Свежие комментарии

  • M T
    Стоит обратить внимание на поразительную легкость жонглирования автором терминами "монголы" и "татары" , не утруждая ...К вопросу об уста...
  • Игорь Кузнецов
    Вроде,как и президент еврей.Украинские национ...
  • Александр
    Об этом же говорят многие профессиональные историки.Гумилёв очень увлекался собственными теориями.О фантазиях Льва ...

"Выражение лица сильное и дерзкое" - шведский купец о казни Степана Разина

"Выражение лица сильное и дерзкое" - шведский купец о казни Степана Разина

"Выражение лица сильное и дерзкое" - шведский купец о казни Степана Разина 6 (16) июня 1671 г.

Бунтовщик Разин и его брат Фрол были с позором доставлены на жалкой триумфальной по возке в Москву через Тверские ворота в прошлую пятницу, 2-го числа, в первой половине дня. Потом их заключили на Земском дворе, расположенном у красной стены. У той повозки было четыре высоких колеса и плоская верхушка, покрытая со всех сторон лубом, иначе липовой корой, так что колес было почти не видно. В центре повозки была установлена виселица высотой чуть больше человеческого роста, к которой железными цепями был прикован бедный герой Разин, — он словно висел на них [цепях], как муха в паутине: во-первых, его голова была прикреплена цепью к верхней перекладине виселицы; руки ниже плеч также были прикованы цепями к столбам виселицы, а запястья были прикованы с помощью наручных кандалов к нижним частям столбов. Еще одна цепь перехватывала туловище поперек, с обеих сторон, и, наконец, оба колена также были прикреплены цепями к столбам. Перед его грудью была укреплена деревянная поперечная балка, на которую он время от времени мог опираться. Именно в таком виде — стоя на этой триумфальной повозке, прикрепленный вышеописанным образом к виселице — он был ввезен в город.



Его брат был прикован длинной цепью за шею к повозке с левой стороны. Его ноги также были связаны, так что ему пришлось более трех верст идти через весь город, подпрыгивая рядом с повозкой. Повозку тянули три жалкие клячи, запряженные тройкой. На них сидели трое невзрачных юношей в рваной одежде, которые должны были вести повозку очень осторожно. На этой повозке по всем четырем ее углам сидело по стрельцу, а за ней следовал пешком еще один человек, несший на себе незакрепленные цепи. Впереди всех ехал верхом командир стрельцов, и одна половина его полка следовала непосредственно за ним; другая же половина расположилась по бокам и позади повозки. За передним отрядом стрельцов, сразу перед повозкой, ехал верхом на коне донской атаман Корней Яковлев, захвативший бунтовщика при помощи хитрости. Рядом с Корнеем ехали примерно пятеро его лучших казаков, причем один из них нес казацкое знамя, остальные казаки Корнея числом около 80 следовали чуть позади.

Смотреть на Разина, стоящего на своей повозке и ввозимого в город, было довольно потешно. О его внешности можно сказать, что он был довольно высок, имел широкие плечи и светлокаштановые кудрявые густые волосы, примерно наполовину закрывавшие уши; у него была короткая густая борода округлой формы, выражение лица сильное и дерзкое. Ему примерно от 36 до 40 лет от роду. Его брат лицом и волосами довольно на него похож, ему около 26 лет. Посмотреть на Разиных собралось как в городе, так и за его пределами большое количество народа, знатного и самого простого, среди них можно было заметить и много женщин, также как знатных, так и простолюдинок.

У Земского двора на большой рыночной площади были расставлены многочисленные приказы стрельцов, а за полчаса до привоза Разина на Земский двор там собрались все бояре и думные дьяки в ожидании бунтовщика. Как только же его доставили на этот двор, его сняли с повозки и вместе с братом повели наверх ко всем боярам, где обоим в течение примерно получаса задавали кое-какие вопросы. Сразу после этой пытки братьев повели вниз на двор, причем за ними последовали и все бояре. Они сразу же приказали утомленным Разину с братом вытянуть руки над спиной, приказали их бить кнутом, положить на огонь, выбрить им на макушке голое место и постепенно лить туда холодную воду.

Степана спросили, зовут ли его Степан Разин, что он подтвердил словом “да”, после чего князь Долгорукий заявил: “Ты, шельма и изменник, так безрассудно выступил против Его Царского Величества и причинил столь большой вред”, на что Разин отвечал, что не он шельма и изменник, а сам князь, из-за которого пролилось так много невинной крестьянской крови. И если бы князь был настоящим героем, то вышел бы против него, Разина, сам, а не посылал бы царских людей. В целом бунтовщик никого не щадил в своих обвинениях, говорил мало, но очень дерзко. Говорят, что он также заявил: “Несмотря на то, что Корней теперь и выдал вам меня головой, но он сам и весь Дон были со мной заодно, и я с их общего согласия привлек к себе в войско людей”.

В прошедшую субботу на большой рыночной площади были расставлены несколько стрелецких приказов и заготовлены для каждого из братьев Разиных по два деревянных бруса и пять заостренных кольев, чтобы после казни, намеченной на 10 часов, их отрубленные ноги, руки и головы были насажены на эти десять кольев. Для нас же иностранцев, в том числе и для персидского купца, а также для посланников запорожских казаков было выделено специальное место для лучшего обозрения казни. Однако, поскольку обоих братьев было решено перед казнью еще раз подвергнуть пытке, казнь перенесли.

Вчера Разина вместе с братом в присутствии государственных советников пытали в третий раз. Говорят, что Степан получил лишь два удара кнутом и мало говорил. Сегодня же в 12 часов его вместе с братом привезли на большую рыночную площадь, после чего зачитали список его преступлений и приговор. Канцлер Ларион Иванович сказал: “Кладите Степана и четвертуйте его”, после чего Разин бодро подошел к обоим брусам, помолился и перекрестился, попрощался со стоящими вокруг словом “прости” и лег на живот. Ему отсекли правую руку по локоть, затем левую ногу по колено, затем левую руку, правую ногу и наконец голову. Эти пять от рубленных частей тела воткнули на пять кольев и водрузили последние в землю.

В это же время брат Степана сказал, что ему нужно еще кое-что рассказать, и его сразу отвели обратно на Земский двор и пытали. Говорят, что от этой пытки он потерял сознание. Но как бы сильно ни пытали до этого Степана, он не проронил ни звука. Его же брат при первой пытке сильно кричал, из-за чего Степан обратился к нему со словами: “Сучий ты сын, что ты орешь? Вспомни, какую честь мы с тобой имели и управляли не только всем Доном, но и всей Волгой”. Этот Степан принял смерть бесстрашно и не позволил упрекнуть себя в малодушии. О чем же собирается рассказать его брат, я попытаюсь разузнать. До оглашения приговора Разину на протяжении полу часа был зачитан документ, рассказывающий обо всех его деяниях, от начала его выступления восемь лет назад и до его поимки 14 апреля этого года; этот документ я постараюсь получить и переслать.

Руки, ноги и голова Разина все еще нанизаны на те пять кольев; туловище же осталось на земле. Так настал конец бунтовщику. Говорят, что три дня назад сюда приехал гонец от князя Ромодановского с сообщением, что Астрахань и все города, которые до того были покорены Разиным, вновь перешли под власть Его Царского Величества и просят его о милости. О том, что дальше произойдет в этой связи, услышим позже. От запорожских казаков и гетмана Новогрешного шесть дней назад сюда приехал посланник. Говорят, что они добиваются заключения договоров, обещанных им привилегий и недоплаченных денег, о чем, возможно, я подробнее напишу в следующем письме. Отправление в Польшу господина Нащокина было отменено; вместо него, говорят, было решено послать туда Василия Семеновича Волынского.

Кристоф Кох. Суммарное донесение из Москвы от 6 июня 1671 г.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх