Свежие комментарии

  • Михаил Ачаев
    Не было тогда всемирной китайской фабрики, всё стоило дорого.Сколько будет сто...
  • Никифор
    А если бы ледяной щит закрыл бы переход то к прибытию Колумба в Новом свете могло и не быть людей..Про океанцев держа...Заселение Северно...
  • Никифор
    https://www.youtube.com/watch?v=SMNvqYhnckg РС 239 Заселение Северной Евразии Сергей Васильев в «Родине слонов»Заселение Северно...

Русская антиклерикальная сатира 17 века.

Русская антиклерикальная сатира 17 века.

Большое место в сатирической литературе 17 в. занимает антиклерикальная тема. Корыстолюбие, жадность попов разоблачаются в сатирической повести «Сказание о попе Савве», написанной рифмованными виршами.

Ярким обличительным документом, изображающим быт и нравы монашества, является «Калязинская челобитная». Монахи удалились от мирской суеты вовсе не для того, чтобы, умерщвляя свою плоть, предаваться молитве и покаянию. За стенами монастыря скрывается сытая и полная пьяного разгула жизнь. Объектом сатирического обличения повесть избирает один из крупнейших монастырей Руси - Калязинский мужской монастырь, что позволяет автору раскрыть типичные черты жизни русского монашества 17в.

«Калязинская челобитная» высмеивает распутную и пьяную жизнь монахов не желающих ни работать, ни в церковь ходить, котором даже и молиться лень. По этой причине монахи Калязинского монастыря жалуются архиепископу Тверскому Семеону на своего архимандрита Гавриила . Оба духовные лица- исторические персонажи жившие во 2-ой половине 17в. Беря за основу реальные факты, повесть создает острую сатиру на разложение русского монашества, на развратность русского духовенства создавая обобщенный образ монашеского сословия.

Пародирование челобитных было широко распространено. «Калязинская челобитная» выдержана в подчеркнуто серьезным тоне,она подробна перечисляет все, даже самая фантастические просьбы монахов и их жалобы, очень обстоятельно и последовательно соблюдая внешнюю форму документального изложения.

За внешним балагурством пьяных монахов в повести скрыта народная ненависть к монастырям, к церковным феодалам. Основным средством сатирического обличения является язвительная ирония, скрытая в слезной жалобе челобитчиков.

Характерной особенностью стиля челобитной является его афористичность; насмешка часто выражена в форме народных рифмованных прибауток. Н-р: «А нам...и так не сытно: репа да хрен, да черный чашник Ефрем»: “Мыши с хлеба опухли, а мы с голоду мрем” и т.п. Эти прибаутки обнаруживают у автора «Калязинской челобитной» «лукавый русский ум, столь наклонный к иронии, столь простодушный в своем лукавстве».

Остросюжетной занимательной повестью является и Сказание о Куре и Лисице. В ней также в пародийных, сатирических целях используется Священное писание. Повесть распространялась в трех редакциях: прозаической, стихотворной, смешанной.

По своему построению повесть повторяет схему сказки о животных. Ее сатирическая цель- безжалостное осмеяние авторитета официальной церкви. В образе Лисицы высмеивается лицемерный и жадный поп -исповедник. Наделив лису внешним благочестием, ханжеской кротостью и смирением ,а затем противоположными чертами грубости и жестокости, когда она сбрасывает с себя ставшую ненужную маску, автор разоблачает лицемерие и формальное благочестие духовного сословия. В повести большую роль играет диалог героев, она имеет вид драматический оценки, нравоучительной басни. Можно найти в ней и элементы пародии одного из самых распространенных жанров церковной литературы-проповеди.

В аллегорических образах русской народной сказки о животных обличает лицемерие и ханжество попов и монахов, внутреннюю фальшьь их формального благочестия “Повесть о Куре и Лисице”. В хитрой, лицемерной ханже Лисе нетрудно узнать типичного священнослужителя, который елейными” божественными словесами” прикрывает свои низменные корыстные цели. Стоило только Лисе заманить Кура и схватить в когти , как с нее спадает елейная маска исповедницы, печалящейся о грехах Кура. Теперь Лиса исчисляет личные обиды, которые причинил ей Кур, помешав опустошить курятник.

Повесть обличает не только духовенство, но и подвергает критике текст «священного писания», метко подмечая его противоречия.

Также к сатирическим повестям 17века относится и «Азбука о голом и небогатом человеке», в которой звучит тема обличения социального неравенства и протест против власти богатых и «Служба кабаку», и «Повесть о бражнике».

На параллели пьяница - христианский мученик построена сатирическая повесть «Праздник кабацких ярыжек», или «Служба кабаку». Повесть обличает «государственную систему» организации пьянства через «царев кабак». В целях пополнения государственной казны в середине 17в. была введена монополия на производство и продажу спиртных напитков. Вся страна была покрыта сетью «царевых кабаков», во главе которых стояли «целовальщики», прозванные так потому, что давали клятву-целовали крест- «бесстрашно за прибыль ожидать его государевы милости, и в том приборе никакого себе опасения не держать, питухов не отгонять».

«Царев кабак» стал источником настоящего народного бедствия. Пользуясь своими правами, “целовальники” беззастенчиво спаивали и грабили трудовой народ. Поэтому обличение кабака в повести приобретало особую остроту и актуальность.

Антифеодальная по своей направленности демократическая сатира 17в. вместе с народной сатирой начинает то сатирическое направление русской литературы, которое развивали прогрессивные писатели-сатирики 18-19 вв.

Демократическая сатира затронула существенные стороны феодально-крепостнического общества, и ее развитие шло рука об руку с развитием народной сатиры. Общая идейная направленность, четкий классовый смысл, отсутствие отвлеченного морализирования сближало литературную сатиру с сатирой народной, что способствовало переходу сатирических повестей в фольклор. Опираясь на опыт народной сатиры, литературная сатира часто использовала формы деловой письменности («судное дело», судебная отписка, челобитная), церковной литературы (церковная служба, житие).

Источник →

Картина дня

наверх