Последние комментарии

  • Вячеслав Белослюдов
    В Европе в первой тройке по потреблению алкоголя - Литва, Беларусь и Молдавия . Украина немного отстаёт ! На территор...Пьянство в Великом княжестве Литовском
  • Не Он
    "О нравах татар, литовцев и москвитян"...  Надо думать, кто-то из москвитян получил заказ на облитие помоями братског...Пьянство в Великом княжестве Литовском
  • Борис Виленский
    Все мозги разбил на части, все извилины заплёл...Н. Т. Абдимомынов. Кипчакский фактор в истории Золотой Орды и Египта.

ОТРАЖЕНИЕ РУССКО-ОРДЫНСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ДУХОВНЫХ И ДОГОВОРНЫХ ГРАМОТАХ ВЕЛИКИХ И УДЕЛЬНЫХ КНЯЗЕЙ XIV-НАЧАЛА XVI ВЕКА

 

Духовные и договорные грамоты являются важнейшим источником по политической, социально-экономической и культурной истории Руси, по истории междукняжеских отношений, внешней политики, в том числе по истории русско-ордынских отношений XIV — начала XVI в. Чрезвычайно важно, что это документальные источники, дающие ценный материал конкретно-исторического характера для освещения не только тех социально-политических процессов, которые происходили как во внутренне-, так и во внешнеполитической жизни страны, но и отдельных событий и явлений.

Многие из таких известий носят поистине уникальный характер. Достаточно вспомнить, что единственное по-настоящему документальное известие о Куликовской битве содержится в договорной грамоте (Дмитрия Донского с Олегом Рязанским 1382 г.1); остальные известия относятся к источникам повествовательного характера (летописные повести, "Задонщина", "Сказание о Мамаевом побоище", Житие Сергия Радонежского).
Духовные и договорные грамоты подчас передают даже нравственную атмосферу той далекой эпохи, атмосферу иноземного ига, борьбы русского народа за освобождение, за создание Русского централизованного государства. Уже в наиболее ранней из сохранившихся духовных грамот князей Северо-Восточной Руси рассматриваемого периода - духовной грамоте Ивана Калиты - читаем (в обоих ее вариантах) удивительно выразительные и трагичные слова: "Се азъ, грешныи худыи рабъ божий Иванъ, пишу душевную грамоту, ида въ Ворду... Аже богъ что розгадаеть о моемъ животе, даю рядъ сыномъ своимъ и княгини своей"2. И это пишет сильный тогда московский князь, великий князь владимирский, союзник Орды: идя в Орду, он опасается за свою жизнь. Далее Калитой выражаются опасения (они повторены и в нескольких последующих документах), что татары сумеют отнять некоторые из распределенных Калитой между сыновьями и женой волостей (в таком случае он предписывает переделить земли княжества)3.
Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей Руси рано вошли в научный оборот, но их данные о русско-ордынских отношениях сравнительно мало использовались в исторических исследованиях, даже специально посвященных проблемам монголо-татарского ига на Руси и борьбы с ним. Задача настоящей работы — очертить основные вопросы русско-ордынских отношений, получившие отражение в духовных и договорных грамотах и заслуживающие специального изучения с привлечением всех других видов источников.

1. Выплата дани-выхода, ее размеры, способ раскладки4, порядок ора5. Следует отметить, что обычно упускается из виду, что 1480 и даже 1502 годы не положили конец платежам (в меньших, может быть, размерах, чем выход в Золотую Орду) со стороны Русского государства Крымскому, Казанскому и Астраханскому ханствам и на содержание служилых татарских царевичей и их слуг. Это были реальные и не такие уж незначительные платежи, а не просто позднейшие подарки-поминки. Их выплата фиксируется в духовной грамоте Ивана III (1504) и договорах его сыновей Василия и Юрия-(1504 и 1531)6.
В духовных и договорных грамотах отражены разные коллизии среди русских князей по поводу дани: уплата одними выхода в долг за других, предоставление льгот7.
Многократно (начиная с духовной Дмитрия Донского и его последнего договора с Владимиром Серпуховским) высказаны в грамотах надежды на то, что русские князья перестанут платить дань Орде и все собираемые средства тогда останутся у них. При этом в одних случаях речь идет о том, что "переменит бог Орду"8, а в других (начиная с Василия II, а постоянно - с Ивана III) - что великий князь, через которого шла дань, ее "не даст"9.
2. Другие повинности в пользу Орды - ям10, обслуживание и содержание татарских послов11.

3. Штат обслуживания ордынских интересов на Руси - "численные люди"12, "ордынцы"13, "делюи"14.
4. Опасения (реальные) по поводу возможного захвата русских земель татарами15.
5. Обязательства оповещать друг друга о замыслах противников, в том числе ордынцев, против одного из договаривающихся князей, когда эти замыслы становятся известны другому ("А добра ти намъ хотети во всемь, в Орде и на Руси. А что ти слышевъ о нашем добре или о лисе отъ крестьянина или отъ поганина, то ти намъ пов-вдати в правду, безъ примышленья, по целованию, без хитрости")16.
6. Договоренности на случай, если татары станут "сваживать" русских князей, предлагая одному из них княжение другого: договаривающиеся князья обязуются не поддаваться на такие предложения17.
7. Обязательства "не приставать" к татарам; характерны для московско-рязанских докончаний18.

8. Договоренности относительно совместной политики по отношению к татарам: "А с татары оже будет нам миръ, по думъ. А будет нам дати выход, по думе же"19.
9. Договоренности о совместных военных действиях против татар20.
10. Упоминание отвоеванных у Орды (рязанскими или московскими князьями) земель21.
11. Договоренность московских князей с рязанскими о пропуске через Рязанскую землю людей, идущих с Дона (видимо, отголоски Куликовской битвы) и бежавших из татарского плена22.
12. Дипломатические сюжеты, внешнеполитические аспекты взаимоотношений князей разных рангов с Ордой. Здесь прослеживаются два варианта договоренностей: 1) когда подтверждается независимость договаривающихся сторон в отношениях с Ордой ("А к Орде ти, брате, путь чист")23; 2) когда устанавливается, что отношения с Ордой может поддерживать только великий князь московский ("А Орда знати тобе, великому князю, а мне Орды не знати"; "А Орда знати мне, князю великому, а тобе Орды не знати")24.

13. Сведения о служилых татарских царевичах, их статусе и содержании25.
Даже из краткого обзора сведений о русско-ордынских отношениях, получивших отражение в духовных и договорных грамотах, видно, насколько они богаты информацией, причем достоверной, документальной, по политической, экономической, социальной, культурной истории периода образования единого Российского государства. В комплексе сведений, имеющихся в духовных и договорных грамотах, просматривается ведущая роль Москвы, великих князей московских в формировании единой внешней политики в отношении Золотой Орды и образовавшихся на ее обломках ханств.

 

1 ДЦГ. М.; Л., 1950. № 10. С. 30. 2ДДГ.№1.С.7,9.
3 Там же. № 1. С. 8, 10; № 4. С. 15-16, 18; № 12. С. 35.
4Там же. № 12. С. 35-36 (1389); № 13. С. 38 (1390); № 16. С. 44 (1401-1402); № 17. С. 49 (1401-1402); № 20. С. 56 (1406-1407); № 29. С. 74 (1333); № 72. С. 254, 256-257, 262, 265, 267 (1481); №73. С. 270, 272, 274-275 (1481); № 81. С. 313-321 (1486); № 82. С. 325, 328 (1486). Эволюция размеров дани добротно изучена П.Н. Павловым (Павлов ПН К вопросу о русской дани в Золотую Орду // Учен. зап. Красноярского пед. ин-та. Красноярск, 1958. Т. 13, вып. 2)

5 ДДГ. № 11. С. 31 (1389); № 17. С. 48-49 (1401-1402); № 66. С. 215 (1472).
6 Там же. № 89. С. 362; № 90. С. 365, 367,369; № 101. С. 417,419.
7 Там же. № 16. С. 44 (1401-1402); №24. С. 64, 66 (1428); №30. С. 77 (1433); №38. С. 108, 111, 113, 116 (1441-1442); №41. С. 122 (1445); №44. С. 128 (1447); № 55. С. 165 (1450); № 74. С. 275 (1481). О займах денег для уплаты выхода у русских (вероятно, нижегородских) и булгарских купцов, по-видимому, свидетельствуют упоминания "бесерменского долга" и "русского долга" в договоре 1389 г. Дмитрия Донского с Владимиром Андреевичем Серпуховским (Там же. № 11. С. 31; см.: Водов В. "Долгъ бесеменьскыи и проторъ и русский долгъ" в договорной грамоте Дмитрия Донского с Владимиром Андреевичем Серпуховским // Russia medieavalis. Munchen, 1977. Т. III).
8 ДДГ. № 11. С. 31 (1389); №12. С. 36 (1389); № 13. С. 38 (1390); № 16. С. 44(1401-1402); № 17. С. 49 (1401-1402); №19. С. 54 (1402); №20. С. 56 (1406-1407); №21. С. 59 (1417); № 22. С. 61 (1423); № 24. С. 64, 66 (1428); № 27. С. 71 (1433); № 30. С. 76-77, 79 (1433); № 33. С. 85 (1434); № 34. С. 88 (1434); № 35. С. 90, 93, 96, 99 (1436); № 45. С. 131, 134, 137, 139 (1447); №48. С. 147 (1447); №56. С. 171, 174 (1450-1454); № 58. С. 182, 185 (1451-1456); № 61. С. 197 (1461-1462); № 66. С. 215 (1472).
9 Там же. № 43. С. 126 (1445); № 64. С. 209, 211 (1462), № 65. № 214 (1464); № 67. С. 218, 220 (1472); № 69. С. 226, 228, 231 (1473); № 70. С. 234, 236, 238, 240, 244, 246, 249 (1473); № 72. С. 254, 257, 259, 262, 265, 267 (1481); № 73. С. 270, 272, 275 (1481); № 75. С. 279 (1482); № 78. С. 295 (1483); № 81. С. 318, 321 (1486); № 82. С. 325, 328 (1486); № 84. С. 333, 338 (1496 г.; в данном случае речь идет о рязанском великом князе); № 90. С. 365, 367, 369 (1504); № 101. С. 417,419 (1591).

10 Там же, № 24. С. 64,66 (1428); № 27. С. 71 (1433); № 30. С. 76,79 (1433).
11 Там же. № 13. С. 38 (1390); № 19. С. 53-54 (1402); № 33. С. 85 (1434); № 44. С. 128 (1447). Интересно, что присутствие татарского посла в стране рассматривается до-кончаниями как ратное время, "замятное время", что, например, служило оправданием при неявке князя-арбитра на третный суд (№ 19. С. 54; № 33. С. 85).

12 Там же. № 1. С. 8, 10 (1339); № 2. С. 12 (1350-1351); № 4. С. 15, 17 (1358); № 5. С. 20 (1367); № 7. С. 23 (1374-1375); № 11. С. 31 (1389); № 12. С. 33 (1389); № 13. С. 37 (1390); № 17. С. 46 (1401-1402); № 20. С. 55 (1406-1407); № 21. С. 58 (1417); № 22. С. 60 (1423); № 27. С. 70 (1433); № 28. С. 73 (1433); № 45. С. 129-130, 132-133, 135-136, 138-139 (1447); № 56. С. 170, 173 (1450-1454); № 58. С. 180-181, 183-184(1451-1456); №61. С. 194, 198 (1461-1462); № 66. С. 215 (1472); № 89. С. 354 (1504); № 94. С. 374, 378 (1504); № 95. С. 382, 386, 395 (1504); № 96. С. 397, 400, 402,404 (1504).
13 Там же. № 5. С. 20 (1367); № 11. С. 31 (1389); № 37 (1390); № 27. С. 70 (1433); №45. С. 130, 133,136, 139 (1447); №56. С. 170, 173 (1450-1454); № 58. С. 181, 184 (1451-1456); № 61. С. 194 (1461-1462); № 66. С. 215 (1472); № 89. С. 354 (1504); № 94. С. 374, 378 (1504); № 95. С. 382, 386, 395 (1504); № 96. С. 397,400,402, 404 (1504).
14 Там же. №5. С. 20 (1367); № 7. С. 23 (1374-1375); № 11. С. 31 (1389); № 13. С. 37 (1447); № 56. С. 170, 173 (1450-1454); № 58. С. 181, 184 (1451-1456); № 66. С. 215 (1472).

15 Там же. № 1. С. 8, 10 (1339); №4. С. 15-16, 18 (1358); № 12. С. 35 (1389)-в этой последней грамоте (духовной Дмитрия Донского) татары прямо не упоминаются, но формулировка "у которого сына моего убудет отчины, чЪмъ есмъ его благословил" несомненно подразумевает татарское вмешательство (именно в этой грамоте Дмитрий впервые без санкции хана передает по наследству великое княжение владимирское).
16 Там же. № 13. С. 37 (1390г., Василий! с Владимиром Андреевичем Серпуховским); № 15. С. 41 (1396 г., Василий I с Михаилом Александровичем Тверским); № 19. С. 52 (1402г., Василий! с Федором Ольговичем Рязанским); №33. С. 84 (1434г., Иван Федорович Рязанский с Юрием Дмитриевичем Московским); № 34. С. 87 (1434 г., Василий II с Дмитрием Шемякой и Дмитрием Красным); № 37. С. 105 (1439 г., Василий II с Борисом Александровичем Тверским); № 38. С. 107 (1441-1442 гг., Василий II с Дмитрием Шемякой); № 47. С. 142 (1447 г., Василий II с Иваном Федоровичем Рязанским); № 59. С. 186 (1456 г., Борис Александрович Тверской с Василием II); № 63. С. 202 (1462-1464 гг., Иван III с Михаилом Борисовичем Тверским); № 76. С. 283, 287 (1483 г., Иван III с Иваном Васильевичем Рязанским).
17 Там же. № 9. С. 26 (1375 г., Дмитрий Иванович с Михаилом Александровичем Тверским); № 36. С. 101, 103 (1439 г., Василий II с Василием Юрьевичем Галицким); № 37. С. 105-106 (1439 г., Борис Александрович Тверской с Василием II); № 59. С. 187 (1456 г., Борис Александрович Тверской с Василием II); № 63. С. 202 (1462-1464 гг., Иван III с Михаилом Борисовичем Тверским).
18 Там же. № 19. С. 53 (1402 г., Василий I с Федором Ольговичем); № 33. С. 84 (1434г., Иван Федорович с Юрием Дмитриевичем); №47. С. 142 (1447г., Василий II с Иваном Федоровичем).

19 Там же. №9. С. 26 (1375г., Дмитрий Иванович с Михаилом Александровичем Тверским).
2(1 Там же. № 9. С. 26; № 10. С. 30 (1382 г., Дмитрий Донской с Олегом Рязанским); № 15 С. 41 (1396 г , Василий I с Михаилом Александровичем Тверским); № 37. С. 106 (1439г., Василий II с Борисом Александровичем Тверским); №47. С. 142 (1447г., Василий II с Иваном Федоровичем Рязанским); № 59. С. 187 (1456 г., Борис Александре -вич Тверской с Василием II), № 63. С. 202 (1462-1464 гг., Иван III с Михаилом Борнео -вичем Тверским).
21 Там же. № 10. С. 29 (1382 г., Дмитрий Донской с Олегом Рязанским); Л» 16. С. 44 (1401—1402 гг., Василий! с Владимиром Андреевичем Серпуховским); №19. С. 54 (1402 г., Василий I с Федором Ольговичем Рязанским); № 33. С. 85 (1434 г., Иван Федо -рович Рязанский с Юрием Дмитриевичем Московским); № 47. С. 144 (1447 г., Василий II с Иваном Федоровичем Рязанским); №76. С. 285-286, 289 (1483г., Иван III с Иваном Васильевичем Рязанским).
22 Там же. № 10 С. 30 (1382 г., Дмитрий Донской с Олегом Ивановичем); № 19. С. 54 (1402 г., Василий I с Федором Ольговичем); № 47. С. 144 (1447 г., Василий II с Ива -ном Федоровичем); № 76. С. 286,289 (1483 г., Иван III с Иваном Васильевичем).
23 Характерно для взаимоотношений московских и тверских князей: Там же. № 15. С. 41 (1396г., Василий! с Михаилом Александровичем); №37. С. 106 (1439г., Борис Александрович с Василием II); № 59. С. 187, 190 (1456 г., Василий II с Борисом Александровичем); № 63. С. 203, 205 (1462-1464 гг., Иван III с Михаилом Борисовичем). В более позднем докончании Ивана III с Михаилом Борисовичем (1484—1485 гг.) по -является новая формула, отражающая зависимость Твери от Москвы: "А коли ти будет к Орде послати и тебе послати [по думе с нами, с великими князьми; а без нашие ти] думы в Орду не слати (№ 79. С. 297).

24 Там же. № 27. С. 70 (1433 г., Василий II с Василием Ярославичем Серпуховским); № 30. С. 76, 79 (1433 г., Василий II с Юрием Дмитриевичем Галицким); № 35. С. 90, 93, 96, 98 (1436 г., Василий II с Дмитрием Юрьевичем Шемякой); № 36. С. 101, 104 (1439 г., Ва -силий II с Василием Юрьевичем); № 38. С. 108, 111. 113, 116 (1441-1442 гг., Василий II с Дмитрием Юрьевичем); №41. С. 122 (1445г., Иван Андреевич Можайский и Михаил Андреевич Белозерский с Василием II); №42. С. 124 (1445г., Василий II с Иваном Андреевичем); № 43. С. 126 (1445 г., Василий II с Михаилом Андреевичем); № 44. С. 127 ((1447 г., Василий II с Михаилом Андреевичем); № 45. С. 131, 133, 136, 139 (1447 г., Василий II с Василием Ярославичем Серпуховским); № 48. С. 147 (1447 г., Василий II с

вичем Суздальским); №55. С. 166, 168 (1450г., Василий II с Михаилом Андреевичем); № 56. С. 170, 174 (1450-1454 гг., Василий II с Василием Ярославичем); № 58. С. 181,185 (1451-1456 гг., Василий II с Василием Ярославичем); №64. С. 209, 211 (1462-1464 гг., Иван III с Михаилом Андреевичем); № 65. С. 214 (1464 г., Иван III с Михаилом Андреевичем); № 67. С. 218, 220 (1472 г., Иван III с Михаилом Андреевичем); № 69. С. 226, 228, 231 (1473 г., Иван III с Борисом Васильевичем Волоцким); № 70. С. 234, 236, 238, 240, 244, 246, 249 (1479 г., Иван III с Андреем Васильевичем Углицким); № 72. С. 254, 256, 259, 262,265, 267 (1481 г., Иван III с Андреем Васильевичем); №73. С. 270, 272, 274 (1481 г., Иван III с Борисом Васильевичем); №75. С. 279, 282 (1482г., Иван III с Михаилом Андреевичем); № 78. С. 295 (1483 г., Иван III с Михаилом Андреевичем); № 81. С. 318, 321 (1486 г., Иван III с Борисом Васильевичем); № 82. С. 325, 328 (1486 г., Иван III с Андреем Васильевичем); №84. С. 333, 338 (1496г., Иван Васильевич Рязанский со своим братом Федором Васильевичем); №101. С. 417, 419 (1531г., Василий III с Юрием Ивановичем Дмитровским). Несколько смягченная трактовка этой нормы содержится в докончании Василия II с Дмитрием Шемякой и Дмитрием Красным (1434г.): "А в Орду вы безъ моего в-вданья не слати никакими дклы. А Ордами управливати самому, великому князю" (№ 34. С. 88). В основном грамоты с такой договоренностью относятся к князьям московского дома, но по мере усиления великих князей московских ограничения внешнеполитической деятельности распространяются и на суздальских князей (№ 52, 1448-1449 гг.).

25 ДДГ. № 46. С. 141 (1447 г.); № 69. С. 226, 228, 231-232 (1473 г.); № 70. С. 234, 236, 238, 240-241, 244, 246, 249 (1473 г.); №72. С. 254, 257, 259, 262, 265, 267 (1481 г.); №73. С. 270, 272, 275 (1481 г.); № 74. С. 275 (1481 г.); № 76. С. 284-285, 287-288 (1483 г.); № 81. С. 318, 321 (1486 г.); № 82. С. 325, 328 (1486 г.); № 84. С. 333, 338 (1496 г.); № 89. С. 362 (1504 г.); № 90. С. 365, 367, 369 (1504 г.); № 101. С. 417, 419 (1531 г.). Практика службы татарских царевичей великим князьям московским прослеживается со времени "феодальной войны" второй четверти XV в., но факты службы представителей ордынской знати на Руси отразились и в более ранних грамотах: духовные Василия I (1417 и 1423 г.) упоминают "Крилатьское село, што было за татаромъ" (№ 21. С. 58; № 22. С. 60).

Источник ➝
Загрузка...

Популярное в

))}
Loading...
наверх