Свежие комментарии

  • Виктор Ямышев
    Ещё поменьше бы сделали и читайте люди!До чего же тупые!ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...
  • злодей злодейский
    нет ничего тупее чем натыкать сканов с книги.ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...
  • абрам вербин
    Можно покрупней сделать текст?ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...

Римский Иерусалим

Римский Иерусалим

Стенограмма эфира программы "Родина слонов" с PhD, ведущим научным сотрудником Службы древностей Израиля Яной Чехановец.

М. Родин: Сегодня мы расскажем о том, что никто не знает, о том, что выяснилось в последние десять лет, чего, естественно, нет в учебниках, но эксперты уже знают. Говорить мы будем про римский Иерусалим. В иерусалимской археологии была проблема. Расскажите про неё. Какой-то город потерялся у нас.

Я. Чехановец: Да. Город, который назывался на самом деле даже не Иерусалимом, а Элией Капитолиной, про которую толком до недавнего времени никто ничего не знал. Принято считать, что Иерусалим отличается по всем статьям от всех остальных городов мира. Но на самом деле оказывается, что на большом пространстве от Ливии до Сербии, где прошлись тяжёлые сандалии Римской империи, Иерусалим не является исключением. Везде мы видим одну и ту же схему строительства городов. Просто в Иерусалиме как-то всё сложнее получалось. И хотя и Помпей, и римская провинция, и Ирод Великий, и Понтий Пилат, и Христос, и апостолы жили в Иерусалиме во времена римского владычества, речь идёт не об этом городе. А о настоящей римской колонии, которая называлась Элия Капитолина.

М. Родин: Расскажите, как возникла Элия Капитолина?

Насколько я понимаю, речь идёт о том городе, который возник на пустом месте после того, как Иерусалим разрушили по окончании иудейского восстания.

Я. Чехановец: Да. Иерусалим был разрушен в наказание за бунт, продолжавшуюся четыре года войну с римлянами, очень кровопролитную и жестокую. Вообще, разрушение городов, особенно городов древних, не было в обычае римской власти. Пожалуй, примеров только два: Карфаген, который, как известно, "должен быть разрушен" и был разрушен, и Иерусалим. Зачем хороший старый город, крупный экономический центр, известный своими прекрасными зданиями, рушить? Это глупо, неразумно, нерационально. Римляне были властью очень рациональной.

Но Иерусалим был разрушен, главное его святилище, Иерусалимский храм, сожжён, вообще выжженное поле. Что там происходило после Иудейской войны, никто толком не знает. Но примерно где-то через 60 лет, в районе 130-132 г. те же самые римляне на месте бывшего Иерусалима основали новый город, колонию Элию Капитолину. Продвинутые слушатели, услышав "Элию" в названии города, могут догадаться, что дело было при императоре Адриане, потому что его полное имя – Публий Элий Адриан. Ну а "Капитолина" – в честь триады капитолийских богов.

М. Родин: И насколько я понимаю, очень много лет археологи про этот город практически ничего не знали и не могли его найти. То есть он примерно на том же месте, но вычленить его в слоях не получалось.

Я. Чехановец: Более того, его не только не получалось вычленить в слоях, про него мы не знали практически ничего, что мы знаем про всякий нормальный город. Мы не знали толком когда он был основан, когда он прекратил своё существование, когда он снова вернулся к названию Иерусалим. Мы не знали кто были его жители, какую территорию он занимал.

Иерусалим времён Христа, Ирода, апостолов, Иудейской войны – город, который заслужил массу литературных описаний. У нас очень много источников по этому городу. Взяв в руки Иосифа Флавия, мы можем ходить по нему туда-сюда. Этот город был очень важен для иудеев, и поэтому его история, его топография широко освещается и еврейскими источниками, например Талмудом. У нас есть описания Иерусалима в Новом Завете, и т.д. Элия Капитолина потеряла всякую центральную значимость для кого бы то ни было. Это был римский языческий город, центром эпохальных событий он не стал, поэтому у нас нет по нему источников.

М. Родин: Столицей провинции, я так понимаю, он тоже не был.

Я. Чехановец: Совершенно верно. Столица провинции находилась в Кесарии Приморской, примерно в 70-80 км от Иерусалима.

Когда город становится христианским, он вновь выходит на авансцену. Вновь всем он нужен. Паломники, все его описывают. Источников навалом.

М. Родин: Это уже какое время?

Я. Чехановец: Это с IV в. и далее. Другой вопрос, насколько они точно описывают современный им город, но тем не менее с источниками проблем нет.

М. Родин: Получается, провал в районе 150-200 лет.

Я. Чехановец: Да, почти 200 лет. Причём провал по всем статьям: нет надписей, или они в каких-то жалких обломках присутствуют, нет литературных описаний, нет паломничества, потому что город не является важным культовым центром никакой религии. А в археологическом материале он как-то провис между двумя мощными слоями иродианского Иерусалима, грубо говоря, I в. н.э., и очень мощного раннего византийского слоя, когда при Константине и Елене начинается строительство церквей, появляются первые паломники, IV в. Археологический слой этой Элии не умели верно идентифицировать. Когда ничего не известно, можно выдвигать любые теории, благо проверить их невозможно. Кто-то писал, что Элия Капитолина была по размерам в два раза меньше нынешнего Старого города. А Старый город – всего 1 км².

То есть общая мысль состояла в том, что это был город не важный, небольшой. И по некоторым намёкам поздних еврейских источников казалось, что он построен римлянами в наказание за ещё одно восстание. 130-132 г. – отчаянное восстание в Иудее, восстание Бар-Кохбы. И после того, как это восстание с треском провалилось, император Адриан вводит всякие санкции против иудейской веры, на месте Иерусалима строит новый город под названием Элия Капитолина, то есть переименовывает святой для иудеев город, а провинцию Иудея переименовывает в Палестину. Как человек образованный, он знал, что в самой толстой еврейской книжке написано, что у евреев когда-то были конкуренты в борьбе за эту землю, филистимляне. И в честь этих давно уже не существующих филистимлян страна из Иудеи превращается в Палестину. Вот такой нарратив существовал примерно десять лет назад.

Ещё у нас были какие-то мелкие обломки красивых римских надписей. Римская надпись – это каменная плита, обычно мраморная. У нас мрамора нет, он привозной. То есть это хороший строительный блок толщиной сантиметров восемь и огромных размеров в ширину и высоту. Это прекрасный строительный материал. Когда Римская империя прекратила своё существование, всё растащили, раскололи, впихнули в какие-то кладки.

Ещё были монеты чекана Элии Капитолины. И мы по этим монетам знали, что город был заложен лично императором Адрианом, потому что есть монета в честь основания колонии. Он идёт за плугом, отмеряя померий, сакральную границу города, из чего в еврейских источниках появилась прекрасная тема о том, что римляне перепахали землю, на которой стоял святой Иерусалим и посеяли соль. На монетах изображаются какие-то божества на фоне храмов. То есть понятно, что храмы этих божеств, видимо, существовали в городе. Главное святилище Иерусалима, Храмовая гора, тоже была занята неким храмом. Вот, собственно, и всё. И до недавнего времени мы ничего почти про это не знали.

Десять лет назад была большая конференция, на которой все эти вопросы поднимались археологами. В конце концов, должны мы что-то дать этому дискурсу. Все написали замечательные статьи для книги. Книга очень долго выходила, как это обычно бывает. Вышла в конце прошлого года и практически вся уже неактуальна.

М. Родин: Не смотря на то, что статьи там писали археологи, которые действительно там работают.

Я. Чехановец: Все серьёзные, уважаемые люди. Просто за десять лет масса археологического материала, касающегося этого города, вдруг шквально выросла. И очень многие предположения оказались опровергнуты.

М. Родин: Что случилось за эти десять лет? Насколько я понимаю, спасательная археология, как это часто бывает, помогла выявить большое количество материала.

Я. Чехановец: Да, в Иерусалиме и вообще в Израиле идут огромные спасательные раскопки, которые сопровождают любое строительство, любое развитие территории, в том числе туристическое. Иерусалим и иерусалимская область, если можно так сказать, вся является объявленным археологическим памятником. Поэтому не надо каждый раз заново бодаться с подрядчиками. По умолчанию археологическая разведка, археологическая инспекция и раскопки предшествуют любой бурной деятельности в городе.

М. Родин: Скоро Москва и Московская область будут очень вам завидовать.

Я. Чехановец: Я надеюсь, что этого не произойдёт. Вот сейчас зашла в кафе, там за соседним столиком сидели строители, очень серьёзного вида ребята, и обсуждали этих археологов, которые "мешают". Наши тоже обсуждают, но борьба бессмысленна. Это просто вопрос жёсткости позиции. Если проявлять жёсткость, позиция эта победит.

Так вот, в случае с Элией Капитолиной спасательные раскопки, которые идут по всему городу, в том числе в бассейне исторического города, вокруг Старого города и внутри него, дают колоссальные результаты. Вы понимаете, что Иерусалим очень густо заселён и представляет собой скопление в основном исторических зданий очень часто XVII, а то и XV в., совершенно непригодных для жилья. Но тем не менее люди в этих зданиях живут. И совершенно не понятно, почему, если они хотят поменять плитку на полу или на 10 см углубить пол, чтобы построить второй этаж и там разложить своих 15 детей, всё это должно сопровождаться какими-то раскопками. То есть раскопки могут идти в такой небольшой комнате размером 2х3. Но тем не менее собрание таких мозаичных кусочков в конце концов дают такие прорывные результаты.

М. Родин: А в чём дело? Я так понимаю, копают примерно в тех же уже раскопанных районах. Мы же говорим сейчас не о городе, который где-то вынесен. А это просто новый слой посередине между двумя известными слоями.

Я. Чехановец: Очень по разному. Есть какие-то территории, которые копались, и там этот слой просто был пропущен. Потому что не умели, скажем, на керамических изделиях, на каких-то материальных предметах отличить, грубо говоря, IV в. от III в. А это вопрос как раз кардинальный. Как ни странно, огромное количество мест в Иерусалиме прежде просто не копалось.

М. Родин: Вообще не копалось?

Я. Чехановец: Вообще не копалось. Бо́льшая часть территории Иерусалима, даже исторического Иерусалима, не копалась никогда. Как раз по той причине. по какой слабо копался Бейрут, или Тир, или Сидон, или Газа.

М. Родин: Всё это время он застроен и там живут люди.

Я. Чехановец: Все эти очень древние города, которым по пять тысяч лет, условно, все очень мало археологически известны. И Иерусалим не исключение: люди по прежнему там.

М. Родин: А Иерусалим – это же телль, насколько я помню. Практически классический.

Я. Чехановец: Да, он классический телль, совершенно верно. Это многослойный памятник. Но как раз античных и позднеантичных времён это, в общем, уже не касается, потому что телли существуют до тех пор, пока не появляются разумные системы подвода воды к городу, пока не появляются водопроводы. Это более-менее приходит вместе с армией Александра Македонского. То есть Иерусалим иродианский уже не телль. Он широко расползся.

Следующий Иерусалим, который мы обсуждаем, эта самая Элия Капитолина, как выясняется сегодня, это нормальный римский город, построенный по той же схеме, что и Лептис Магна, прекрасно раскинувшийся по пустыне северной Африки. Или Сремска-Митровица, заросшая травой. То есть это город, который имел когда-то прямоугольную, почти квадратную форму, разрезанный сеткой параллельных и перпендикулярных друг другу улиц. Ну, скажете вы, это какой-то восточный базар и кривые переулки. Ничего подобного: если посмотреть сверху, Старый город с этим крестом старых римских улиц, одна идёт с севера на юг, другая – с запада на восток, выглядит точно так же, как какой-нибудь Лондон в начальной своей стадии, или Флоренция, или любой из английских "честеров". То есть эта сетка улиц, нанесённая именно римлянами, существует по сей день. Старый город делится на четыре квартала, Еврейский, Христианский, Мусульманский и Армянский, как раз вот этими главными артериями. Местами, конечно, они сбились за две тысячи лет. Но сетка эта есть.

М. Родин: Получается, современный Иерусалим, как выяснилось теперь, сформирован ещё Элией Капитолиной.

Я. Чехановец: Совершенно верно. Он сформирован именно Элией Капитолиной, а до сих пор считалось, что византийцами. Что именно император Константин, который возвращает Иерусалиму статус центрального религиозного монумента империи, наводит там порядок, всё планирует. Не сам лично, разумеется, а его градостроители и архитекторы. Оказывается, что нет. Всё это происходит начиная с первой трети II в. н.э. в Элии Капитолине.

М. Родин: Если это римский город, у меня такой вопрос: как нам лучше рассказывать? То, что мы знаем по порядку по темам, или по порядку того, что находили?

Я. Чехановец: Нет, это мы костей не соберём, если мы будем обсуждать, что находили. Я думаю, что от сетки к общественным пространствам, к общественным зданиям, рассмотрим всё материальное. А потом перейдём к эзотерическим вопросам.

М. Родин: Давайте так. Как была обнаружена эта сетка?

Я. Чехановец: Методом более мелких и более крупных раскопок, где за последние 5, 7, 10 лет этот римский слой удалось вычленить. При помощи нанесения всех этих кусков территории римского города на единый план становится ясно, что все улицы в этом городе, не смотря на его холмистую топографию, аккуратно перпендикулярны и параллельны друг другу.

М. Родин: То есть как мозаику складывали?

Я. Чехановец: Да, буквально так.

Причём становится ясно, что всё это сделано благодаря заранее составленному плану, а не путём прирезания куска за куском. Оказывается, что в своём начале город был размером примерно со Старый город.

М. Родин: То есть 1 км²?

Я. Чехановец: Да, примерно километр. Потом он стал разрастаться больше и больше. У римского города не было стен. В них не было никакой необходимости. В большей части городов империи в период расцвета не было стен. Были ворота, но они несли скорее церемониальный характер. Они похожи на триумфальные арки. Такие есть и в Элии Капитолине. Это настолько мощные сооружения, что на них наросли какие-то следующие постройки, в том числе средневековые. И часть этих римских арок до сих пор видна на поверхности, их не надо копать.

М. Родин: А их раньше не идентифицировали?

Я. Чехановец: Их идентифицировали, но было непонятно, к чему их приставить. Арка Ecce Homo знаменитая на Виа Долорозе, на Крестном Пути, часть её, возвышающаяся над улицей – римская. Принято показывать её как балкон крепости Антония, откуда Пилат демонстрировал Иисуса и говорил толпе: "Вот он, этот человек. Давайте отпустим его". Это не так. Это арка времён императора Адриана. Но от того, что она стоит на поверхности, у меня плавится мозг. Потому что это II век н.э., а она стоит. И её сверху, как лианы, оплетают какие-то жалкие постройки XV-XVII вв., а внизу вообще какой-то сувенирный магазин.

То есть стен у города не было. Как мы можем догадаться о размерах города, о его территории? Нас очень выручает кладбищенская тематика. Поскольку в древности по причинам санитарно-гигиенического характера кладбища всегда были за пределами города, чтобы живые чем-то ужасным не заразились от мёртвых, кладбища обозначают границу. То есть если мы находим некрополь, это значит, что мы находимся вне города. И вот в последние десять лет с двух сторон от Иерусалима были найдены очень большие скопления римских погребений. Причём их тоже можно проследить в хронологическом порядке.

М. Родин: Они должны отодвигаться от центра, если город разрастается?

Я. Чехановец: Вопрос, как городу разрастаться. Да, совершенно верно. Но я имела ввиду даже не это, а именно хронологическое развитие самой истории погребений. По началу это просто кастрюльки с пеплом. Это римская кремация. Связывают это обычно с каким-то военным населением. То есть первые солдаты, легионеры, их хоронили так. Потом появляются какие-то другие системы захоронений, высеченные в скальной породе пространства, свинцовые гробы нечеловеческой красоты с какими-то гирляндами, ангелочками, бычьими головами. В общем, оно всё очень римское, очень тяжёлое, очень длинное, и их много. Всё это найдено к северу от Иерусалима. В последние годы огромное скопление этих могил даёт нам возможность увидеть границы города.

Буквально неделю тому назад на очередной ежегодной конференции по новостям иерусалимской археологии один из наших коллег выступил с очень интересным докладом. Он обратил внимание на то, что любой должен был заметить, но до сих пор не замечали. Что между церемониальными воротами с одной стороны и некрополем довольно значительное пустое пространство. И до сих пор это рассматривалось как что-то вроде: "Ну, наверное они оставили его для развития города". Но, ребята, вообще-то это Марсово поле. Посмотрите, какие размеры. Тут маршировали, тренировались. И действительно показал, сравнивая с подобными полями в других городах Римской империи, очень похоже. Это то, что касается размеров города.

Надо понимать, что римский город отличается от восточного города тем, что главным в нём является общественное пространство. Твоя личная жизнь не так важна, как жизнь твоя как гражданина города. Это очень существенный вопрос. То есть это означает, что в городе не просто существуют какие-то важные общественные здания, не просто существует какой-нибудь театр, стадион, и так далее. Но это значит, переводя на современный язык, что повозки ездят только по проезжей части, а пешеходы ходят только по тротуару. Это значит, что никаких ларьков, лотков ни на проезжей части, ни на тротуаре стоять не будет. Это значит, что всякий гражданин считает за честь сделать что-то на благо города. И весь этот материал мы до сих пор, до римлян настоящих, в Иерусалиме не видели. А теперь видим.

М. Родин: То, как тогда были устроены улицы, сейчас совершенно не видно в Иерусалиме, но археологи восстанавливают. Что с общественными пространствами в смысле зданий?

Я. Чехановец: У нас не хватает массы археологических данных. Например, мы не знаем, как выглядели главные языческие святилища города, которые, по уверению более поздних источников, находились на Храмовой горе. То есть культовый центр города всегда был один и тот же до иудеев, при иудеях, после. Только христиане его сместили и вместо Храмовой горы это стала Голгофа с храмом Гроба Господня, а при мусульманах он опять вернулся в ту же самую позицию.

Мы не знаем, что было на Храмовой горе при римлянах. Какие-то были храмы. То ли капитолийской триады, то ли одного Юпитера, то ли ещё чего. Храмов мы не обнаруживаем. Вроде остов одного из храмов найден в подвалах храма Гроба Господня.

Зато буквально за последние два года у нас вылезло на поверхность прекрасное общественное здание: маленький театр, может быть, одеон. Не понятно, служил ли он для театральных представлений или для сбора горсовета. Театр рассчитан на несколько сотен человек. Очень детально проработанные раскопки наших коллег показали, что он строился в первой трети II в. н.э., и его не доделали.

М. Родин: То есть это как раз тогда, когда основали Элию Капитолину.

Я. Чехановец: Да. К самому основанию Элии Капитолины. Вообще, за последние два года момент основания Элии Капитолины благодаря спасательным раскопкам вдруг прекрасным образом осветился. Недалеко от Старого города два года тому назад был найден обломок красивой посвятительной римской строительной надписи, упоминающей императора Адриана. Хорошая мраморная плита в перевёрнутом виде служила устьем какого-то раннеисламского колодца, и её сильно потёрли верёвками. Когда плиту перевернули, увидели латинские буквы. Латинисты закричали от восторга, потому что оказалось, что это вторая половина надписи, первая половина которой была найдена в конце XIX в. Совместив эти две половинки, латинисты прочли, что речь идёт как раз об основании колонии Элии Капитолины императором Адрианом.

И тут всё встало на свои места, потому что сочетание титулатуры императора, консул в такой-то раз, Pater Patriae в такой-то раз, позволило наконец датировать основание колонии. И выяснилось, что никакие еврейские восстания, никакие наказательные мотивы тут роли не играли. Выяснилось, что сначала был основан языческий город Элия Капитолина, а уже после этого возмущённое иудейское население подняло восстание.

М. Родин: Причём, насколько я понимаю, это именно колония. То есть это не римский лагерь, который разросся.

Я. Чехановец: Видимо, это римский лагерь, который разросся. Солдаты стали размножаться, беря в жёны местных женщин. Почему городу было важно получить статус колонии? Потому что у детей из этих смешанных браков, если они жили в колонии, появлялось римское гражданство. Поэтому населению было очень важно, чтобы их объявили колонией.

М. Родин: Тем более им в пределах лагеря и жить нельзя.

Я. Чехановец: Совершенно верно. И, видимо, в ожидании приезда императора Адриана, который со 130 г. катался по восточным провинциям империи (вообще это был очень хороший император, грамотный, ему всё было интересно, он хотел посмотреть, кем он правит), они подсуетились и проложили, например, одну из главных улиц. Мы знаем, потому что улицу недавно раскопали и под камнями, под плитами этой улицы обнаружен археологический материал, который датируется, грубо говоря, 130-м годом. Улица не была в тот момент закончена. То есть какой-то кусок проложили явно к визиту императора. Надо же где-то собираться, и они начинают строить театрик и не успевают его достроить. То есть он почти готов, но не совсем. Тут что-то не доделали, там недопилили.

Парадоксальная история с театром состоит в том, что мы удовлетворили своё научное историческое любопытство по поводу того, когда был основан город, где они собирались, когда театр строился, и так далее. Это к вопросу о спасательных раскопках: театр обнаружен, можно сказать, в подземелье, то есть раскопки шли под домами, примыкающими к Стене Плача. И оплачивает эти раскопки религиозная организация, которая ведает какими-то удобствами вокруг Стены Плача. Стена Плача по площади недостаточна для толп молящихся, поэтому там идут раскопки, которые открывают ещё какие-то куски Стены, при этом не снося верхних зданий, в которых кто-то живёт. И вот при таких раскопках, чрезвычайно технически сложных, вывоз отвалов там безумный совершенно, это занимает какие-то годы, разумеется, им было интересно, как еврейской религиозной организации, найти там что-то сугубо еврейское. Но нашли римский театр. И что теперь? И ничего. Продолжают оплачивать обработку материала.

М. Родин: А почему же тогда получается, если театр был частью "потёмкинской деревни", построенной для Адриана, его потом не достроили, если город дальше жил и развивался?

Я. Чехановец: Да зачем им этот театр был нужен, господи? Мы не знаем, на самом деле. Мы можем только предположить. Император приехал, ему всё понравилось, статус колонии получили. Мы это точно знаем, потому что у нас есть монета, запечатлевшая это историческое событие. Потом восстание. Евреи пытаются отвоевать обратно Иерусалим, чеканят свои монеты с Иерусалимским храмом.

М. Родин: Которого уже нет к тому времени.

Я. Чехановец: На монетах написано: "Первый год свободы Иерусалима", хотя до Иерусалима дело не дошло. В общем, там какая-то суматоха: не до театра. А потом уже, может быть, какой-то другой театр построили, побольше, а мы его ещё не нашли.

М. Родин: Тут надо сказать, что мы пока оперируем очень малым набором находок.

Я. Чехановец: Совершенно верно. Мы оперируем достаточным набором находок, чтобы говорить о том, что наши представления об этом городе кардинально меняются у нас на глазах, но они продолжают меняться. Никто не застрахован от того, что завтра мы найдём ипподром, например.

М. Родин: Кто же там жил? Это классический римский город в том смысле, что сначала лагерь, потом он разросся. Ичто дальше?

Я. Чехановец: Вот здесь как раз очень маленький оперативный материал для того, чтобы выяснить, какое было население. Нормальные археологи для того, чтобы понять, какое было население знаете, что исследуют? Угадайте!

М. Родин: Ну, керамику, много чего.

Я. Чехановец: На керамике не написано: "Я вылеплена греческим гончаром".

М. Родин: Костный материал имеете ввиду?

Я. Чехановец: Конечно! Но у нас же никто не умирает, у нас все возносятся на небеса. В израильской археологии жуткая проблема с кладбищами. Это вечный, много десятилетий тянущийся конфликт с ультраортодоксальными еврейскими общинами, которые на всякий случай объявляют всех похороненных на Святой земле за тысячи, а то и миллионы лет пребывания на ней Homo Sapiens, евреями. По этой причине с костным материалом у нас беда.

Не далее как минут двадцать назад я рассказывала про римское кладбище. Казалось бы, беги и смотри, кто там похоронен. Меряй черепа, уши, носы, и тут выяснится, что они не евреи. Нет, исследовать костный материал практически невозможно. Поэтому мы опираемся на какие-то эфемерные вещи. Например, украшения гробов. Это вопрос культуры, моды. Понятно, что человек, который находится в зоне влияния мощной римской культуры, будь он грек, будь он сириец, он такой гроб себе и закажет.

М. Родин: Но как минимум можно сказать, что население было очень романизировано.

Я. Чехановец: Несомненно. У нас есть имена людей, иногда встречающиеся на погребальных памятниках. Источник хороший. Но их не очень много. Иногда написано, откуда человек родом. В основном это солдатские погребения. У нас есть парочка солдатских дипломов, очень ценный источник с колоссальным количеством информации. Но это военные. Понятно, что они шли в римскую армию отовсюду практически. Там и Паннония, и Бейрут. Ливанская, сирийская территория. Там и конница обычно была оттуда, потому что римская армия – это армия пехотинцев, а вспомогательные подразделения обычно набирались из людей восточного Средиземноморья. В общем, данных мало. Мы знаем, что иудеев в этот момент в городе нет. Совсем. Их выгнали вон в 70-м году.

М. Родин: Это по историческим источникам?

Я. Чехановец: Да. У нас нет до сих пор никаких находок, свидетельствующих о существовании иудейского населения в самом городе. Есть какие-то посёлки вокруг Иерусалима, где продолжается традиция, та же керамическая или производство каменной посуды, которая в ритуальном смысле евреям удобна.

М. Родин: А ритуальные бассейны для омовения?

Я. Чехановец: Миквы. Их нет. Они исчезают из города вместе с каменной посудой.

М. Родин: Ещё вспомнил интересный источник: свиные кости. Статистика по ним много даёт.

Я. Чехановец: Беда у нас со свиными костями. Есть у нас свиные кости, да. Давайте не будем про свиные кости, там всё страшно запутано. Бывает даже, что на исламских памятниках находят свиные кости. Не в большом количестве, но они бывают. Вообще, на этих свиных костях когда-то строилась целая теория в ветхозаветной библейской археологии, всё это благополучно накрылось медным тазом.

Вообще, мы очень мало знаем про жителей, потому что у нас практически нет жилых домов этого города. У нас всё общественное. Это естественное дело, потому что какую-нибудь халупу можно и пропустить на историческом материале. А если упираешься в восьмисантиметровую плиту улицы, тут уж никак её не профукаешь.

На наших раскопках в Городе Давида был впервые раскопан римский особняк. Очень большой, закончивший своё существование в IV в. н.э. Совершенно римский дом с фресками, мозаиками, всё как надо. Такие же мы найдём и в Пальмире, и в Бейруте, и в Александрии. Что интересно, в этом первом жилом доме, несомненно доме какой-то высокой общественной прослойки, обнаружилось довольно большое количество материала, которое свидетельствует о религиозных воззрениях его жильцов. А жильцов, судя по всему, было много: там были и хозяева, и слуги, может быть, рабы, и так далее.

В 363 г. н.э. дом был разрушен землетрясением. Вся начинка этого дома кричит кричмя, что жители его были сугубыми язычниками. Это очень странно. Это совершенно нарушает наши представления о том, как город Иерусалим, отряхнув со своих ног прах язычества Элии Капитолины, в 324 г. принял христианство. По императорской инициативе был построен храм Святого Воскресения, был найден крест, началось паломничество на Святую землю. Оно описано. Самый ранний паломнический документ некоего анонимного паломника из Бордо датируется 333 г. Довольно рано. Он пишет о том, что город так прекрасен, наполнен церквями, подробно описывает все эти церкви. И следующие источники очень похожи. И у нас всех создалось ложное впечатление, что это где-то там язычники воевали с христианами, епископы боролись с древними культами¸ а в Иерусалиме – тишь да гладь, паломники идут, храмы стоят. Вот мы видим первый на сегодняшний день большой дом, в котором всё языческое. Хотите – будут свиные кости, хотите – магические таблички с проклятиями, хотите – украшения, наполненные языческой символикой, и т.д. Но мы не знаем, этот дом показателен для города, или это последняя цитадель язычников. Нам не с чем сравнивать.

За последние два года вокруг открылась ещё парочка таких особняков. Оказывается, это целый квартал. Там нет такого количества материала, но он тоже весь языческий. То есть в Иерусалиме, видимо, дело происходило так же, как везде. Просто мы, получив желанные исторические источники, мало обращаем внимания на то, что эти источники написаны христианами. Конечно, человек, который пришёл посмотреть на храм Гроба Господня, его и видит и про него рассказывает. Он упоминает ворота потому, что они ведут на Елеонскую гору. А про другие ворота, которые ведут туда, куда ему не надо, где нет святых мест, он и не напишет. То есть картина вырисовывается гораздо более сложная в религиозном смысле, чем мы себе представляли.

Есть такой фантастический текст. Действие происходит примерно в 305 г. Сохранился в книге "Церковная история" Евсевия Кесарийского, епископа Кесарии, одного из ранних отцов церкви. Это III-IV в. Он описывает происходящее в Кесарии, столице провинции. К очередному римскому наместнику, которого зовут Фирмилиан и которого текст называет игемоном, приводят каких-то христиан на суд. Это времена гонений. Он допрашивает их и спрашивает, откуда они. А они, как порядочные христиане, говорят, что они из Иерусалима. Все христиане из Иерусалима, это их вечное отечество. Имеется ввиду, конечно, Иерусалим небесный. Наместник Фирмилиан не только не понимает, что речь идёт о каком-то образе, он никогда не слышал названия "Иерусалим". И этот текст очень интересно рассказывает, что он начинает допрашивать их и спрашивать, где этот город. И приказывает пытать, потому что ему кажется, что этот неизвестный ему Иерусалим, который где-то на востоке и где таких много, как говорят ему эти люди, приведённые на суд, это какое-то гнездо заговора, которое сейчас поднимется против римлян.

То есть представьте себе: меньше ста километров расстояния. Язычник-римский наместник не знает об этом городе. Вообще, у Иерусалима есть такое свойство существования в совершенно параллельных мирах разных религиозных и прочих групп.

М. Родин: То есть христианизация происходила гораздо сложнее и дольше, чем мы предполагали. Как это всё таки происходило? Теперь по археологии подтверждается этот путь?

Я. Чехановец: На сегодняшний день у нас очень мало христианских археологических данных. Вот в этом большом особняке, наполненном языческими товарами, нацарапано на штукатурке где-то во дворе, в какой-то галерее, несколько христианских граффити. Надписей, сделанных гвоздём или ногтем. Кто это нацарапал? Рабы, или это произошло уже после того, как здание рухнуло при землетрясении? Не понятно.

И есть знаменитый кораблик в подземельях храма Гроба Господня, рядом с которым с ошибками написано: "Мы приплыли, Господи!" Цитируется там какой-то псалом. И это граффити, этот паломнический рисунок, очень ранний, наверное, II или III в., свидетельствует о том, что паломничество к святым местам начинаются до того, как эти святые места приобретают официальный статус.

М. Родин: То есть Иерусалим возник заново как языческий, римский город. И потом в течение 200-300 лет он постепенно христианизируется.

Я. Чехановец: Да. Понятно, что когда пришли византийцы и сказали, что теперь можно быть христианами, они никуда не пришли. Это были те же самые люди, та же самая империя. И так длится. Этот город продолжает развиваться, он становится очень живым, очень важным, потому что это важный христианский центр. И так происходит до 638 г., пока не наступают дни арабского завоевания.

Что интересно: в договоре о сдаче-приёме этого города халифу Умару он упоминается как Элия, а вовсе не как Иерусалим. Вот это совершенно чудесная история. Ведь вроде бы когда всё стало христианским, город должен был немедленно вернуться к названию "Иерусалим", потому что это город, где страдал, умер и вознёсся Спаситель. Но видимо это римское название ещё сопутствовало городу долго.

М. Родин: Мы только в начале пути исследования этого города, и нам очень много открытий готовят спасательные раскопки. Насколько я понимаю, проблем здесь нет. Копают сейчас активно, и будут копать.

Я. Чехановец: Проблемы всегда есть, всегда есть сопротивление. Оно есть всему. Оно финансовое, оно временное, оно идейное. Но копали, копаем, и копать будем.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх