Восстание Богдана Хмельницкого глазами польской шляхты.

1646-1655 — Хроника событий 1646-1655 гг. составленная польским шляхтичем

Во имя господне. Аминь. На вечную память потомкам считал я нужным написать о том, что и какого года в Польше при моей памяти происходило и чего по большей части сам являюсь очевидцем во славу божью.

1646. Король Владислав IV женился на Марии Людвике Гонзага.

1647. [Король] собирал войска на турецкую войну; одной только иностранной пехоты под Львовом было уже 46 тысяч, но эта пехота, ввиду сопротивления польских панов, была распущена.

1648. Тот же король Владислав умер в Мерече в Литве. В этом же году польские кварцяные войска были уничтожены, одни на Желтых Водах, другие под Корсунем, а гетманы взяты в плен. Одного только е. м. п. Иеронима Сенявского татарин увез. В этом же году, во время междуцарствия. Речь Посполитая снарядила великолепное и довольно многочисленное войско под водительством кн. Владислава-Доминика Острожского, воеводы краковского 1, которое позорно бежало из-под Пилявец, оставив все добро, которое и оценить невозможно, ибо пп. собрались в поход, как на свадьбу. Все добро досталось казакам. Причиной [12] же войны с казаками было чрезмерное угнетение их русскими панами 2, до такой степени, что даже детей крестить нельзя было без согласия евреев-арендаторов, которым алчные паны отдали в аренду источники доходов вредные и докучливые [для казаков].

Вождем казаков был Богдан Хмельницкий, умный и мужественный старый солдат.

1649. Под Збаражем наше войско, которого не насчитывалось и 8 тысяч, хотя оно и имело трех вождей: п. Фирлея, воеводу люблинского 3, п. Остророга, коронного подчашего, и п. Конецпольского, коронного хорунжего, было осаждено. Однако благодаря настоящему мужеству и исключительному героизму и отваге бессмертной памяти сиятельного Еремин Корибута, кн. на Вишневце, войско выдержало шестинедельную осаду, хотя осаждавших его татар было 100 тысяч, а казаков 300 тысяч, причем осаждавшие понесли большие потери. В этом же году неприятельское войско осадило и е. к. м. Яна Казимира, шедшего на помощь осажденным. Оставив у Збаража часть войска, (казаки] незаметно ночью вышли из лагеря навстречу е. м. королю и окружили его. Там же 15 августа канцлером Ежи Оссолинским был заключен договор об освобождении осажденных в Збараже.

1650. Не было никакой войны. Войско стояло на Орынине.

1651. Войско двинулось на Украину зимой. В Красном взяли Нечая. Оттуда направились под Каменец. Под Купчинцами взяли султана (Татарского мурзу (Нитшоха)) и продвинулись до Сокаля.

В этом же году накануне праздника святых Петра и Павла наши одержали большую победу под Берестечком, где находилось почти все то же войско, что и под Збаражем. Неприятельские ханы сами со всеми ордами, а также Хмельницкий еле [ушли]. Казаки, особенно пехота, были окружены и их потом, через две недели, по снисходительности выпустили на погибель польскому войску.

За ними, как будто бы в погоню, Речь Посполитая направила кварцяное и вновь набранное войско, численностью в 30 тысяч, которое, придя под Белую Церковь, застало в сборе все неприятельские войска, численно чуть ли не превышавшие те, что были под Берестечком. Там наши, видя неравные силы, согласились на переговоры, так как находились тогда в большой опасности, оказавшись действительно в окружении, не имея возможности оттуда выйти и испытывая большой голод.

Казаки разрешили тогда послать за Днепр часть войска, с которым были посланы п. Калиновский, п. Маховский и п. Войнилович. Остальное войско было размещено на зиму по Украине. После этих переговоров кн. е. м. Еремия Корибут Вишневецкий умер в Паволочи к великой скорби всего войска и всей Речи Посполитой, для которой это была неоценимая потеря, потому что он справедливо мог быть назван отцом отечества 4.

1652. Войско наше, цвет рыцарства всей Речи Посполитой, было полностью уничтожено под Батогом. Там погибло, кроме гетмана Калиновского, много знатных панов, в частности сын гетмана Калиновского, коронный обозный, Сенявский, староста львовский, Марек Собеский, староста красноставский, Пшиемский, польный писарь Розражов [13] ский, командующий артиллерией, муж удивительно храбрый и воинственный. Вообще вряд ли кто-либо в живых остался, кроме сообщивших о поражении. Хмельницкий отдал несколько сот тысяч [золотых] хану и татарам, а также обещал отдать Каменец после его взятия за то лишь, чтобы ляхов не оставляли в живых. Погибло тогда там нашего войска, как конницы, так и пехоты, которая вся полегла, около 20 тысяч.

1653. Великий московский посол Нащокин был во Львове во время генеральной комиссии у е. м. короля с объявлением войны. Затем [русские] заключили с казаками союз.

В этом же году во время столкновения с казацкими войсками и татарским ханом под Жванцем е. м. король, начав переговоры, привлек хана на свою сторону и снова заключил с ним братский союз, после чего татары, прорвавшиеся вплоть до Люблина, многих бедных людей волынян угнали в полон.

В этом же году, 12 августа, было столь великое солнечное затмение, что были затемнены одиннадцать его частей, и только двенадцатая осталась светлой. В этом же году была и комета.

1654. Зимой наши войска взяли на Украине несколько городов: Бушу, Якубец, Брацлав, Бар, Немиров, Бершадь и т. д. В марте неожиданно застигли под Охматовым Хмельницкого с войском в чистом поле без воды, без дров. Там произошло большое и ожесточенное сражение. Дрались почти трое суток днем и ночью, наши с силой и мужеством, а казаки с крайним презрением к смерти. Наконец, казаки с обозом, скрепленным цепями, ушли. Наши из-за усталости и истощения лошадей, из-за голода и холода вынуждены были возвратиться в Польшу, [страдая] от разлива вод 5.

1655. В этом же году Москва, заключив союз с казаками, разгромила накануне праздника св. Михаила под Городком наше войско во главе с великим гетманом Станиславом Потоцким, воеводой киевским. Осадили Львов. Сожгли города, местечки и села, совершили много убийств и жестокостей по отношению к людям, сжигая их заживо и пр.

В этом же 1655 году в день св. Якова Бжеского шведский король Карл Густав вступил в Польшу с немалым войском, против которого выступила часть кварцяного войска во главе с Лянцкоронским, воеводой подольским, гетманом польным, п. Стефаном Чернецким, каштеляном киевским, а также е. м. король с посполитым рушением. Но так как много панов сочувствовало шведскому королю и, вернее скажу, чуть ли не сами его сюда пригласили (кроме Радзеевского 6, подканцлера, который по какой-то причине перебежал к нему), вся Великая Польша сдалась ему добровольно, за исключением некоторых, да и то немногих панов.

Итак, повсюду верх взял шведский [король], который дошел до самого Кракова, где для защиты остался п. киевский. Е. м. король вступил в Силезию, в Ополе, войско разбежалось, Краков был сдан и разграблен, сначала нашими, а затем противником.

Наконец, оба войска, разгромленные под Городком во главе с великим гетманом и под Войничем — с малым гетманом, соединившись, сдались шведу и под Сандомиром накануне праздника св. Мартина производили смотр перед Дуклясом в значительно большем числе, чем было в бою. [14]

Были, однако, некоторые и. м. пп. полковники, в частности кн. Димитр, п. Ян Собеский, староста яворовский, Криштоф Сапега, писарь польный, п. Зброжек, обозный войсковой, Корыцкий, п. Калинский, полковник кн. Острожского, — все они со своими полками впереди всех вопреки воле гетманов... (На этом текст документа обрывается)

Комментарии

  1. Князь Владислав — Доминик Острожский в 1648 г. был сандомирским воеводой, краковским воеводой он назначен позже. Описка автора свидетельствует о том, что хроника составлялась после истечения времени, ею охватываемого.

2. Здесь в смысле «панов Руси», т. е. Украины (большей частью польской национальности), угнетавших украинский народ.

3. В 1649 году А. Фирлей был белзским каштеляном.

4. Иеремия Вишневецкий умер 20 августа 1651 года, а белоцерковское соглашение было заключено 26 сентября н. ст. 1651 г.

5. Хронист смешал здесь события марта 1654 года с событиями марта 1655 года, когда украинское войско действительно страдало от внезапно ударивших морозов.

6. Польский коронный подканцлер Иероним Радзеевский в 1651 году перешел на службу к шведской королеве Христине, а затем к ее преемнику — Карлу Гусставу.

Известия немецких хронистов о битве русских с ордынцами в 1380 г.

 

Немецкие хроники конца XIV — начала XV века и позднейшие сочинения, основанные на их известиях, сообщают о битве русских с ордынцами, в которой нетрудно узнать знаменитое сражение на Дону. Детмар Любекский — монах францисканского ордена — жил в Торнском монастыре, где и вел хронику на латыни вплоть до 1395 года. Иоганн фон Позильге, чиновник из Помезании, живший в Ризенбурге, писал хронику на латинском языке с 60—70-х годов XIV века до 1406 года. Обе названные хроники впоследствии, около 1395—1419 годов, были переведены соответственно на нижненемецкий и верхненемецкий языки.

Ранние хроники использовал в своем труде "Вандалия" богослов и историк Альберт Кранц, родившийся в середине XV века в Гамбурге, где он служил соборным деканом (старшим священником храма) и умер в 1517 году. "Вандалия" доведена до 1501 года и была издана уже после смерти автора, в 1519 году. Детмар, Позильге и Кранц с небольшими вариациями повторили известие о битве русских с татарами, которое, возможно, попало в Германию благодаря купцам прибалтийских городов (союз этих городов назывался Ганзой), торговавших с Русью и Литвой. В 1381 году в Любеке проходил ганзейский съезд, и здесь же находился один из названных хронистов — Детмар.
      Известие немецких хроник нельзя целиком принимать на веру. Место битвы Позильге и Кранцем ошибочно перенесено с Дона к Синей воде — реке, притоку Южного Буга, где в 1363 году литовскому великому князю Ольгерду удалось разгромить ордынские отряды и тем самым остановить дальнейшее продвижение войск Джучиева улуса на запад. Рассказ о победоносной акции литовского войска ("литовцы отняли у русских добычу и множество их убили в поле") не подтверждается русскими источниками. Летописная повесть 1425 года свидетельствует лишь о том, что Ягайла, пришедший "всею силою литовскою Мамаю пособляти", опоздал на один день или меньше. Некоторые исследователи предполагают, что у Детмара и в сходных с ним известиях речь идет о малозначительном ограблении передовыми отрядами Ягайлы арьергардов русской дружины, возвращавшейся с поля боя. Однако, если вспомнить, что войска Дмитрия возвращались по территории Рязанского княжества, не участвовавшего в битве с Мамаем и потому сохранившего свое войско, возможны два предположения: Либо хронисты ошибаются, допуская беспрепятственное вторжение Ягайлы на земли Рязани, либо литовцы действительно, по договоренности с рязанским князем Олегом, ограбили на рязанской земле какие-то отряды Дмитрия Ивановича. В позднейших источниках князь Олег, объявленный "изменником", обвиняется в ограблении московских отрядов, возвращавшихся домой с Куликова поля. Возможно, в этих свидетельствах имеется какая-то доля истины.

 

ХРОНИКА ДЕТМАРА

      Там сражалось народу с обеих сторон четыреста тысяч. Русские выиграли битву. Когда они отправились домой с большой добычей, то столкнулись с литовцами, которые были призваны на помощь татарами, и литовцы отняли у русских их добычу и множество их убили в поле.

ХРОНИКА ПОЗИЛЬГЕ

      В том же году была большая война во многих странах, особенно так сражались русские с татарами у Синей Воды, и с обеих сторон было убито около 40 тысяч человек. Однако русские удержали [за собой] поле. И, когда они шли из боя, они столкнулись с литовцами, которые были позваны татарами, туда на помощь, и убили русских очень много и взяли у них большую добычу, которую те взяли у татар.

"ВАНДАЛИЯ" А. КРАНЦА

      В это время между русскими и татарами произошло величайшее в памяти людей сражение на месте, которое называется Синяя Вода. Как обычно сражаются оба народа не стоя, а набегая большими вереницами, бросают копья и ударяют, и вскоре отступают назад. Победители русские захватили немалую добычу — скот, так как [татары] почти никакой другой [добычей] не обладают. Но не долго русские радовались этой победе, потому что татары, соединившись с литовцами, устремились за русскими, уже возвращавшимися назад, и добычу, которую потеряли, отняли, и многих из русских, повергнув, убили. Было это в 1381 г. после рождения Христа. В это время в Любеке собрался съезд и сходка всех народов общества, которое называется Ганзой.

Текст печатается по изданиям: "Слово о полку Игореве" и памятники Куликовского цикла. К вопросу о времени написания "Слова". М.—Л., 1966, с. 507—509 (статья Ю.К. Бегунова); Азбелев С.Н. Историзм былин и специфика фольклора. Л., 1982, с. 160-161.

Популярное в

))}
Loading...
наверх