Виктор Хомутский предлагает Вам запомнить сайт «Исторический дискуссионный клуб»
Вы хотите запомнить сайт «Исторический дискуссионный клуб»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

История - это роман, который был, роман - это история, которая могла бы быть. (Гонкур)

Блог
Картины Булата Гильванова. Легенда о булгарской воительнице Алтынчеч.

Картины Булата Гильванова. Легенда о булгарской воительнице Алтынчеч.

Историческая справка: В 1222 году монгольская армия впервые напала на Волжскую Булгарию. Булгары отбили атаку захватчиков, но в последующие годы походы на волж

Виктор Хомутский 28 июл, 10:09
+6 1
Во Владимире найдены погребения горожан XII-XV веков, захороненных по языческому обряду

Во Владимире найдены погребения горожан XII-XV веков, захороненных по языческому обряду

Обнаружены останки людей, кремированных по языческому обряду, а также захороненных по финно-угорскому обряду с заворачиванием в бересту. Раскопки в Патри

Виктор Хомутский 28 июл, 08:53
+6 1
ТУРИНСКАЯ ПЛАЩАНИЦА: НАУЧНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

ТУРИНСКАЯ ПЛАЩАНИЦА: НАУЧНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Кандидат физико-математических наук В. СУРДИН. Уже столетия этот невзрачный кусок ткани не дает покоя верующим и неверующим, ученым и священнослужителям,

Виктор Хомутский 25 июл, 09:10
+5 35
Французский Иностранный легион – вчера и сегодня

Французский Иностранный легион – вчера и сегодня

Создание Французского Иностранного легиона (la Legion etrangere) связано с именем короля Луи Филиппа I, который 9 марта 1831 года подписал декрет о создании ед

Axel Wintermann 27 июл, 16:11
+12 4
Миф и реальность глобального потепления

Миф и реальность глобального потепления

Это теория заговора, с которой могут сравниться разве что истории про фейковый полет на Луну. Сторонники верят, убеждают других, бьют себя в грудь. Но понимает

Виктор Хомутский 27 июл, 10:20
+3 3
Полковник Старинов - дедушка советского спецназа, личный враг Гитлера и диверсант столетия

Полковник Старинов - дедушка советского спецназа, личный враг Гитлера и диверсант столетия

Нет слов, чтобы выразить насколько был велик этот человек непростой судьбы, совершенно справедливо называвший "супердиверсанта" Отто Скорцени сопляком.

Виктор Хомутский 27 июл, 08:49
+12 1
Археологи нашли селище времён Золотой Орды

Археологи нашли селище времён Золотой Орды

Во время раскопок сотрудники Центра этнологических исследований и студенты БашГУ обнаружили предметы, относящаяся к периоду средневековья. Участники экспедиции

Виктор Хомутский 15 июл, 13:57
+11 3
Почему американские солдаты подрывали гранатами своих офицеров во Вьетнаме.

Почему американские солдаты подрывали гранатами своих офицеров во Вьетнаме.

Наркотики в Армии США употребляли и до Вьетнама. Например, во время Гражданской войны применение морфина в качестве обезболивающего, привело к возникнове

Виктор Хомутский 25 июл, 14:02
+11 4
Запомнить

Ностальгический клуб любителей кино

    

 

Ностальгический клуб любителей кино .

Жизнь коротка, искусство вечно. Гиппократ

 

Летопись лихих 90-ых.

 

Яндекс.Метрика

Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов: возможности и ограничения археологического изучения

развернуть

 Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов: возможности и ограничения археологического изучения

В течение более ста лет обсуждения и исследования варяжской проблемы на основе археологических находок речь шла главным образом об отношениях между Древней Русью и Швецией или Древней Русью и Скандинавией в целом. Это естественно по трем важным причинам: во-первых, Швеция — та часть Скандинавии, которая расположена ближе к Древней Руси и, так сказать, обращена к ней; во-вторых, археологический материал скандинавского происхождения, найденный на территории Древней Руси, указывает именно на связи со Швецией; и в-третьих, в самой Скандинавии наибольшее число вещей и монет древнерусского и восточного происхождения найдено на территории Швеции. По древнескандинавским сагам известно, однако, что среди скандинавов, которые путешествовали на Русь, были также и норвежцы. Следовательно, имеется достаточно оснований искать находки, свидетельствующие о специфически норвежско-древнерусских контактах. В настоящей статье обсуждаются возможности и ограничения исследования археологического материала, отражающего связи между Древней Русью и Норвегией.

Данная тема тем более интересна, что благодаря живым и красочным рассказам древнеисландских саг нам как бы известны личности и приключения норвежцев, особенно конунгов, на Руси. Однако надо иметь в виду, что саги являются сочинениями авторов, писавших два века спустя, и историческая достоверность этих произведений — предмет дискуссий среди историков. Соответствующих шведских саг нет. Сохранилась лишь одна древнеисландская сага о сказочном походе шведа Ингвара Путешественника1. В Швеции в отличие от Норвегии найдено большое число рунических камней, являющихся современ93ными той эпохе, исторически достоверными источниками, но их тексты — лаконичные и сухие, и упомянутые в них лица не так близки нам, как персонажи саг2. На фоне парадокса источников интересно выяснить, отражают ли археологический и нумизматический материалы русско-норвежские отношения, о которых рассказывают саги. Обзор археологических материалов, свидетельствующих о норвежско-русских связях в эпоху викингов, не опубликован в научных изданиях. Настоящая статья не является такой публикацией, так как я не имела возможности систематического просмотра собраний норвежских археологических музеев, и в моем еще не опубликованном каталоге находок скандинавского происхождения, обнаруженных на территории Древней Руси, я не старалась специально отмечать норвежские вещи. Однако настоящая статья дает общее представление о материалах, которые могут отразить или отражают именно норвежско-русские связи, и намечает перспективы их изучения.

О связях между Норвегией и Древней Русью свидетельствуют три группы археологических находок: древнерусские вещи, найденные на территории Норвегии; норвежские вещи, найденные на территории Древней Руси; вещи восточного происхождения, попавшие в Норвегию через Древнюю Русь. Я считаю маловероятной возможность идентифицировать западноевропейские вещи, попавшие в Древнюю Русь через Норвегию, так как трудно установить, какие из них проникли именно через Эресунн из Северного моря в Балтийское.

В обсуждение норвежско-древнерусских отношений не будут включены связи с Крайним Севером, которые отражаются в ряде находок восточно-финно-угорского происхождения в Норвегии, прежде всего в северной части страны. Это связи внутри большой финно-94угорской ойкумены Северной Европы, в которой саамы являются самым западным народом. В настоящей статье я имею в виду отношения между областями, находившимися под властью норвежских королей и древнерусских князей. Иными словами, это связи, которые шли через Балтийское море дальше в Норвегию либо через Эресунн, либо сухим путем через Швецию.

Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов: возможности и ограничения археологического изучения

Первую категорию находок составляют вещи древнерусского происхождения, найденные на территории Норвегии. Не имея результатов исследований норвежских музеев, я могу сказать только об одной несомненно древнерусской находке эпохи викингов на территории Норвегии: серебрянике Ярослава Мудрого (рис. 1). Монета найдена в 1891 г. на ферме Несбоен на острове Больсойа, недалеко от города Мольде в фюльке Мэре и Ромсдаль на побережье Средней Норвегии3 (рис. 2).

Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов: возможности и ограничения археологического изучения

Монета найдена в составе клада с 416 серебряными монетами (целыми и во фрагментах), слитком серебра, кусками плитки из серебра. Вещи лежали в сгнившем деревянном ящике. Среди монет — 2 дирхема, 121 немецкая монета, 270 англо-саксонских, 3 ирландско-скандинавских, 1 шведская и 1 датская, а также 17 подражаний англосаксонским монетам. Согласно норвежскому нумизмату Колбьёрну Скоре, клад зарыт после 1023 г.

Кроме этого серебряника в Государственном Историческом музее в Стокгольме хранятся два серебряника неизвестного происхождения, найденные, возможно, также в Норвегии либо в Швеции. Данные серебряники являются большой редкостью, поскольку они принадлежат к малочисленной группе монет, найденных исключительно во95круг Балтийского моря5. Группа разделяется на две разновидности — монеты легкого и тяжелого веса. Серебряники из Норвегии принадлежат к первой группе и одной и той же группе штемпелей. Легкие серебряники найдены: в Норвегии — 1, в Норвегии или Швеции — 2, на Готланде — 1, в Санкт-Петербургской губернии — 1 и в неизвестном месте — 26. Тяжелые серебряники найдены: в Эстонии — 2, в Померании — 1, в Польше — 1, на Готланде — 1, в неизвестном месте — 17. Тот факт, что только одна монета найдена на территории Древней Руси, привел многих исследователей к предположению, что они на самом деле являются подражаниями. Сейчас они считаются подлинными, чеканенными Ярославом Мудрым в Новгороде8.

Чеканка данных серебряников связана с оплатой варяжских наемников, которых Ярослав в 1018г. нанял на службу для войны против своих братьев за великокняжеский престол в Киеве, что объясняет распространение этих монет в Швеции, Норвегии и на побережье Балтийского моря9. Возможно, что Ярославу также нужны были деньги в связи с разрывом с отцом еще в 1014–1015гг.10. Серебряники тяжелого веса могли быть чеканены позже, в 1024–1026гг.11, но не все исследователи согласны с этим12. Как бы то ни было, в Норвегию попал один серебряник (может быть — 3), который Ярослав, вероятно, отчеканил в Новгороде в 1015–1019гг., чтобы заплатить своим наемным варягам. Конечно, невозможно сказать, служил ли воин с острова Больсойа в армии Ярослава на Руси. Несомненно, как справедливо считает В.М.Потин, что «находка его (серебряника. — А.С.) на территории Швеции и Норвегии говорит не столько об экономических, сколько о политических и военных отношениях Руси и Скандинавских стран».

Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов: возможности и ограничения археологического изучения

Как уже отмечено, настоящий обзор не включает находки, отражающие отношения между финно-угорскими народами севера Скандинавии, Финляндии и России. Однако в Южной Норвегии также найдены вещи финно-угорского происхождения (рис. 3). Г.Йессинг в 1928г. опубликовал обзор финно-угорских вещей с территории Нор97вегии14, подчеркнув, что материалы из Северной и Южной Норвегии носят разный характер. Материалы из Северной Норвегии (фюльки Нурланд, Тромс и Финмарк) разнообразны, охватывают разные категории и типы и происходят из обширной финно-угорской области. Материалы из Южной Норвегии состоят из меньшего числа типов, прежде всего подковообразных фибул типа Риг 67515 чисто финского происхождения (т.е. происходящих из Финляндии и областей к востоку от нее)16. Эти находки могут быть результатом связей не только с финским населением, но также и с Русью, поскольку путешественники, возвращавшиеся из Руси через Финляндию, могли приобрести их по дороге домой на запад. Надо подчеркнуть, что для более полного обсуждения вопроса требуется как обзор находок в Норвегии, так и установление мест их происхождения на востоке.

Обсуждение русско-норвежских отношений невозможно без упоминания норвежско-шведской дискуссии о происхождении срубной техники строительства, столь характерной для Норвегии и Швеции. В Норвегии стало аксиомой, что данная техника проникла туда из Руси в течение или в конце эпохи викингов. Самые ранние настоящие срубные дома в Норвегии и Швеции датируются XI в. н.э., и исследователям казалось естественным искать корни техники на Руси, где срубные дома известны уже с VIII–IX вв. н.э. (в Старой Ладоге; в финно-угорском городище Березняки на Верхней Волге III-V вв. н.э.). Однако это слишком просто, так как между срубными традициями Норвегии и Швеции, с одной стороны, и Руси — с другой, имеются существенные различия. Ранний русский (славянский) способ рубки сруба, в обло, очень простой, и он не развивался с VIII в. н.э. (за исключением того, что в XVII–XVIII вв. стали рубить пазы для моха в верхнем бревне, а не в нижнем, как раньше) (рис. 4). Срубы данного славянского типа известны в Норвегии в городах, где в XI–XII вв. так строили жилища. Позже, вплоть до наших дней, в деревенских областях таким образом строили только грубые сооружения, такие, как колодцы, быки мостов, сеновалы на выпасе. Уже в XI в. в Норвегии известен принципиально отличный способ рубки сруба (рис. 5), на основе которого срубная техника в Норвегии развивалась дальше (совершенный способ рубки сруба появился в XIII в.). Существование двух традиций не подтверждает теорию об общих корнях норвежско-шведской и русской срубных техник. 99

Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов: возможности и ограничения археологического изучения

Чтобы более широко обсудить вопрос о перенесении срубной техники из Руси в Норвегию и Швецию, требуется изучение того, как могли переноситься ремесленные знания и опыт и как скоро они могли широко распространиться и проникнуть повсюду, где был дешевый строительный материал. Также надо ответить на вопрос о том, почему норвежцы и шведы не усвоили русско-финскую печь вместо открытого очага в центре дома. Для дальнейшего изучения вопросов, связанных с проблемами возникновения и распространения срубной техники и разных способов рубки, требуются хорологические и хронологические исследования на основе точной фиксации всех известных типов срубной техники в Европе и Азии, от Норвегии до Японии, от Ледовитого океана до Средиземного моря. Главная проблема, затрудняющая дальнейшее изучение, очень проста. Она состоит в том, что дерево гниет и накопление знаний зависит от случайностей условий сохранения, влияющих на репрезентативность обзора17.

Вторая главная группа находок — вещи норвежского происхождения, найденные на территории Древней Руси. Группа состоит из 19 монет и 3 изделий из «мыльного камня» (рис. 6). Нельзя исключить, что они попали из Норвегии на Русь через Швецию.

19 норвежских монет XI в., найденных на Руси18, входят в состав, очевидно, 8 кладов: Псковская область, Гдовский район: г. Наганщина, 4 норвежские монеты (?), зарыт после 1073 г.; с. Полна, 1 — Харальда Сурового, и 2 — возможно, норвежские, зарыт после 1075 г.; д. Шпаньково, 2 — Олава Тихого, зарыт после 1111 г.; Ленинградская область: д. Ручьи (р. Свирь), 2 — Харальда Сурового, зарыт 101 ок. 1090г.; д. Вихмязь (р. Паша), 3 — Харальда Сурового, зарыт ок. 1090 г.; г. Лодейное Поле, 1 —Харальда Сурового, зарыт после 1073 г.; г. Лодейное Поле, 2 — Харальда Сурового, зарыт ок. 1095 г.; Карелия: д. Скадино (о. Олонец), 7 норвежских (?), зарыт ок. 1075/1100 г. Данные клады состоят из монет разных стран и, должно быть, собраны неодновременно, поэтому они свидетельствуют о торговле, а не о плате наемным воинам. Монеты только двух норвежских королей представлены в древнерусских кладах: Харальда Сурового, правившего в 1045–1066 гг., и его сына Олава Тихого, который правил в 1066–1093 гг. Норвежских монет древнее середины XI в. на Руси не найдено, так как до Харальда в Норвегии чеканилось очень мало монет. Самые ранние и очень редкие монеты чеканены Олавом Трюггвасоном в самом конце X в. Только Харальд Суровый начал более регулярную чеканку монет19.

Харальд Суровый много лет жил и в Древней Руси, и в Византии, и естественно спросить, отразились ли влияния оттуда на его монетах. Харальд бежал к Ярославу Мудрому в 1031 г., служил в его дружине, пока в 1034/1035 г. не уехал дальше, в Византию, где пробыл в императорской гвардии до 1043 г. Он вернулся домой через Русь, через Киев, где женился на дочери Ярослава Елизавете. Монеты, чеканенные в Дании, пока Харальд был в Византии, выполнены по византийским образцам, а монеты, чеканенные для Харальда датским монетным мастером в то время, когда он вместе с соправителем, племянником Магнусом, воевал за датский престол в 1047г., выполнены по англо-саксонским прототипам без следов прямых византийских образцов20. В мотивах норвежских монет Харальда после 1047г., так называемых трикветра-монет, нет никакого византийского или восточного влияния: они сделаны по датским образцам. Трикветра-знак известен на меровингских монетах, англо-саксонских sceatta, монетах датского города Хедебю, в Англии (Йорк), в Германии, на датских монетах (Хардекнута, Магнуса, сына Олава, и Свена, сына Эстрид)21; т.е. это чисто северо-западный мотив. Однако одна черта указывает на византийское влияние: стоимость металла монет Харальда намного меньше их номинальной стоимости22. Также нет следов влияния русских монет в монетах Харальда23. Любопытно, что на монетах следующего короля Норвегии, сына Харальда Олава Тихого, ясно прослеживаются византийские влияния24. 103

Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов: возможности и ограничения археологического изучения
Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов: возможности и ограничения археологического изучения

Вторая группа предметов, которая, вероятнее всего, норвежского происхождения, — 2 обломка сосуда и одна литейная форма, изготовленные из «мыльного камня», по-норвежски kleber (рис. 6). Камень этот мягкий, зеленоватого или серого цвета; он легко режется ножом или резцом. На ощупь он скользкий, как мыло, и по-английски называется soap-stone, название, которое я употребляю здесь, так как мне неизвестно точное русское название. Камень состоит из талька, хлорита, серпентина и амфиболя; часты в нем магнезия и кальций. Из этого камня изготавливали сосуды для приготовления и хранения пищи, лампы, литейные формы, грузила для рыболовных сетей и ткацких станков, пряслица и др. начиная с последних веков до н.э., в основном в эпоху викингов и средневековье, в некоторых местах даже позже25 (сегодня из него кладут печи и камины). Из него делали декоративные детали церквей (обрамления ворот и окон, капители, колонны). Любопытно, что сосуды из «мыльного камня» были так распространены, что современное скандинавское название кастрюли — gryte/gryde/gryta — происходит от древнескандинавского слова grjotr — «камень». «Мыльный камень» известен во многих местах, а в Северной Европе его больше всего в Норвегии и Юго-Западной Швеции (в районах, в средневековье принадлежавших Норвегии и Дании). В эпоху викингов камень добывали неповсеместно: в Норвегии почти до Полярного круга, а в Швеции только в прибрежных районах (рис. 7). «Мыльный камень» был важным торговым товаром. Изделия из него найдены в 27 местах в Дании, в 8 — в Германии (включая Хедебю), в Волине в Польше и — что для нашей темы наиболее интересно — в 41 месте в Швеции26. Подавляющее большинство находок в Швеции происходят из Юго-Западной Швеции, только четыре из Упланда — три из Бирки (в погребении, в валу укрепления и в поселении) и одна из Кумлы (Кумла и Бирка расположены в приходе Аделсэ). Самым важным выводом данного краткого обзора является то, что вещи, изготовленные из «мыльного камня», происходят с территории нынешней Норвегии и крайнего юго-запада Швеции.

Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов: возможности и ограничения археологического изучения

На территории Древней Руси мне известны три предмета из «мыльного камня». Обломок края сосуда был найден случайно в культурном слое Старой Ладоги на левом берегу реки Ладожки, недалеко от старой гавани города (не опубликован). Вторая находка — форма для литья металла и др., обнаруженная в Городище под Новгородом (не опубликована). Третья находка — обломок края сосуда, в котором имеется отверстие от железного крепления дужки. Сосуд имел диа105метр около 24 см (рис. 8). На рисунке реконструированный сосуд имеет плоское дно, хотя оно, по всей вероятности, было округленным (шаровидным). С большой степенью уверенности можно сказать, что вещи из «мыльного камня» сделаны в Норвегии, но невозможно определить, попали они на Русь прямо или через Швецию.

Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов: возможности и ограничения археологического изучения

Кроме упомянутых вещей трудно выделить вещи норвежского происхождения среди обильного скандинавского материала, найденного на территории Древней Руси. Недаром культура Скандинавских стран эпохи викингов часто трактуется как единое целое — общие черты их материальных культур намного более поразительны, нежели различия. Формы изделий — как орудий труда, оружия, так и украшений,— декоративные стили, материалы и обработка явно сходны. Однако различия все же имеются. Например, железные гривны с молоточками бога Тора распространены в Средней Швеции; на Готланде имеются украшения характерных готландских типов; погребения в ладье наиболее распространены в Норвегии, а в Швеции — только в Средней Швеции; Норвегия более богата трилистными фибулами, Швеция — равноплечими фибулами и т.п. В некоторой степени такие тенденции могут быть результатом того, что языческие погребальные обряды сохранялись дольше на востоке Скандинавии (в Восточной Норвегии и Швеции), нежели в Дании и Западной и Средней Норвегии, где христианское влияние проявилось раньше. Кажется, что наиболее надежно исследование деталей украшений, и можно наметить области распространения или концентрации определенных деталей. 106

Уже норвежский исследователь предметов эпохи викингов Ян Петерсен отметил разницу в деталях овальных фибул главных типов27. Петерсен выделяет в своем главном типе IX в. (ЯП 37) 6 разновидностей, частично имеющих разные, хотя нечетко ограниченные области распространения28 (рис. 9).

Он делит тип X в. (ЯП 51) на 10 разновидностей29 и отмечает, что эти разновидности, возможно, имеют местные особенности, но «кажется, они обычны по всей северной области»30 (рис. 10). И.Янссон указывает в книге об овальных фибулах из Бирки на существование широкого круга разновидностей, частота которых различна в Норвегии и в Швеции, что может быть результатом меньшего числа языческих погребений в Норвегии по сравнению со Швецией, но также и того, что эти типы действительно были распространены по-разному и что они отражают разные моды и стили31. Книга Янссона сконцентрирована на хронологических вопросах, и можно представить себе, что хорология также может дать результаты, нас здесь интересующие. Студентка археологии университета в Тромсё Марианне Эльдорхаген пишет дипломную работу о разновидностях овальных фибул в Северной и Средней Норвегии, и хотя работа еще не окончена, исследовательница предполагает, что можно определить области распространения деталей стиля32. Было бы очень полезно иметь хорологический и хронологический обзор разновидностей предметов.

Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов: возможности и ограничения археологического изучения

Третьей категорией находок, которая может свидетельствовать о норвежско-русских отношениях, являются восточные изделия, попавшие в Норвегию через Древнюю Русь и, наверно, отчасти через Швецию, а именно — арабские дирхемы, весы и гирьки. В Норвегии найдено ничтожное количество дирхемов по сравнению со Швецией, всего около 470 экземпляров33 (рис. 2). Возможно, что некоторые куфические монеты попали в Норвегию уже в VIII в., а из остальных 50% чеканены в 890–920 гг., 35% — в 920–950 гг.; они редки после 950 г.34. Только около 120 найдены в Средней Норвегии, т.е. в той части страны, которая имела наиболее оживленные связи со Швецией, так как там нет гор вдоль границы. По этому распределению монетных находок можно полагать, что дирхемы попали в Среднюю Норвегию через Швецию. Остальные — из Южной Норвегии и с побережья 107 Южной и Западной Норвегии — ввозили морским путем прямо по Балтийскому морю.

Еще одной группой предметов, которые сейчас считаются арабскими, являются маленькие складные весы и гирьки для них: октаэдрические и бочкообразные. Раньше исследователи спорили о том, восточного они или западного происхождения. Сегодня считается, что весы, гирьки и весовая система — восточного происхождения. Такие весы со второй половины IX в. были распространены от Британских островов до Восточной Европы, а гирек так далеко на западе нет35. Арабские гирьки привозились в Бирку в период 890–930 гг.36. Со временем начали также делать местные разновидности весов и гирек37. Арабское происхождение весов из погребения второй половины X в. на могильнике Большое Тимерево в Ярославском Поволжье подтверждается наличием двух чашек весов с надписанным арабским словом со значением «налог, подать, таможенные сборы»38. В Швеции найдены бочкообразные гирьки с псевдоарабскими символами39. Таким образом, требуются детальные исследования, чтобы различить подлинные изделия и местные подражания. Естественно, что в Швеции найдено намного больше арабских весов — 115 к 1996 г.40, чем в Норвегии— 63 к 1974г.41. Весы в Норвегии распространены на юге от Лофотен, с концентрацией в Намдален, Нордфьорде и Вестфольде, прежде всего вдоль морского берега42 (рис. 11).

Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов: возможности и ограничения археологического изучения

Особенно необходимы детальные исследования для установления происхождения отдельных весов, найденных на крайнем западе Норвегии. Обычно считали, что они происходят с Британских островов, иногда из определенного места, например Ирландии43. В Средней Норвегии в погребении второй половины IX в. найдены весы с не110складным балансом44 — индикатором другого, отличного от шведского происхождения, а именно из Шотландии и Ирландии, где весы с нескладным балансом известны45. Кроме того, в Норвегии найдено 6 весов раннего железного века (V-VI вв. н.э.) и в Дании — 3 того же периода, притом что в Швеции нет ни одних весов этого времени46. Это может указывать на то, что Западная Скандинавия получала весы также с Британских островов. Однако в эпоху викингов арабские весы попадали в Норвегию из арабских областей через Швецию (или, возможно, через западную арабскую область?).

Нельзя не упомянуть еще один тип весов, который может быть восточного происхождения: простые деревянные весы с односторонним балансом, которые в Норвегии называются bismer, besmer, в Швеции — besman. Так как они изготавливались из дерева, от эпохи викингов они не дошли, но исследователи предполагают, что они существовали в тот период. Название заимствовано из русского «безмен», так что можно предполагать, что они происходят из Восточной Европы47.

Кроме упомянутых выше в Норвегии найдены другие предметы восточного импорта: фрагмент перстня(?) из Вестфольда, бусы из сердолика и горного хрусталя в разных местах страны, Cyprea moneta в Северной Норвегии, шелк и работа металлической нитью в Вестфольде и Эстфольде48. Интересно, что эти вещи найдены не в районах у шведской границы, как того можно было бы ожидать, а на морском побережье. Последнее может свидетельствовать о том, что они попали в Норвегию по Балтийскому морю, а не через Швецию.

В погребениях в окрестностях Каупанга, единственного города Норвегии эпохи викингов, найдена бусина из сердолика IX в.; к X в., прежде всего к первой его половине, относятся найденные бусины из сердолика, 3 шаровидные и 2 многогранные гирьки, а также балтийская цепочка. Для Каупанга характерно, что в IX в. привозные вещи происходят с континента; в X в. континентальных вещей меньше, а больше западных, а также восточных49. Каупанг стоит на западном 111 берегу Осло-фьорда, и естественно предположить, что упомянутые вещи проникли туда через Балтийское море и Эресунн, но равным образом они могли проникать туда через шведский город Бирку.

Через Русь, наряду с отмеченными путями, могли попасть в Норвегию и византийские монеты; они также могли либо быть перевезены через европейский континент на западе или через Средиземноморье. На территории современной Норвегии найдено 17 золотых солидов, 4 серебряных миллиарезия, 3 подражания миллиарезиям, 1 бронзовый фоллис. Монеты чеканены в 582–1067 гг. н.э. и были зарыты между 852–1067 гг. н.э.50 Состав 5 кладов с византийскими монетами, найденных в Норвегии, известен; в них входят и арабские, и, главным образом, западноевропейские монеты, так что по составу невозможно сказать, попали ли они в Норвегию через Русь. Не помогает решению вопроса и картина их распространения, которая может быть результатом притока монет как с востока, так и с юго-востока, поскольку они найдены на крайнем юго-западе Норвегии или близко к Осло-фьорду51. Два пункта можно, однако, отметить. Во-первых, естественно предположить, что варяги, служившие в гвардии византийского императора, брали с собой домой византийские монеты. Во-вторых, норвежский нумизмат К.Скоре указывает на находки на Руси подражаний миллиарезиям, чеканенным Василием II и Константином VIII (976–1025), и высказывает мысль о том, что 3 подражания миллиарезиям, найденные в Норвегии, сделаны на востоке или юго-востоке от Норвегии52. Наконец, Харальд Суровый, согласно сагам, вернулся в Норвегию со службы в императорской гвардии в Византии с небывалым богатством, в состав которого, естественно, должны были входить и византийские монеты.

Наконец, естественно спросить, что эти археологические и нумизматические находки говорят о контактах между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов. Их малочисленность позволяет делать вывод только о существовании связей между двумя странами, но не о характере связей, не о том, были они прямыми или опосредованными, через многие руки. Ограничение использования материала состоит в том, что пока можно отождествить как норвежские только некоторые находки среди общескандинавских вещей, и даже если бы такое отождествление удалось, то сохраняется самое существенное ограничение, состоящее в том, что мы не знаем, являются ли древнерусские находки в Норвегии и норвежские находки на Руси результатом прямых113 норвежско-русских связей или свидетельством шведского посредничества. Однако высока вероятность новых находок русского происхождения на территории Норвегии, сохраняется также возможность выявления норвежских находок среди вещей скандинавского происхождения на Руси, что могло бы дать дополнительные перспективы для истолкования материала. Географическое расположение стран таково, что всегда останется сложным определение пути, по которому вещи перемещались между Норвегией и Русью— морем через Эресунн либо по суше через Швецию, и имелось ли в последнем случае шведское посредничество. Сегодня можно определенно утверждать, что норвежско-русские связи имели место в X в., именно в то время, когда, судя по скандинавским находкам на Руси, развернулась наиболее активная деятельность скандинавов в этом регионе. Норвежские монеты XI в. вписываются в общую картину кладов в Северо-Западной Руси, состоящих больше всего из западноевропейских монет. Некоторые категории находок — находки вещей из «мыльного камня», — должно быть, являются результатом торговых экспедиций из Норвегии через Швецию и дальше на Русь. Распространение арабских монет в Норвегии позволяет предположить, что монеты, найденные в Средней Норвегии (Трённелаг), проникли туда через Швецию, а остальные, сконцентрированные вдоль берегов Южной Норвегии, скорее всего, пришли морем через Эресунн прямо из Руси. Такое же прямое проникновение морем можно предположить для арабских весов и гирек. Материалы, представленные здесь, являются слишком ограниченными, чтобы служить основой истолкования и характеристики норвежско-русских отношений в эпоху викингов. Такая характеристика возможна только при учете всего археологического материала: русских и восточных вещей в Норвегии и Швеции, скандинавских вещей в Восточной Европе. До того времени, пока не появится новый материал, который позволит лучше изучить весь комплекс свидетельств, едва ли возможно обсуждение норвежских находок на Руси и русских находок в Норвегии на фоне общего археологического и нумизматического материала, свидетельствующего об отношениях между народами Скандинавии и Древней Руси. Археологический материал дает только, так сказать, черно-белую картину, а письменные источники — скандинавские саги, рунические надписи, древнерусские летописи, арабские, византийские, латинские описания — добавляют цвета и лица. Самыми важными свидетельствами об отношениях между Норвегией и Русью продолжают оставаться древнеисландские саги и в некоторой степени — византийские источники о варягах из Норвегии; археологические и нумизматические находки являются только добавлением к ним. 114

На основе имеющегося археологического материала допустимо, с учетом серьезных оговорок, сделать только тот вывод, что редкие находки в Норвегии подтверждают рассказы саг. Можно представить себе, что серебряник вез домой воин после службы среди варяжских наемников Ярослава Мудрого в 1018 г. Норвежские монеты из Юго-Восточного Приладожья, видимо, связаны с торговыми операциями. Широкое распространение арабских весов и гирек, возможно, является отражением не только торговли с арабами, но также свидетельствует и о том, что весы и гирьки были необходимы торговцам по всей Северной Европе. Редкие восточные вещи, найденные в Норвегии, — бусы, шелк, Cyprea moneta и т.д. — служат иллюстрацией к рассказам саг о том, как, например, Харальд Прекрасноволосый (ум. ок. 940 г.) послал одного человека, сказав: «Хотим мы теперь послать тебя в Аустррики этим летом, чтобы купить мне некоторые драгоценные вещи, дорогие и редкие в наших землях» (он ехал в Хольмгард)53. Или в «Саге об Олаве Святом»: «Одного человека звали Гудлейк Гардарикский — он ездил по торговым делам в разные страны и часто бывал в Гардарики, поэтому его прозвали Гудлейк Гардарикский». Король Олав (ум. в 1030г.) попросил его, как раньше Харальд Прекрасноволосый, «купить дорогие вещи, которые трудно достать здесь в Норвегии»54.

Пребывание четырех норвежских королей в Древней Руси, конечно, не отражается в археологическом материале, но все-таки материал, подтверждающий существование достаточно тесных связей между странами, указывает, что для них естественным было ехать именно на Русь. Мать маленького Олава Трюггвасона, ставшего королем Норвегии, бежала с сыном в Гардарики, так как в то время ее брат Сигурд находился там у Вольдемара конунга и пользовался большим почетом55. Олав Святой и его сын Магнус (ум. в 1047 г.) в 1029 г., а через несколько лет и брат Олава Харальд Суровый (ум. в 1066 г.) бежали на Русь, скорее всего, не потому, что они хотели именно туда, а потому, что им негде было больше скрыться от своих врагов. В заключение всего изложенного можно сказать, что, судя по скандинавским сагам, Древняя Русь была соседней страной, хорошо знакомой норвежцам, но одновременно и достаточно экзотической — там можно было приобрести дорогие вещи, которые трудно было достать в Норвегии. К сожалению, древнерусские источники не раскрывают отношения русских к Норвегии.

 

Примечания

1 Yngvars saga viðfǫrla/Emil Olson. København, 1912.

2 Скандинавские письменные источники по Древней Руси опубликованы в русских научных изданиях: Глазырина Г.В. Исландские викингские саги о северной Руси. М., 1996; Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (с древнейших времен до 1000г.). М., 1993; она же. Исландские королевские саги о Восточной Европе (первая треть XI в.). М., 1994; она же. Исландские королевские саги о Восточной Европе (середина XI — середина XIII в.). М., 2000; Мельникова Е.А. Скандинавские рунические надписи. М., 1977; она же. Древнескандинавские географические сочинения. М., 1986; она же. Скандинавские рунические надписи. Новые находки и интерпретации. М., 2001; Рыдзевская Е.А. Древняя Русь и Скандинавия IX–XIV вв. М., 1978. Краткие обзоры археологического материала см., например: Jansson I. Communications between Scandinavia and Eastern Europe // Untersuchungen zu Handel und Verkehr der vor- und frühgeschichtlichen Zeit in Mittel- und Nordeuropa. Teil IV. Abhandlungen der Akademie der Wissenschaften in Gottingen. Philol.-hist. Kl., Dritte Folge. Göttingen, 1987. № 156. S. 773-807; StalsbergA. The Scandiavian Viking Age Finds in Rus'. Overview and Analysis//Oldenburg— Wolin— Staraja Ladoga — Novgorod — Kiev. Bericht der römisch-germanischen Kommission 69. Mainz am Rhein, 1988. S. 448-471. Настоящая работа основана на моем неопубликованном каталоге «Scandinavian Viking Age Finds in Rus'», включающем находки, сделанные до 1990 г.

3 Skaare К. Coins and Coinage in Viking Age Norway. Oslo; Bergen; Tromsø,1976. P. 162. № 135; Потин В.М. Древняя Русь и европейские государства в X-XIII вв. Историко-нумизматический очерк. Л., 1968. С. 143. Рис.18. №2; Сотникова М.П., Спасский И.Г. Тысячелетие древнейших монет России. Л., 1983. С. 200. № 225:3.

4 Сотникова М.П.. Спасский И.Г. Тысячелетие. С. 200. № 225:1,2.

5 Карта в кн.: Сотникова М.П., Спасский И.Г. Тысячелетие. С. 99.

6 Там же. С. 199 и сл.

7 Там же. С. 196 и сл.

8 Потин В.М. Древняя Русь. С. 150; Сотникова М.П., Спасский И.Г. Тысячелетие.С. 99.

9 Потин В.М. Древняя Русь. С. 147.

10 Сотникова М.П., Спасский И.Г. Тысячелетие. С. 104.

11 Потин В.М, Древняя Русь. С. 149.

12 Сотникова М.П., Спасский И.Г. Тысячелетие. С. 102.

13 Потин В.М. Древняя Русь. С. 150. Более полное обсуждение см. на с. 141 и сл.; Сотникова М.П., Спасский И.Г. Тысячелетие. С. 96 и сл.

14 Gjessing G. Finsk-ugriske vikingetidssmykker i Norge // Universitetets Oldsaksamling Årbok. Første årgang 1927. Oslo, 1928. S. 23-41. Рис. 3.

15 Rygh K. Norske Oldsager. Christiania, 1885.

16 Gjessing G. Finsk-ugriske vikingetidssmykker. S. 38 ff.

17 Говоря о срубной технике, любопытно упомянуть намного более позднюю возможную связь между Норвегией и Россией. Путеводители и экскурсоводы рассказывают, что домик Петра Великого построен в течение трех дней моряками из голландского города Сардам. Срубные дома нередко строили в одном месте, затем разбирали их и вновь собирали на постоянном месте, что вполне возможно сделать за три дня. Однако в Нидерландах срубной техники нет, так что едва ли дом мог быть построен голландскими моряками. Тип сруба домика Петра, как сообщили мне норвежские плотники, с которыми мы вместе осматривали его, хорошо известен в Норвегии, где он называется «лошадиная голова». Интересно также, что в петровское время много норвежцев служило не только в голландском флоте, но и в русском. Наиболее известный из них — адмирал Петра Великого Корнелиус Крюйс, который служил в Голландии до того, как вступил на службу Петра. В Норвегии адмирал Крюйс был Нильсом Ульсеном: служа в Голландии, он назвал себя нидерландским именем. См., например: Пыляев М.И. Старый Петербург. СПб., 1889; Витязева В.А., Кириков Б.М. Ленинград. Путеводитель. Л., 1988; Корнелиус Крюйс. Адмирал Петра Великого/Вед. ред. Т.Титлестад; ред. В.В.Рогинский. Ставангер; М.; СПб., 1998. С. 13, 37.

18 Skaare К. Coins. Р. 187 ff; Потин В.М. Древняя Русь. С. 139 и сл. Списки двух исследователей не совпадают.

19 SkaareK. Coins. P. 111 ff.

20 Ibid. P. 66 ff.

21 Ibid. Coins. P. 68 f., 106.

22 Risvaag J., личная информация 2000 г.

23 Cм.: Skaare К. Coins. P. 65 ff.

24 Risvaag J.A. En viktig gave til Vitenskapsmuseets myntkabinett // SPOR. Trondheim, 1999. №1.S.6.

25 SkjølsvoldA. Klebersteinsindustrien i vikingetiden // Norveg. Oslo, 1961. № 8. S. 14.

26 См. каталог: Rest H.G. Die Specksteinfunde aus Haithabu // Bericht über die Ausgra-bungen in Haithabu. Bericht 14. Neumünster, 1979. S. 140 ff.

27 Petersen J. Vikingetidens smykker. Stavanger, 1928. Fig. 37 (IX в.) и fig. 51 (X в.).

28 Ibid. S. 37 ff. Fig. 8.

29 Ibid. S. 59 ff.

30 Ibid. S. 63 f.

31 Jansson I. Ovale spännbucklor // Archaeological Studies Aun 7. Uppsala University Institute of North European Archaeology. Uppsala, 1985. S. 64. Fig. 9.

32 Лично, март 2000 г.

33 SkaareK. Coins. P. 127 ff.

34 Ibid. P. 47 ff.

35 Jansson I. Wikingerzeitlicher orientalischer Import in Skandinavien // Oldenburg-Wolin-Staraja Ladoga-Novgorod-Kiev. Bericht der römisch-germanischen Kommission 69. Mainz am Rhein, 1988. S. 573.

36 Sperber E. Balances, Weights and Weighing in Ancient and Early Medieval Sweden // Theses and Papers in Scientific Archaeology 2. Stockholm, 1996. P. 110.

37 Jansson 1. Wikingerzeitlicher orientalischer Import. S. 573.

38 Фехнер М.В., Янина С.А. Весы с арабской надписью из Тимерева// Вопросы древней и средневековой археологии Восточной Европы. М., 1978. Особенно с. 188.

39 Sperber E. Balances. P. 96 ff.

40 Ibid. P. 18.

41 Jondell E. Vikingatida balansvågar i Norge//C-l-uppsats i arkeologi, sälrskilt nordeuropeisk arkeologi. Uppsala, 1974. S. 37 ff.

42 Ibid. S. 37 ff.

43 Х.Шетели и Я.Петерсен, см.: Jondell E. Vikingatida balansvågar. S. 22 ff; Э.Бакка (Bakka E. Gauselfunnet og bakgrunnen for det // Arkeologiske skrifter. Universitetet i Bergen. Bergen, 1993. № 7. s. 294).

44 Jondell E. Vikingatida balansvågar. S. 59. № 51.

45 Ibid. S. 64 —А, С, D.

46 Bakka E. Two aurar of gold // The Antiquaries Journal. Oxford etc., 1978. Vol. LVIII. P. 294; ср.: Jansson S.O. Mått, mal och vikt i Sverige till 1500-talets mitt // Nordisk kultur. B. XXX: Mal og vekt. Oslo; Stockholm; København. S. 11.

47 Liestøl A. Vejningsredskaper // KLNM. B. 19. Rosenkilde og Bagger. København, 1975.Sp. 636; ср.: Torp A. Nynorsk etymologisk ordbok. Oslo, 1919 (Gjenopptrykk 1992). S. 25.

48 Jansson I. Wikingerzeitlicherorientalischer Import. S. 577 ff.

49 Heyerdahl-Larsen B. Fremmede saker, kulturkontakter // Kaupangfunnene. Oslo, 1981 (Norske oldfunn XI). B. I. S. 175–178.

50 Skaare К. Coins. Находки № 4, 6, 27, 33, 36, 82, 95; примеч. на с. 145.

51 Карта: Skaare К. Coins. Map 4.

52 Skaare К. Coins. P. 53.

53 Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (с древнейших времен до 1000 г.). С. 90.

54 Снорри Стурлусон. Круг Земной / Изд. подг. А.Я.Гуревич, Ю.К.Кузьменко, ОА.Смирницкая, М.И.Стеблин-Каменский. М„ 1980. С. 202.

55 Снорри Стурлусон. Круг Земной. С. 100.

Текст статьи приводится по изданию: Древнейшие государства Восточной Европы, 1999 г.; Восточная и Северная Европа в средневековье. — М.: Восточная литература, 2001.


Источник →

Опубликовал Виктор Хомутский , 29.10.2015 в 14:50

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Игорь Спиридонов
Игорь Спиридонов 11 ноября 15, в 22:28 Хороший материал. Спасибо. Текст скрыт развернуть
2
Льдов
Льдов 11 ноября 15, в 23:13 Сами норвержцы говорят отесной связи Норвегии с Русью: \\В Норвегии стало аксиомой, что данная техника проникла туда из Руси \\. Однако наши норманнисты стараются доказать обратное. Сагам нетполного доверия, потому что они составлялись кораздо позже описываемых ими событий. Истиной являются рунические надписи, блестяще разгаданные писателем на темы истории Бузуновым, доказавшим, что они написаны по-славянски. О том же говорят топонимы, например упоминаемый в этой статье, остров Больсойа - Большой или Большая. В рунических надписях упоминаются русы, которые собственно отсюда и вышли. Так что скандинавские находки в России это и есть русские. А шведы, возможно, и были раньше, до онемечивания, русами. Тогда всё объясняется логично. Текст скрыт развернуть
0
Иван Гвоздев
Иван Гвоздев Льдов 12 ноября 15, в 00:11 Прародина шведов территория сегодняшней Чехии. Они поднялись и поплелись за венедо-аланами (вандалами) в начале первого тысячелетия, через Европу... Следа не оставили. А славянские топонимы Пиренейский полуостров заполонили...Их сотни! Вплоть до такого: Сиерра де Гора! (Гора-Гора)... ...Позже шведам достался север Скандинавского п-о-ва. Дома ими там строятся искони щитовые, "немецкие" - которые уместны на юге полуострова, но... Но юг то славяне заняли и постройки соответствующие... Название многих элементов и надворных построек как в Беларуси, как на севере РФ... Король Швеции и по сегодняшний день носит титул короля..., вандалов... Текст скрыт развернуть
0
Льдов
Льдов Иван Гвоздев 12 ноября 15, в 11:04 Именно короля вандалов(вендов) и готов(тоже славяне), но не шведов. А вендами нас до сих пор называют финны Текст скрыт развернуть
0
Vladimir Pomakov
Vladimir Pomakov 11 ноября 15, в 23:23 Во первых, надо сказать что словены/славяне/тракийцы/тракопелазгы/киммеры - это древнейшие люды этой планеты! Это и так называемые "индоевропейцы"! И ихняя родина - это сегодняшный Балканский Полуостров! Во всем этом может сомневатся только человек который неспособен мыслить, думать! Когда численность популяцией древных индоевропейцев достигла пределов поемной способносты местообитания, естественно началось расселивание или на языке популяционной биологии - популяционная экспанзия. Которая осуществлялась во всех направления, в которыЬх она была возможна. Так что первые из заселенных территорий были вся Европа и Малая Азия. И все это осуществилось тысячами лет до Черноморского Потопа, который был лет 13000 тому назад! То что сегодня языки современных европейских народов отличаются друг от друга настолько что люди разных европейских народов не могут понимать друг друга - вещ совершенно нормальная! Вот, люди Южной Африки, так называемые "буры" которые поселились там из сегодняшней Холландии 400 лет тому назад, не понимают сегодняшный холландский язык! А что говорит о человеческих общностях которые существовали в разных концях Европейского полуострова десятки тысяч лет тому назад?! И все так - всем думающим видно что мы родственные народы. Хотя бы в языковом отношении... Так и эти скандинавские люды - они такие же родственники руссов, как скажем сербы являются родствениками древных болгар! А древные болгары - просто первые белые люди планеты... Однако этжо очень трудно будет освоить людям современного мышления... Текст скрыт развернуть
0
Анатолий Жуков
Анатолий Жуков 12 ноября 15, в 09:26 +
толковая статья
Текст скрыт развернуть
1
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 6
Комментарии Facebook
Комментарии ВКонтакте
Археологические свидетельств…

Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и Древней Русью в эпоху викингов: возможности и…

28 янв, 14:24
+9 7

Источники русской истории и русская историография

12 мар 13, 17:09
+53 37
Жизнь и труды Г.В. Вернадского

Жизнь и труды Г.В. Вернадского

26 дек 12, 09:28
+29 10

Дела давно минувших дней или путешествие в историю в поисках первых русичей. ЧастьIII

12 авг 15, 12:01
-1 0
Присоединиться

Последние комментарии

Поиск по сайту