Свежие комментарии

  • злодей злодейский
    нет ничего тупее чем натыкать сканов с книги.ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...
  • абрам вербин
    Можно покрупней сделать текст?ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...
  • Михаил Ачаев
    Не было тогда всемирной китайской фабрики, всё стоило дорого.Сколько будет сто...

Татаро-монгольское нашествие в истории Русского государства

Татаро-монгольское нашествие в истории Русского государства

Русская интеллигенция на протяжении вот уже двух столетий ищет "русскую идею". В последнее время эти поиски стали более лихорадочными, так как в этой идее видят основу возможной консолидации и мобилизации российского общества, что в перспективе, может быть, приведет к воссозданию Советского Союза. Кто-то мыслит более масштабно и ищет идею, которая бы разом объединила не только Россию, но и все население столь разноплеменного и разноэтнического СНГ. В качестве такой идеи многие выдвигают евразийство. Кажется, что все яснее ясного. Все народы европейской и азиатской частей СССР когда-то входили в империю Чингис-хана. Вот вам и основа единства, а также залог крепкой дружбы с Китаем и со всеми другими странами Азии вплоть до Бирмы. Имена Н.Трубецкого, Г.Вернадского, С.Пушкарева, Э.Хара-Давана и др. у всех на устах, их работы издаются большими тиражами. О евразийстве говорят как о "третьем пути" между капитализмом и социализмом.

Евразийцы считают колыбелью, из которой выросла Российская Империя, а, следовательно, и СССР, не Киевскую Русь, а империю Чингис-хана. "Монголы формировали историческую задачу Евразии, положив начало ее политическому единству и основам ее политического строя"1. Увлечение монголами незаметно перерастает в преклонение перед ними, и евразийцы начинают говорить о том, что с помощью монголов Россия сохранила Православие, а монгольское иго сыграло положительную и решающую роль в развитии русской государственности. Завоевание Руси было, якобы, прогрессивным явлением, поскольку монголы дали Руси хорошее законодательство, внесли большой вклад в развитие русского военного искусства.

Как-то забывается грабительский характер походов монголов, и, напротив, доказывается, что именно тюрки и монголы, а не западноевропейцы были искренними друзьями и союзниками русских, а сами русские оказываются близким монголам "туранским народом".

Монгольское нашествие в работах Л.Н.Гумилева

Из всех работ евразийцев до недавнего времени наиболее издаваемыми и потому доступными для читателей были многочисленные произведения Л.Н.Гумилева. Именно в его работах восхваление монголов и преуменьшение разрушительных последствий их "культурной миссии" достигают крайностей. Приведем, для примера, его описание нашествия Батыя на Русь.

Монголы, в представлении Л.Н.Гумилева, появились на границах Руси с мирными инициативами. Они стремились уничтожить половцев, а так как те заключили союз с русскими князьями, то досталось и Руси. Когда же половцы, спасаясь от татар, откочевали далее на запад, то Батый предпринял поход и в Западную Европу. Если бы русские князья отказали половцам в помощи, то войны не было бы. Ведь кочевникам-монголам вовсе не нужны были "земли, покрытые густым лесом, а русские, как оседлый народ не могли угрожать коренному монгольскому улусу"2. Получается, что если бы русские князья не убили бы на реке Калке татарских послов, то Орда просто постояла бы на русских рубежах и откочевала обратно. Русские же князья предпочли воевать с монголами и защищать Западную Европу и половцев, а не искать с Чингис-ханом и Батыем союза против католиков.

Непонятно только зачем же в течение более чем двухсот лет Золотая Орда угнетала Русь, если завоевание последней не могло принести монголам никакой выгоды. Л.Н.Гумилев как бы забывает, что еще задолго до появления татар на Калке, Чингис-хан решил завоевать весь мир. Для автора, как видно, несущественно и то, что кроме западноевропейской культуры русские князья защищали еще и свою Родину. Не принимает он во внимание и то, что с католической опасностью Русь справилась и будучи разоренной монголами, без их помощи.

Описывая боевые действия на территории Руси, Л.Н.Гумилев всячески старается доказать, что воевали монголы без жертв и разрушений среди местного населения. На массовые убийства у монголов просто не было сил, ведь численность монгольского войска Л.Н.Гумилев определяет всего в 30 тыс. чел., так как на каждого воина приходилось по три лошади, а более 100 000 лошадей разом прокормить трудно3. Читателю сразу становится ясно, что с такой армией Русь с 12-миллионным населением, каким оно было в начале XIII в., не завоюешь и не разоришь. Л.Н.Гумилев уверяет, что от монголов пострадало всего несколько городов, "которые, находясь на пути войска, отказались замириться с монголами и начали вооруженное сопротивление"4. На Руси, в целом, людей погибло немного, так как все успели заблаговременно попрятаться со своим скарбом по лесам и болотам и, как только опасность миновала, вернулись к своим жилищам. Никаких особенных потрясений Русь в результате нашествия не испытала, что же касается запустения земель и резкого уменьшения численности населения, то они были следствием упадка Руси, начавшегося якобы еще в XI в.

Отметим, что подавляющее большинство историков весьма обоснованно пишет о расцвете Руси в XI-XII вв. Но, видно, у Л.Н.Гумилева другой взгляд на данный вопрос, хотя и необоснованный и, чтобы ни у кого не осталось и тени сомнения в его правоте, он уговаривает читателей не жалеть о "вялой Древней Руси XII-XIII вв., которая мало походила на Московскую, энергичную, трудолюбивую и набухавшую пассионарностью" Русь, переживающую монгольское иго5. (Неясно, что это за божья благодать такая - пассионарность - и по какому принципу одни ею заряжаются, а другие нет. Разумеется, Л.Н.Гумилев понимает, что с ним согласятся, мягко говоря, не все ученые. И всех своих оппонентов он заранее обвиняет в предвзятости при подборе цитат, т.е. в подгонке фактов под концепцию. И это говорит человек, который умудрился "пересмотреть" большинство тех источников, с которыми он имел дело. Ведь достаточно прочесть летописи, чтобы убедиться в том, что факты явно противоречат построениям нашего уважаемого евразийца. Впрочем, Л.Н.Гумилеву мало обвинить своих оппонентов в ненаучности, он считает их великорусскими шовинистами, "недоброжелательно относящимися к малым народам нашей Родины"6.

Фантазии Л.Н.Гумилева и прочих евразийцев многократно подвергались критике в трудах Б.А.Рыбакова, П.П.Толочко, В.В.Каргалова, А.Г.Кузьмина и др. Необходимо, видимо, в очередной раз проиллюстрировать истинные последствия татарского ига. Достаточно будет рассмотреть одно только нашествие Батыя, чтобы понять насколько ужасны были эти последствия.

Армия монголов

Начнем с вопроса о численности монгольских полчищ. Откуда же Л.Н.Гумилев взял цифру 30 тыс.? Он ссылается на статью Н.Веселовского "Золотая Орда", опубликованную в энциклопедии Ф.А.Брокгауза и А.Ефрона. Но у Н.Веселовского явная ошибка - он спутал поход 1230 г. на Волжскую Булгарию, в котором участвовал только улус Джучи, в котором численность монголов действительно была 30 тыс. чел., и поход татар 1236-1238 гг. Поход 1230 г. окончился неудачей именно из-за недостаточной численности войска монголов, после чего на общемонгольском курултае (съезде) было решено направить на завоевание Булгарии и Руси объединенные силы всех монголов.

Новый поход 1236-1238 гг. планировался как общемонгольский - на помощь Батыю для завоевания всех стран на Западе было направлено 14 царевичей - потомков Чингис-хана со своими ордами. Осенью 1236 г. они соединились на границе Волжской Булгарии. Восточный автор Джувейни записал, что "от множества войск земля стонала и гудела, а от многочисленности и шума полчищ столбенели дикие звери и хищные животные". На Запад двинулась огромная орда со своими семьями, кибитками и стадами. Описание численности монголо-татарских орд конкретизирует монах-францисканец Плано Карпини, посланный в 1245 г. папой Иннокентием IV предлагать мир монголам. Он отметил, что в воинстве монголов 160 тыс. собственно монголов и до 450 тыс. воинов из покоренных народов, т.е. более 600 тыс. чел. Венгерский летописец Симон утверждал, что в Венгрию в 1240-х годах вторглось воинство Батыя в 500 тыс. воинов. И это уже после разгрома Руси! Венгерский монах Юлиан, побывавший в Великом княжестве Владимирском в 1237 г., записал, что в армии Батыя более 375 тыс. воинов, не считая женщин, которые "воинственны, как и сами монголы". Вслед за этими авторами многие русские и советские историки определяли численность монгольской армии в 300 тыс. чел. Вероятно, эта цифра преувеличена. Наиболее подробные и достоверные сведения о походах монголов на Восточную Европу приводит Рашид-ад-Дин (1247-1318) - официальный историк одной из династий чингизидов, близкий к документам монгольской императорской канцелярии. Он определяет численность всех войск, оставленных Чингисханом своим наследникам, в 129 тыс. чел. Эта цифра вполне реальна, так как она подтверждается косвенными данными: в походе Батыя участвовало 14 царевичей, каждому из которых по статусу было положено командовать одним "туменом", т.е. 10 тыс. чел. Таким образом, 14 туменов равно 140 тыс. чел. В настоящее время эта цифра принята большинством историков (В.В.Каргалов, П.П.Толочко и др.).

Но это численность одних монголов. При этом не учитываются многотысячные толпы пленных, которых монголы гнали впереди себя на стены осаждаемых городов. Когда защитники города "выдыхались", убивая это подневольное "пушечное мясо", монголы добивали горожан. Таким образом, численность монгольской армии оказывается значительно большей, чем 150 тыс. чел., хотя, невозможно точно установить на сколько или во сколько раз большей. При осаде городов монголы использовали технику китайских и персидских инженеров. В условиях Руси XIII в., когда княжеская дружина в несколько тысяч человек представляла из себя солидную силу, армия монголов, к тому же объединенная единым командованием, скованная железной дисциплиной, обладавшая хорошим боевым опытом, была для разобщенной Руси практически непобедима. Армия монголов потрясла русичей. Когда осенью 1240 г. Батый осадил Киев, киевский летописец, современник, а может быть и уцелевший свидетель тех страшных дней, записал:

"И бе Батый у города и отроци его обседяху град, и не бе слышати от гласа скрипания телег его, множества рвения вельблуд его, и ръжания от гласа стад конь его". А ведь население Киева насчитывало в то время 50 тыс. чел. Прибавим к этому крестьян из окрестных деревень, сбежавшихся в столицу спасаться от врага за ее стенами. Удивить их множеством войска было трудно, а без многочисленного перевеса в силах татар город было не взять. Даже после разгрома Киева, около 1245 г., монголы держали в районе города воинство в 60 тыс. чел.

Таким образом, все подсчеты Л.Н.Гумилева оказываются неверными. Совершенно смехотворными кажутся его размышления о нехватке подножного корма для монгольской армии, в случае если ее численность превышала бы 30 тыс. чел. Монголы вступили в пределы Руси в конце 1237 г., когда травы уже не растут. Как видно, проблемы провианта их не волновали. Они знали, что на Руси собран урожай и можно будет просто грабить мирных землевладельцев. Учитывая, что население Руси, хотя и разделенное на княжества, было более десятка миллионов человек, становится ясно, что мук голода захватчики не испытывали, отбирая у русских все подряд. Их нисколько не волновало, что останется славянам. Даже если бы все наши предки были перебиты или вымерли от голода - это "наших союзников против католического Запада" мало волновало.

Жертвы и разрушения

Чингис-хан и его потомки нисколько не стеснялись своей жестокости, более того, они гордились ею. Однажды в кругу своих приближенных Чингис-хан заметил, что он перебил в своей жизни такое множество людей, что его слава будет вечной. Один человек из его окружения, явно не монгол, поинтересовался:

- Если хан и его слуги перебьют всех людей, среди кого же будет жить его слава? Чингис-хан обозвал его глупцом и заявил:

- Государей в мире много. Я творил всеобщую резню и разрушал повсюду, куда ступали копыта коней... А остальные народы, что находятся в стране других государей, сложат рассказы во славу мою7.

Жестокость монголов не была стихийной, она была вполне продуманной системой терроpa, имевшей целью запугать мирных жителей и создать панику в завоеванных странах.

Поражает полное игнорирование Л.Н.Гумилевым, в угоду своей концепции, письменных и археологических источников. Удивительным кажется утверждение, что монголы не успели бы разорить все русские города. Он как будто забывает указания источников, что после взятия Владимира в 1238 г. татары разделились и в дальнейшем разоряли Северо-Восточную Русь, двигаясь в трех направлениях (рис. 1, 2).

Татаро-монгольское нашествие в истории Русского государства

Рис. 1. Разгром татаро-монголами городов
Северо-Восточчой Руси (январь-февраль 1238 г.)

Татаро-монгольское нашествие в истории Русского государства

Рис. 2. Разгром Северо-Восточной Руси
татаро-монгольской "облавой" (весна 1238 г.)

