Востоке в конце 1917 г. Вместе с первыми частями Красной Армии красногвардейские отряды участвовали в боях с германскими захватчиками под Псковом и Нарвой, успешно сражались против германских и австро-венгерских войск на Украине.

 

Численность Красной Гвардии в послеоктябрьский период (до создания Красной Армии) достигала 253 тыс. чел.

 

Открытым остается также вопрос о потерях партизан, которые на протяжении всей гражданской войны 1918-1922 гг. с оружием в руках действовали в тылу белогвардейцев и интервентов.

Наибольшего размаха партизанское движение достигло в Сибири, Забайкалье, Приамурье, на Дальнем Востоке. По неполным данным, только в партизанских отрядах Сибири насчитывалось 140-150 тыс. чел., а партизанские отряды Амурской области “выросли в настоящую партизанскую армию, насчитывавшую к весне 1919 г. свыше 100 тыс. активных бойцов и имевшую единое командование. Партизаны нанесли интервентам и белогвардейцам значительные потери, истребив 17 600 чел. ” [ 317 ].

О потерях партизан имеются только отдельные отрывочные сведения. Известно, например, что из числа амурских партизан в боях, стычках, засадах и набегах погибло около 4300 чел. [ 318 ]

 

Потери противника (белогвардейцев, интервентов и других антисоветских сил) нами не исследовались из-за отсутствия необходимых сведений. Представление о численности указанных потерь можно составить лишь по тем ориентировочным данным, которые содержатся в ряде трудов по истории гражданской войны, в отдельных изданиях по проблемам демографии и народонаселения.

Так, в уже упоминавшейся нами книге Б. Ц. Урланиса фронтовые потери белых в гражданской войне (убитыми и умершими от ран на этапах санитарной эвакуации) определены в 175 тыс. чел. [ 319 ], а их потери умершими от болезней - 150 тыс. чел. [ 320 ]

В монографии Ю.А.Полякова отмечается, что потери воюющих сторон в 1918-1922 гг. были примерно одинаковыми и составили в общей сложности около 2,5 млн. чел. [ 321 ]

 

Однако следует сказать, что приведенные выше сведения о потерях белых армий носят в обоих случаях предположительный характер, так как не имеют под собой строгой документальной основы. Согласиться можно только с тем, что людские потери у противника во время гражданской войны были не меньше, чем в Красной Армии.

 

В заключение следует подчеркнуть, что содержащийся в данной главе статистический материал о людских потерях советских войск в гражданской войне имеет достаточно высокую степень достоверности. Он поможет впредь избегать ошибок и неточностей в этой области, будет способствовать более полному освещению многих событий гражданской войны.

Материал приведен в сокращении. Полностью читать здесь. 


Картина дня

наверх