Свежие комментарии

  • Николай Берлизов
    А сразу вызвать археологов, когда в пахоте пошли черепки IQ не хватило? Обязательно самому надо было своими корявыми ...В Англии в поле н...
  • Kirei
    Весьма интересно, спасибо. Но имеется масса малоизвестных сведений и фактов, которые говорят о том, что денежная сист...Денежное дело Зол...
  • саша дмитренко
    И ПОЭТОМУ ПОСТАВИЛИ  ОГРОМНЫЙ ПАМЯТНИК  ЧИНГИЗУ???))Употребление поня...

МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СИБИРСКОГО ХАНСТВА

 

МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СИБИРСКОГО ХАНСТВА

 

I. ДОКУМЕНТЫ XV ВЕКА

 

1489 год

 

1. Сентябрь 1489 г. Грамота из Мурома наместника князя Феодора Хованского.

Государю Великому князю Ивану Васильевичу всеа Русии холоп твой, государь, Феодорвец Хованской челом бьет. Приехали, государь, к тебе послы из Ногайския Орды: Иваков слуга, а зовут его Чюмгуром, да Мусин мурзин слуга, Адиком зовут, да Емгурчеев мурзин слуга, Тувачем зовут; а всех их, государь, дватцать да два. А сказывают, государь: Волгу возилися под Черемшаны. А провожал их, сказывают, Алказый да, Бегиш, да сын его Утешь, да Чет, да и Кайсым Сегит. А провожали их, государь полем до Суры, до Папулы до мордвина. А оттоле, государь, сказывают, ехали на князя да Ромодана да на Кирданову Мордву, да на Саконы. А нынеча, государь, стоят за рекою против города. И яз, государь, на сю сторону их возити не велел без твоего ведома. И ты, государь, как укажешь?

И князь великий того же месяца сентября послал против нагайского посла Юшка подьячего, а велел ему давати послу корм на стану по два барана, а овчины назад отдавать. А на кони, на которых они едут, на десятеро лошадей четверть овса. А которые коня гонят на продажу, те кони корму не давати.

 

2. Ноябрь 1489 г. Грамота хана Ибрагима к великому князю Ивану III (Ивакова царева грамота).

От Бреима царя великому князю, брату моему, поклон. Яз - бесерменской государь, а ты - християнской государь, от сех мест вперед меж бы нас добродетель бы наша была. Брат мой Алегам царь по случаю в твоих руках стоит. Со мною впрок захошь братом быть, брата моего ко мне отпусти. Ко мне его не въсхошь пустити, и ты его на ево вотчину отпустишь, ино то мне таково ж братство будет. С Алегамом царем меж вас крепкая правда и слово было, тебя, к слову прямя, слышел есми; и яз ныне тех слов правду познаю: Алегама царя ко мне отпустите, оба одного отца дети. Один из них на тебя надеялся, к тебе пошол; и ты ся к нему смиловал; а нынеча мой брат Алегам царь, что у тебя ныне в руках живет, тебе от того которой прибыток? Впрок братом захочешь быти, мне моего брата ко мне отпусти. Базарьского князя, Чюмгуром зовут, доброго своего человека послал есми. Чюмгур [177] князь как дойдет, ярлык увидев, твоему братству примета то будет. Ко мне брата моего отпусти. Нашего переднего, Кулдербышом зовут, бакшея посла есми; а Сейтяком зовут, паропка, в толмачех послал есми.

 

Источник: Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой 1489-1549 гг. - Махачкала, 1995. - с. 18-20.

 

1494 год

 

3. 1494 г. Грамота хана Ибрагима к великому князю Ивану III (Ивакова царева грамота).

Лета 7002 приехал к великому князю от царя, от Ивака от ногайского, с грамотою человек его Чумгюр. А се грамота: Ибряимово слово великому, князю Ивану, брату моему, поклон. После того ведомо бы было слово то: стоит промеж Чангысовых царевых детей наш отец Шыбал царь стоит с твоим юртом в опришнину, и друг и брат был, от тех мест межы нас ту Атамыров да Номаганов юрт ся учинил, а мы ся учинили далече, а с тобою меж нас добрые съсылки не бывало. Ино мне сючястъе дал Бог. Тимер Кутлуева сына убивши, Саинской есми стул взял. Да ещо: сам сиз детми условившыся, а великого князя детей на княженье учинив, на отцов юрт, к Волзе пришед, стою. Ино как по первым по нашым, по тому же братьству нашему примета, Алягам царь стоит, того прошу у тебя. Да как его дашь нам, и дружбе и братству примета то стоит. Да отца своего, места ищучи, на Темер Кутлуева сына ратью сел есми на конь. Да еще: Алягама царя, как дашь нам, после того твоему недругу недруг стою, а твоему другу друг стою. Да се братство отведати, Чюмгуром зовут, слугу своего послал есми. Да еще нас назовешь собе братом своим, а добрым человеком Чюмгура борзо отпустишь, ты ведаешь.

 

Источник: Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой 1489-1549 гг. - Махачкала, 1995. - с. 46-47. [178]

II. ДОКУМЕНТЫ 1570-х ГОДОВ

 

1570 год

 

1. 1570 г. Отписка земских бояр царю Иоанну Васильевичу.

Господарю Царю и Великому Князю Ивану Васильевичу всея Руси, холопи твои, Иванец Белской, да Иванец Мстиславской, да Михалец Воротынской и все бояре, челомъ бьютъ. По твоему Господареву приказу, отъ тебя Господаря отпущен съ Москвы, изъ тюрмы, Сибирской Татарин Айса, въ Сибирь, къ Сибирскому царю съ грамотою, въ семдесятъ въ седмомъ году въ марте месяце; а велено его изъ Перми отпустити князю Миките Ромодановскому. И привезъ, Господарь, изъ Перми князь Микита Ромодановской грамоту Сибирского царя Татарскимъ писмомъ, и что, Господарь, намъ Микита речию сказывалъ, и мы речи те написавъ на списокъ, и съ Сибирские грамоты переводъ, послали къ тебе ко Господарю.

 

Подлинная отписка писана столбцемъ. На обороте: Господарю Царю и Великому Князю Ивану Васильевичу всея Руси. Там же помечено: 78-го марта 21, съ Васильемъ Фоминымъ (т. е. отправлена из Москвы в Слободу).

 

2. 1570 г. Речи князя Н. Ромодановского.

Лета 7078 марта 17, сю грамоту Сибирского царя Кучюма привезъ изъ Перми князь Микита Ромодановской, а сказалъ: что приехалъ онъ изъ Перми по Господареве грамоте, а тое грамоту въ Пермь привезъ къ нему Гогулетинъ изъ Конды Ивака Ивакинъ сынъ, съ Пелыма, о Николине дни осеннемъ, а ему Иваке, сказалъ, тое грамоту дали изъ Сибири. А которой Татаринъ Сибирской Айса присланъ отъ Господаря въ Пермь ко князю Миките съ грамотою, а велено его отпустить въ Сибирь, и того Татарина привезъ Серой Дубровинъ въ Пермь июня 3-го, и князь Микита сказываеть того Татарина отпустил въ Сибирь тогды жъ. А какъ князь Микита жилъ въ Перми, и при немъ сказываетъ отъ Сибирскихъ людей задору никоторого не было; а взяли были Сибирские люди въ Чюсовой, после Ильина дни, трехъ Пермяковъ, Ивашка Поздеева съ товарищи, и былъ Ивашко у царя въ Сибири день съ десять, и отпустил его на подводахъ до Перми, а дву товаршцев его оставить, а хотел и тех отпустить, а обиды сказал не учинилъ никоторые, а говорил сказываетъ ему царь: ныне деи дань сбираю, Господарю вашему Царю и Великому Князю пословъ пошлю; а нынеча деи мне война с Казацкимъ царемъ, и [179] одолееть деи меня царь Казацкой и сядетъ на Сибири, ино и тотъ Господарю дань учнетъ же давати.

 

На обороте надпись: Господарю Царю и Великому Князю Ивану Васильевичу веся Руси. Къ сему акту принадлежит грамота (въ переводе) Царю Иоанну Васильевичу отъ Сибирского царя Кучюма.

 

3. 1570 г. Ответная грамота царя боярам о Сибирских делах.

Отъ Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всея Руси, бояромъ нашим, князю Ивану Дмитреевичю Белскому, да князю Ивану Федоровичю Мстиславскому, да князю Михаилу Ивановичю Воротынскому и всемъ нашимъ бояромъ. Писали естя къ нам, и роспросъ князя Микиты Ромодановского, и переводъ съ грамоты Сибирского царя къ намъ прислали; и нам те вести ведомо. - И вы бъ о томъ поговорили, пригоже ли намъ съ Сибирскимъ царемъ о томъ ссылатись, и почему въ Сибирь Тотарин къ царю отпущенъ, и что съ ним писано, и въ котором году отпущенъ? Да что ваша будетъ мысль, и вы бъ приговоръ свои къ намъ отписали, да и грамоты, ...посланы отъ насъ къ царю Сибирскому... Татариномъ Айсомъ, прислали къ намъ не мешкавъ, часа того. Писана въ Слободе, лета 7078...

 

На обороте помтьта: Съ Ваською съ Фоминымъ (т.е. отправлена изъ Слободы въ Москву).

Подлинники хранятся въ Главном Архиве Министерства Иностранных Дел.

Источник: Акты исторические собранные и изданные Археографической комиссией, т. 1. 1334-1598. - Спб., 1841 - с. 340-341.

4. 1570 г. Грамота (в переводе) к Государю Царю Иоанну Васильевичу от Сибирского Царя Кучюма.

Бог богат.

Волной человекъ Кочюмъ Царь, Великий Князь Белой Царь. Слыхали есмя ... еси и справедливъ, мы и весъ народъ земли, воюютца; а не учнутъ воеватца, и они мирятца. С нашимъ отцомъ твой о[тец] гораздо помирився, и гости на обе стороны ход ... по тому, что твоя земля блиска, люди наши в упокое были, а межи ихъ лиха не было, а люд[и] в упокое в добре жили, и ныне при нашемъ [180] и при твоемъ времяни люди черные не в упокое. А по ся места грамоты к тебе не посылалъ есми по тому, что не с которымъ намъ война была, и мы тогу недруга своего взяли; и ныне похошъ миру и мы помиримся, а похошъ воеватися, и мы воюемся, пяти шти чловековъ в поиманье держать, земле в томъ что? Язъ пошлю посла и гостей, да гораздо помиримся, толко похошъ с нами миру, и ты ис техъ людей одного, которые в поиманье сидятъ, отпусти и своего человека с ними к намъ пришли гонцомъ. С кемъ отецъ чей былъ въ недружбе, с темъ и сын его в недружбежъ быти пригоже; будетъ в дружбе бывалъ, ино в дружбе и быти, кого отецъ обрелъ себе дру[га] и брата, сыну с темъ в недружбе быти ли? И ныне ... помиримся братомъ старейшимъ [...] чимъ учинимъся в отечестве [и брат]стве учинимся, только похошъ миру, и ты наборзе къ намъ гонца пришли. Молвя, с поклономъ грамоту послалъ.

 

На обороте надпись: Государю Царю Великому Князю Ивану Васильевичи)...

 

1571 год

 

5. 1571 г. Выписка из старинной Государственной книги, названной Титулярником о начавшейся в 1569 году переписке между Государем Царем Иоанномъ Васильевичемъ и Сибирским Царем Кучюмомъ.

Начало посолству Сибирского Кучюма Царя со Царемъ и Великимъ Княземъ.

А се въ грамоте начало писано, какову Царь и Великий Князь послалъ х Кучюму Царю съ его человекомъ с Аисою, по ихъ челобитью:

Божиею милостию, от Великого Государя Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всеа Руси, Владимерского, Московского, Ноугородцкого, Царя Казанского, Царя Астороханского, Господаря Псковского, Великого Князя Смоленского, Тверского, Югорьского, Пермьского, Вятцкого, Болгаръского и иныхъ, Государя и Великого Князя Новагорода Низовские земли, Черниговского, Резанъского, Полотцкого, Ростовского, Ярославского, Белоозерского, Удорского, Обдоръского, Кондинского и иныхъ, и всее Сибирские земли и Северные страны Повелителя, и Господаря земли Вифлянские и иныхъ, Кучюму Царю Сибирскому слово наше то: прежъ сего Сибирской Едигеръ Князь на насъ смотрилъ, и зъ Сибирские земли со всее, на всякъ годъ, дань к намъ присылалъ. [181]

А на свершенье в грамоте: писано въ Государъстве нашего дворе, града Москвы, лета 1571 Марта месяца.

А се начало въ грамоте: писано от Кучюма Царя Сибирского ко Царю и Великому Князю с посломъ его с Томасомъ, да з гонцомъ Аисою 1571 году:

Крестьянскому Белому Царю и Великому Князю Ивану Васильевичю всеа Русии. Да на поле написано: Кучюмъ богатырь Царь, слово наше, да послалъ о томъ, чтобъ его Царь и Великий Князь взялъ въ свои руки, а дань со всее Сибирские земли ималъ по прежнему обычаю.

А на свершенье у грамоты написано, писано с нишаномъ, а лета не написано.

И Царь и Великий Князь Сибирского Царя грамотъ и его челобитье выслушалъ, и подъ свою руку его и во обереганье принялъ, и дань на него положилъ, на годъ по тысечю соболей, да посланнику Государьскому, которой по дань приедетъ, тысечю белокъ, да и грамоты, и записи тому пописаны; а х Кучюму Царю, с жаловалную грамотою, послалъ Государь своего сына боярского Третьяка Чабукова и записи какову написали посолъ Таимасъ, да гонецъ Айса и шерть по ней учинили, подкрепити, да и дань у Кучюма Царя взяти.

А се начало писано въ Государеве грамоте жаловалной, котороя послана х Кучюму Царю с Третьякомъ с Чабуковымъ, съ Государевою золотою печатью:

Всемогущаго безначалного Бога неизреченнымъ милосердиемъ, Крестьянского закона единъ правый Царь и Великий Князъ Иванъ Васильевичь всеа Русии, Владимерский, Московский, Ноугородцкий, Царь Казанский, Царь Астороханъский, Господарь Псковскиий, Великий Князь Смоленский, Тверский, Югорский, Пермьский, Вягцкий, Болгарский и иныхъ, Царь и Великий Князь Новогорода Низовские земли, Черниговский, Резанский, Полотцкий, Ростовский, Ярославъский, Белоозерский, Удорский, Обдорский, Кондинский, и всее Сибирские земли и Северные страны Повелитель, и Господарь земли Вифлянские и иныхъ, Сибирские Началнику Кучюму Царю милостивое слово, любовнымъ жалованьемъ и доброю мыслью великое защищенье, и Богособные нашие власти, всего твоего улуса людемъ, безстрашное пребывание и крепкое слово то.

А въ свершение писано: и того для къ сему ярлыку на болшое укрепленье золотую свою печать есми приложилъ, от создания Адамля лета 1571, октября. Писанъ въ Государьстве нашего дворе, града Москвы, а вашего лета цо*** (979 г.). [182]

А се начало в записи шертной писано, которою написали Сибирской посолъ Тамасъ, да гонецъ Аиса, да и къ шерти на той записи приведены:

Божиемъ изволениемъ, и Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всеа Русии жалованьемъ, язъ Кучюмъ Царь Сибирский посылалъ есми ко Царю и Великому Князю своего посла Таимаса и гонца своего Аиса, бьючи челомъ по прежнимъ обычаемъ, да и с Сибирские земли тысечю соболей послалъ есми; и Царь и Великий Князь Иванъ Васильевичь всеа Русии, Казанский, и Астороханский и иныхъ многихъ Государь насъ пожаловалъ, и землю Сибирскую въ своемъ жалованье учинилъ, и дань на Сибирскою землю положилъ всего на годъ по тысече соболей, да посланниковы пошлины всего по тысече белокъ, по прежнему своему жалованью. И посолъ нашъ Таимасъ и гонецъ Аиса, благодаря Бога и Царя и Великого Кназя жалованье нашею душею, и всехъ нашихъ добрыхъ людей душею, и всехъ черныхъ людей душею, Царю и Великому Князю роту крепкую и шерть дали на сей записи, что намъ.

А свершение в записи: а на утвержденье сей записи, язъ Кучюмъ Царь печать свою приложилъ, а лутчие Сибирские люди руки свои приложили; а сю шертную записъ писалъ Магмедъ Бакъ, Хозесеиповъ сынъ, лета цо*** (979 г.).

А в приписи у записи писано: а на томъ на всемъ, какъ в сей шертной записи писано, язъ посолъ Таимосъ, да гонецъ Аиса за Государя своего Кучюма Царя, и за всехъ его лутчихъ людей, и за всю землю Сибирскую, на сей шертной записи, Государю Царю и Великому Князю крепко есмя шерть учинили на томъ: какъ будет у Государя нашего у Кучюма Царя, Государевъ Царевъ и Великого Князя посланникъ Третьякъ Чабуковъ, и Государю нашему Кучюму Царю и лутчимъ его людемъ, на сей шертной записи и на Цареве и Великого Князя жаловалномъ ярлыке шерть учинити, и печать своя к сей записи Государю нашему Кучюму Царю приложити, и правити Государю нашему Кучюму Царю о всемъ по тому, какъ в сей шертной записи писано; а печатей нашихъ моее Таймусины и моее Аисины и рукъ нашихъ у сей шертной записи нетъ по тому, что грамоте и писати не умеемъ.

А в речи Третьяку велено от Государя Кучюму Царю поклонъ правити и речь говорити по наказу.

 

Источник: Собрание государственных грамот и договоров. Ч. 2. -М., 1819. - с. 52, 63-65. [183]

 

III. ДОКУМЕНТЫ 1580-х ГОДОВ

1586 год

 

1. 1586 г. Наказ приставам Е. Ржевскому и Г. Васильчикову.

«А нечто спросит про Сибирь: каким обычаем Сибирское царство казаки взяли и как ныне устроена.

И Елизарью и Григорью говорить: Сибирское царство искони вечная вотчина государей наших. А взял Сибирь великий государь блаженные памяти царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии, царя и государя и великого князя Федора Ивановича прадед тому ныне блиско ста лет, и дань положил собольми и лисицами черными. И государь наш царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии отец государя нашего царя и великого князя Федора Ивановича казаков волжских посла, и казаки волжские царя Кочюма Сибирского побили и согнали с Сибири и Сибирь взяли, и брата Кочюмова царева Магметкула царевича взяли жева и ко государю нашему и царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии привели и ныне у государя нашего служит.

А в Сибири ныне живут государевы воеводы и люди многие и дань с Сибирские земли государю нашему идет многая, соболи и лисицы черные и иной зверь дорогой.

А ясаку положил на Сибирское царство и на Конду Большую, и на Конду Меньшую, и на Туру реку, и на Иртышь реку, и на Иргиское государство, и на пегие колмаки, и на Об великую реку и на все гордоки на обские на девяносто и на четыре городы з году на год имати на государя по 5 тысяч сороков соболей, по 10 тысяч лисиц черных да по 500 тысяч белки ебольшие (так в тексте - Д. И.) сибирские и илетцкие.

А поделал государь городы в Сибирской земле в Старой Сибири и в Новой Сибири, на Тюменском городище и на Оби на усть Иртыша тут город те государевы люди поставили, и сидят по тем городам и дань со всех тех земель емлют на государя».

 

Источник: Исследования по отечественному источниковедению. Сб. статей, посвященный 75-летию С. Н. Валека. -М.-Л.: Наука, 1964. - с. 387-388. [184]

 

IV. ДОКУМЕНТЫ 1590-х ГОДОВ

1597 год

 

1. 1597 г. Грамота (в переводе) к Государю Царю Федору Иоанновичу от Сибирского Байсеит Мурзы.

Великому Князю Белому Царю, Сибирские земли все от мала до велика холопы твои челомъ бьютъ. Мы по своей правде воеводамъ послушны, а Тюменские люди отложились, и мы того не ведаемъ, от кого учинилось, неведамо от воеводъ, неведамо съ кого, что ни учинишъ, ведаетъ Богъ да ты. Да ныне к намъ в Сибирь гости и торговые люди ниоткуды не ходятъ, и мы всемъ скудны; а толкубъ торговые люди приходили, и мыбъ всемъ пополнилисъ и сытибъ были. А воеводы здешние, безъ твоего Великого Княза Белого Царя веленья, пословъ послать не смеютъ, и ты бъ, Государь, по ... в Бухары и въ Нагаи пословъ посылати, чтобъ земле была прибыль, о томъ холопи твои Сибирцы все от мала и до велика челомъ бьемъ. Да какъ ты, Государь, меня холопа своего Байсеита отпустилъ в Сибирь, и пожаловалъ еси, Государь, меня своимъ жалованьемъ денежнымъ по десяти рублевъ, а ныне мне дали шесть рублевъ, в томъ твоя воля; да начальные люди Авбасты, да Келдиуразъ, старые люди и добры, юртъ они и берегутъ, и твое жалованье имъ не доходитъ, и тыбъ ихъ пожаловалъ своимъ жалованьемъ, о томъ мы все холопи твои, все от мала до велика челомъ бьемъ; и послали к тебе ко Государю бити челомъ Кызылбая ясаула, и тыбъ, Государь, пожаловалъ велелъ намъ дать свою Государеву жаловалную грамоту. Да бьемъ челомъ тебе Государю, язъ Баисеитъ мирза и все твои холопи от мала до велика, чтобъ еси Шиха, да Моллу, да Бабуазея, трехъ ихъ велелъ отпустить въ ихъ землю, в Бухаръ; а твоему юрту от нихъ прибыли нетъ, развее всегды плачютъ, и тебе бъ Белому Царю в томъ греха не было, и мы все объ нихъ печалимся и бьемъ челомъ, чтобъ еси пожаловалъ велелъ ихъ отпустити.

2. 1597 г. Грамота (в переводе) Сибирского Царя Кучюма к воеводам города Тары.

Богъ богатъ.

От волного человека отъ Царя бояром поклонъ, а слово то: что есте хотели со мною поговорити, и вамъ отъ Государя своего отъ Белово Князя о томъ указъ есть ли? И будетъ указъ есть, и мы поговоримъ и его слово приятно учинимъ, а онъ бы наше челобитье [185] приятно учинилъ; а мое челобитье то: прошу у Великого Князя, у Белово Царя, Иртишского берегу, да и у васъ у воеводъ бью челомъ, тогожъ прошу; да т [...] вещей у васъ прошу, и вы ис техъ вещей хоти и одну дадите, и ваше слово будетъ истинно; а будетъ не дадите, и слово ваше ложно; а челобитье мое то: прошу Шаину, а те оба гости, которыхъ взяли, ехали ко мне в послехъ, и ихъ вамъ Богъ судилъ, и язъ тое посолские рухледи одного юка конского прошу, очи у меня были больны и с теми послы были зелья, да и росписъ темъ зелъямъ с нимижъ была, и язъ того прошу, и только те три вещи мне дадите, и слово ваше истинно, и будетъ со мною похотите поговорити, и вы ко мне пришлите толмача Богдана. А Сююндюкъ приехалъ, Великого Князя Белово Царя очи виделъ, и язъ бы изъ его устъ указъ его услышелъ, и выбъ его прислали; и будетъ те дела правда, и выбъ прислали Бахтыураза, которой ныне приехалъ. А от Ермакова приходу и по ся места пытался есмя встречно стояти; а Сибирь не язъ отдалъ, сами естя взяли. И ныне попытаемъ миритца, любо будетъ на конце лутче; а с Нагаи есмя в соединенье, и только с обеихъ сторонъ станемъ, и Княжая казна шатнетца, и язъ хочю правдою помиритца, а для миру на всякое дело сходительство учиню.

 

3. 1597 г. Грамота (в списке) Царевича Абдул-Хаира к отцу своему Сибирскому Царю Кучюму.

Цареву Величеству, холопъ вашъ Абдюлъ Хаиръ Царевичь множеством много челомъ бьетъ. Прежъ сего присылали есте к Великому Государю Царю и Великому Князю Федо[ру] Ивановичю всеа Русии Самодержцу, къ его Царскому Величеству человека своего Магметя з грамотою, [...] [в гра]моте своей к Царьскому Величеству писали есте, чтобъ Великий Государь Царь и Великий Князь Федоръ Ивановичь Самодержецъ тебя пожаловали юрты [...] отдати велели, и брата нашего Магметъ Кула к тебе отпустить велелъ; а язъ вте поры былъ у Царя [...] Величества в опале, и били есмя челомъ Вели[кому] Царю и Великому Князю Федору Ивановичю всеа Русии Самодержцу, чтобъ Великий Государь меня пожаловалъ, поволилъ мне написати к тебе грамоту, а ты вины свои покроешь, ученисся подъ его Царскою рукою, и сына своего царевича къ его Царьскому Величеству пришлешь; и Великий Государь Царь и Великий Князь Федоръ Ивановичь всея Русии Самодержецъ, не помятуюя передъ своимъ Царьским Величеством винъ нашихъ, поволил мне от себя написати к тебе грамоту, и ты по той м[...] грамоте ничего не учинилъ, к Великому Государю Царю и Великому Князю [186] Федору Ивановичю всеа [Русии] Самодержцуъ, къ его Царьскому величеству [...] Царевича не прислать. И ныне Великий Государь Царь и Вели[кий Князь] Федоръ Ивановичь Всеа Русии Самодержецъ милостивый истинный Великий Царь Крестьянский Государь, не смотря на наши грубости и неправды, меня пожаловалъ, казнь смертную отдалъ, и пожаловалъ меня [...] и волостьми, з братомъ с моимъ с Магметъ К[улом] Царевчемъ вместе; а про ваше Царево Величество слухъ доходить, что пребыванье твое нужну, и скудость великая, и братья наши Царевчи Канаи, да Иделинъ со многими людми пошли отъ тебя прочь, а с вашимъ Царевымъ Величествомъ немногие люди остались. И мы з братомъ своимъ с Магметь Куломъ Царевчемъ били челомъ Великому Государю Царю и Великому Князю Федор Ивановичю всеа Русии Самодержцу, его Царьскому Величеству, чтобъ насъ Царьское Величество пожаловалъ, поволилъ намъ написати к тебе грамоту, а ваше, чаемъ, Царево Величество ныне похочетъ быть подъ Великого Государя, его Царьского Величества рукою; и Великий Государь Царь и Великий Князь Ф[едор] Ивановичь всеа Русии Самодержецъ ... поволилъ, а приказалъ намъ написат[и] грамоту; и выбъ Царево Величест[во] к Великому Государю Царю и Великому К[нязю] [Фе]дору Ивановичю всеа Русии Самодержцу. А то намъ Царского Величества отъ печатн[ика] и посолского диака Василья Яковли [...] калова ведомо есть: будетъ похочешь быти при Царскомъ Величестве, при его пресветлыхъ очехъ, и Великий Государь Царь и Великий Князь Федоръ Ивановичь всеа Русии тебя пожалуетъ своимъ Царскимъ жалованьемъ, городы и волостми, и денежнымъ жалованьемъ, по твоему достоинству; а у Великого Государя Царя и Великого Князя Федора Ивановича всеа Русии Самодержца, у его Царского Величества служатъ многие Цари и Царевичи, и в[ое]водичи Волоские и Мутьянские, и изо м[ногих] Государствъ Государские дети и те все въ жалованье живутъ без оскуденья; а буд [...] у Царского Величества похочешь бы [...] юрте в Сибири, и Царское Величество [...] своимъ Царскимъ жалованьемъ пожалует, [Сиб]ирской земле Царемъ велитъ быти.

 

4. 1597 г. Жалованная грамота (в списке) Государя царя Федора Иоанновича Сибирскому царю Кучюму.

...[Ве]ликого Государя царя и Великого князя Ф[едора Иоанно]вича всея Русии самодержца, Вла[димирского], Московского, Новогордцкого, Царя Казанского, царя [187] Астраханского, Господаря Псковского и Великого князя Смоленского, Тверского, Югорского, Пермского, Вятского, Болгарского и иных, Государя и Великого князя Новогорода Низовские земли, Черниговского, Резанского, Полотцакого, Ростовского, Ярославского, Белозерского, Удорского, Обдорского, Кондинского, и всея Сибирские земли и Северные страны Повелителя и Государя Иверские земли, Грузинских царей и Кабардинские земли, Черкаских и Горских князей, и иных многихъ государствъ Государя и обладателя, нашего царского Величества милостивое слово, с великимъ жалованьемъ повеленье Кучюму царю. Из давныхъ лет Сибирское Государство была вотчина прародителей нашихъ, блаженные памяти Великих государей русскихъ царей, как еще на Сибирскомъ государстве былъ дедъ твои Ибакъ царь, и з Сибирские земли всякую дань давали нашимъ прародителем Великимъ государем царем; а после деда твоего Ибака царя, были на Сибирском Государ[стве] князи Таибугина роду Магмет [князь], [по]сле его Казы князь, а после Казыя Едигеръ князь, и те все князи деду нашему, блаженные памяти, Великому государю царю и Великому князю Василью Ивановичю всеа Русии, и отцу нашему, блаженные памяти, Великому государю царю и Великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии, с Сибирские земли дань давали.

А как ты, Кучюмъ царь, учинился в Сибирской земле царемъ, и ты отцу нашему[...] Ивану Васильевичю всеа Русии послушен былъ, и дань с Сибирские земли присылалъ; а отецъ нашъ[...], тебя в своемъ царскомъ жалованье держалъ подъ своею царскою высо[кою] рукою; а после того ты, Кучюмъ царь, от отца нашего[...] и отъ его царского жалованья отсталъ[...], непослушникомъ учинился еси, и дани давати не почалъ еси, и сына боярского Третьяка Чебукова, который былъ посланъ для дани, убилъ еси, и на наши украинные места в Пермескую землю войною многижда приходил еси. [...] А какъ, по нашего царского Величества повеленью, наши люди пришедъ в Сибирь тебя с царства согнали и Сибирскую землю взяли, а ты пошелъ в казаках кочевати и во многие времена, будучи еси на поле, нашему Царскому Величеству грубости и непослу[шание] у[чинил] еси, мимо наше царское жалованье самъ ты, Кучюмъ царь, на Сибирские во[ло]сти приходи[л]; а с тобою б[ыл] [плем]янникъ твой Магметъ Кул царевичь, да сынъ твой Абдюлъ Хаир царевичь, и те оба царевичи нашимъ людямъ в руки попалисъ [...] несмотря на твои грубости и неправды, племяннику твоему Магмет Кулу [188] царевичу и сыну твоему Абдюлъ Хаирю царевичю казнь им смертную отдали, и пожаловали в нашем государстве устроити велели своимъ царскимь жалованьем, городы и волостьми и деньгами устрои[ти][...] А ныне [...] в нашей отчине в Сибир[ской] земле городы поставлены, и в техъ городах осадные люди с вогненым боемъ устроены; а большые своей рати в Сибирскую землю на тебя, на Кучюмя царя, послати есмя не велели для того, что ожидали от тебя, от Кучюмя царя, [...] что ты, узнавъ свои вины и неправды, нашему Царскому Величеству добьешь челом...

[...] [П]реж сего, тому четвертой годъ, присылал еси нашему царскому Величест[ву] человека своего Магметя с грамотою[...], писалъ еси с [...] прошеньем, чтобъ[...] тебя пожал[овати], юртъ твой тебе отдати и племянника твоего отпустити к тебе, а ты в нашемъ царском жалованье будешь подъ нашею царскою высокою рукою. И мы [...] хотели тебя пожаловати устроити на Сибирской земле царемъ, какъ было тебе быти в нашемъ царскомъ жалованье впередъ крепку и неподвижну; а племянникъ твой Магметъ Кулъ царевичь ныне устроенъ в нашемъ государстве, и пожалованъ городы и волостьми[...], служить нашему Царскому Величеству; и после того приехалъ к нашему Царскому Величеству в службу ис твоего улусу Чинъ мурза, Иль мурзин сынъ, Исуповъ, с своимъ улусо[м] и наше Царское Величество Чинъ мурзу пожеловали и волостьми и деньгами [ ] а [...] кове мере казакомъ кочюешь на поле не со мно[огими] своими людьми, то [...] [ве]домо. А которые Нагайские улусы Тайбугинъ юртъ, которые кочевали вместе с тобою, от тебя отстали, на которыхъ людей была тебе большая надежда; а Чинъ мурза отъехалъ к нашему Царскому Величеству [...], а достальные твои люди от тебя пошли прочь с царевичи с Канаемъ да с Ыделинемъ, а иные пошли в Бухары и в Нагаи и в Казацкую Орду, а тобою ныне люди немногие [ ] наше Царское жалованое и милостивое слово тебе объявляемъ, чтобы ты, Кучюмъ царь, ехалъ к нашему Царскому Величеству [...] и мы тебя пожалуемъ [...], устроити велимъ городы и волостьми и денежнымъ жалованьем, [...] похочешь быти на пр[еж]немъ своемъ юрте в Сибири[...], пожалуемъ на Сибирской з[емле] царемъ, и в нашемъ Царскомъ жалованье уч[нем] тебя держати милостиво.

 

Источник: Собрание государственных грамот и договоров. Ч. 2. - М., 1819. - с. 129, 131-134. [189]

1598 год

5. 4 сентября 1598 г. Отписка царю Тарского воеводы Андрея Воейкова.

Государю Царю и Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси холопъ твой Ондрюшка Воейковъ челомъ бъетъ. Прошлого, Государь, 106-го году Августа въ первый день привезъ къ намъ, на Тару, твою Государеву Цареву и Великого князя Бориса Федоровича всеа Руси грамоту Тарской атаманъ Елистратъ Никитинъ, а въ твоей Государеве Цареве и Великого Князя Бориса Федоровича всеа Руси грамоте написано: велено мне холопу твоему итти, съ Тары, въ походъ на Кучюма царя, и волости воевать, которые тебе Государю Царю и Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси непослушны и ясаку на Тару не даютъ, и обо всехъ о тамошнихъ делахъ къ тебе Государю Царю и Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси велено мне холопу твоему подлинно писать: И по твоей Государеве Цареве и Великого Князя Бориса Федоровича всеа Руси грамоте, я, холопъ твой, пошолъ съ Тары, на Кучюма царя Августа въ 4 день; а со мною холопомъ твоимъ пошло твоей Государевы Царевы и Великого Князя Бориса Федоровича всеа Руси рати: три сына боярскихъ, да два атамана, да Тарскихъ служивыхъ людей, Литвы и казаковъ, сто человекъ, да юртовскихъ служивыхъ Тотаръ тридцать человекъ; да волостныхъ ясачныхъ людей шестдесять человекъ, да Тоболскихъ служивыхъ людей [...] голова Татарская да атаманъ, да Литвы и казаковъ пятдесятъ три человека, да юртовскихъ Тоболских Тотаръ сто человекъ, да Тюменскихъ служивыхъ людей, Литвы и казаковъ, четырнадцать человекъ, да юртовскихъ [...] Тотаръ десять человекъ; [...] было въ походе твоей [...] Царевы и Великого Князя Бориса Федоровича всеа Руси рати: три сына боярскихъ, да голова Татарская, да три атаманы, да четыреста безъ трехъ человекъ, Литвы, и казаковъ, и юртовскихъ и волостныхъ Тотаръ. И Августа, Государь, въ 10 день, посылалъ я холопъ твой въ посылку сына боярского Илью Беклемишева да голову Татарскую Черкаса Олександрова въ волости, для языковъ, которые волости отъ тебя отъ Государя Царя и Великого Князя Бориса Федоровича всеа Руси отвелъ Кучюмъ царь въ 106 году въ Турашскую и въ Любарскую волость. И Августа въ 10 день, привели ко мне, изъ посылки, сынъ боярской Илья Беклемишевъ да голова Татарская Черкасъ Олександровъ, Турашского лутчего человека Куздемыша Махлеева да Акбулата Чемычакова; а въ роспросе мне холопу твоему Куздемышъ да Акбулатъ сказали: велелъ деи имъ Кучюмъ царь всемъ волостнымъ лутчимъ людемъ, [190] Курпицкимъ и Турашскимъ и Любарскимъ [...] и Чойскимъ и Куромскимъ, жить на Уби [...] Кучюмъ царь кочюетъ [...] Чорныхъ водахъ, а въ собранье деи съ Кучюмомъ его людей пятьсотъ человекъ да Бухарскихъ торговыхъ людей пятдесятъ человекъ. И я холопъ твой по темъ вестямъ, пришолъ на Убъ озеро Августа въ 15 день, и на Уби озере лутчихъ волостныхъ людей поималъ, которыхъ отвелъ отъ тебя Государя Царя и Великого Князя Бориса Федоровича всеа Руси Кучюмъ царь въ прошломъ въ 106 году, Кирпицкие волости Чадышаю Саула, да Турашские волости Иткурюка съ товарищи, и всех семи волостей лутчихъ людей, которыхъ Кучюмъ отвелъ отъ тебя Государя Царя и Великого Князя Бориса Федоровича всея Руси. И въ роспросе мне холопу твоему лутчие люди сказали про Кучюма царя: пошолъ деи Кучюмъ царь, съ Черныхъ водъ, на Обь реку, съ детми и со всеми своими людьми, где у него хлебъ сеенъ, а имъ деи велел жити всемъ на Уби озере, а ясаку деи тебе Государю Царю и Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси имъ давати не велелъ, а приказать де ихъ беречь своей волости Барабинскому лутчему человеку Еснигилдею Турундаеву. И я холопъ твой лутчихъ волостныхъ людей поималъ [...] Чадыша да Иткурюка съ товарыщи; а ясачнымъ всемъ людемъ сказалъ твое Государево Царево и Великого Князя Бориса Федоровича всеа Руси жаловалное слово, чтобы они были впередъ под твоею Государевою Царскою высокою рукою безстрашно, и ясак бы тебе Государю Царю и Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси платили. И велелъ я холопъ твой имъ идти по своимъ старымъ юртомъ; а въ Борабинскую, Государь, волость я холопъ твой послалъ сына боярского Илью Беклемишева да атамана Казарина Волнина. И августа, Государь, въ 16 денъ, привели ко мне, изъ Барабинские волости, сынъ боярской Илья Беклемишевъ да атаманъ Казаринъ Волнинъ, Кучюмовыхъ трехъ человекъ, Барсанду съ товарыщи да Барабинского лутчего человека Еснигилдея Турундаева съ двема сыны, да съ Еснигилдеевой волости ясачныхъ людей пятнадцать человекъ. И въ роспросе мне холопу твоему и съ пытки, Кучюмовы люди, Барсанда съ товарыщи, сказали: Кучюмъ деи царь кочюетъ на Оби на реке, где у него хлебъ сеенъ, а въ собранье деи съ Кучюмомъ царемъ его людей пятьсот человекъ, а хочетъ деи шти Кучюмъ подъ твой Государевъ Царевъ и Великого Князя Бориса Федоровича всеа Руси городъ подъ Тару и на Япынскую и на Каурдацкую волость войною вскоре, да Кучюмовыхъ же деи людей живетъ на Икъ озере семей съ тридцать, не доходя Кучюмова кочевья четыре днища. И я холопъ твой, по темъ вестямъ, послалъ, на Икъ озеро детей боярскихъ Мосея Глебова да Федора Лопухина, да Татарскую голову Черкаса [191] Александрова, а съ ними Тарскихъ конных казаковъ сорокъ человек, да Тоболских юрговскихъ Тотаръ шестдесдтъ человекъ. И Мосей, Государь, Глебовъ, да Федор Лапухинъ, да Черкасъ Олександровъ, Кучюмовых людей на Икъ озере сошли и побили, а живыхъ привели ко мне пять человекъ, и въ роспросе и съ, пытки языки мне холопу твоему сказали: Кучюмъ деи царь кочюетъ на Оби реке, а по нихъ деи присылалъ, чтобъ они шли къ нему въ собранье, а хочет, деи Кучюмъ царъ итти подъ городъ Тару и на Ялынскую и на Каурдацкую волостъ войною вскоре, а иные деи Кучюмовы люди кочюютъ отъ Кучюмова кочевья, во днище и въ дву днищахъ семей съ двадцать. И я холопъ твой послалъ детей боярскихъ Мосея Глебова да Федора Лопухина, да съ ними Тарскихъ конныхъ казаковъ [...] человекъ, да Тарскихъ юртовскихъ Тотаръ тридцать человекъ, а велел имъ на Кучюмовы люди приходити ночью, чтобъ ихъ съ вестью къ Кучюму царю не упустить. И Мосей Глебовъ и Федоръ Лопухинъ Кучюмовыхъ людей, которые кочевали отъ Кучюма во днище въ дву днищахъ, побили на голову, ни одного человека къ Кучюму съ вестью не упустили. А самъ я холопъ твой, покиня кошъ на Икъ озере, и пошолъ на Кучюма царя, наспехъ, и день и ночь, и сшолъ Кучюма царя на Оби на реке, выше Чать три днища, на лугу на Ормени, отъ Калмаковъ въ дву днищахъ. И пришелъ, Государь, я холопъ твой на Кучюма царя Августа въ 20 день, на солночномъ восходе, и бился съ Кучюмомъ царемъ до полдень; и Божиимъ милосердиемъ и твоимъ Государевымъ Царевымъ и Великого Князя Бориса Федоровича веса Руси счастьемъ, Кучюма царя побилъ, и детей его царевичевъ и царицъ его поималъ, и брата Кучюмова Илитенъ царевича, да сына Кучюмова Каная царевича, да дву царевичевъ, Алей царевича детей, на бою убили, да живыхъ взяли Кучюмовыхъ детей, пять царевичевъ Асманака, Шаима, Бибадша, Моллу, Кумыша, да восмь царицъ Кучюмовыхъ жонъ, восмь царевыхъ дочерей, да Осмей царевича [...] съ сыномъ да съ дочерью, да Чюрай царевича [...] Уруса князя Нагайского дочь, съ двема дочерми, да лутчихъ людей Кучюмовыхъ взяли на бою, князей и мурзъ пять человекъ, Байтерякъ мурзу съ товарыщи, да убили на бою шесть князей, князя Моймурата съ товарыщи, да десять мурзъ, Ахита мурзу съ товарыщи, да пять аталыковъ, Чегей аталыка, Кучюмова тестя, съ товарыщи, да полтораста человекъ служивыхъ людей; да со сто, Государь, человекъ потопло на Оби на реке какъ они поплыли за Обь реку, и твои Государевы Царевы и Великого Князя Бориса Федоровича веса Руси люди ихъ побивали, съ берегу, изъ пищалей и изъ луковъ; да съ пятдесять, Государь, человекъ служивыхъ людей взяли живыхъ, и я холопъ твой велелъ ихъ побить, а иныхъ [192] перевешать. А про Кучюма, Государь, царя языки многие сказывають что Кучюмъ въ Оби реке утопъ, а иные языки сказывають, что Кучюмъ въ судне утекъ за Обь реку; и я холопъ твой плавалъ на плотехъ за Обь реку, со всею твоею Государевою Царевою и Великого Князя Бориса Федоровича веса Руси ратью, и Кучюма царя, за Обью рекою, по лесомъ въ крепяхъ, и по островомъ на Оби реке, искалъ и нигде его не нашолъ. И я холопъ твой привелъ къ щерти Кучюмова Тулъ-Маметя сеита, и послалъ Кучюма царя сыскивать въ Чаты и въ Колмаки, и где онъ Кучюма царя найдетъ, и я холопъ твой приказалъ ему говорить Кучюму царю, чтобъ Кучюм царь ехалъ служити къ тебе Государю Царю и Великому Князю Борису Федоровичу веса Руси, а ты Государь Царь и Великий Князь Борисъ Федоровичъ всеа Руси его пожалуешь своимъ Царскимъ жалованьемъ. И Сентября, Государь, по четвертое число, Тулъ-Маметъ сеитъ ко мне холопу твоему не бывалъ. А которые, Государь, Кучюмовы люди конные, человекъ съ пятдесятъ, поутекали съ бою, по Оби реке внизъ, и я холопъ твой послалъ сына боярского Мосея Глебова да атамана Третьяка Жареново, да съ ними Тарскихъ конныхъ казаковъ сорокъ человекъ, Да пешихъ тридцать человекъ; и Мосей да Третьякь угоняли ихъ, не допущая до Чатъ, за два днища, и угонивъ ихъ всехъ побили. А шолъ, сударь, я холопъ твой, отъ, города отъ Тары до Кучюма, скорымъ походомъ, шестнадцать дней; а въ Чаты, Государь, я холопъ твой воевать не пошолъ, потому что Чатцкие [...] летнимъ походомъ, до заморозовъ, извоевати ихъ не мочно; а приказалъ я холопъ твой, съ Кучюмовымъ Тулъ-Маметемъ сеитомъ, къ Чатцкимъ къ лутчимъ людемъ, чтобы все они шли лутчие люди въ твой Государевъ Царевъ и Великого Князя Бориса Федоровича веса Руси городъ на Тару; и Сентября, Государь, по четвертое число, изъ Чать ко мне холопу твоему весть де бывала. А которые, Государь, волости живутъ на сей стороне Оби реки, а тебе Государю Царю и Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси не послушны и ясаку на Тару не даютъ, волость Бороба болшая, волость Тереня, половина Кирпицово, половина Куромы волости, половина [...] волости, которые тебе Государю царю и Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси прежь сего на Тару ясаку не давали, и я холопъ твой въ те волости посылки посылалъ, детей боярскихъ съ сотнями, и голову Татарскую, и атамановъ, и изъ техъ изо всехъ волостей лутчихъ людей поймали; а которые, Государь, волости отвелъ отъ тебя Государя Царя и Великого Князя Бориса Федоровича всеа Руси Кучюмъ царь въ 106 году, и я холопъ твой техъ волостей всехъ ясачныхъ людей посажалъ по старымъ юртомъ, и велелъ имъ ясакъ платить тебе Государю Царю и [193] Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси по прежнему; а которые волости привелъ я холопъ твой подъ твою Государеву Царскую высокую руку, и я холопъ твой на нихъ ясаку положити не успелъ, потому что стоять на Кучюмове кочевье долго не смелъ: Колмаки отъ Кучюмова кочевья въ дву днищахъ, а сбираетца, Государь, Колмаковъ воинскихъ людей пять тысечь; и я холопъ твой пошолъ на Тару съ Оби реки, съ Кучюмова кочевья, Августа въ 27 день, и царевичевъ Кучюмовыхъ детей и царицъ всехъ веду на Тару съ собою, и Кучюмовыхъ лутчихъ людей и волостных ясачныхъ лутчихъ людей веду на Тару съ собою жъ. А какъ я холопъ твой приду на Тару, и царевичевъ и царицъ отпущу тотчасъ къ тебе ко Государю Царю и Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси, и про новые волости къ тебе ко Государю Царю и Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси подлинно отпишу, и сколько на нихъ ясаку положю. А съ сею грамотою послалъ я холопъ твой къ тебе ко Государю Царю и Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси сына боярского Мосея Глебова да голову Татарскую Черкаса Олександрова, Сентября въ 4 день, съ Оми реки, не доходя до города до Тары за шесть днищь, и росписъ послужную всемъ твоимъ Государевымъ Царевымъ и Великого Князя Бориса Федоровича всеа Руси служивымъ людемъ послалъ къ тебе ко Государю Царю и Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси съ ними жъ.

 

Подлинник, писанный столбцемъ, на девяти, листкахъ, сложен пакетомъ. — Хранится въ Главномъ Архиве Министерства Иностранных Делъ.

 

6. 4 сентября 1598 г. Поименная росписъ взятымъ в плен, Кучюмову семейству, и Сибирским князьям, мурзам, аталыкам и служилым людям.

Взято Кучюмовыхъ дътей 5 царевичовъ: Асманакъ тридцати летъ, Шаимъ двадцати летъ, Бибадша двунадцати летъ, Молла пяти летъ, Кумышъ шти летъ; Алей царевичь съ бою утекъ. Да 8 царицъ Кучюмовыхъ жонъ, да 8 царевыхъ дочерей, да Алей царевича царица съ сыномъ да съ дочерью, да Конай царевича царица, Уруса князя Нагайскаго дочь съ двемя дочерми. Да лутчихъ людей Кучюмовыхъ взято на бою, князей и мурзъ 5 человекъ, Байтеракъ мурза съ товарыщи; да убито 6 князей, князя Моймурата съ товарыщи, да 10 мурзъ, [...] мурза съ товарыщи, да 5 аталыковъ, Чегей аталыкъ, Кучюмовъ тесть, съ товарыщи, да полтораста человекъ служивыхъ людей; да сто человекъ потопили на Оби на реку, какъ они, поплыли за Обь реку; да съ пятдесять человекъ служивыхъ людей взяли [194] живыхъ, и ихъ побили, а иныхъ перевешали; убили Кучюмова брата Илитенъ царевича, да Кучумова сына [...] царевича.

 

Подлинник писанъ столбцемъ на двухъ листкахъ. - Хранится въ Главном Архиве Министерства Иностранныхъ Делъ.

 

7. 17 октября 1598. Отписка царю тарских воевод Степана Козмина, Андрея Воейкова и Петра Пивова.

Государю Царю и Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси холопи твои Степанко Кузминъ, Ондрюшка Воейков, Петрушка Пивовъ челомъ бьютъ. Прошлого, Государь, сто шестаго году августа въ двадесять третей день, посылалъ я холопъ твой Ондрюшка, съ Кучюмова побою, Сибирека Кучюмова сеита Тулъ-Маметя въ Чаты, проведывать про Кучюма царя, живъ ли онъ или утопъ; и будетъ онъ сеитъ Кучюма сыщетъ, и я холопъ твой съ нимъ приказать, велелъ говорить Кучюму царю, чтобы онъ къ тебе къ Государю ехалъ служите, а ты Государь его пожалуешь своимъ Царскимъ жалованьемъ, и детей его и жонъ пожалуешь велишь ему отдати. Да съ сеитомъ же я холопъ твой приказалъ въ Чаты, къ лутчимъ къ Чатцкимъ людемъ, къ князькомъ и къ мурзамъ, къ Куземенкею князю да къ Токкашу да къ Кожбахтыю мурзе съ товарыщи, чтобы оне все Чатцкие люди были подъ твоею Царскою высокою рукою, и лутчие бы люди приехали въ новой городъ на Тару, и ясакъ бы тебе Государю со все свое волости давали, и во всемъ бы тебе Государю служили и прямили; а будетъ Кучюмъ царь у нихъ въ Чатахъ, и они бы его изымали и къ тебе къ Государю прислали, а ты ихъ, Государь, пожалуешь своимъ Царскимъ жалованьемъ и оберегать ихъ велишъ своею Государевою ратью ото всехъ ордъ; а будетъ не похотятъ, Чатцкие люди быть подъ твоею Царскою высокою рукою, и я холопъ твой приказалъ, велелъ сеиту говорить Чатцкимъ людемъ, что велелъ ты Государь мне холопу своему Ондрюшке итти, со всею своею Сибирскою ратью, ихъ волости воевати. И нынешнего, Государь, сто седмаго году октября въ пятый день, пришолъ на Тару, изъ Чатъ, сеитъ Тулъ-Маметъ, а принесъ отъ Чатцкихъ мурзъ ярлыкъ, да намъ холопемъ твоимъ отъ Чатцких мурзъ принесъ поминка сорокъ соболей, а въ роспросе намъ холопемъ твоимъ сказалъ про Кучюма царя: сшолъ деи онъ Кучюма царя за Обью рекою, на лесу, вниз по Оби реке, отъ Кучюмова побою въ дву днищах, а съ Кучюмомъ вси, детей его три сына да людей его человекъ съ тридцать, а утекъ деи Кучюмъ съ бою, въ судне, въ низъ по Оби реке, самъ-третей, въ кою пору дети его и люди билисъ со мною холопемъ твоимъ; и онъ де сеитъ Кучюму царю отъ меня говорилъ, чтобъ Кучюмъ царь ехалъ къ [195] тебе къ Государю служити, а ты Государь его пожалуешь своимъ Царскимъ жалованьемъ и детей и жонъ его пожалуешь велишъ ему отдати. И Кучюмъ деи съ нимъ съ сеитомъ приказалъ къ намъ холопемъ твоимъ; не поехалъ деи я къ Государю, по Государеве грамоте, своею волею, въ кою деи пору я былъ совсемъ целъ, а за саблею деи мне къ Государю ехатъ не по что, а нынъча деи я сталъ глухъ, и слепъ, и безо всего живота: взяли деи у меня промышленника, сына моего, Асманакъ царевича; хотя бы деи у меня всехъ детей поймали, а одинъ бы деи у меня остался Асманакъ, и язъ бы деи объ немъ ещо прожилъ; а нынеча деи я иду въ Нагаи, а сына деи я своего посылаю въ Бухары. И водилъ деи его сеита Кучюмъ съ собою по побоищу два дни, хоронилъ побитыхъ; а въ Чаты деи при немъ при сейте посылалъ Кучюмъ людей своихъ, дву человекъ, къ Кожбахтыю мурзе, просилъ лошадей и платья, на чомъ бы ему мочно поднятца, и Кожбахтый деи мурза присалъ къ нему конь да шубу; а самъ деи Кожбохтый приехалъ после присылки своей на другой день, и сталъ за Обью рекою противъ Кучюма царя, и хотелъ деи съ Кучюмомъ ввдетца, а Кучюмъ деи поблюдясъ Кожбахгыя, не дождався его, побежалъ съ кочевья своего, въ верхъ по Оби реке, а его деи сеита отпустилъ въ Чаты. А въ Чатахъ деи онъ сеитъ Чатцкимъ лутчимъ людемъ говорилъ, чтобы они все Чатцкие люди были подъ твоею Царскою высокою рукою, и лутчие бъ люди приехали въ новой города на Тару, и ясакъ тебъ Государю со всей своей волости давали, и во всемъ бы тебе Государю служили и прямили. И чатцкие деи люди, съ нимъ съ сеитомъ, къ намъ холопемъ твоим приказывали: по ся деи места мы Государю не служили и ясаку не давали, блюлисъ Кучюма царя; а былъ деи у насъ Кучюмъ близко и владелъ всеми нашими волостьми; а нынеча деи Кучюма Государевы люди добили, и Кучюмъ деи отъ насъ пошолъ прочь, и мы все Государю служити ради головами своими и ясакъ съ своихъ волостей давати; а нынеча деи намъ на Тару съ тобою итти нельзя, потому что Колмаки деи намъ недруги, блюдемся отъ нихъ войны въ борзе; а какъ деи будетъ пора ясакъ имать, и съ Тары бы деи до ясакъ прислали тебя жъ сеита, а съ тобою бъ деи прислали ясатчиковъ, Рускихъ людей, юртовскихъ Татаръ, и мы деи Государю съ своихъ волостей ясакъ дадимъ и лутчихъ людей на Тару пришлемъ. И мы холопи твои послали въ Чаты по ясакъ сеита Тулъ-Маметя, а съ, нимъ Русскихъ людей, дву человекъ, Литвина Мартина Федорова да конного казака Поспела Голубина, да Тарского юртовского Татарина Акманая Обучева октебря въ 17 день; а велели имъ въ Чатахъ говорить лутчимъ людемъ, чтобы они тебе Государю со всехъ своихъ волостей ясакъ дали и [196] лутчихъ людей съ ясакомъ на Тару прислали. А Чатцкихъ мурзъ ярлыкъ переведчи мы холопи твои послали къ тебе къ Государю, съ сею грамотою вместе, октебря въ 17 день, съ коннымъ казакомъ съ Тимохою съ Дрожделовым, а сеита Тулъ-Мамета мы холопи твои не послали къ тебе къ Государю, потому что писали объ немъ къ намъ холопемъ Чатцкие люди, чтобы намъ прислати къ нимъ въ Чаты, по твой Государевъ ясакъ, съ ясатчики его сеита.

 

Подлинникъ писан столбцемъ, на двухъ листках. Бывъ сложенъ пакетамъ, имеетъ на обороте надпись: Государю Царю и Великому Князю Борису Федоровичу всеа Руси. - Хранится въ Главномъ Архиве Министерства иностранных Делъ.

 

Источник: Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией. - т.1. 1334 - 1598. - СПб., 1841. - с. 1-5, 6-8.

 

Текст воспроизведен по изданию: Введение в историю Сибирского ханства. Очерки. Казань. Институт истории им Ш. Марджани АН РТ. 2006

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх