Свежие комментарии

  • Алексей Т.
    Как всегда супер. Спасибо, Виктор!Сколько будет сто...
  • Виктор Ямышев
    Ещё поменьше бы сделали и читайте люди!До чего же тупые!ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...
  • злодей злодейский
    нет ничего тупее чем натыкать сканов с книги.ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...

Водораздел "великой свободы" (Роль транзитного положения Тверского княжества для обретения суверенитета)

Состояние источников по экономической истории
не позволяет выйти за рамки общей констатации
экономического процветания Твери.
Эккехард Клюг. Княжество Тверское (1247-1485 гг.), с. 234.

   В 1375 году в Каталонии отцом и сыном Авраамом и Иегудой Крескесами был составлен атлас мира. Для конца XIV столетия этот созданный по заказу арагонского короля Хуана I атлас-портолан стал одной из важных вех развития географической науки. Его создатели сконцентрировали максимально доступный на тот период европейский географический опыт, рассеянный по картам и трактатам прошлых эпох.
   Каталонский портолан – это, пожалуй, первая географическая карта, на которую была нанесена Тверь.

Водораздел "великой свободы" (Роль транзитного положения Тверского княжества для обретения суверенитета)

   Город Tifer изображён каталонскими картографами на правом берегу реки Edil, или Tir (Волгa) к востоку от озера Tanay, из которого, по мнению старинных географов, вытекали три реки — Tir (Волга), Tanay (Дон) и Nu (Двина). К югу от этого озера на портолане, как и на других ранних картах, изображены Рифейские горы – в них начинался Днепр. Нельзя не заметить, что карта передаёт название Твери точно в соответствии с тверским произношением того времени: Tifer Тьферь, Тферь. Непосредственными соседями Твери по портолану значатся Rostaor (Ростов), Torachi (Торжок?), Perum (вероятно, Пермь), Baltachinta (Полтава?), ниже по течению реки Edil находится Costrama (Кострома).
   Примечательно, что Тверь попадает в поле зрения мировой географической науки значительно раньше многих своих соперников и соседей, таких, как, например, Москва или Новгород.


   Сведения о Твери и её окружении Крескесы могли почерпнуть из написанной по соседству с их родной Каталонией, в Испании, примерно в то же время «Книги знаний всех королевств» (Libro del Conosçimiento de todos los rregnos). Пожалуй, это наиболее раннее упоминание Твери в европейских источниках. Неизвестный кастильский монах так пишет о посещении ряда городов на реке Волга:
   «Parti de la çibdad de Sara et fuy me el rrio de Tirus adelante, fasta do se ayuntan con el rrio de Tanay. Et las çibdades que yo andude rribera de Tanay son Baltachinca, et Escluerza, et Tifer, et Coranchi, et son cabeças de rreynados que cada una tiene muy grandes terminos, et son del imperio de Sara. Et son tierras muy ricas et abondadas et mayor mente de muchos ganados, que son camellos, vacas, ovejas, et bufanos» – «Я покинул город Sara (Сарай) и поехал к реке Tirus (Волга) туда, где она сливается с рекой Tanay (Дон). И города [которые] я посещал на берегах Tanay1 – Baltachinca, и Escluerza (Ярославль?), и Tifer (Тверь), и Coranchi (ср. Torachi Каталонского атласа), и они столицы королевств, каждое из которых весьма большое, и они принадлежат Империи Sara. Земли очень богаты и обильны и, как правило, много скота – верблюдов, коров, овец и быков».
   Такая известность Твери далеко за её пределами указывает на очень широкие внешние связи. Название же Tifer – одно из немногих, переданных не просто верно, но словно даже со слов тверича (возможно, дипломата или купца), – существенно прибавляет веса такой уверенности.
   На карте над символическим городком развевается знамя с татарской тамгой – Тверь была данником Золотой Орды, названной в испанском тексте imperio de Sara (по столице – городу Сарай). Составители карты не могли догадываться, что именно в этом, 1375-м, году произойдут события, которые вскоре позволят Твери навсегда отринуть власть татарской тамги на своей земле и послужат обретению ею «великой свободы».
   В последний же раз независимое Тверское государство попадает на зарубежные географические карты в 1450 году. Его на своей знаменитой mappa mundi запечатлел флорентийский картограф Фра Мауро. Флорентийцы были знакомы с Тверью не понаслышке – десятью годами ранее составления этой карты, в 1440 году, во Флоренции в составе комиссии Ферраро-Флорентийского Вселенского собора находился посол Тверского великого князя Бориса Александровича – боярин Фома Матвеев. Находившийся там же Киевский и всея Руси митрополит Исидор, один из идеологов и самых деятельных сторонников Унии церквей Запада и Востока (что и являлось основным вопросом Собора), также имел хорошее представление о Твери, где дважды бывал. В этот период независимая Тверь достигает неимоверных высот своего развития. Титул «der grosze here von Otver2» («великий князь Тверской») становится известным далеко за её пределами.

Водораздел "великой свободы" (Роль транзитного положения Тверского княжества для обретения суверенитета)

   Тверское государство обозначено на карте Фра Мауро как Paese Quier (вероятно, графически искажённое Otver) – «Страна Квер», расположенная к северу от Москвы (Moschovia). К западу от него флорентиец тоже изображает большое озеро, Nepro, из которого вытекают три реки – Днепр на юг, Волга на восток и ещё одна река на север. Народ quier называется в числе народов России (Rossia): «Tuti questi populi, çoè nef, alich, marobab, balimata, quier, smaici, meschiera, sibir, cimano, çestan, mordua, cimarcia, sono ne la provincia de rossia».
   Косвенное упоминание Твери легко усматривается и в подписи, сделанной на карте по обоим берегам реки Волги как раз в районе Страны Quier: «Flumen Edil over vulga. Volgoe over thiferi», что можно прочесть как: «Река Эдил (Итиль) по-булгарски, Волга – по-тверски». Написание «thiferi» словно перекликается с Каталонским портоланом и также передаёт тверское самоназвание в аутентичном произношении.
   Соседями Страны Quier с севера и востока на карте Фра Мауро являются земли или народы, известные по русским летописям: merai, meschiera, mordua, permia – меря, мещера, мордва, пермь.
   Кастильский аноним во второй половине XIV в. говорит о Твери, как о столице «большого» и «богатого» королевства. Его протяжённость в те века мы можем оценить довольно точно – территория Тверского Великого княжества практически не менялась всё время его существования и составляла примерно пятую часть современного Тверского региона, то есть около 16–18 тыс. км2. Оценить людской потенциал и богатство Тверского государства того времени, хотя и очень относительно, позволяют другие сведения – о его мобилизационном потенциале, особенно в сравнении с соседними землями. Их, опираясь на известия второй половины XV?в., сообщают в начале следующего XVI в. польский историк Меховский и нидерландский писатель Кампензе. Тверская земля была в состоянии выставить из одного только Тверского удела до 40 тысяч всадников. При этом, Холмский удел давал ещё 7 тысяч, Зубцовский – 4 тысячи, и ещё 2 тысячи давал Клинский удел. В пешее ополчение могло быть собрано 80–120 тысяч простолюдинов. Для сравнения, те же показатели, приводимые этими же авторами для других земель: Рязань могла выставить 15 тысяч конных и 30–45 тысяч пеших, Москва — 30 и 60–70 тысяч соответственно, Казанская орда — 30 тысяч конных. По этим показателям Тверь выделяется как государство с более мощным, чем у соседей, людским ресурсом, способное на обеспечение гораздо большего войска, т.е. более богатое, чем соседние государства.
   Из чего же складывалось тверское богатство? И благодаря чему средневековая Тверь стала известной даже в настолько удалённых от неё уголках Европы, как Кастилия и Каталония?...

Евгений Смолин

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх