5 "операций" Павла Судоплатова

Павел Судоплатов - легендарный разведчик, прошедший путь от агента ОГПУ до генерал-лейтенанта МВД. Проведенные им операции вошли в "золотую коллекцию" контрразведывательной работы.

1 Ликвидация Евгения Коновальца

Операция по ликвидации лидера Украинской войсковой организации (УВО) Евгения Коновальца считается "классикой". Коновалец был опасен тем, что состоял в тесном контакте в абвером, несколько раз лично встречался с Гитлером, его люди проходили обучение в нацистской партийной школе. Также Коновалец координировал сеть украинских националистов в разных странах, через него шло финансирование, в случае войны его организация была готова выступить вместе с Гитлером против СССР.

В 1934 году украинские националисты убили польского министра внутренних дел Бронислава Перацкого и сотрудника советского консульства во Львове Андрея Майлова. Это стало "последней каплей" - Коновальца необходимо было устранять.
Для этого в украинскую националистическую организацию под именем Павлусь Валюх был внедрен Павел Судоплатов. По легенде, он был племянников соратника Коновальца Николая Лебедя.

Судоплатову удалось войти в ближний круг Коновальца. Очевидно, Коновалец ставил большие ставки на молодого "Павлуся".
Судоплатов пробыл в националистической организации четыре года, в ноябре 1937 года вместе с Ежовым молодой разведчик прибыл на аудиенцию к Сталину. План по ликвидации был вскоре запущен. Коновальца было решено устранять при помощи бомбы, замаскированной под коробку конфет. Детонатор должен был сработать через полчаса после переворачивания коробки в горизонтальное положение.
Поскольку советская контрразведка до последнего момента не знала о месте проведения операции, Судоплатова тщательно подготовили к нескольким вариантам. Также ему было приказано в случае критической ситуации совершить самоубийство - сдаваться врагу было запрещено.
23 мая 1938 года судно "Шилка" прибыло в Роттердам. Судоплатову удалось, ссылаясь на нехватку времени, убедить Коновальца встретиться в ресторане отеля "Атланта". Это было идеальное место - недалеко от вокзала, оживленный район.
"Павлусь Валюх" прибыл на место в 11:50. Коновалец был один и ожидал "соратника" с бокалом хереса, сам Судоплатов заказал себе кружку пива.

Во время непродолжительной беседы они договорились встретиться в 17:00 в центре города. Перед своим уходом "Павлусь" достал из внутреннего кармана пиджака коробку конфет и вручил Коновальцу. Взрывное устройство уже было взведено.
Покинув ресторан, Судоплатов купил в магазине плащ и шляпу (классика!). Вскоре он услышал взрыв. Толпы зевак кинулись на место происшествия. Удостоверившись в успехе операции, советский разведчик по подложным документам поехал в Барселону.

2 "Монастырь"

В начале Великой Отечественной войны советская контрразведка решила слегендировать существование в СССР подпольной организации, приветствующей фашистов и желающих их Победы. Многие из её "членов" жили в Новодевичьем монастыре - отсюда название операции. Это была сложная "многоходовка", придуманная Павлом Судоплатовым.
Центральным звеном операции "Монастырь" стал Александр Петрович Демьянов. Он был завербован контрразведкой ещё в 1929 году. Выходец их дворянской семьи, он долгое время жил в Париже, имел обширные контакты среди эмигрантов. В 29-м году "Гейне" (оперативная кличка Демьянова) был доставлен в Москву и, уже являясь завербованным агентом, стал вести богемную жизнь, постепенно становясь своим в светском кругу советской "пятой колонны". В это время он познакомился с немецкими разведчиками, которые уже тогда прониклись к Демьянову доверием, по немецким документам он проходил под псевдонимом "Макс".
17 февраля 1942 года наши контрразведчики организовали "бегство" Демьянова на немецкую сторону. Немцам он представился своим именем и сказал, что является членом тайной оргнанизации "Престол", сочувствующей фашистам. Конечно, его проверяли, допрашивали, собирали о нем сведения. Решающим стало то, что абвер уже до этого брал его в разработку, и "Макс" был у немцев на хорошем счету.
"Гейне-Макс" прошел интенсивный курс подготовки, после чего, всего через 26 дней, его на парашюте забросили в Ярославскую область, откуда Демьянов поехал в Москву.
Связь с немцами была организована через тестя Демьянова. К нему прибывали немецкие курьеры и он связывал их с "Максом". Операция шла как нельзя успешно, многих курьеров ловили и вербовали наши контрразведчики, захватывали рации. Работа проводилась так качественно, что немецкие разведчики (уже работающие на НКВД) получали награды от абвера. Всего за время операции было захвачено более 50 агентов, арестовано 7 их пособников, получено от немцев несколько миллионов рублей. Главным же смыслом и итогом операции "Монастырь" стал массированный вброс дезинформации, которая помогла, к примеру, в ноябре 1942 года отвести силы фашистов от Сталинграда под Ржев и 300-тысячная армия маршала Паулюса была взята в окружение.
Летом 1944 года операция "Монастырь" была официально прекращена. "Гейне" якобы отправили в железнодорожные войска в Белоруссию. На самом деле, Александр Демьянов принял участие в ещё одной операции - "Березино".

3 "Березино"

Операция "Березино" стала логическим продолжением операции "Монастырь". Ключевой фигурой в ней снова стал Александр Демьянов. 18 августа 1944 года советский разведчик радировал: в районе Березины уцелел большой отряд вермахта, численностью более двух тысяч человек чудом избежавший разгрома и укрывшийся в болотистой местности. Во главе "отряда" стоял завербованный 4-м управлением НКВД подполковник Шерхорн ("Шубин").
Ожидание ответа длилось целую неделю. Немцы проверяли информацию, но все же абвер "клюнул". Немецкое командование десантировало в указанных координатах боеприпасы, продовольствие и радистов. По архивным данным, с сентября 1944 года по май 1945 года немецким командованием в наш тыл было совершено 39 самолето-вылетов и выброшено 22 германских разведчика (все они были арестованы советскими контрразведчиками), 13 радиостанций, 255 мест груза с вооружением,обмундированием, продовольствием, боеприпасами, медикаментами, и 1 777 000 рублей.

Операция "Березино" проводилась с участием настоящих немецких офицеров, перешедших на сторону Красной Армии. Они старательно изображали уцелевший полк, а парашютисты-связные немедленно перевербовывались контрразведкой, включаясь в радиоигру. Снабжение "своего" отряда Германия продолжала до самого конца войны.

В последней радиограмме от 5 мая 1945 года сообщалось: "С тяжелым сердцем мы вынуждены прекратить оказание вам помощи. На основании создавшегося положения мы не можем также больше поддерживать с вами радиосвязь. Что бы ни принесло нам будущее, наши мысли всегда будут с вами, кому в такой тяжелый момент приходится разочароваться в своих надеждах".

4 "Утка", или "Охота на льва"

Когда в Испании завершилась поражением республиканцев Гражданская война, стало очевидно, что жить Льву Давидовичу Троцкому осталось недолго. Его влияние, особенно в свете предстоящей Великой войны, следовало пресечь.
По признанию Судоплатова, в Испании ковались в том числе и кадры для будущих спецопераций советской разведки. В том числе и для самой известной операции Судоплатова "Утка", которую сам Павел Анатольевич предпочитал называть "Охотой на Льва".

Будущий руководитель покушения на Троцкого, Наум Эйтингон, также участвовал в той Гражданской войне (псевдоним "Котов"), здесь же он познакомился и с матерью Рамона Меркадера, коммунисткой Марией Каридад. Вскоре после знакомства и мать и сын Меркадеры были завербованы советской разведкой.

Рамон (оперативная кличка "Раймонд") в 1938 году в Париже сблизился с сотрудницей секретариата Троцкого Сильвией Агелофф. Вскоре он поженились. Меркадер не торопился. Он прибыл в Мексику в октябре 1939 года, но не появлялся в доме "Старика" (так Троцкого называли при разработке операции) до марта 1940-го.

После первого неудачного покушения группы Сикейроса в мае того же года, Троцкий стал осторожнее. По воспоминаниям его жены, Натальи Седовой, Лев Давидович даже хотел запретить визиты мужа своей секретарши и настаивал на том, чтобы о нем собрали информацию.

Однако 20 августа, когда Рамон пришел в кабинет Троцкого, тот его пустил и даже позволил "Раймонду" встать в "слепую зону", откуда Меркадер и нанес удар ледорубом. Попытка Троцкого остановить Меркадера была запоздалой - удар оказался смертельным, хотя "демон революции" и успел напоследок укусить своего убийцу.

Согласно мемуарам Судоплатова, у дома Троцкого во время совершения покушения стояла машина с матерью Меркадера и Эйтингоном, но им осталось только смотреть, как избитого "Раймонда" уводят. В тот же вечер они улетели на Кубу.

5 Ликвидация Шухевича

План по поимке руководителя УПА Романа Шухевича был утвержден Судоплатовым и Дроздовым 5 марта 1950 года. В ходе оперативной разработки сотрудниками контрразведки 3 марта была задержана одна из ближайших соратниц (и любовница) Шухевича Дарина Гусяк ("Нюся"). Во время задержания она оказала сопротивление и хотела проглотить капсулу с ядом, что ей, однако, не удалось. Поняв, что выбить из неё показания будет крайне непросто, Дарину изолировали, распустив слух о её смерти.
Для того, чтобы "Нюся" вывела оперативников на Шухевича, в ход была пущена классическая внутрикамерная разработка. В тюремном лазарете "Нюся" познакомилась с другой задержанной - агентом контрразведки под псевдонимом "Роза". Во время войны "Роза" сотрудничала с гестапо и знала о деятельности УПА не понаслышке. В частности, войти в доверие к "Нюсе" ей удалось, заявив, что ещё одна подельница Шухевича, "Монета", якобы находится в соседней камере.
Уже через день "Роза", увидев, что между ней и "Нюсей" сложились доверительные отношения, заявила, что против неё ничего не нашли, поэтому скоро она будет отпущена. Между делом, "Роза" предложила Дарине передать записку на волю. Так примерное местонахождение Шухевича было установлено. Дальнейшее было делом техники.
"Генерал Чупрынка" (прозвище Шухевича) был обнаружен в двухэтажном здании кооперативной лавки в селе Белогорща под Львовом. Во время задержания он оказал сопротивление, один оперативник был убит. Застрелен был и сам Шухевич.

Источник ➝

Пожар антишляхетских восстаний в Речи Посполитой (1648-1653 гг.)

 

Великое княжество Литовское, так же как и Польша, полыхало в огне антишляхетских восстаний. И в начале Тринадцатилетней войны территория, по которой проходили русские войска, была уже изрядно опустошена. Так, по свидетельству очевидцев, по «дороге до Кобрина опустошены костелы, все шляхетские усадьбы…разрушены», а шляхта бежала за Вислу «от внутренних врагов – казаков, крепостных крестьян и своих свинопасов». В 1648 г. русский гонец сообщил царю, что с появлением в Белоруссии отряда казаков полковника И.

Шохова «холопы их шляхетские и панские, пограбя пана своего животы, бегают к казакам», а вступившие в ряды казачества белорусские крестьяне и горожане «войско казакам приумножили».

Поветы разорялись вследствие как стихийных народных выступлений и действий казацких отрядов Головацкого, Кривошапки, Небабы, Голоты и др., так и карательных мер правительственных войск, немилосердно подавлявших мятежи в районах Гомеля, Чечерска, Пропойска, Пинска. Разорение Пинского повета и взятие Пинска, например, являлось полномасштабной войсковой операцией правительственных войск ВКЛ. Ворвавшиеся в город солдаты были встречены многочисленными баррикадами на узких улочках города. Подобным образом были взяты и разорены Туров, Бобруйск, Речица, Мозырь и др. Антифеодальные выступления были подавлены войсками Януша Радзивилла только к 1651 г. Даже когда Радзивилл почти «затушил» пожары восстаний, в тылу у него вновь заполыхало Мстиславский повет. Отдельные очаги восстания продолжали вспыхивать до 1653 г. «Хлопы» жестоко поплатились за свои выступления – по статусу посягательство на имущество шляхтича каралось смертью. Сколько погибло в этой братоубийственной войне 1648-1653 гг – не известно до сих пор.

Белорусским националистам неприятно будет узнать, что после такой кровавой расправы белорусские общины не раз отправляли делегации в ...соседнюю «Московию», ища у царя поддержки. Так, в 1651 г. в Москву прибыл А. Кржыжановский с просьбой к царю принять Белоруссию в «государскую оборону». В Посольском приказе он говорил, что как только русское войско появится на белорусской земле, «то белорусцы де, сколько их есть, все б те поры востанут на ляхов заодно. А чаят де тех белорусцов зберетца со 100 000 человек». Неудивительно, что вступление в 1654 г. армии «Тишайшего» царя на территорию Речи Посполитой только усилило глубокий раскол в ВКЛ.

Цитируется по: Лобин А.Н. Неизвестная война 1654-1667 гг.

К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ТАТАРСКОГО КУПЕЧЕСТВА

 

В статье рассматриваются некоторые аспекты формирования такой категории торгового сословия как национальное татарское купечество. Автором делается попытка анализа причин формирования татарского купечества как прослойки торгового сословия.

С. С. МИХЕЕВ

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра новейшей истории России и краеведения

В статье рассматриваются некоторые аспекты формирования такой категории торгового сословия как национальное татарское купечество.

Автором делается попытка анализа причин формирования татарского купечества как прослойки торгового сословия.

Условно считается, что традиционным занятием представителей татарского этноса было занятие торговлей. Для того чтобы ответить на вопрос о том, почему сформировалось подобное мнение, необходимо проанализировать, было ли это следствием экономических предпосылок или же действительно результатом реализации предпринимательских способностей.

Для территории Пензенской губернии традиционным являлось занятие сельскохозяйственным трудом в качестве основного занятия населения, однако не всегда сельскохозяйственная ориентация являлась удобной и прибыльной для хозяев. В частности, для представителей татарского этноса с XVIII века началось ограничение их хозяйственной самостоятельности.

Во второй половине XIX - начале XX в. земледелие продолжало играть ведущую роль в крестьянских хозяйствах татар. Отмена крепостного права и реформы 1860-х годов не принесли с собой для крестьянства освобождения от экономической кабалы. Лучшие земли и угодья крестьян были отрезаны в пользу помещиков. По материалам статистики 1877 г. на территории Саранского, Наровчатского, Инсарского, Краснослободского, Спасского уездов во владении крестьян находилось лишь 53,5 % всего земельного фонда. Остальные 46,5 % принадлежали помещикам, казне, церкви, монастырям [1, Л. 13].

Количество земли на душу с каждым годом сокращалось в результате естественного прироста населения. Так, с 1863 по 1878 г. только по Саранскому, Инсарско-му, Краснослободскому уездам Пензенской губернии население увеличилось на 84,9 тыс. человек, а площадь пахотных земель у крестьян оставалась прежней [2]. Особенно пострадала от малоземелья та группа татарских хозяйств, где присутствовала подворно-наследственная форма землевладения, то есть та группа, где уже наметились тенденции к расслоению. С течением времени в связи с увеличением наследников и разделов между ними наследственные участки измельчали настолько, что владельцы этих земель оказались самыми несостоятельными хозяевами в крае.

Сокращение посевных площадей отрицательно сказывалось на имущественном положении татарских крестьян. Так, в январе 1870 г. в донесении помощника начальника Саратовского губернского жандармского управления Н. П. Пекарского «Татары Хвалынско-го уезда вследствие недостатка в хлебе находятся в самом бедственном положении. Из собранных мной по этому предмету сведений оказывается, что только незначительная часть крестьян употребляет в пищу чистый хлеб, и то не все собственный, а покупной; большая часть ест хлеб, испечённый из семян и растений просянки, с примесью муки ржаной и просяной: как первую, так и последнюю покупают... Бедственное положен крестьян ещё увеличивается от того, что с конца прошлого года энергически взыскиваются с них недоимки по окладным сборам, которые через бездействие административных лиц достигали громадной цифры; так, по Атлашинской волости, состоящей из 42 002 душ, числятся недоимки 38 тыс. рублей; подобная же цифра существует и в других татарских волостях» [3, С. 38].

О дополнительной купле земли крестьянство не могло и думать, так как цена на нее из года в год бешено росла. Продажа одной десятины земли возросла с 23 руб. 55 коп. в 1871 г. до 103 руб. в 1902 г. [4, С. 32].

Тяжёлое экономическое и социальное положение татар в конце XVIII - середине XIX века побуждало их искать выход в переселении и отходничестве на заработки. Часть из них нанималась на земледельческие работы, другие - чернорабочими к различным предпринимателям города или же уезжали в другие губернии. Отходники формировались разными социальными группами сельских жителей, однако основной базой была беднота: несостоятельная часть крестьянства представляла 58,6 %, середняцкая - до 30 %, 10 % - зажиточная часть [5, С. 68]. Существенную роль в мотивации отходничества играло растущее аграрное перенаселение, объяснявшее основные причины, пробуждавшие поиск дополнительного заработка: малоземелье, обременённость долгами и недоимками. Зажиточные же крестьяне ставили своей целью реализацию предпринимательской деятельности.

Татары занимались в основном неземледельческими промыслами, которые оплачивались выше, чем труд в сельском хозяйстве. У татар наибольшее распространение по сравнению с другими этническими группами получил дальний отход, то есть работа за пределами области. Весной и осенью 1892 года в д. Пензятка Пензятской волости Инсарского уезда жителями для отправления на заработки было выдано 556 паспортов (555 - мужчинам, 1 - женщине) в Астраханскую, Бакинскую, Нижегородскую, Симбирскую и Тамбовскую губернии. В отходе занимались сельскохозяйственными работами, извозом, работали на фабриках и заводах [6, Л. 92]. По данным архивных документов 700 человек уехали на заработки без паспортов на Илевский завод для обжигания угля [7, Л. 92]. В деревне Кривозерье Кривозёровской волости Саранского уезда в мае и сентябре 1892 года было выдано 1769 паспортов (1764 - мужчинам, 5 - женщинам) в Симбирскую и Бакинскую губернии на винокуренные заводские и фабричные заведения чернорабочими [8, Л. 220].

Удельный вес татар в торговле был равен 21,5 %, русских - 12,1 %, мордвы - 2,9 % [9, С. 50]. В Краснослободском уезде, насчитывающем 19 волостей, только из одной Усть-Рахманиновской волости, которую населяли татары, для торговли в разные города России в 1892 году отправились 2491 человек или 24,7 %, т. е. почти четверть всех отходников уезда. Женщинам паспорта не выдавали [10, Л. 194]. Главный контингент торговцев в 1887 году в Краснослободском уезде составляет татарское население [11, С. 23]. Среди татарского населения Краснослободского уезда Пензенской губернии свыше 75 % дворов было занято отходничес-ким промыслом [3, С. 38].

Развитие отходничества привело к подвижности населения татарской деревни, что сыграло значительную роль в формировании хозяйства и быта. Отходники привносили в свои деревни нововведения в сельское хозяйство, новые элементы в убранство жилья, в одежду и т. д.

Именно из среды отходников формировалась прослойка татарского купечества. Родоначальник видной торгово-промышленной династии Кулахметьевых Хантемир Бахтеевич (1793-1854) приехал в Пензу из Кузнецка в 1843 году и организовал торговлю свечами и мылом. В 1852 году унаследовал капитал своего отца Сайфетдин Яфарович Бабиков, взявший свидетельство на торговлю в Константинополе.

Татарские купцы активно развивали своё дело, брали в аренду предприятия. Так, в 1858 году в аренду кузнецкому купцу 1 гильдии Айнитидину Абдул-На-сыреву Дибирдееву была передана суконная фабрика, продукция которой продавалась на Симбирской и Саратовской ярмарках. Дубенско-Дибирдеевские сукна отправлялись исключительно в Казанскую комиссариатскую комиссию, и лишь небольшая часть поступала на ярмарки соседних губерний [12, С. 63].

Социально-экономическое и политическое положение татарского купечества в силу некоторых отличий в области этно-конфессионального характера в Российской империи, принимало автономный характер. В целом российское купечество не было монолитным, оно распадалось не только на внутренние групповые интересы экономического характера, но и на ряд более мелких групп, распределяющихся по принципу этнической принадлежности. Подобные отличия вынуждают рассматривать региональное купечество как профессиональную группу.

Определение «татарская» свидетельствует об обособленности, однако это даёт повод для рассмотрения их в качестве категории профессиональной группы, где доминирующим началом стала торговая деятельность. Татарское купечество - это не только лицо купеческого сословия, но и профессиональная группа, чья торговая специализация являлась доминирующим началом их деятельности.

Купец-предприниматель характеризуется в силу вышеназванных причин как член профессиональной группы. Узкая специализация - торговля, а также этно- конфессиональная принадлежность выделяют татарских купцов-предпринимателей из купеческого сословия в отдельную группу. Процесс политикоэкономической девальвации купеческого сословия в конце XIX-начале XX вв. вопреки политике русского самодержавия: занятие торговой и иной предпринимательской деятельностью, имело для них характер не только обогащения, но повышения уровня гражданских прав, обладания ими в полной мере.

Указанная специфика накладывала особый отпечаток на финансово-экономическое положение купцов и на их роль в торгово-промышленном развитии отдельных регионов. После реформы 1861 г. Россия, как известно, сложились более благоприятные условия для капиталистического развития. Буржуазные отношения активно проникали как в город, так и в деревню, захватывая все новые и новые территории. В орбиту капиталистических отношений втянулись и крестьянские хозяйства исследуемого района. Развитие буржуазных отношений проявлялось во всех отраслях народного хозяйства, во всех сферах крестьянской жизни.

Зарождалось татарское купечество в крестьянской массе. Крестьяне уходили в город, где занимались мелкой торговлей, не требующей разрешения, и, накопив необходимый капитал, брали свидетельство на занятие торговлей, которое означало, что они переходят в купеческое сословие. Большинство купцов имели крестьянские корни, а факт наследования торговых дел показывает наличие к 1917 году смены трёх поколений татарских купцов. Значительная часть купечества занималась торговым предпринимательством и лишь затем промышленным. В татарском купечестве преобладало торговое предпринимательство. Формирование татарского купечества со второй половины XIX века и до свержения самодержавного строя проходило в сложных условиях. Права и преимущества купечества не заключались в общепринятых гражданских свободах, а носили исключительный характер.

Картина дня

))}
Loading...
наверх