Последние комментарии

  • саша дмитренко
    котов!!!Баба-яга. Злая ведьма или добрая волшебница
  • Woledemort Riddl
    Как говорится, благими намерениями вымощена дорога в зад. (1) А как выяснить, какие детали существенные? И так можно ...Как увидеть правду в море дезинформации: 12 советов от Джона Гранта
  • Анатолий Лавритов
    На личном опыте блогера убеждаюсь, что советы полезны,так как  основаны на опыте многих пользователей в Интернет-ресу...Как увидеть правду в море дезинформации: 12 советов от Джона Гранта

История и традиции расенов (этруссков): институт "царской" власти и Лукумоны.

История и традиции расенов (этруссков): институт "царской" власти и Лукумоны.

Согласно достаточно достоверным историческим данным "ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ” (“ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ“, Том 1. - под ред. Ю. П. Францева.- АН СССР, Гос. издат. Полит. литер., М., стр.Стр. 628-636): "...У этруссков VIII -VI вв. до. н.

э. , несомненно, существовала царская власть и совет старейшин. Наличие в этрусских общинах народного собрания засвидетельствовано источниками крайне слабо. Термин, обозначавший на этрусском языке “царь”, неизвестен. Термин лукумон римских авторов означал вообще лиц высокого общественного положения и в ходе развития общественного строя изменял свое значение. В древнейшее время он означал, видимо, старейшину рода.

Органы политической власти у этруссков обнаруживают явные следы их происхождения из установленного родового строя: например, знаки царской власти, заимствованные позже римлянами, - трон, двойной топор царских служителей (называвшихся у римлян ликторами) были первоначально атрибутами культа предков. Культы позднейшей государственной религии также сохраняют следы более древнего происхождения. В городе Вейи, например, прикасаться к изваяниям богини Уни мог только жрец из определенного рода - признак сосредоточения жреческих функций в руках родовой аристократии.

Особенностью этрусских общественных условий являются пережитки материнского рода. Об этом свидетельствуют многочисленные значительно более поздние надгробия с указанием рода матери погребенного, а также предания о влиятельности женщин в делах культа и их независимом положении в обществе . Такое положение этрусских женщин послужило основанием для россказней греческих и римских авторов о распущенности этрусских нравов."

 

Начнем с того, что по этрусской легенде одним из легендарных устроителей Этрурии был выходец из Лидии - Лукумон Тархон. Именно он основал множество городов  и установил законы, подаренные ему богом Тагом. При этом, на этрусском языке слово "лукумон" пишется как - lauχum (как произносится - неизвестно, т.к. носителей языка расенов в совр. Италии - не сохранилось)


Гемма - этруск и голова Тага. IV в. до н.э.

 

Бронзовая статуэтка Тага из Тарквиний

Герой Тагес. Тагес (Tages; либо Таг или Тагей) - бог-пророк . Сын Гения (Гений Йовиалис), внук Юпитера, передавший людям учение о дивинации (угадывании воли богов). Предание говорит, что Тагес появился из борозды на поле вблизи Тарквиний, в образе мальчика, но с умом старца и с седыми волосами. Имя пахаря, перед которым предстал бог Таг, было Тар-хон. Он пропел священное учение окружившим его Лукумонам (по другой версии - толпа стала прислушиваться к его словам и записывать их). После окончания песнопения Таг исчез (по другой версии - Таг изобрел ауспиции и возвестил науку гадания по внутренностям, после чего сразу умер). Событие относят к XII веку до н.э.

 

 

Символы и атрибуты верховной власти этрусских царей.

Знаки отличия этрусских царей перечислены Дионисием Галикарнасским в своем обширном труде об основании Рима и в рассказе о посольстве побежденных этруссков к Тарквинию Древнему (рубеж VII-VI вв. до н.э.). Этрусски в знак избрания Тарквиния главою союза 12 этрусских городов принесли ему золотую коронузолотую диадему»), сиденье из слоновой кости (трон), скипетр с орлом на навершии, золотой перстень, пурпурную, расшитую пальмовыми листьями и затканную золотом тогу и расписной плащ, наподобие мантий лидийских и персидских царей (Dion. Hal., III, 61 и сл.; Sil. It., VIII, 484 и сл.; Flor., I, 1). Они доставили ему также 12 топоров в пучках розог в соответствии с числом городов, входящих в этрусский сакральный союз. При этом Дионисий Галикарнасский особо отмечает: «Это, как кажется, этрусский обычай, что перед каждым правителем идет ликтор, который кроме связки прутьев несет и топор. И каждый раз, когда эти 12 городов предпринимали совместное выступление, они передавали эти двенадцать топоров одному правителю, которому поручали общее командование". Сами связки прутьев с воткнутыми в них двойными топорами - фасции - означали право применения телесного наказания и право казнить провинившихся.  Фасции, как уже говорилось, указывали на власть Лукумона над жизнью и смертью подданных. Прутьями он мог приказать наказать провинившегося, а топориком - казнить. Сам двойной топорик - лабрис олицетворял двуединость мира живых и мертвых и имеет крито-микенскую параллель.

Не вызывает сомнения сакральный характер всех этих инсигний.

Золотая диадема-корона, которую называют «этрусской», согласно описанию Тертуллиана, состояла из сочетания золотых листьев и желудей дуба (Tert. Cor., XIII, 1). Отметим, что у этрусков дуб являлся символом высшего небесного бога Тина, олицетворением которого на земле и являлся царь. «Этрусскую корону» в церемонии римского триумфа держали над головою триумфатора, что считалось почестью, достойной богов. Священный характер короны явствует также из сохраненной Афинеем легенды, будто изобретателем венка был сам Янус

Сакральный характер трона этрусских царей виден из сообщения, что среди даров Зевсу в Олимпии был трон не упоминаемого более нигде этрусского царя Аримнестеса (Paus., V, 12, 5). Согласно Павсанию, Аримнестес был первым из варваров, пожертвовавших олимпийским богам трон. Имя этого этрусского царя корреспондирует с arume в Волатеррах и с названием города Аримин на побережье Адриатического моря. Троны или просто сиденья часто встречаются в этрусских гробницах или изображаются на их стенах. Великолепный экземпляр царского тропа найден в гробнице «Реголини—Галасси». Ножки имеют форму звериных лап. Спинка и сидень, украшены изображениями львов, оленей, растений в восточном стиле. Грубое подражание трону из гробницы «Реголини — Галасси» можно найти в «Гробнице Кампана» близ Черветери (этрусский город Цере). Сиденья вырезаны в скале и служат украшением погребального склепа или являются предметом культа. Сиденья и щиты дали название одной из архаических этрусских гробниц «Tomba delle Sedie». Кресла, на которых восседают человеческие фигурки, — непременная принадлежность канонов из Кьюзи. Культ трона уходит корнями в эгейскую область. В Микенах, Тиринфе, Навпилии, Кноссе, на Кипре найдено множество моделей тронов из терракоты, служивших, очевидно, жертвенными дарами.

К религиозным символам наряду с троном относилась колесница. Она считалась принадлежностью бога Тина — Юпитера и изображалась на фронтоне его храма, да и в самом храме имелся экземпляр священной колесницы. Колесницы находят в этрусских гробницах, по-видимому, царских. Колесницы найдены в Популонии, а также в Ветулонии, Цере, Марсильяно д'Альбенья. Они не имеют боевого значения и не могли служить для защиты полководцев. Очевидно, это предметы культа.

Так же как у гомеровских царей, знаком царской власти у этруссков был скипетр, который являлся аналогичным атрибутом царя и в Древней Анатолии. На вершине скипетра изображался орел, который как и дуб соотносился с верховным богом. Например, греческий Зевс сам мог превратиться в орла.

На связь орла с царской властью у этрусков указывает этрусско-римская легенда, в которой говорится, что воцарение в Риме Тарквиния Древнего, было ему предсказано орлом, упавшим с неба на его голову.

За этрусками эти символы царской власти перенял Рим, затем Византия, а ныне мы знаем некоторые из их как царские регалии в России.

Секира  была частью фасций, заимствованных римлянами у этруссков. Об этрусском происхождении фасций сообщают поздние авторы Силий Италик и Флор. Но при раскопках гробницы в Ветулонии, откуда, согласно Силию Италику, римляне заимствовали фасции, в 1893 г. был обнаружен металлический предмет, определенный Фальчи как модель фасции. С секирой в руках изображены Avele Feluske на стеле из Ветулонии (VII—VI вв. до н. э.) и Larth Ninie из Фьезоле (V в. до н, э.). С секирами идут участники процессии, изображенной на ситуле из Чертозы.

Если на погребальных стелах из Ветулонии и Фьезоле двойная секира — просто оружие вождя, то секиру в гробнице можно толковать как священный предмет, как фетиш. В пользу этого говорят многочисленные эгейские и малоазийские параллели. В Кносском дворце, раскопанном Эвансом, двойная секира встречается как посвятительное приношение и как объект культа, помещавшийся между «рогами посвящения» — так называют освященное место, куда возлагались предметы культа. На древнекритских кольцах и печатях секиру держат служители культа, жрецы и жрицы. Считают, что первоначально это был топор для жертвоприношений, течением времени превратившийся и в символ культа, и в объект его.

Если на погребальных стелах из Ветулонии и Фьезоле двойная секира — просто оружие вождя, то секиру в гробнице можно толковать как священный предмет, как фетиш. В пользу этого говорят многочисленные эгейские и малоазий ские параллели. В Кносском дворце, раскопанном Эвансом, двойная секира встречается как посвятительное приношение и как объект культа, помещавшийся между «рогами посвящения» — так называют освященное место, куда возлагались предметы культа. На древнекритских кольцах и печатях секиру держат служители культа, жрецы и жрицы. Считают, что первоначально это был топор для жертвоприношений, течением времени превратившийся и в символ культа, и в объект его. В Малой Азии, у хеттов, двойной топор был атри бутом хеттского божества Тешуба. Результатом смешения представлений о Тешубе и греческих религиозных мотивов яв ляется образ карийского Зевса Лабрандского, т. е. Зевса с секирой. Надо думать, что этрусская секира, как атрибут священной власти царя, и секира критян имеют общий источник— малоазийские религиозные представления.

Специфически царской одеждой считалась toga picta, заимствованная римлянами наряду с другими атрибутами высшей власти. Раскраска тоги, по-видимому, играла ту же роль, что и сурик, покрывавший лицо триумфатора. Царь уподоблялся божеству.

Форма и содержание института власти этрусских царей.

Судя по атрибутам, царская власть у этруссков имела ярко выраженный религиозный характер. Царь считался представителем божественных сил и пользовался религиозным почитанием. Священный характер царской власти у этруссков удостоверен и иными свидетельствами. Особенно интересно указание надписи из Пирги. Правитель Цере Тефарий Велиана благодарит Уни — Астарту за доставленную ему власть и посвящает ей храм. Следует полагать, что Капитолийский храм, воздвигнутый в Риме при Тарквиниях, был также даром этрусским, богам за оказанное ими покровительство. Титул Regina, который носила в Вейях Юнона — Уни, хорошо согласуется с длительным сохранением в этом этрусском городе царской власти. Легенда о Мезенции, требовавшем у покоренных, им племен первинок урожая, становится понятной в свете господствовавших у этруссков представлений о божественном характере царской власти.

Кроме того, согласно А.Е. Наговицыну [ Наговицын А.Е., Мифология и религия этруссков. - М., 2000 г. ], древность института Лукумонства подтверждается наличием в нем ряда шаманских черт. Определение Лукумона у Феста это подтверждает. В словаре Феста, Лукумоны - "...некие люди, называвшиеся так за их безумие, потому что места, к которым они подходили становились опасны". Приведенные данные указывают на использование Лукумонами состояний экстаза, а в обычной жизни они вполне нормальны. Лукумон обладал особенной (магической) силой, "которая распространялась на окружающее пространство и была смертельна для обыкновенных людей". Фест указывает на их "...неприкасаемость для людей и насыщенность особой энергией от земли". Поэтому Лукумоны, перебиравшиеся далеко от мест истечения энергии, утрачивали свои способности, что, правда, происходило далеко не всегда. Существует ряд легенд о Лукумонах, ставших царями в далекой от Этрурии римской земле. Царей и их силу поддерживали таинственные женщины, - в одном случае жена Лукумона, в другом случае жрица, но эти легенды относятся к этрусским представлениям второго этапа развития института Лукумонства.

Само слово "Лукумон" близко латинскому слову "lucus", что переводится как "священная роща" или "роща, посвященная божеству". Следовательно, Лукумоны изначально были хранителями священных рощ, что также сближает институт Лукумонства с традициями шаманизма.

Этрусские цари обладали высшей судебной властью. Это явствует из указания Макробия, что царь все восемь дней должен был находиться в официальной аудиенции. О золотом царском троне на форуме Вей сообщает Проперций. Трон на площади мог быть установлен лишь для разбирательства споров между гражданами.

По мнению А. И. Немировского характер атрибутов царской власти у этруссков свидетельствует в пользу того, этрусски во время переселения в Италию и расселения по ее территории уже возглавлялись царем, т.е. царская власть в этрусских городах-государствах не была результатом естественного процесса выделения аристократических родов и роста могущества их глав

Со временем, как и в Греции, с распадом родового строя власть племенных царей ослабла - бразды правления перешли в руки аристократии. Функции царя оказались поделены между двумя высокими должностными лицами, одно из которых напоминало позднейшего римского эдила.

Ежегодно в начале весны, т.е. в марте, представители (principes) всех 12 городов собирались в святилище Вольтумны (Fanum Voltumnae) близ современной Больсены и избирали главу союза - претора. Исполнение должности сводилась, в основном, к выполнению почетных и культовых обязанностей, на что указывают ряд авторов. Но кроме того, в случае необходимости, претор возглавлял этрусскую армию  и осуществлял политические и экономические действия от лица всего союза.

Таким военным руководителем был царь города Клузия Порсена, которому было поручено вернуть в Рим изгнанных оттуда Тарквиниев Храм Вольтумна находился недалеко от города Вольсинии и был окружен священной рощей. Одновременно с выбором претора проводились всеэтрусские спортивные игры, посвященные богам, и весенняя ярмарка.

Все инсигнии, символы власти, такие, как складное, выложенное слоновой костью курульное кресло, а также институт 12 ликторов, шествовавших перед главой государства, - все это мы найдем позже в Риме. Историк Тит Ливии прямо сообщает, что римляне заимствовали это у этруссков. Кстати, у знаменитого греческого философа и математика Пифагора отец тоже был этрусском.

Заметим, кстати, что там же, в Этрурии, впервые начали пользоваться такими эмблемами патрицианского достоинства, как золотой шарик, который носили на шее, и тога с пурпурной каймой.

От этруссков взяли римляне и обычай пышно справлять воинские триумфы, ведь этрусски видели в победоносном полководце воплощение своего высшего божества: подобно этому божеству - богу неба Тину, победитель в золотой диадеме, с жезлом из эбенового дерева, в пурпурной тунике, расшитой изображениями пальм, въезжал на золотой колеснице в святилище.

Среди особенностей царской власти в Этрурии по А. И. Немировскому [ Немировский А.И., «Этрусски: от мифа к истории». - М., 1983 , Немировский А. И., «Норция. Проблемы истории древнейших классовых об-ществ европейского Средиземноморья. В. 1.» (раздел «ЦАРСКАЯ ВЛАСТЬ У ЭТРУССКОВ»), Воронеж, 1971] можно также выделить следующие:.

Идентификация этрусских царей как исторических личностей.

Историчность Тарквиниев, как этрусских правителей в Риме, вызывала сомнении у ряда историков прошлого века. Г.Б. Нибур считал, что род Тарквиниев не имел ничего общего с Этрурией и являлся одним из патцианских родов Рима, но в лице Тарквиниев римлянам представлялась эпоха этрусского господства в Риме, К. Мюллер видел в Тарквиниях отражение периода верховенства города Тарквиний над Этрурией и Римом. А. Шееглер полагал, что в деятельности первого из Тарквиниев отразилась эпоха греческого влияния. Второго Тарквиния Швеглер признавал историческим лицом. Дальше всех в критике традиции пошел Пайс. Он выставил произвольную гипотезу, что рассказ о Тарквиниях — переработка легенды о Тарпейской скале.

 

 

Каменный саркофаг, Тарквиния. Конец IV века до н.э.

Но открытие в Цере гробницы с надписью Tarchnas (1846 г.), и особенно «гробницы Франсуа» в Вольцах с изображениями известных из традиции этрусских героев Macтарны, братьев Авла и Целия Вибенна и некоего Гнея Тарквиния Римского, сделало для преобладающего большинства исследователей несомненным существование в Риме царской династии этрусского происхождения.

Бесспорной является также историчность царя Клузия Порсены. В пользу историчности Порсены говорит: 1) сохранившаяся у Тацита версия о победе Порсены над Римом и заключении договора, запрещавшего римлянам использовать железо для изготовления оружия; 2) известие Плиния Старшего о гробнице Порсены в Клузии, отличающееся большим реализмом

Историческим лицом был царь Вей Ларс Толумний, павший в 437 г. до н. э. от руки консула Корнелия Коса. Статуи убитых Толумнием послов находились на римском форуме. Наряду с Толумнием и упомянутым в примечании 5-ым царем Дегебрисом в Вейях царствовал также Морриус (Morrius), которому приписывалось создание коллегии салиев.

С высокой долей вероятности существовал в истории царь Цере Мезенций. Имя царя Мезенция, или Меценция, — латинизированная форма имени Мецениа (Меценат), которое носил помощник Августа, потомок этрусских царей. Мезенций впервые упомянут Катоном Старшим в «Origines» и поставлен в связь с легендой об Энее. У Овидия Мезенций требует у рутулов первинок урожая. Вергилий превратил Мезенция в жестокого тирана, ненавистника богов. В рассказе о Мезенции, очевидно, отразились воспоминания о борьбе латинян с этруссками в период, предшествовавший захвату Рима Тарквиниями.

Вергилий также упоминает нескольких этрусских правителей, не называя их царями. Это Аулет из Перузии и его брат Окн из Фельзины.

Латинская надпись из Тарквиний упоминает безымянного царя Цере caeritum regem. Надпись представляет собою одну из элогий, обычно высекавщихся на базах статуй, и посвящена герою, имя которого также не сохранилось. Этот герой победил царя Цере и одержал победу над другим этрусским городом — Аррецием.

Надписи из храма в Вейях подтверждают существование царского рода Толумниев. Наконец, надпись из Пирги впервые дала нам имя неизвестного из традиции царя Цере Тефария Валианы и обрисовала его отношение к божеству Уни — Астарте.

Римская легендарная традиция также донесла имя Авкна, предводителя этрусских дружин, которым основаны города Мантуя и Фельзина (либо Фелуза, совр. Болонья). Перузинец Авкн, по преданию, вступил в конфликт с перузинцами, результатом чего и явилась экспедиция на север Италии, в Паданскую область. Здесь были основаны кастели, как форма, предшествующая оформлению городского центра крупного масштаба. Археологические данные уточняют время возникновения этрусских слоев в Фельзине - около 525 г. до н. э. При этом археология свидетельствует, что экспансия в Паданскую область носила длительный характер, а не была осуществлена в ходе одной экспедиции этруссков. Важность основания города объяснялась еще и выгодным положением у горных проходов в Этрурию, что сделало ее опорным пунктом для колонизации Паданской долины.

 

ЛУКУМОНЫ

Относительно общественной жизни этруссков известно [ Неронова В.Д., Этрусски и Ранний Рим./История Древнего мира. Расцвет Древних обществ.- М.:Знание, 1983 , Наговицын А.Е., Мифология и религия этруссков. - М., 2000 г. ], что основной единицей древнейшего этрусского общества была родовая община. Главы родовых общин составляли совет старейшин; из их числа, возможно, избирался «лукумон». Он жил рядом с таинственной ямой-пещерой, закрытой камнем, которая была входом в иные миры. Камень и яма назывались Мундусом.

Лукумон был верховным судьей, военным предводителем и главным жрецом государства (Macr. Sat., I, 15,13)

При торжественном выходе лукумона впереди шли ликторы с фасциями. Лукумон выезжал к народу на колеснице, запряженной белыми лошадьми, его лицо было раскрашено алой краской, он был облачен в плащ, расшитый звездами, в руке держал скипетр с головой орла. Торжественные выезды Лукумона к народу, по сообщению Макробия, происходили четыре раза в год, каждый раз в новую лунную фазу. В ходе торжественной церемонии Лукумон совершал жертвоприношения на благо своего народа. Присущая ему святость гарантировала его подданным спокойное и счастливое будущее.

Лукумон выполнял священную обязанность - он заботился о священном огне города, открытом для всех граждан города, но недоступном для чужаков. Священный огонь олицетворял дух города-государства, а Лукумон был его хранителем.

Городской рынок у этрусков считался священным местом. На рынке осуществлялись административные дела и совершались торговые сделки. Продажа крестьянами продуктов своего труда была строго регламентирована, она происходила каждый девятый день. Именно на рынке этрусский царь - Лукумон принимал жалобщиков и творил суд и расправу.

 

 Каждый Лукумон в случае опасности поднимал ополчение: он призывал на войну патрициев, а те собирали своих слуг и рабов и следовали за Лукумоном на битву. Такая практика сбора ополчения часто приводила этрусков к военным неудачам. Только в конце своего существования Этрурия создала подобие национальной армии, но экспансию Рима она уже остановить не смогла.

Лукумоны сражались верхом или на колесницах, с которыми этруски познакомили жителей Италии. Вооружение Лукумона и его армии поначалу было доэллинским: обоюдоострые топоры и короткие, кривые мечи с трехгранными клинками. Впоследствии, возможно, из за связей с греками, характер этрусского вооружения изменился, хотя доспехи так и остались бронзовыми.

Ливии рассказывает, что Толумний, Лукумон города Вейи, скакал верхом перед своими воинами, "сияя на поле битвы в несравненном великолепии своих царственных одежд".

Здесь, на наш взгляд, также важно ометить тот факт [ Наговицын А.Е., Мифология и религия этруссков. - М., 2000 г. ], что для самих этрусков образ лукумона изменялся от эпохи к эпохе:

Так, в частности [ Наговицын А.Е., Мифология и религия этруссков. - М., 2000 г. ], власть Лукумонов исторически проходила через несколько фаз развития.

1. В начале истории Этрурии можно выделить период безраздельной власти и почти сказочного могущества Лукумонов. Видимо, это связано с представлениями о патриархальном управлении мира и социального устройства.

2. В VIII-VII вв. до н.э. Лукумонская сила концентрируется в персоне супруги правителя, женщине, "амазонке", богине. Проявляются явные черты матриархата, выражающегося в немыслимой для других государств личной свободе женщин.

3. С VI-V вв. до н.э. идет фаза, когда в роли Лукумонов выступают или жрецы, или аристократия. Начинается упадок древних традиций, которые народом соблюдаются по инерции. Третий этап связан с началом римской экспансии на Этрурию и с тем, что на периферии, в колониях Этрурии, утрачивается связь с центральным государством, что приводит к потере сакрального смысла обрядов и ритуалов.

 

Кроме того, власть лукумонов, подобно власти греческих басилеев, была пожизненной, но не наследственной. Такое не наследственное царствование сохранялось даже во времена Древнего Рима при царях этрусской династии. Критерием выбора нового царя служила его "богоизбранность", некий божественный признак данный свыше.

В подтверждения этого положения приведем [ Наговицын А.Е., Мифология и религия этруссков. - М., 2000 г. ] две версии римско-этрусской легенды о царе Тарквинии Гордом.

Так, рабыня римского царя Тарквиния Приска, совершая жертвоприношение у домашнего очага царя, увидела как на нем появился фаллос. Она и все окружающие поняли, что это Гений семьи предсказывает рождение божественного ребенка в доме царя.

 Царь приказал Окризии одеть платье невесты и расположиться около очага. В результате Окризия забеременела и ее сын Мастарна, стал крупным этрусским военноначальником, а позднее - царем под именем Сервия Туллия.

 Плутарх рассказывает эту легенду несколько иначе. Царь альбанов Тархетий увидев чудо, приказал своей дочери соединиться с Гением династии, но она испугалась и послала вместо себя свою рабыню Окризию.

Интересно, что подобный сюжет встречается и на одном из этрусских зеркал, найденном в Тоскане. На нем изображен гадатель по печени в окружении нескольких людей. Из надписей на зеркале видно, что в сцене присутствует Тархетий и Окризия, присутствующие обращаются к богу Вольтумне. Отличие в сюжете легенды заключается только в том, что царь Тархетий изображен в процессе гадания по печени о чудесном явлении.

Лукумон в Этрурии правил вместе с советом старейшин, существовал институт народного собрания. Лукумоны в обыденной жизни мало чем отличались от своих сограждан. Известны изображения Лукумонов в простой одежде.

У этрусков институт Лукумона отражал "социальное устройство" Небесного царства, где верховный бог - громовержец Тин имел даже два Совета для принятия ответственных решений. Древнейшие этрусские цари, известные по легендарной традиции, будучи земным воплощением верховного божества, даже внешне уподоблялись Юпитеру/Тину, что хорошо прослеживается в обрядах выхода Лукумона к народу и в ритуале триумфа. Уподобление Лукумонов богу накладывало на них много обязательств - они в повседневной жизни имели много табу и запретов.

В Риме долгое время сохранялся этрусский обычай, привнесенный царями этрусской династии. Он совершался в праздник регифурий ("бег царя"), который отмечался 24 февраля и посвящался богам Подземного мира - Манам. Принеся Манам соответствующие жертвы, царь убегал с форума. Бегство было связано с запретом для царя соприкасаться со всем, что связано со смертью. Запрещено было даже произносить название бобов, которые считались растением, посвященным царству мертвых.

Царская власть в Этрурии, как и во всем Средиземноморском регионе, в глубокой древности носила сакральный, мистический характер.

Античная литература донесла до нас много указаний на особенности поведения этрусских царей. Суеверные греки и римляне их боялись и не понимали. Все же выделяются несколько признаков правления Лукумонов. Это насаждение культа подземных божеств и ритуализация всей жизни страны и народа. Все это проводилось в таких удивительных для других народов масштабах, что царь воспринимался в античной традиции как средоточие связи с Потусторонним миром, а его дворец, его город - как сакральный инструмент, управляющий этим миром. Источники сообщают о том, что в царском дворце (в Региуме) постоянно происходили чудеса, о которых шла леденящая душу молва. Мистичность правления Лукумона выражалась даже в том, что общение Лукумона с подданными подчинялось лунному циклу. Неделя у этрусков состояла из 9 дней, а Лукумон выходил к подданным каждый девятый день, т.е. три раза за двадцатисемидневный лунный месяц.

Как известно, во многих древних культурах, в том числе и в славянской, лунный цикл календаря используется в магических ритуалах. Многие из этих ритуалов восходят еще к женской магии времен матриархата.

 

Основные источники:

Наговицын А.Е., Мифология и религия этруссков. - М., 2000 г.

Неронова В.Д., Этрусски и Ранний Рим./История Древнего мира. Расцвет Древних обществ.- М.:Знание, 1983

Немировский А.И., «Этрусски: от мифа к истории». - М., 1983  

Немировский А. И., «Норция. Проблемы истории древнейших классовых об-ществ европейского Средиземноморья. В. 1.» (раздел «ЦАРСКАЯ ВЛАСТЬ У ЭТРУССКОВ»), Воронеж, 1971

 

С искренним уважением,

Алекс. А. Алмистов

 

Основной авторский портал по Древней ИСТОРИИ -  http://almisto.mirtesen.ru/

 

Один из организаторов Клубного Лектория "Истоки Цивилизаций" ( http://almisto.mirtesen.ru/, http://lah.ru/mast/lection.htm,

http://www.youtube.com/channel/UCybBqIhvBrbdRg0xcQwL4dQ/vide...)


Координатор Проекта «Русское Атлантологическое Сообщество (Ассоциация) – РАС(А) - http://paca.ucoz.ru/

Авторское Видео по теме:

Алекс А. Алмистов  - «Легендарные Цивилизаторы Европы: Пеласги, Минойцы, Этрусски»:

http://www.multiupload.nl/7RJK81CZN5

Клубный лекторий «Истоки цивилизаций». Лекторий проходит в Выставочном зале «Творчество» (www.zal-tv.ru, Москва, 2013). Лекция  от 30 мая 2013г.  Тема лекции: «Легендарные Цивилизаторы Европы:  Пеласги, Крито-Минойцы, Этрусски (Расены)». (По Гелланику (V в. до н.э.), «этруски — это ответвление эгейских пеласгов», а пеласги — это догреческое население Греции и Эгеиды, в том числе и острова Крита, т.е. те самые «минойцы», которыми правил царь Минос ... В свою очередь, «Отец истории» Геродот, сообщает, что Эллада именовалась ранее Пеласгией, т.е. страной пеласгов; что пеласги говорили на варварском (т.е. негреческом) наречии, что греки позаимствовали у пеласгов даже некоторых богов...)

Популярное в

))}
Loading...
наверх