Свежие комментарии

  • злодей злодейский
    нет ничего тупее чем натыкать сканов с книги.ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...
  • абрам вербин
    Можно покрупней сделать текст?ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...
  • Михаил Ачаев
    Не было тогда всемирной китайской фабрики, всё стоило дорого.Сколько будет сто...

Немцы на Руси и в России

Немцы на Руси и в России

Карта немецких колоний Поволжья к концу XVIII века.

Немцы появлялись на Руси с незапамятных времен. Уже в конце 12-го века в ряде русских городов проживали немецкие ремесленники, воины, лекари и купцы. Письменное упоминание о «немецком дворе» в Новгороде датируется 1199 г. В 12-14 веках из Любека, Гамбурга и др. германских городов ежегодно приезжали в Москву купцы для закупки  товаров и привозили оружие, вино, сукно … Много немцев переселилось на территорию Московского государства в 15-16 в.в. Великие князья, а затем и Иван Грозный, нуждались в оружейниках, мастерах пушечного литья, фортификаторах, саперах, офицерах, механиках, мастерах горного дела. В городах возникают кварталы компактного проживания немецкой диаспоры.

Иван Грозный, одержав победу над Ливонским орденом, поселил пленных жителей Дерпта и Нарвы на расстоянии полумили от московского Кремля. Им было разрешено построить в Москве две кирхи и заниматься торговлей. Позже они были переселены за город в местность, получившую название «Немецкая слобода». К концу 17 в. это был уже настоящий немецкий городок с чистыми прямыми улицами, уютными и опрятными домиками. На берегу Яузы открылась одна из первых в Москве мануфактур, а в 1701 году — аптека.

Частым посетителем этой слободы был Пётр I, где и познакомился со своими будущими сподвижниками Лефортом и Гордоном. В 1702 году он издает Манифест о приглашении в Россию военных, торговцев и ремесленников, обещая совершенно цивилизованные, европейские условия жизни и работы, высокое жалование, успешную карьеру. Специальным Регламентом 1723 г. определялись права иностранного предпринимательства в России.

Реформы Петра I резко увеличивают количество прибывших в Россию иностранцев, прежде всего из германских государств. Они получают большие привилегии. Отношение к «немцу» становится двойственным: с одной стороны, его оберегает и ценит государство, с другой ? он остается чужеродным телом в России, сохраняя свои нравы и обычаи, которые становятся обязательными для исполнения на государственном уровне. Немцы влияли на формирование российских военных традиций. В обиход вошли немецкие военные термины и прочно закрепились такие слова как ефрейторкапралротмистргауптвахта и др.. Особые надежды Петр I возлагал на немцев в деле внутреннего переустройства государства — при проведении денежной реформы (создание монетных дворов), в медицинском обслуживании, в организации торговли и ремесел. Активно вовлекались немцы в становление светского образования, в создание новых учебных заведений Москвы. Сам Петр  принимал первые уроки навигационного искусства у немца Таммермана, после чего у него навсегда сохранилась любовь к флоту.

В годы правления Петра немцы подняли на высокий уровень горнодобывающую промышленность, металлургию, оружейное и пушечное дело. Большинство казенных предприятий, медицинских учреждений, учебных заведений в Москве, Санкт-Петербурге и других городах были открыты при участии немцев. Таким образом, в период становления Российской империи немцы были верной опорой Петра I и составляли основную силу, продвигавшую преобразования в стране. После его смерти традиция приглашения немцев в Россию на государственную службу, в производственную сферу, торговлю, науку и культуру была продолжена. Без этих людей немыслима гражданская и военная история России.

Приглашение немецких колонистов на Волгу и в Причерноморье

Манифесты Екатерины II, Павла I и Александра I

Россия в 18 в. владела обширными плодородными и незаселёнными землями. За время царствования Екатерины II (урожденной Софии Августы Фредерики фон Анхальт-Цербст-Дорнбургв ее состав вошли Северное Причерноморье, Приазовье, Крым, Правобережная Украина, земли между Днестром и Бугом, Белоруссия, Курляндия и Литва. В конце 18 в. в результате победы над Турцией территория России еще значительно расширилась на юге Украины, где население было очень малочисленным.

Для освоения пустующих земель на Волге и на юге России императрица Екатерина II издала Манифест (22.07.1763), в котором иностранные граждане приглашались для поселения в Россию. Важнейшие его положения гласили:

  • «Всем иностранцам дозволяем в Империю Нашу въезжать и селиться где кто пожелает, во всех Наших Губерниях».
  • «Всем прибывшим в Империю Нашу на поселение иметь свободное отправление веры по их уставам и обрядам беспрепятственно».
  • «Не должны таковые прибывшие из иностранных на поселение в Россию, никаких в казну Нашу податей платить, и никаких обыкновенных служеб служить». Кто селился в необжитых землях, освобождался от налогов на срок до 30 лет, в других областях – на срок от 5 до 10 лет.
  • «Поселившиеся в России иностранные, во все время пребывания своего ни в военную, ниже в гражданскую службу против воли их определены не будут».

Крестьянам-колонистам предоставлялось право на общинное самоуправление. Они не были крепостными, подчинялись непосредственно царскому правительству и могли в любое время покинуть Россию.

Путь переселенцев пролегал по суше до Любека, а затем по морю до Петербурга. Далее по суше через Москву, или водным путём по Волге до Саратова, где на замкнутой территории было заложено 104 поселения.

В соответствии с Аграрным законом от 19 февраля 1764 г. колонисты селились округами.

Каждый округ в окружности был не менее 60 и не более 70 верст, и в нем должны были селить до тысячи семейств. И сами округа создавались по религиозному принципу, чтобы избежать «всякую вражду и ненависть, случающиеся обыкновенно между разноверцами, от излишней ревности к вере».

На каждую семью, независимо от ее численности, планировалось выделить 30 десятин удобной земли, в том числе 15 десятин пашенной земли, 5 десятин сенокосной, 5 десятин леса и 5 десятин на “усадебную, огуменную и огородную землю”. В разъяснении данного положения указывалось, что равенство в распределении земли диктовалось стремлением не допустить ссор и постоянных переделов земельных наделов с изменением численности работников в семье. Кроме того, часть пашенной земли и других угодий в каждой колонии предписывалось оставлять в резерве для будущих поколений детей.

Система наследования предполагала не раздел земли, а ее передачу младшему из сыновей, что должно было стимулировать глав семей обучению старших различным ремеслам. Но эта идея не получила реального претворения в жизнь. Перевод всех колонистов в хлебопашцы не способствовал формированию в колониях устойчивой и сильной прослойки ремесленников. Обучать молодежь ремеслам было некому. Только небольшая часть колонистов освоила некоторые ремесленные специальности в Сарепте.

Были разработаны 2 типовых плана застройки колоний. Один был рассчитан на 40 дворов, другой - на 64. По этим проектам дома располагались вдоль главной улицы шириной 30-32 метра. Главную улицу пересекали небольшие поперечные шириной 6 метров. В центре колонии, на пересечении главной улицы широкой (30 метров) поперечной, планировалось сооружение церкви, школы или других общественных зданий. Одним из главных условий застройки было наличие водных источников-рек и родников. Дома-пятистенки, рубленные в угол, планировались и строились на две семьи. В каждой квартире размером 6 на 10 метров, с вытяжкой, полами и потолком, имелось пять окон, четыре двери, два чулана и одна печка. На дверях и окнах сразу устанавливались затворы, под крышей - слуховое окошко, а в сенях - лестница на крышу. Высота от пола до потолка предусматривалась не менее 2 метров 10 сантиметров.

Крылись дома лубом, а сверх его дранцем, который крепился деревянными гвоздями. Таким же образом крылись и амбары. Другие хозяйственные постройки крылись лубом, а сверху камышом или соломой. На дворе колониста, размером 25 на 35 метров, рядом с домом располагались сараи В глубине двора находились конюшня и амбар.

Сметная стоимость одного такого двора составила 471,5 руб. Это очень высокая стоимость, если учесть для сравнения, что лошадь тогда стоила 7-9 руб.

 

 

Вторая большая эмиграционная волна (это были меннониты) шла из Данцига в 1789 г., а позже — через Ригу в Причерноморье, в Хортицу и на реку Молочная. Всемилостивейшей Привилегией Павла I (б.09.1800) переселенцы-меннониты навечно освобождались от военной и гражданской службы, от присяги перед судом и пр.,

Следующий поток эмиграции был вызван Манифестом императора Александра I (20.02.1804), но уже по строгим критериям — требовалось наличие определённого имущественного ценза. Наибольший успех эта компания имела в юго-западной и южных провинциях  Германии. Этот поток был направлен в районы Причерноморья и Кавказа, и состоял большей частью из жителей Швабии; в меньшей степени – из жителей Восточной и Западной Пруссии, Баварии, Мекленбурга, Саксонии, Эльзаса и Бадена, Швейцарии, а также немецких жителей Польши. Александр I особо выделял поселенцев, обладающих необходимыми знаниями для рационального ведения хозяйства, которые могли служить образцом в крестьянском деле и в ремесле — хороших землевладельцев, знавших толк в виноградарстве, в выращивании тутовника и других полезных растений или имевших опыт в скотоводстве (особенно в разведении овец улучшенных пород).

Наиболее интенсивное переселение немцев в 1804г., 1816/1817 г.г. и до 1842 года шло из Вюртемберга. Путь колонистов проходил из Ульма по Дунаю, через Подолию на земли, расположенные близ Одессы, в Бессарабию, в Крым и на Южный Кавказ. Переселенцы из Пфальца, Эльзаса и северной части земли Баден прибыли в 1809/10 годах. Их дороги вели в основном через Польшу и Подолию и далее к Одессе, где возникло много больших католических сёл. Зачастую переселенцы давали своим колониям имена тех мест, которые они оставили на старой Родине — Штутгарт, Карлсруэ, Маннгейм, Зельц, Штрасбург, Тиге, Тигенхаген, Альтонау, Лихтенау, Орлофф, Базель, Дармштадт, Мариенталь, Розенберг, Рейнгардт. Всего в Черноморских областях, в Бессарабии и на Южном Кавказе было основано 181 колонистское поселение.

Немецкие колонии в Причерноморье

Немцы в Черноморских краях проживали большими компактными селениями. В советское время на основе этих хуторов сформировались центральные усадьбы колхозов. Первой большой группой, поселившейся в Черноморских краях, были меннониты из районов близ Данцига. После улучшения условий заселения в 1789 году они основали известный район Хортица. В 1803 г. часть меннонитов из Хортицы, вместе с вновь прибывшими из Данцига и Эльбингена, поселились непосредственно в Таврии у реки Молочной. Здесь возникли самые крупные меннонитские селения — Гальбштадтский (или Молочанский) край.

В Херсонской и Екатеринославской губерниях, в Бессарабии, в Крыму и на Южном Кавказе (1817) на выделенных землях были заложены большие замкнутые поселения немцев. Кроме того существовали немецкие поселения и на Кавказе.

По вероисповеданию немецкое население Причерноморья состояло в 1914 году из следующих групп: протестанты 246280 (45%), католики 195640 (35,8%), меннониты 104370 (19,2%). Городское население российских немцев охватывало 50 городов с долей немецкого населения от 500 до 5000 человек. В Одессе их было по данным 1905 г. до 12000.

Система наследования усадьбы старшим сыном, многодетность (среднее количество детей в семье перед 1918 г. составляло 8 человек) и привилегии при покупке земли вели к образованию многочисленных дочерних колоний. В Причерноморье их возникло около 1800.

За 150 лет численность немецкой национальной группы возросла (по данным переписи населения 1914 г.) от первоначальных 100 тыс. переселенцев до 1,7 млн. У всех со временем развилось чётко выраженное сознание Малой родины. Они не растворялись в среде местного населения, так как чувствовали себя носителями иной, более передовой культуры. И на новой родине переселенцы стремились оставаться немцами. С самого начала они строго соблюдали свои религиозные обряды, берегли свой язык и свои национальные традиции, передавая их последующим поколениям. Это помогло им на протяжении более двух веков сохранить национальную самобытность и противостоять ассимиляции.

Культуру российских немцев в сельской местности определяли в большинстве крестьяне; ремесленники и коммерсанты поселились в колониях позднее. С большим упорством приступили колонисты к поднятию целины. Все приспособились к новым условиям и преодолели казавшиеся почти неразрешимыми трудности. Богатые гумусом чернозёмы на юге Украины давали хорошие урожаи. В первую очередь сеяли пшеницу, ячмень, овёс и кукурузу. В Бессарабии, в Крыму и на южном Кавказе большую роль играло виноградарство. Немцы вывели также известную породу коров - немецкая красно-степная, которая пользовалась большим спросом. Некоторые морские порты, прежде всего Одесса на Черном море и Бердянск на Азовском море, были важными пунктами торговли зерном, которое поставлялось преимущественно немецкими крестьянами.

Поселенцы испытывали большие экономические трудности, тем не менее, их трудолюбие, многодетность семей, бережливость, крестьянский навык привели к довольно быстрому подъёму уровня жизни. Закладывались новые сёла, за счёт покупки дополнительных земель расширялись территории колоний. Земельные наделы оставались неделимыми «хозяйствами», поскольку наследовались одним сыном, для остальных сыновей возникала необходимость в покупке новых земельных участков, поскольку в каждой семье живо было стремление к крестьянскому труду. В Причерноморье для заселения было выделено 707171 гектаров земель, и этот участок усилиями поселенцев увеличился к 1914 году дополнительно на 4,59 млн.га.

Ввиду значительного роста немецкого населения вскоре стала ощущаться нехватка земли, т.к. возможность покупки новых участков постепенно исчерпывалась. Появилась необходимость давать детям более высокий уровень образования, чтобы они могли становиться врачами, учителями, священниками. В других случаях сыновьям давали ремесленнические профессии, или же они занимались торговлей. На юге Украины крупными промышленными городами и центрами ремесла стали Одесса, Александровск, Пришиб, Хортица, Ной-Гальбштадт и Шпат. Здесь находились предприятия с числом рабочих до 1000 человек. Немецкие «повозки колонистов» пользовались большим спросом у представителей всех соседних народностей. Возникли фабрики по производству плугов и других сельскохозяйственных орудий. Всеобщее распространение получила мукомольная промышленность: в каждом большом селении появились мельницы; в некоторых поселениях строились крупные мельницы, обеспечивающие мукой обширные области и города. Строительный материал поставляли многочисленные кирпичные заводы.

В период закладки сел в Причерноморье недостатка в земле не было, и строили с большим размахом. Вдоль одной или нескольких длинных улиц ровной линией тянулись чистые дома. По обеим сторонам от проезжей части были проложены пешеходные дорожки, окаймлённые рядом акаций, за которыми часто не было видно домов. В центре села уже при первичном замере наделов выделялся большой участок под будущую школу и церковь. Все усадьбы были одинаковы по величине: 120м х 40м, над селением доминировала высокая колокольня. Колонисты были обязаны высаживать деревья, благодаря чему немецкие сёла представляли собой оазисы в степи. Весной селения утопали в цвету.

Дворы отделялись от улицы и соседних домов  каменной оградой, ворота и калитка  украшались колоннами и арками, и были пёстро разукрашены. На территории усадьбы постройки закладывались по строгому плану. На одной стороне стоял вытянутый дом, отделённый от уличной ограды цветником. В 4 комнатах проживали 2 семьи — отца и старшего женатого сына. Далее под той же крышей располагались конюшня, коровник, затем сарай для телег и инвентаря. Напротив главного здания стояла «летняя кухня», где практически жили в летнее время. На заднем дворе было гумно, а рядом соломенные скирды и (в качестве топлива) сушёный навоз. Зажиточные крестьяне покупали землю у русских помещиков, нередко это были участки величиной от 200 до 800 га. Вокруг дома тянулись пастбища, далее начиналась пашня. Характерной чертой для хозяйств такого типа являлись просторные жилища, многочисленные помещения для скота и подсобные постройки для   инвентаря и повозок

Колонисты пользовались правом выбирать сельского и верховного старосту, которые были подотчётны собранию села или района. Губернские управления колонистов были подчинены не местным государственным властям, а Попечительскому Комитету в Одессе, который в свою очередь напрямую подчинялись правительству в Петербурге.

Русское правительство обеспечивало колонистам свободу вероисповедания, поэтому колонисты охотно вносили большие пожертвования на строительство церквей, которые строили своими силами. В каждом среднем и большом селе имелась церковь с колокольней, которая по архитектурному стилю напоминала оставленные на родине исторические образцы неоклассицизма 18 и 19 веков. Во всех церквях имелись органы, которые чаще всего были изготовлены в Германии. Богослужения проходили при  заполненном  прихожанами зале, по воскресным дням не работали даже при уборке урожая или во время молотьбы.

Другим краеугольным камнем в сохранении самобытности немцев в России была школа. Правительство предоставляло им в деле школьного образования полную свободу, и колонисты стремились поднять образование на должный уровень. Школы, выстроенные в своём большинстве на общинные средства, были в каждом немецком селе, преподавание велось на немецком языке вплоть до 1891 г., когда началась русификация народного образования. Великолепная архитектура многих школ говорила о зажиточности и высоком самосознании поселенцев. Безграмотных колонистов не было. Школы более высокой ступени – центральные школы — готовили преподавателей, сельских писарей, коммерсантов, а также преподавателей религиозных дисциплин, которые могли бы  в случае необходимости заменить священника при богослужении, на крестинах или похоронах, так как на попечении пастора или священника находилось от 5 до 12 и более общин. Наряду с центральными школами появились со временем учительские и проповеднические семинарии, гимназии, торговые и сельскохозяйственные школы, а также учебные заведения для глухонемых. Получившие большое распространение женские школы своей программой соответствовали центральным школам. Большим авторитетом пользовались немецкие школы в Одессе. Русские и украинские дети охотно посещали их.

Сто лет спустя (начало конца)

Немцы жили со своими украинскими и русскими соседями в добром взаимопонимании, в период Крымской кампании 1853-56 гг. крымские колонисты не только участвовали в создании госпиталей и уходе за ранеными, но и подготовили к отправкам для русской армии 2000 подвод с продовольствием. Тем не менее, среди политиков и интеллигенции второй половины 19 века, параллельно с панславизмом, стала возрастать неприязнь ко всему немецкому, в первую очередь к немцам в России. Их привилегии и хозяйственные успехи вызывали зависть, а их колонии воспринимались как инородное тело, таившее опасности в будущем (комплекс зависти и ненависти). Франко-Прусская война и образование Германской Империи послужили толчком к отмене в 1871 году данных при поселении «на вечные времена» прав и привилегий. В 1874 году на немцев была распространена всеобщая воинская повинность.

Многие колонисты устремились в Сибирь, где царские законы исполнялись не с таким рвением, впоследствии они направились в Америку. До 1912 г. из России выехало около 200 тыс. немцев. Несмотря на то, что в царской армии служило около 300 тыс. немцев, ненависть ко всему немецкому достигла нового апогея. В общественных местах не разрешалось говорить по-немецки, проповедь на немецком языке была запрещена, общественные собрания немцев (более 3-х человек) объявлялись нелегальными, и т.д. В Москве эта травля привела к немецкому погрому 27 мая 1915 г. Особенно большим ударом для немцев явились так называемые «Законы о ликвидации землевладения и землепользования» (2.02. и 13.12.1915). Они требовали экспроприации недвижимого имущества у всех немцев, живущих в полосе шириной 150 км восточнее западной границы России и у Чёрного моря, и насильственного выселения немцев из этой зоны. Законы должны были вступить в силу во всех областях вплоть до Урала, но из-за Февральской революции под их действие попали только немцы Волыни. Новая эмиграционная волна началась в 1918 г. после заключения Брест-Литовского Мира. Еще позднее, осенью 1929 г. около 14 тыс. обманутых немецких колонистов прибыли в Москву с надеждой на выезд. После долгих переговоров Германия приняла примерно 5 тыс. из них, но только для дальнейшего проезда в Америку, остальные с применением жестокого насилия были возвращены обратно.

В 1921/24 годах и в 1932/33 годах впервые за всю историю среди российских немцев разразился голод. В результате Первой мировой войны, гражданской войны и голода число российских немцев сократилось с 1.621.000 (1914 г.) до 1.238.500 (1924 г.). По данным переписи населения 1926 года в Причерноморье проживало лишь 355 тыс. немцев против 650 тыс. в 1914 году. Немцы в среднем были более состоятельны и лучше образованы, чем местное население, что усугубляло преследования. В ходе коллективизации и раскулачивания в 1929-1930 годах мужчины-колонисты в первую очередь были депортированы на Крайний Север и в Сибирь, откуда ничего не могли сообщить о себе своим семьям. Количество арестов на каждое селение планировалось сверху, русские и украинские партийные работники предпочитали жертвовать гражданами немецкого происхождения, нежели своими земляками.

У многих были родственники за границей (в Германии, США, Канаде). Иногда одно единственное письмо оттуда становилось причиной ареста («связь с заграницей», «шпионаж»). Германская поддержка Франко во время Гражданской войны в Испании содействовала дополнительным антинемецким настроениям в Советском Союзе.

По мере обострения отношений между СССР и Германией ухудшалось и отношение к советским немцам. В 1935-1936.г.г. более 10 тыс. колонистов было выселено из приграничной зоны на Украине в Казахстан.

Конец немецких колоний

В 1937-1938 г.г.НКВД была проведена так называемая«Немецкая операция». Согласно Приказу народного комиссара внутренних дел СССР №00439 (25.07.1937) все германские граждане, работавшие на предприятиях оборонной промышленности, должны были быть арестованы. С 30 июля начались аресты и увольнения, а с осени 1937 — массовая операция против советских немцев.

Всего в рамках «Немецкой операции» было арестовано 65-68 тыс. человек, осуждено 55005, из них приговорено: к высшей мере наказания 41898 человек, к заключению, ссылке и высылке — 13107. С наибольшей силой она затронула приграничные зоны и окружение столичных городов; сама АССР НП[3] пострадала непропорционально слабо. Согласно Директиве наркома обороны СССР, все немцы (кроме уроженцев АССР НП), были уволены из армии. В конце 1930-х годов (за пределами АССР НП) были закрыты все национально-территориальные образования — немецкие национальные сельсоветы и районы, а школы с преподаванием на родном немецком языке переведены на русский.

Последняя волна арестов и расстрелов пришлась на первые месяцы Второй мировой войны, когда первоначальные большие потери Красной Армии провоцировали поиск виновных.

В выпущенном 22 июня 1941 г. Указе президиума Верховного совета «О военном положении» военным властям предоставлялось право:

  • воспрещать въезд и выезд из соответствующих местностей или отдельных ее пунктов, а также
  • выселять в административном порядке всех лиц, «признанных социально-опасными как по своей преступной деятельности, так и по связям с преступной средой», и чье нахождение на территориях, объявленных на военном положении, было бы нежелательным.

Другим указом от 22 июня «Об объявлении в отдельных местностях СССР военного положения» – военное положение вводилось во всех союзных республиках и многих областных единицах европейской части СССР, вплоть до Краснодарского края.

В июле 1941 началось переселение в Среднюю Азию крымских немцев. Когда началось формирование 51-й армии, в директиве 00931 Ставки Верховного Главнокомандования от 14 августа 1941 г. давалось предписание: «Очистить немедленно территорию полуострова от местных жителей немцев и других антисоветских элементов«. Тотальная депортация 45тыс. немцев Крыма началась 18 августа…

Заключение

Вторая мировая война нанесла российским немцам, как замкнутой этнической группе, смертельный удар. Мужчины в возрасте от 15 до 60 лет и женщины при отсутствии детей в возрасте до 3 лет, призывались в трудармию, где с ними обращались как с предателями Родины. Это были лагеря для принудительных работ, окружённые высоким колючим забором с вооружённой охраной. По пути на работу их сопровождал солдатский конвой, имевший приказ стрелять при малейшем подозрении. В самом лагере царил произвол начальства. В нищете, унижении, тесноте лагерей огромное число трудармейцев (около 300 тыс.) погибло от голода, холода и непосильной работы.[4]   Лагеря трудармейцев были упразднены лишь спустя годы после окончания войны.

Указ Верховного Совета СССР от 13.12.1955 года »О снятии ограничений в правовом положении с немцев и членов их семей, находившихся на спецпоселении«. Комендатуры были упразднены, но запрет на возвращение в родные места оставался в силе. 200 тыс. немцев обратилось с прошением в Немецкое Посольство, но разрешения на выезд они не получили.

Когда на 20 Съезде КПСС 1956 года были исправлены допущенные ошибки по отношению к некоторым малым народностям, российских немцев обошли молчанием.

Указ Президиум Верховного Совета СССР от 29.08.1964 года »Об отмене Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28. августа 1941 года «О переселении немцев Поволжья» Это решение снимало с российских немцев позорное пятно измены: «Жизнь показала, что огульные обвинения были необоснованны и явились проявлением деспотизма в условиях сталинского культа личности«. Однако реабилитация осталась формальностью — немцы должны были оставаться в местах ссылки. Низведённые до положения деклассированной группы на периферии советского общества, российские немцы видели единственную возможность выбраться из своего отчаянного положения — выезд в Германию, на историческую родину своих предков.

Перемена наступила только осенью 1990 г. с подписанием договора о добрососедских отношениях, партнерстве и совместной работе между ФРГ и СССР.

 

Литература

1. Немецкая диаспора в России «Прошлое и настоящее». Историко-публицистический Альманах, вып.1, Отв. редактор. О.С. Бимман, 330 стр. (в печати)

2. Deutsch-sowjetischer Krieg: Der Weg in die Katastrophe (und andere des Artikels). Deutsche aus Russland gestern und heute. Volk auf dem Weg. Bundesministerium des Innen, Landmannschaft der Deutschen aus Russland e.V. 42 S.

3. http://vistyle.narod.ru/yahr.html


В Крыму немцы появились в 1805 году. В Симферопольском уезде они основали колонии: Нейзац, Фриденталь, Розенталь (из Вюртенберга), в Феодосийском уезде — Гейльбрун, Судак и Герценберг. В том же 1805 году возникла швейцарская колония Цюрихталь, а в 1811 еще одна немецкая колония —  Кроненталь. Колонии, расширяясь, образовывали выселки, которые становились новыми колониями. По окончании Крымской войны многие татары эмигрировали в Турцию, и опустевшие земли можно было приобрести — в 60-е годы начался второй приток немецкого населения в Крым, где численность немцев к концу XIX века возросло до 3000.

В некоторых районах в 1937-38 годах было депортировано до 48% всех немцев-мужчин старше 20 лет. Безотцовщина в колониях в то время превышала общий уровень соответствующих данных после Второй мировой войны.

Автономная Советская Социалистическая Республика Немцев Поволжья. Образована 19 октября 1918 г. С 19 декабря 1923 года — в составе РСФСР. Просуществовала до 28 августа 1941 г..

Этой трагической судьбы на время избежали немцы из оккупированных областей между Днепром и Днестром, переселенные в 1943-1944 г.г. в Warthegau и принявшие немецкое гражданство. С вступлением Красной Армии в Германию 250 тыс. из них были депортированы в СССР и за «измену социалистической Родине» приговорены к пожизненной ссылке и принудительным работам. 

Автор: И.С. Елисеева
(РННКА г. Москвы)

http://dierusslanddeutschen.ru/?p=403#comments

Картина дня

наверх