Интересные факты из географии Эфиопии

Интересные факты из географии Эфиопии

Продолжаем виртуальные путешествия по африканскому континенту, и точкой нашей остановки сегодня будет Эфиопия. Итак, представим подборку фактов, касающихся географии этой страны

Интересные факты из географии Эфиопии

1. Федеративная Демократическая Республика Эфиопия – именно так полностью называется это государство. Оно также известно как Абиссиния, за которую долго боролась Италия во времена колониальных войн. Сам же термин «Эфиопия» употребляется уже с IV века в записях Аксумского царства, которое существовало когда-то на этой территории.

2. Эфиопия находится на самом востоке Африки, вблизи Аравийского и Красного морей, но к ним выхода не имеет. Это случилось после того, как 24 мая 1993 г. от Эфиопской республики отделилась Эритрея – небольшое по территории крайне восточноафриканское государство, но имеющее выход к обоим морям. Кстати, по этому показателю Эфиопия держит мировое первенство, как государство, самое большое по численности населения, но к морю выхода, увы, не имеющее. Хотя, выход к самому морю от границы не более 50 км.

Интересные факты из географии Эфиопии

3. По площади Эфиопия занимает 27-е место в мире – 1 104 300 км2. Если сложить вместе площади таких больших европейских держав как Испания и Франция, получим приблизительно ту же цифру.

4. Самое большое озеро Эфиопии – озеро Тана. Оно расположено на северо-западе страны, в него впадают почти полсотни рек. Самая крупная из них – Верхний Голубой Нил, иногда еще его называют Малый Аббай. Но главное, из озера Тана вытекает Голубой Нил – правый приток Нила. Голубой Нил дальше по течению встречается с Белым Нилом, но уже на территории Судана, дальше образуя самую известную реку Африки, которая не одно тысячелетие была источником жизни для здешних народов – Великий Нил. Исток Нила и нильские пороги можно увидеть также недалеко от озера Тана, в г. Бахр-Дар. Там же расположен и бывший дворец императора. Да, в Эфиопии когда-то даже был свой император!

Интересные факты из географии Эфиопии

5. Конечно, нужно отдельно сказать о столице – городе Аддис-Абеба. Фактически, он является столицей для дипломатии всей Африки. В переводе с амхарского языка, название города переводится как «новый цветок». Амхарский является государственным языком в Эфиопской республике. А столица когда-то имела совсем другое название – Финфин. Однажды, русский поэт Николай Гумилев написал стихи об этом городе, которые так и называются «Аддис-Абеба».

6. Долина Данакиль, находящаяся в Эфиопии на границе с Эритреей, является самой низкой точкой Африки. Мало того, она считается прародиной семейства гоминидов, поскольку в 1974 г. именно здесь были обнаружены останки т. наз. Люси – афарского австралопитека. Был определен его возраст, который составил 3,2 миллиона лет. Также в долине Данакиль находится впадина, носящая то же самое название. Это самая жаркая точка на всей планете. До 63 градусов может доходить температура окружающей среды здесь! Ниже 40 градусов здесь летом никогда не бывает. Дожди бывают крайне редко. В общем, долго находится не получится. И, наконец, впадина Данакиль – это место, которое называют третьим в мире самым низким на Земле. Его глубина составляет 125 метров ниже уровня моря. Ниже находятся только озеро Ассаль и впадина Каттара. Они тоже находятся в Африке, но не в Эфиопии.

Интересные факты из географии Эфиопии

7. Наверняка, вам будет интересно, что более чем 70% всех существующих гор на территории африканского континента сосредоточены в Эфиопии. Это высокогорная страна. Возможно, поэтому на всякого рода марафонах эфиопы стабильно занимают призовые места.

8. Наконец, Великая рифтовая долина или же Восточноафриканский разлом, либо же еще ее называют Восточноафриканской рифтовой долиной – это место тоже в Эфиопии. Этот разлом видно даже из космоса, он разделяет страну на две части с севера на юг.

Источник ➝

Скандинавы среди первопоселенцев Новгорода по данным археологии

Статья посвящена проблеме культурной и этнической характеристики первопоселенцев Новгорода и определению места скандинавов в жизни ранней городской общины. Дается критический обзор предшествующей историографии. Новое обращение к музейным коллекциям позволило увеличить количество скандинавских древностей и категорий находок из раннего культурного слоя, в то время как славянский компонент материальной культуры остается трудноуловимым. Скандинавы определенно присутствовали среди основателей первых усадеб города в 930–950-х гг.

Распределение скандинавских артефактов на городской территории предполагает свободное расселение
выходцев с севера и их престижные позиции в социальной топографии. Упомянутый в летописи «двор Поромонь» не может считаться местом компактного проживания варягов. Новгородские скандинавы однозначно сопоставимы с летописными варягами и отличались от руси как этносоциальной группы в Среднем Поднепровье, связанной с Рюриковичами. Закат скандинавского присутствия в Новгороде был обусловлен прекращением выплаты варяжской дани после смерти Ярослава Мудрого и находит отражение в данных археологии. Традиция российской науки недооценивать скандинавское присутствие в раннем Новгороде берет свои истоки в самоцензуре сталинской эпохи, превращаясь со временем в явление научной инерции.

Скандинавы среди первопоселенцев Новгорода по данным археологии..pdf

3.9 МБ

Этническое происхождение норманнов заселивших Исландию

Если грабительские маршруты датских викингов проходили через Северное море на за­пад и юго-запад, преимущественно к восточным берегам Англии, северным и западным берегам Франции и Испании, то норвежские викинги за два дня на драккарах под парусом с попутными ветрами достигали на западе Шетландских островов, на третий день — Оркнейских и Гебридских, а за четыре — пролива Минч между Шотландией и Гебридами. Отсюда далее через Ирландское море они попадали к берегам Франции и Испании, а уж затем, вместе с датскими викингами — в Средиземноморье, где в опасности от них оказывались на побережье поселения не только в западной части моря, но и в Адриатике, и в Эгейском море, и на Ближнем Востоке.

А с июля по октябрь ветры дуют обратно, от пролива Минч к западной Норвегии, и этим путем с награбленным добром норвежские викинги возвращались на родину.

В походе его участники накапливали информацию не только о землях, на какие нападали, но и о других, еще не достигнутых, о которых узнавали от захваченного в плен населения. Никакой государственности в Норвегии еще не существовало, когда к концу VIII в. ее викинги освоили упомянутый выше первый дальний и очень удобный для грабежей маршрут. Тотчас же, по следам первых набегов в 790-е годы начались захват и колониза­ция семьями норманнов Шетландских, Оркнейских и Гебридских островов, населенных кельтами.

Узнав на этих островах о расположенных севернее Фарерских островах, норманны с 825 г. колонизировали и этот архипелаг, на котором дотоле жили лишь ирландские монахи. Заселение архипелага норманнами, как и единовременные захваты дружи­нами викингов острова Мэн в Ирландском море, западного берега Шотландии, а с 840 г. — восточного и юго-восточного берегов острова Ирландия, происходило по крайней мере отчасти с первых трех колонизированных архипелагов, возможно, с участием в рядах норманнов потомков смешанных скандинавско-кельтских браков.

После случайного открытия около 867 — 869 гг. острова, названного впоследствии Исландией, уже в 874 г. туда прибыли из Норвегии на постоянное жительство две первые семейные общины. Замеча­тельный памятник начального этапа истории Исландии — «Книга о заселении Исландии» называет поименно четыре сотни важнейших коло­нистов, а в поименных указателях к современным изданиям «Саг об исландцах» названо 7 тыс. первопоселенцев, и, благодаря этому, можно определить, откуда географически и кто этнически эти люди.

Более 82 % из них прибыло из Норвегии, преимущественно из Западной, но немного из Восточной, до 5 % из Швеции и Дании, более 12 % с островов промежуточной колонизации в Северной Атлантике, в том числе с Фарерских островов. Обратим внимание на то, что с островов Северной Атлантики и из собственно Скандинавии семейные общины скандинавов прибывали с зависимыми людьми, которыми были как земляки, так и рабы кельтского, а также славянского происхождения.

К 930 г. на всех лучших землях, да и вообще всюду по побе­режью острова Исландия «стояло несколько тысяч хуторов, насе­ленных 15—20 тысячами переселенцев» . В 930 г. состоялся пер­вый альтинг — всенародное вече Исландии. В этом новом об­ществе, выходцы из которого в последней четверти IX в. начали колонизацию Гренландии, древний скандинавский язык стал единственным языком общения, хотя и с элементами лексики, заимствованной из ирландского.

Итак, поиск пастбищ для домашнего скота и спасение от ста­новящейся непосильной кровной мести на родине или промежуточ­ной родине на островах Северной Атлантики заставляли норманнов уплывать в Исландию. Бежала не беднота от эксплуататоров. В тех группах, которые покидали насиженные места, сохранялась вся структура общества, те же общественные отношения, традиции обычного права: уплывали семейными общинами с их главами, домочадцами, зависимыми людьми и рабами-ненорманнами. И даже столетие спустя, когда все удобные пастбища были поде­лены, продолжалось переселение в Исландию. Причем колонисты стали именовать себя исландцами (и так их стали именовать на их былой родине) в отличие от временных приезжих (например, с торговыми целями или в гости к родственникам), которых именовали теперь новым этнонимом — эстманны, т. е. «восточные люди», или норвежцы.

По материалам: Анохин Г.И. К этнической истории гренландских норманнов.

Картина дня

))}
Loading...
наверх