Некоторые города они взяли сходу, например, Суздаль, который оборонялся всего один день. А Л.Н.Гумилев утверждает, что этот город вообще уцелел. Монголы никуда не спешили. Во Владимиро-Суздальской Руси они преодолели расстояние в 500 км за 40 дней, т.е. в день - всего 10-15 км. А ведь средняя скорость передвижения монгольской армии составляла 80 км в день. Что-то мешало татарам - вероятно, не только плохие зимние дороги, но и то количество городов и сел, которое они разоряли по пути. Ужасная картина уничтожения, описанная в летописях, подтверждается археологическими раскопками русских городов: братские могилы, каждая на тысячи человек, десятки тысяч сожженных домов. По подсчетам археологов, из 74 русских городов XII-XIII вв., известных по археологическим раскопкам, 49 (т.е. две трети) были разорены татарами, 14 из 49 исчезли совсем, а 15 превратились в поселки сельского типа. Подобное соотношение, известное по данным раскопок, в миниатюре повторяет реальное соотношение разоренных и уцелевших русских городов в целом.

Наиболее хорошо изучен в этом отношении Киев. Уже упоминавшийся выше Плано Карпини, проезжая через Киев в ставку Батыя в 1246 г., писал, что монголы "произвели великое избиение в стране Руссии, разрушили города и крепости и убили людей, осадили Киев, который был столицей Руссии, и после долгой осады они взяли его и убили жителей города... Этот город был весьма большим и очень многолюдным, а теперь он сведен не на что, едва существует там 200 домов, а людей там держат они в самом тяжелом рабстве". Сообщение монаха подтверждают и археологические данные. Из них следует, что хотя монголы и не смогли стереть Киев с лица земли окончательно, но из более чем 40 монументальных сооружений города уцелели, да и то в поврежденном виде, только 5-б, из более чем 2 тыс. дворов - 200 (и те, видимо, были построены между 1240-1246 гг.), а из 50 тыс. населения осталось не более 2 тыс. Город был восстановлен лишь спустя несколько веков.

Необходимо особо отметить, что добровольная сдача города на милость победителя, о которой так много говорится в трудах Л.Н.Гумилева, все равно не сулила горожанам ничего хорошего. Как правило, монголы требовали признать зависимость от них, отдать им то, что они пожелают, и срыть городские укрепления. Даже выполнение всех этих требований не спасало жителей города. Например, во время завоевания Средней Азии, по пути на Бухару, Чингис-хану добровольно сдались жители города Зарнук. Однако монголы выгнали их из города, а крепость разрушили. Всю молодежь угнали в плен. В дальнейшем они были использованы в качестве "пушечного мяса" при осаде других городов и практически все погибли. Такова же была судьба и других городов, сдавшихся "благородному" Чингис-хану по доброй воле. Кроме крупных городов в результате монголо-татарского завоевания было уничтожено большинство феодальных замков, крепостей и волостных центров. В XIV в. жизнь продолжалась едва ли в 25% поселений этого типа. Одновременно резко сократилось и число рядовых сельских поселений. А ведь в Древней Руси X-XII вв. существовало около 50-75 тыс. деревень, в которых проживало абсолютное большинство земледельческого населения. Летописцы сообщают, что во время похода Батыя в Северо-восточной Руси в 1237-1238 гг. было опустошено все междуречье Оки и Волги так, что "несть сел целых", а головы жителей падали на землю, как скошенная трава. Из всех древнерусских княжеств только Смоленское, Пинское, Витебское, Полоцкое и большая часть территории Новгородской земли не испытали на себе "дружелюбное" отношение Батыя, да и то только потому, что татары до них не дошли. Все остальные древнерусские княжества были разгромлены и опустошены.. Была разорена Владимиро-Суздальская Русь, обезлюдели целые земли - Киевская, Черниговская, Переяславская, некоторые из южных и юго-восточных областей оставались пустыми не одну сотню лет. "Множество мертвых лежаша", "град разорен", "земля пуста, церкви позжены", "люди избиша от старца до сущего младенца" - такими словами характеризуют летописцы состояние русских земель после нашествия Батыя.

Леса и болота, о бегстве в которые пишет Л.Н.Гумилев, мало кого спасали. Во время, например, нашествия татар в 1293 г. ("Дюденеварать") они вылавливали людей и в лесах. Кроме того, трудно представить себе сколько времени может просидеть в лесу человек, убежавший туда зимой, спасаясь от неожиданного нападения беспощадного врага? Многие люди погибли от морозов и болезней в лесах, а также от голода и эпидемий, неизбежных при возвращении в разоренные деревни. Именно тяжелыми последствиями монголо-татарских вторжений второй половины XIII в. историки объясняют следовавшие один за другим "глады' и "моры".

После "кавалерийского рейда", как его называет Л.Н.Гумилев, Батыя убитых было так много, что летописцы отмечают как подвиг то, что некоторые князья собрали и похоронили всех погибших, очистили от их тел улицы и организовали работы по восстановлению городов. В некоторых землях не удалось сделать и этого. Плано Карпини во время путешествия по Южной Руси видел "бесчисленные головы и кости мертвых людей, лежавших на поле". А ведь после нашествия прошло почти шесть лет (рис. 3).

Татаро-монгольское нашествие в истории Русского государства

Рис. 3. Нашествие татаро-монголов на Русь

Для того чтобы оценить, какой страшный удар был нанесен демографии нашей страны, достаточно вспомнить, что Россия сумела достичь численности населения Руси начала XIII в. (около 12 млн. чел.) только к концу XVI в.

А ведь набег Батыя был не единственным. Уже в 1252 г. татары вновь обрушились на русские земли, а в последней четверти XIII в. Орда совершила на Русь не менее 15 походов, среди которых были и весьма крупные, как уже упоминавшаяся "Дюденева рать" 1293 г., равная по своим масштабам нашествию Батыя.

После всего вышесказанного попытки Л.Н.Гумилева преуменьшить количество жертв и обелить татаро-монгол выглядят просто кощунственными. Впрочем, эти идеи совсем не новы.

Еще в XIX-начале XX вв. украинские историки-националисты (В.Б.Антонович, М.С.Грушевский и др.), стремясь доказать, что Украина вовсе не запустела после нашествия татар, а центр Руси не был перенесен на Северо-Восток, утверждали, что монгольское завоевание не причинило Южной Руси серьезных разрушений и даже Киев не был разорен. Л.Н.Гумилев явно следует за ними. В его работах, таким образом, можно найти проявление и татарского и украинского национализмов, но почему-то его ценят именно русские патриоты, хотя, как видим, ничего патриотического в его работах нет.

Монгольское нашествие и русская культура

Монголо-татарское нашествие отбросило русскую культуру на несколько веков назад. Достаточно прочесть фундаментальный труд Б.А.Рыбакова о ремеслах Древней Руси, чтобы понять, какая богатая культура была растоптана столь любимыми евразийцами - носителями "пассионарности" с Востока. "После монгольского завоевания исчез ряд технических приемов, знакомых Киевской Руси, в археологическом инвентаре исчезло много предметов, обычных для предшествующей эпохи. В инвентаре деревенских курганов XIII-XIV вв. отсутствуют шиферные пряслица, сердоликовые бусы, золотостеклянные бусы, трехбусинные височные сердоликовые бусы, зерненые бусы, привески, амулеты и некоторые другие вещи. В жилых слоях уже не встречаются стеклянные браслеты столь частые в до-монгольское время"8. Только в XVI в. появляется вновь ювелирное искусство перегородчатой эмали, но его нельзя сравнить с домонгольским. Вместе с эмалью отмирают искусство черни и зерни и даже простое искусство скани. Скань возрождается в XVI в., а зернь и чернение получат распространение лишь в XVI в. А ведь это были искусства, которыми гордились русские мастера XII в., которые были известны на всю Европу.

Многие ремесленники были убиты, и еще большее их число монголы угнали в рабство. Русские мастера существовали впроголодь, их перегоняли за татарским войском как скот. Они погибали, замерзали, умирали от голода и создавали потрясающие своим великолепием золотоордынские города. А на Руси, их родине, в первые 50 лет ордынского владычества не было построено ни одного нового города. Целое столетие после монгольского нашествия не возобновлялось каменное строительство. Даже в Великом Новгороде, до которого монголы не дошли, здания из камня не строились более полувека. То, что начало строиться позднее, строилось значительно хуже, чем в XII-начале XIII вв. Совершенно исчезла и более не возродилась уже знаменитая и великолепная резьба по белому камню.

Резкий упадок пережила торговля, "зарождавшиеся в XII-XIII вв. связи города с деревней, широкая торговля некоторых крупных городов с далекой переферией, а следовательно, и организация массового производства в городе - все это было уничтожено татарами почти повсеместно. Разгромлены были именно те области, где сильнее всего ощущался выход городского ремесла на рынок: Киев и связанные с ним города Приднепровья, Владимир, Рязань и ряд менее значительных городов. Начавшийся в XII в. одновременно и на западе и на востоке Европы процесс роста городов и выхода городского ремесла на более широкий рынок со вре мени монгольского завоевания продолжается только на западе и совершенно прекращается в Киевской Руси"9.

Во время нашествия татар погибли многие драгоценные памятники русской литературы. Уцелевшее дошло до нас в не всегда удачных копиях и списках. В одном списке дошло до нас даже "Слово о полку Игореве" - произведение, имевшее широкое распространение в домонгольской Руси. Во многих городах прекратилось ведение летописей, там же, где эта работа продолжалась, записи стали сухими и сжатыми, совершенно не похожими на живое изложение событий авторами XII в.

К вопросу о монгольской дани

Совершенно напрасно евразийцы пишут и о незначительности монгольской дани. Л.Н.Гумилев не совсем прав, когда говорит о том, что долгое время с русских земель монголы не брали фиксируемых поборов. Действительно, в первые годы они грабили все подряд. Но еще в 1237 г. накануне разгрома Рязани они предлагали жителям этого города выплатить дань, равную 1/10 во всем - в людях, в золоте, в конях и т.д. Уже в 1246 г. Плано Карпини засвидетельствовал, что от ханов Гаюка и Батыя был послан на Русь какой-то сборщик податей, который от каждого отца, имевшего троих сыновей, брал по одному из них и уводил в орду. Остальных жителей он пересчитал и приказал, чтобы каждый из них, малый и большой, даже младенец, бедный и богатый одинаково, давал ежегодную дань: 1 медвежью шкуру, 1 шкуру бобра, 1 шкуру соболя, 1 шкуру хорька, 1 шкуру чернобурой лисицы. Кто не мог заплатить дань, того уводили в рабство. В результате переписи, проведенной монголо-татарами в 50-70-х годах XIII в. взимание дани приобрело повсеместный и регулярный характер. В 1275 г. русские платили татарам по полугривне с сохи. В начале XIV в. общая сумма ордынской дани с Северо-восточной Руси составляла 13-14 тыс. руб.10. На рубль XV в. можно было купить в среднем около 100 пудов ржи, а ведь рубль того времени был дешевле рубля XIV в.11. В зависимости от урожайности года в конце XV в. на один рубль, например, в Пскове, можно было купить от 47 до 243 пудов зерна. Каждая русская деревня в конце XIV в. должна была выплачивать, в среднем, Орде примерно по 2 т зерна. Если деревня того времени состояла обычно из одного-трех дворов, понятно, насколько подрывала их благосостояние ордынская дань. По расчетам В.О.Ключевского, монгольский рубль 1500 г. по хлебным ценам стоил не менее 100 руб. 80-х годов XIX в. Русский крестьянин конца XIX в. ордынскую дань просто не выплатил бы. Но, кроме обычной дани, с населения русских княжеств взимали и другие виды поборов, например, обязанность принимать, содержать и кормить многочисленных ордынских послов. Всего же насчитывалось 14 видов ордынской дани. Каждый выкручивался как мог, выплачивали, отдавая сыновей и дочерей в рабство.

Влияние ига на политический строй Руси

Нашествие монголов изменило и политический строй жизни русских земель. Вплоть до начала XIII в. Русь сохраняла относительное единство, которое выражалось многими началами - этнической общностью древнерусской народности, развивавшейся по пути консолидации вплоть до установления владычества монголо-татар и литовцев, наличие налаженных экономических связей в пределах всей огромной страны, единство общерусского законодательства, сохранившего одинаковую силу во всех землях и княжествах, единство самобытной культуры русского народа, единство православной веры и централизация ее управления и, наконец, общерусский строй политической власти. Русские князья осознавали свое единство, называли друг друга "братьями", собирались на съезды, на которых решались вопросы избрания великого князя, распределения уделов и внешней политики. Князья совершали совместные походы. Они осуществляли правление Русью коллективно. В каждом княжестве деятельность князя была подконтрольна народу, выражавшему свое мнение на вече. Вече могло изгнать князя и пригласить его. Князь контролировался его собственной дружиной. Дружинники-вассалы имели право свободно выбирать себе сюзерена и переходить от одного князя к другому. Без ведома старшей дружины князь обычно не принимал решения. В дружине князь был лишь первым среди равных.

Нашествие Батыя изменило все. Пришел конец участию народа в политической жизни. Уничтожение городов с их богатыми традициями самоуправления, массовые убийства их жителей, которые могли помнить эти традиции, привели к полному отмиранию традиций вече как формы волеизъявления народа, как в Юго-Западной, так и в Северо-Восточной Руси. Города восстанавливали князья, и именно князья устанавливали теперь в них правила. Изгнание князя, получившего ярлык от хана на владение городом, стало просто немыслимо. Это грозило карательным походом татар. В ходе татарского нашествия было уничтожено большинство русских дружинников. Изучая дворянскую генеалогию, можно заметить, что немногие дворянские роды России происходили от дружинников, служивших русским князьям до монгольского нашествия. Новые дружинники, пришедшие служить князьям на смену Ильям Муромцам, Добрыням Никитичам и Алешам Поповичам, были уже совершенно зависимы от князей и лишены каких-либо представлений о прежних взаимоотношениях князя и дружины. Таким образом, какие-либо механизмы ограничения власти русских князей были сломлены.

Изменились междукняжеские отношения, так как каждый из князей был занят восстановлением своей "отчизны", а о "братьях" и не вспоминал. Да и какой смысл вспоминать о былом единстве, избрании великого князя, когда бывшая столица - Киев лежит в развалинах, править в ней никто не хочет. Какой смысл было говорить о "распределении уделов", когда князья получают ярлыки на княжение из рук хана. Русь окончательно распалась и единственное, что объединяло теперь русских князей - общая зависимость от Золотой Орды. Среди евразийцев бытует мнение, что это позволило Руси объединиться. Это неверно. Татары всеми силами препятствовали объединению Руси. Они перекраивали политическую карту Руси, мешали усилению того или иного князя, разжигали соперничество и распри между русскими князьями за ханский ярлык на княжение. Всех объединял только общий страх перед новым нашествием татар.

К.Маркс тонко подметил, что татарское иго "не только подавляло, но оскорбляло и иссушало самую душу народа, ставшую его жертвой"12. Татары старались всеми силами деморализовать, запугать подчиненные им народы. Армянский автор Смбат Спарапет, побывавший в 1247 г. в районе Самарканда записал:

"Я видел несколько городов, разрушенных татарами. Я видел некоторые из них за три дня пути и несколько удивительных гор, состоящих из груды костей тех, кого умертвили". Эти горы должны были напоминать всем о владычестве монголов. Люди, жившие на землях, через которые прошли монголы, были настолько запуганы, что это поражало иностранных путешественников. Арабский автор Ибн-ал-Асир записал ряд примеров проявления поразительного страха перед одним только именем монголов: "Так, например, рассказывалось, что один человек из них (татар) заехал в деревню или улицу, где находилось много людей, и, не переставая, перебил их одного за другим, и никто не решился поднять руку на этого всадника. Передавали мне, что один из них схватил человека, и так как при татарине не было чем убить его, то он сказал ему: "Положи голову свою на землю и не уходи". Тот и положил голову на землю, а татарин ушел, принес меч и им убил его. Рассказывал мне человек также следующее: был я с 17 другими людьми в пути, подъехал к нам всадник из татар и сказал, чтобы один из них связал другого. Мои товарищи начали делать, что он им приказал. Тоща я сказал им: он один, отчего бы нам не убить его и не убежать. Они ответили: мы боимся, а я сказал: он ведь хочет убить вас сейчас, так мы лучше убьем его, может быть, Аллах спасет нас. Клянусь Аллахом, ни один из них не решался сделать это. Тогда я взял нож и убил его, а мы убежали и спаслись. Таких примеров много."

Этот животный ужас, это подавленное состояние духа, эта потеря гордости может быть встречена и в Китае, и в Средней Азии, и в Иране, и на Кавказе, и в Восточной Европе. Русь не исключение в этом списке. Неслыханные зверства восточных завоевателей породили у средневековых христианских историков и богословов убеждение в том, что эти завоеватели являются сыновьями дьявола и вышли из преисподней. Преисподняя по-гречески называлась "тартарос". Это название было созвучно тому названию монголов, которое давали им их соседи - татары. На Руси многие верили, что пережили Конец Света. То, что произошло в 1237-1242 гг., действительно напоминало Апокалипсис. Где тут было развиваться бодрости, о которой пишет Л.Н.Гумилев. Само радостное и светлое русское православие после нашествия монголов стало сухим и аскетичным. Была заложена благодатная основа для проникновения на Русь исихазма.

Великий страх перед монголами оказывал влияние на развитие идеологии. Некоторые летописцы, особенно конца XIII-начала XIV вв., старались угодить татарам, дают искаженную картину Батыева погрома, преуменьшая зверства захватчиков. Так, в Лаврентьевской летописи ничего не говорится о героической обороне Козельска, очень скупо освещаются события обороны Киева и других южнорусских городов, в записях второй половины XIII в. по отношению к ордынским ханам выдерживается вполне лояльный тон.

Страх и рабская угодливость проникли во все слои общества. Чувство собственного достоинства потеряли не только простые люди, но и князья. По подсчетам исследователей, только в Северо-Восточной Руси во время нашествия монголов погибло: в Рязанской земле - 9 князей из 12, из 3 ростовских князей - 2, из тех 9 суздальских князей, которые были в это время взрослыми и находились в своих землях, было убито 5. Монголо-татары всюду старались привлекать на свою сторону воевавших против них полководцев, давали им армии и направляли воевать с собственным народом. Случаи предательства часто встречались во время войны татар с китайцами и в Средней Азии. Русские князья, сражавшиеся с монголами в 1237-1241 гг., не желали с ними сотрудничать. Во многие летописи вошел рассказ о му чительной смерти ростовского князя Василия Константиновича, который был захвачен монголами в плен в 1238 г. и отверг предложение сражаться под знаменем Батыя. Но со временем многое изменилось. Вслед за великим князем владимирским Ярославом Всеволодовичем с 1243 г. русские князья начали ездить в Золотую Орду и кланяться хану. Избежать этого было нельзя. Некоторых казнили. В ставке Батыя в 1246 г. был казнен могущественный черниговский князь Михаил Всеволодович, в конце концов был отравлен и "открывший движение" великий князь владимирский Ярослав Всеволодович, в XIV в. на протяжении 20 лет в Орде казнили трех непокорных тверских князей и т.д. Однако тех князей, которые охотно подчинялись монголам, последние поддерживали, роднились с ними, давали войска, ярлыки. "Постепенно северо-восточные князья превращались в "служебников" монгольских ханов. Создавалась генерация покорных князей, для которых закон - это воля хана"13. Героем становится Александр Невский, написавший донос в Орду на своего брата Андрея, готовившего восстание против татар. Результат - очередной карательный поход татар на Русь и передача великого княжества Владимирского лояльному Александру Ярославовичу. Другой упрямец и борец с татарами - князь галицко-волынский Даниил Романович в конце концов вынужден был также отправиться на поклон к хану. Выигрывал всегда наиболее покорный, и неслучайно Русь подчинила себя наиболее ничтожным и протатарски настроенным князьям московским. Сами будучи рабами, они перенесли татарскую систему управления и на свое княжество. Это было тем более просто, потому что, как было показано выше, механизма сопротивления абсолютной власти князей у народа не осталось. Именно в татарском иге следует искать истоки русского правительственного деспотизма и рабского подчинения народа. Именно монголы уничтожили всяческие демократические тенденции в развитии Руси до 30-х годов XIII в. Еще К.Маркс отметил, что "колыбелью Московии было кровавое болото монгольского рабства"14.

После всего вышесказанного как-то не хочется считать Н.Л.Гумилева ни серьезным ученым, ни патриотом. Перед нами чистейшей воды фальсификация, написанная с позиций какого угодно народа, только не русского. Вряд ли можно назвать евразийство серьезной идеологической базой для восстановления России и воссоздания СССР. Нельзя восхищаться геноцидом собственного народа и искать в нем основу для его возрождения. Евразийство, показавшее свою слабость еще в 20-е годы XX в., не способно выполнить функции, возлагаемые на него сегодня. Скорее всего это тупик, выход из которого следует начинать искать с создания новой идеологии, а не со слепого реанимирования старых схем, и к тому же неудачных.

ЛИТЕРАТУРА

1 Евразийство (опыт систематического изложения). // Вече. Альманах русской философии и культуры. СПб., 1994. Вып. I. С. 34.
2 Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М, 1992. С. 501.
3 Там же. С. 517-518.
4 Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории. М, 1992. С. 122.
5 Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М„ 1992. С. 486.
6 Там же. С. 478.
7 Кычанов Е.И. Жизнь Темучжина, думавшего покорить мир: Чингис-хан. Личность и эпоха. М., 1995. С. 220-221.
8 Рыбаков В.А. Ремесло в Древней Руси. М.. 1946. С. 534.
9 Там же. С. 535.
10 Павлов П.Н. К вопросу о русской дани в Золотую Орду. // Ученые записки Красноярского государственного педагогического института. Красноярск, 1958. Вып. 2. С. 95, 97.
11 Там же. С. 111.
12 Маркс К. Разоблачение дипломатической истории XVIII века. // Вопросы истории. 1989. № 4. С. 5.
13 Юрганов А.Л. У истоков деспотизма. // История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России IX-начало XX вв. М., 1991. С. 40.
14 Маркс К. Разоблачение дипломатической истории XVIII века. // Вопросы истории. 1989. № 4. С. 5.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх