Свежие комментарии

  • КОЦО СИЛЯВСКИ
    КОГДА ПОЛША И ЛИТВА СДЕЛАЛИ УНИЮ БЫЛ ИЗБРАН ЗА КОРПОЛЬ ОТ Л И Т О В С К О Г О Р О Д А "Я Г Е Л О" ВЛАДИСЛАВ III ЯГЕ...Варяжские имена п...
  • КОЦО СИЛЯВСКИ
    БЛА-БЛА-БЛАВаряжские имена п...
  • иван шевченко
    Во-первых, насколько мне известно, христиане православного толка всё же имеют расхождения с армянской христианской це...Коронационный аль...

Джек Лондон на русско-японской войне

Джек Лондон - писатель, смелый золотоискатель, отчаянный бродяга-путешественник, великий плаватель по Южным морям, автор известных на весь мир очерков, романов и рассказов. Мало кто знает о Лондоне - военном корреспонденте Русско-японской войны.

За две недели до объявления военных действий в конце января 1904 года под патронажем концерна Хёрста прибыл Джек Лондон в Йокагаму. Далее были Токио-Кобе-Нагасаки-Модзи-Кокура-Симоносеки. Писатель мыкался по японским городам и весям, пытаясь отплыть в Корею, где стояли два русских военных корабля.
Джек торопился изо всех сил. Слышал, что хотя война еще не объявлена, но в нейтральном порту обложенные превосходящими силами японской эскадры заперты русские суда - крейсер "Варяг" и канонерка "Кореец". Японские военные патрули то и дело проверяли документы, задерживали, запрещали фотографировать, наконец, арестовали, отобрали у него камеру, но через день вернули. Добились того, что он опоздал на пароход в Корею, ему предстояло пересечь Японское море и обогнуть в непогоду Корейский полуостров.
9 февраля, когда Лондон на утлой джонке пробирался вдоль изобилующего непроходимыми рифами всклокоченного побережья Желтого моря к Чемульпо, японский флот в боевом строю внезапно атаковал Порт-Артур.

Джек Лондон на русско-японской войне
Лондону помешали стать свидетелем гибели Варяга и Корейца. Джек и сопровождавший его фотограф Данн две недели спустя снимали арену битвы. Он первым из иностранных корреспондентов вопреки запретам ближе всех проник к местам боев. Его профессиональное мужество и решимость отмечали все спецкоры. "Я не боюсь смерти, хотя люблю жизнь, - повторял он, - не боюсь болезни, не боюсь ранений, правда, не переношу боли".

Достигнув Чемульпо 16 февраля, он описал утесы “дикого и грустного побережья”. Роберт Данн писал о Джеке: “Я не узнал его. Он был физически разрушен. Его уши были отморожены; его пальцы были отморожены; его ноги были отморожены. Он сказал, что его не беспокоит его состояние, поскольку он наконец-то попал на фронт”.
Подготовка к путешествию на север, однако, тоже не обошлась без трудностей. Лондон приобрел слепую лошадь, а попытки Данна обменять свои 150 долларов на деньги Чосона приняли комический оборот. Прождав несколько часов своего переводчика, который должен был вернуться с валютой Чосон, его в итоге подвели к “горе монет высотой в три фута высотой и шестьдесят футов в диаметре”. Как описывает это Данн: “Мне потребовалось всего мгновение, чтобы понять, что я был гордым обладателем того, что было похоже на целый городской квартал реальных денег, достаточных, чтобы своим весом потопить корабль”.
Джек Лондон на русско-японской войне
Наконец, приобретя всю необходимую оснастку, одежду и лошадей, они отправились в Пхеньян, став единственными иностранными корреспондентами, решившимися совершить этот путь. По пути, им приходилось “сражаться” за место на дороге и места для сна с тысячами японских солдат. Как описывает Маккензи Джека Лондона: “Что бы ни происходило во время нашей поездки на север (а поездка оказалась довольно грубой), его открытое, откровенное лицо никогда не теряло своей улыбки. Ему пришлось научиться верховой езде, и через несколько дней у него появились натертости от седла”.

После девяти дней езды они достигли Пхеньяна и направились дальше на север, но вскоре по приказу японского правительства были остановлены, о чем Лондон написал, “не позволяя нам увидеть войну”. В то время как остальные повернули назад, Лондон попытался продвинуться дальше. “Это одна из многих команд, которую я не намерен выполнять. […] Если бы я подчинялся всем приказам, я бы по сей день был в Токио”. В итоге всех журналистов заставили вернуться в Сеул, отчасти из-за жалоб журналистов, которых все еще удерживали в Токио.
Военные эпизоды и оценки войны даются автором в основном с японской стороны. Лондон обратил внимание на хорошую оснащенность телефонной связью, дисциплинированность и выносливость японских солдат, на предусмотрительность и военную хитрость их командиров, тщательную организацию вооруженных сил: флота - по английскому образцу, армии - по немецкому. "Японцы, - делает заключение Джек Лондон, - сумели использовать все достижения Запада".
Джек Лондон на русско-японской войне
Через неделю Лондону и Маккензи было разрешено посетить Ыйчжу (провинция Пхенан-Пукто) вместе с другими корреспондентами, как раз к началу битвы между японской и русской армиями. Маккензи остался, чтобы освещать большую часть войны, в то время как Лондон, устав от японского вмешательства в репортажи о войне, оставил Чосон в июне.
Джек Лондон вернулся в США со своим чосонским поваром и переводчиком, Маненги, который работал у Лондона. Лондон в конечном итоге использовал свои знания о Чосоне и записи Хендрика Амеля о его пребывании в Чосоне в 1650-х годах, чтобы написать рассказ о приключениях, происходящих во времена правления династии Чосон. История стала главой его книги Межзвёздный скиталец (Смирительная рубашка), раннего научно-фантастического романа и первого романа о Чосоне.

Смирительная рубашка - обалденный, кстати, роман, я помню, была потрясена, когда его прочитала. До сих пор помню, о чем он, хотя читала лет 20-25 назад.

Но меня поразило, что в США забыли о Джеке Лондоне! Вот его могила:
Джек Лондон на русско-японской войне
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх