ПРОСТИТУТКИ, СУТЕНЕРЫ И БЕЗДОМНЫЕ НЬЮ-ЙОРКА 70-Х ГОДОВ ГЛАЗАМИ БАРМЕНА ШЕЛДОНА НАДЕЛЬМАНА

Андеграунд Нью-Йорк 70-х – это грязь, распутство, упадок, мрак. Это культовые фильмы Скорсезе «Таксист», «Злые улицы» и годный драматический сериал HBO «Двойка». Это проститутки на каждом углу, сутенеры наготове, бездомные сидят посреди мостовой, простые работяги бредут домой после тяжелой смены на заводе. И буквально каждый обыватель заглядывает в бар на чарку или целый долгий вечер, потому нью-йоркские семидесятые – это также редкие архивные фотографии, сделанные барменом и фотографом-любителем Шелдоном Надельманом (Shelly Nadelman), который проработал десять лет за стойкой «Терминала» на Таймс Сквер, самого сурового питейного заведения в городе.



ПРОСТИТУТКИ, СУТЕНЕРЫ И БЕЗДОМНЫЕ НЬЮ-ЙОРКА 70-Х



Тот самый бармен-фотограф Шелдон Надельман (Shelly Nadelman).

Площадь Таймс-сквер расположена в самом центре Манхэттена на пересечении Бродвея и Седьмой авеню. Многочисленным туристам открывалось множество замечательных видов, а вот глазам бармена «Терминала», ньюйоркца в нескольких поколениях, открывались совсем другие картины, ведь кроме культурных достопримечательностей и финансового могущества Манхэттен 1970-х имел темную сторону, которую представляли вездесущие жрицы любви, ночные бабочки разных возрастов и национальностей, их ловкие пройдохи-хозяева, смертельно усталые, грязные после рабочей смены синие воротнички и бродяги, бездомные отбросы общества, которым в жизни повезло ещё меньше. 





История питейно-закусочного заведения «The Terminal Bar» охватывает десять лет (1972-82) и всё это время за барной стойкой находился Надельман, успевавший не только наливать клиентам напитки, но также с их согласия снимать кадры повседневной жизни района, где проводили дни и ночи, работали или попрошайничали, жили, спали, умирали местные завсегдатаи, без которых невозможно представить реальный Нью-Йорк 70-х.






За декаду, проведенную посреди Таймс-сквер, бармен-фотограф собрал громадный архив черно-белых негативов – фабричных работяг, продажных женщин, трансвеститов, мальчиков по вызову, матерых сутенеров, любопытных туристов, офисных сотрудников, безработных нищих, бродяг, каждый из которых был желанным гостем знаменитого кабака, чьи двери не закрывались ни днем, ни ночью.



1982-й стал последним годом работы самого сурового, крутого и приветливого нью-йоркского кабака (привечали всех), чей владелец Мюррей Голдман, тесть Шелдона, решил, что 12-месячная арендная плата ($125 000) стала чересчур крупной для его бюджета. Предприниматель продал свой бизнес, бармен покинул Манхэттен ради района Гринвич-Виллидж, где выросли его дети, а здание теперь занимает издательство New York Times, продуктовый супермаркет Dean & Deluca и другие предприятия.




Вот так бармен-фотограф описывает своё хобби, ставшее частью истории «Большого Яблока» (известное прозвище появилось в 1920-х, однако именно в 1970-х городская администрация провела масштабную рекламную кампанию популяризации второго нью-йоркского имени – Big Apple).

Сначала только завсегдатаи, ежедневные посетители, соглашались участвовать в моих любительских фотосессиях. Однако когда лучшие из проявленных фото нашли свое место на стенах заведения, буквально каждый вошедший принялся отвечать согласием на предложение сфотографироваться. Многих людей я видел в первый и последний раз в жизни, но часто-густо их лица и внешний вид выглядели столь интересно, что нельзя было отказать себе в удовольствии и не щелкнуть замечательный фотопортрет. Думаю, что за годы моей побочной фотографической карьеры около 90 процентов желающих выпить-закусить согласились позировать на камеру и попали на страницы альбома.









Спустя двадцать лет после закрытия Надельман-младший занялся изучением, сортировкой, организацией отцовского архива и в процессе проявления негативов осознал, сколь большой и важный труд осуществил его предприимчивый предок, десятилетие посвятивший ежедневному фиксированию пестрой городской рутины - настоящий исторический артефакт. Наиболее эффектные снимки благодарный потомок объединил в книгу фотографий под названием «Terminal Bar» - масштабный труд, который возвращает читателя-зрителя в семидесятые, когда город стоял на пороге решительных перемен, не спал и постоянно двигался во всех смыслах этого слова.

 
 





Кроме книги фотографических артефактов Стефан Надельман отметился производством 22-минутного короткометражного документального фильма, где собраны эффектные фотокадры, которые комментирует и рассказывает другие интересные байки про Нью-Йорк 70-х тот самый любитель истории и энтузиаст фотографии Sheldon Nadelman.





 

Известия немецких хронистов о битве русских с ордынцами в 1380 г.

 

Немецкие хроники конца XIV — начала XV века и позднейшие сочинения, основанные на их известиях, сообщают о битве русских с ордынцами, в которой нетрудно узнать знаменитое сражение на Дону. Детмар Любекский — монах францисканского ордена — жил в Торнском монастыре, где и вел хронику на латыни вплоть до 1395 года. Иоганн фон Позильге, чиновник из Помезании, живший в Ризенбурге, писал хронику на латинском языке с 60—70-х годов XIV века до 1406 года. Обе названные хроники впоследствии, около 1395—1419 годов, были переведены соответственно на нижненемецкий и верхненемецкий языки.

Ранние хроники использовал в своем труде "Вандалия" богослов и историк Альберт Кранц, родившийся в середине XV века в Гамбурге, где он служил соборным деканом (старшим священником храма) и умер в 1517 году. "Вандалия" доведена до 1501 года и была издана уже после смерти автора, в 1519 году. Детмар, Позильге и Кранц с небольшими вариациями повторили известие о битве русских с татарами, которое, возможно, попало в Германию благодаря купцам прибалтийских городов (союз этих городов назывался Ганзой), торговавших с Русью и Литвой. В 1381 году в Любеке проходил ганзейский съезд, и здесь же находился один из названных хронистов — Детмар.
      Известие немецких хроник нельзя целиком принимать на веру. Место битвы Позильге и Кранцем ошибочно перенесено с Дона к Синей воде — реке, притоку Южного Буга, где в 1363 году литовскому великому князю Ольгерду удалось разгромить ордынские отряды и тем самым остановить дальнейшее продвижение войск Джучиева улуса на запад. Рассказ о победоносной акции литовского войска ("литовцы отняли у русских добычу и множество их убили в поле") не подтверждается русскими источниками. Летописная повесть 1425 года свидетельствует лишь о том, что Ягайла, пришедший "всею силою литовскою Мамаю пособляти", опоздал на один день или меньше. Некоторые исследователи предполагают, что у Детмара и в сходных с ним известиях речь идет о малозначительном ограблении передовыми отрядами Ягайлы арьергардов русской дружины, возвращавшейся с поля боя. Однако, если вспомнить, что войска Дмитрия возвращались по территории Рязанского княжества, не участвовавшего в битве с Мамаем и потому сохранившего свое войско, возможны два предположения: Либо хронисты ошибаются, допуская беспрепятственное вторжение Ягайлы на земли Рязани, либо литовцы действительно, по договоренности с рязанским князем Олегом, ограбили на рязанской земле какие-то отряды Дмитрия Ивановича. В позднейших источниках князь Олег, объявленный "изменником", обвиняется в ограблении московских отрядов, возвращавшихся домой с Куликова поля. Возможно, в этих свидетельствах имеется какая-то доля истины.

 

ХРОНИКА ДЕТМАРА

      Там сражалось народу с обеих сторон четыреста тысяч. Русские выиграли битву. Когда они отправились домой с большой добычей, то столкнулись с литовцами, которые были призваны на помощь татарами, и литовцы отняли у русских их добычу и множество их убили в поле.

ХРОНИКА ПОЗИЛЬГЕ

      В том же году была большая война во многих странах, особенно так сражались русские с татарами у Синей Воды, и с обеих сторон было убито около 40 тысяч человек. Однако русские удержали [за собой] поле. И, когда они шли из боя, они столкнулись с литовцами, которые были позваны татарами, туда на помощь, и убили русских очень много и взяли у них большую добычу, которую те взяли у татар.

"ВАНДАЛИЯ" А. КРАНЦА

      В это время между русскими и татарами произошло величайшее в памяти людей сражение на месте, которое называется Синяя Вода. Как обычно сражаются оба народа не стоя, а набегая большими вереницами, бросают копья и ударяют, и вскоре отступают назад. Победители русские захватили немалую добычу — скот, так как [татары] почти никакой другой [добычей] не обладают. Но не долго русские радовались этой победе, потому что татары, соединившись с литовцами, устремились за русскими, уже возвращавшимися назад, и добычу, которую потеряли, отняли, и многих из русских, повергнув, убили. Было это в 1381 г. после рождения Христа. В это время в Любеке собрался съезд и сходка всех народов общества, которое называется Ганзой.

Текст печатается по изданиям: "Слово о полку Игореве" и памятники Куликовского цикла. К вопросу о времени написания "Слова". М.—Л., 1966, с. 507—509 (статья Ю.К. Бегунова); Азбелев С.Н. Историзм былин и специфика фольклора. Л., 1982, с. 160-161.

Популярное в

))}
Loading...
наверх