Генетики и антропологи о скифах

Реконструкция скифа из кургана Олон-Курин-Гол, Монголия (Автор Дмитрий Поздняков)
Реконструкция скифа из кургана Олон-Курин-Гол, Монголия (Автор Дмитрий Поздняков)

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниоскопии (анализ изменчивых признаков черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад.

Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Почти одновременно вышли три статьи с исследованиями носителей культуры скифов – кочевых и полукочевых племен, населяющих степи Евразии – две статьи генетических и одна антропологическая. В узком смысле скифами называют кочевников степей Причерноморья, появившихся в седьмом века до н.э., ориентируясь на описание Геродота (V век до н. э.) и других античных авторов. Однако в широком смысле к скифскому миру относят все племена кочевых скотоводов, которые в первом тысячелетии до н.э. широко распространились по евразийской степи от Алтая до Карпат. Относительно происхождения скифской культуры существуют две гипотезы: одна считает ее прародиной Северное Причерноморье, другая – Центральную Азию. О генетических корнях скифов до сих пор не было ясного представления.

Генетика западных и восточных скифов

Одна статья опубликована в журнале Nature Communication, ведущий автор Иоахим Бургер из Института эволюционной биологии Университета Майнца, Германия, в ее соавторах д.и.н. Вячеслав Молодин из Института археологии и этнографии СО РАН, Новосибирск. В этой работе представлены данные анализа митохондриальной ДНК 96 индивидов и полногеномные данные 8 индивидов из обширного географического региона, который ассоциируют со скифской культурой. Все изученные образцы географически можно поделить за западные и восточные. Несмотря на то, что западный и восточный регионы разделены на 2000 – 3500 км, археологические данные показывают поразительное сходство в образе жизни и культуре населяющих их кочевых и полукочевых племен. Задача работы, по определению авторов, состояла в том, чтобы оценить степень, до которой эти группы генетически родственны между собой, и узнать, имеют ли они общее происхождение. А также исследовать их демографическую историю и генетические связи с ныне живущими популяциями.

В западной части евразийской степи образцы были представлены Северным Кавказом (8-6 вв. до н.э., начало скифского периода), классическими скифами из Волго-Донского региона (3 в. до н.э.) и образцами культуры ранних сарматов из Покровки на юго-западном Урале (5-6 вв. до н.э.). В восточной части евразийской степи взяли образцы из Восточного Казахстана (Жевакино-Чиликта, 9-7 вв. до н.э.), из культуры Aldy Bel в Туве (7-6 вв. до н.э.) и из культуры Тагар в Минисинском бассейне (5 в. до н.э.). По географическому положению и хронологии образцы поделили на семь групп, которые представлены на рисунке.

Полногеномные данные (по полногеномной панели проанализировали 1 233 553 SNP) были получены по 6 индивидам, из них 2 принадлежат к популяции ранних сарматов с Южного Урала (PR9, PR3, 6-5 в. до н.э.), 2 из восточного Казахстана относятся к пазырыкскому периоду (Be9, Be11, 4-3 вв. до н.э.) и 2 – из кургана Аржан-2 в Туве (A10, A17, 7-6 вв. до н.э.). Для образца Be9 и двух дополнительных образцов из Казахстана (Is2 и Ze6, 9-7 вв. до н.э.) было проведено секвенирование с низким покрытием (0,3х).

ncomms14615-f2 (1)

Местоположение изученных образцов (желтым обозначены образцы, изученные в данной работе, зеленым – данные, взятые из литературы). Группы образцов (#): #1 – начало скифского периода, 8-6 вв. до н.э. (n=4); #2 – классическая скифская эпоха, 7-6 вв. до н.э. (n =19); #3 – ранние сарматские популяции, 6-5 вв. до н.э. (n=11); #4 – Казахстан, Жевакино-Чиликта, 9-7 вв. до н.э. (n =11); #5 – культура Aldy Bel (7-6 вв. до н.э. (n =15); #6 – культура Пазырык, 4-3 вв. до н.э. (n =71); #7 – культура Тагар/Тес, 8 в. до н.э. (n =16); Буква G указывает на образцы, для которых были получены полногеномные данные, черная – на образцы, которые были изучены по полногеномной панели SNP, серая – на те, для которых было проведено секвенирование.

Анализируя данные по восточным группам скифов, авторы использовали подход approximate Bayesian computation (ABC), чтобы проверить связь между ранними (группа #4 Жевакино-Чиликта и группа #5: Aldy Вel) и поздними (группа #6 Пазырык) скифскими периодами на востоке. Анализ показал, что и ранние, и поздние группы, наиболее вероятно произошли из одной популяции, которая распространялась в течение этого периода. Сценарий их происхождения из двух разных популяций статистически отвергнут.

Далее авторы, исходя из того, что генетическое расстояние между восточными и западными популяциями скифов довольно мало (FST=0.01733), использовали метод АВС для проверки их происхождения из одной популяции. На этот раз модель показала, что, наиболее вероятно, западные и восточные скифы возникли независимо из двух разных популяций и в течение 1 тыс. до н.э. и те, и другие активно распространялись. Модель также выявила постоянный генетический поток генов между группами кочевников железного века. Именно этот поток привел к уменьшению генетического расстояния, то есть к генетическому сходству западных и восточных скифов.

ncomms14615-f3

Модели происхождения западных и восточных скифов: западная модель, мультирегиональная и два варианта восточной модели. W-Eu – западные евразийцы; WS – западные группы скифов; ES – восточные группы скифов; N-Han – популяция Хань в Китае. Наиболее вероятной оказалась мультирегиональная модель. Горизонтальные стрелки обозначают генетические потоки.

Митохондриальные гаплогруппы, найденные у кочевников железного века, доминируют в современных популяциях как в Западной (HV, N1, J, T, U, K, W, I, X), так и в Восточной Евразии (A, C, D, F, G, M, Y, Z).

По полногеномным SNP маркерам авторы провели анализ РСА, в который включили 8 образцов восточных скифов, 167 древних геномов и 777 современных геномов.

ncomms14615-f4 (1)

График анализа главных компонент по полногеномным SNP маркерам изученных образцов степных кочевников (обозначены черными символами) на фоне других древних геномов (популяции обозначены цветными символами) и современных геномов (серые точки).

Результаты показали, что группы кочевников железного века из Южного Урала и Казахстана, по культурным особенностям сходные с классической культурой скифов Северного Причерноморья, располагаются недалеко друг от друга, то есть связаны между собой и генетическим сходством. Ближе всего к ним находятся популяции позднего бронзового века и железного века из России, позднего неолита и бронзового века из Центральной Европы, популяции энеолита из Самары, популяции ямной и срубной культур бронзового века.

ncomms14615-f7 (1)

График ADMIXTURE по полногеномным данным при K=15 (заданное число предковых популяций). Популяции степных кочевников железного века обозначены красными стрелками.

На графике сравнения предковых компонентов (ADMIXTURE) все степные популяции железного века (обозначены красными стрелками) демонстрируют компонент европейских охотников-собирателей (синий) и кавказских охотников-собирателей (зеленый), в более восточных популяциях имеется сибирский компонент (голубой) и небольшая доля восточноазиатского компонента (желтый).

В итоге, авторы статьи определяют наиболее вероятное происхождение степных кочевников железного века из носителей ямной культуры (кочевников бронзового века), которые принесли с собой генетический вклад кавказских охотников-собирателей и восточноевропейских охотников-собирателей. Этот микс, как пишут авторы, сформировался в европейских степях и распространился в Центральную Азию и Сибирь. В генетическую композицию скифов влился также компонент Восточной Азии – Северной Сибири.

Источник:

Ancestry and demography and descendants of Iron Age nomads of the Eurasian Steppe

Martina Unterla¨nder et al.

Nature Communication, статья в свободном доступе

Митохондриальный геном причерноморских скифов

Другая статья, в журнале Scientific reports , посвящена анализу только митохондриальной ДНК и только скифов Причерноморья. Ее основные авторы из Института антропологии Университета Адама Мицкевича в Познани, Польша, а в число соавторов входит Алексей Никитин, Grand Valley State University в Мичигане, США. В статье представлены данные по 19 полным секвенированным древним митохондриальным геномам из региона Северного Причерноморья. Авторы определяют свою задачу как изучение происхождения причерноморских скифов по материнским линиям и их генетической связи с другими группами скифской культуры.
Изученные в работе образцы были получены при раскопках курганов, крипт и захоронений в земле на территории нижнего Днестра, нижнего и среднего Днепра и в Крыму. Всего было изучено 29 образцов, 21 с территории Молдовы и 8 – Украины. Извлечение и анализ мтДНК были проведены в Археологической исследовательской лаборатории Университета Адама Мицкевича в Познани (Польша) и в Лаборатории археогенетики Универистета Grand Valley State University в Мичигане (США). В анализ вошли данные по 19 успешно секвенированным образцам мтДНК.

Из них 6 образцов (31.6%) принадлежали к гаплогруппе U5 (U5a2a1, U5a1a1, U5a1a2b, U5a2b, U5a1b, U5b2a1a2); 2 образца (10.5%) к гаплогруппе J (J1c2 и J2b1a6); по одному образцу было представлено гаплогруппами N1b1a, W3a, T2b, A, D4j2, F1b, M10a1a1 и H8c.

По частотам митохондриальных гаплогрупп причерноморских скифов и других древних популяций Европы и Азии был проведен анализ главных компонент.

srep43950-f2

График анализа главных компонент по частотам митохондриальных гаплогрупп. Изученные образцы причерноморских скифов (SCU) обозначены зеленой звездочкой. Разными цветами показаны пять кластеров, обозначения популяций – в тексте.

На графике главных компонент популяции сгруппированы в пять кластеров.

Первый кластер (зеленый): ВАК – Казахстан, бронзовый век; CWC – культура шнуровой керамики; SCR – скифы из России; SCU – скифы из Украины и Молдовы (в данной работе); SRU – срубная культура; TAG – культура Тагар; UNC – унетицкая культура; YAM – ямная культура;

Второй кластер (красный): HGG – охотники-собиратели Центральной Европы; HGS – охотники-собиратели Южной Европы; MNG – средний неолит Германии;

Третий кластер (голубой): AND – андроновская культура; BAS – бронзовый век Сибири; CAT – катакомбная культура; HE – охотники-собиратели Восточной Европы; PWC – культура ямочной керамики;

Четвертый кластер (фиолетовый): ВВС – культура колоковидных кубков; CRE – минойская культура Крита; FBC – культура воронковидных кубков; IAD – железный век Дании; IAG – железный век Германии; IAK – железный век Казахстан; IAP – железный век Польши; MNS – средний неолит Южной Европы;

Пятый кластер (оранжевый): CHH – западный Хань, Китай; CHG – Gavaerg, Китай; CHQ — Quin to Western Jin, Китай; CHX — Xiaohe, Xinjiang, Китай; CXN – Xiongnu, Монголия; SCA – сибирские скифы с Алтая; SCM – культура Пазырык, Монголия.

Группа изученных причерноморских скифов (зеленая звездочка на графике) оказалась расположена близко к культуре шнуровой керамики европейского неолита, к популяциям бронзы Восточной и Центральной Европы (срубной, ямной и унетицкой культурам), к популяциям бронзового века Азии (бронза Казахстана), а также к популяциям, именуемым скифами из России, и культуре Тагар из Южной Сибири. Популяции пазырыкской культуры из Монголии и Алтая расположились далеко от причерноморских скифов и группируются с другими популяциями Центральной и Восточной Азии.

Авторы вычислили генетические расстояния Fst между разными популяциям. Они показали, что изученные причерноморские скифы генетически ближе всего к популяциям срубной, унетицкой и ямной культуры, и далеки от популяций европейского неолита, ближневосточного неолита и ближневосточных охотников-собирателей.

srep43950-f3

График MDS на основе генетических расстояний Fst по полным митохондриальным геномам. CWC – культура шнуровой керамики; HBA – популяции бронз. века Венгрии; HGNE – охотники-собиратели Северной и Восточной Европы; LBK – культура линейно-ленточной керамики; LDN – поздняя данубийская культура; MNE – культуры среднего неолита; NEN – ближневосточный неолит; RBA – культуры бронзового века из России; SRU – срубная культура; UNC – унетицкая культура; YAM – ямная культура; SCU – скифы из Украины, Молдовы и Ростова-на-Дону.

srep43950-f4

Градиент генетических расстояний Fst в соответствии с цветовой шкалой. Обозначения популяций как на предыдущем рисунке.

Авторы подразделяют митохондриальные линии изученных скифов Причерноморья на три группы, в соответствии с их происхождением. Первая группа маркируется гаплогруппой U5, что предполагает генетический вклад европейских охотников-собирателей. Анализ гаплогруппы U5 в других популяциях показал, что наиболее вероятными источниками передачи этой линии в популяцию причерноморских скифов являются культуры бронзового века срубная (1900-1200 лет до н.э.) и ямная (3300-2700 лет до н.э.), ареал которых находился в понто-каспийском регионе, а также популяции бронзового века алтайского региона, такие как Карасук (1500-800 лет до н.э.).

Вторая группа объединена гаплогруппами H, J, T, W and N1b, что связывает ее с ранними неолитическими земледельцами. Присутствие N1b1a (распространенной в неолитической Анатолии) у скифов может быть связано с миграцией популяций вдоль южной границы понто-каспийского региона. Линии T2b, W3a и J2b1a6 у скифов выявляют их связи с культурами бронзового века (срубная, синташта, ямная и межовская), а также с трипольской культурой восточноевропейского энеолита.

Наиболее четко выявляется родство причерноморских скифов со срубной культурой. Это согласуется с археологической гипотезой о том, что люди срубной культуры мигрировали несколькими волнами из Волго-Уральского региона во второй половине второго тысячелетия до н.э., где их потомки и дали начало скифам около 7 века до н.э.

Третья группа включает гаплогруппы A, D, M10 и F восточноазиатского происхождения, которые присутствуют в образцах мезолита, неолита, бронзы и железного века Южной Сибири и Алтая. Авторы подчеркивают, что распространение их по степному поясу Евразии значительно облегчалось кочевым образом жизни степных племен.

Источник:

Diverse origin of mitochondrial lineages in Iron Age Black Sea Scythians

Anna Juras et al.

Scientific reports, статья в открытом доступе

Итак, обе генетические статьи находят источник происхождения популяции скифов (степных кочевников железного века) в популяциях степных культур бронзового века. В первой статье это ямная культура, во второй – более поздняя срубная культура. Поскольку между носителями этих культур многие специалисты усматривают родство, между этими результатами нет противоречия. Но поскольку статья Unterla¨nder et al охватывает весь степной пояс Евразии, она выявляет дополнительный восточноазиатско-сибирский компонент в генетической композиции скифов.

текст Надежды Маркиной

Слово антропологам

Третья статья, опубликованная в журнале American Journal of Physical Antropology, написана антропологами – Аллой Арменовной Мовсесян, ведущим научным сотрудником кафедры антропологии биологического ф-та МГУ, и Варварой Юрьевной Бахолдиной, профессором той же кафедры. Ее обзор для сайта сделала по нашей просьбе д.б.н. Алла Арменовна Мовсесян.

Авторы статьи исследовали краниологические серии позднескифских племен Северного Причерноморья для выявления возможной генетической преемственности между скифами и популяциями бронзового века Восточной Европы и Центральной Азии. Для сравнительного анализа древних популяций были использованы дискретно-варьирующие, неметрические признаки, отражающие анатомические вариации в строении черепа человека (например, дополнительные или непостоянные отверстия, непостоянные швы, отростки, кости в родничках и швах черепа). Предполагается, что эти признаки имеют наследственную природу и могут служить косвенной характеристикой генофонда популяций, поскольку было обнаружено, что матрицы генетических расстояний между популяциями, построенные по неметрическим признакам, коррелируют с матрицами генетических расстояний между теми же популяциями, построенными по данным о молекулярно-генетических маркерах.

По частотам 32 неметрических признаков было изучено 323 черепа из пяти позднескифских могильников с территории Крыма и Нижнего Поднепровья. Для сравнения были привлечены краниологические серии, относящиеся к различным культурам эпохи бронзы: ямная, катакомбная и срубная культуры (Восточная Европа) и окуневская и андроновская культуры (Центральная Азия).

Вычисление генетических расстояний между группами выявило генетическую общность позднескифского населения Северного Причерноморья. При сравнении скифских серий с населением эпохи бронзы было обнаружено сходство скифов с локальной популяцией эпохи бронзы, относящейся к срубной культуре Поднепровья. Кроме того, две скифские группы оказались близки к населению окуневской культуры Хакассии. Авторы высказывают предположение, что генофонд скифов был сформирован в результате взаимодействия местных племен с популяциями, мигрировавшими в регион Северного Причерноморья из Центральной Азии. В работе выявлено также генетическое сходство между восточно-европейскими и центрально-азиатскими популяциями эпохи бронзы, что может указывать на высокую степень мобильности степных кочевников.

Источник:

Nonmetric cranial trait variation and the origins of the Scythians

Movsesian AA, Bakholdina VY

American Journal of Physical Antropology, 2017 Mar;162(3):589-599. doi: 10.1002/ajpa.23159. Epub 2017 Jan 24. http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1002/ajpa.23159/full#references

генофонд.рф/?page_id=23726

Пожар антишляхетских восстаний в Речи Посполитой (1648-1653 гг.)

 

Великое княжество Литовское, так же как и Польша, полыхало в огне антишляхетских восстаний. И в начале Тринадцатилетней войны территория, по которой проходили русские войска, была уже изрядно опустошена. Так, по свидетельству очевидцев, по «дороге до Кобрина опустошены костелы, все шляхетские усадьбы…разрушены», а шляхта бежала за Вислу «от внутренних врагов – казаков, крепостных крестьян и своих свинопасов». В 1648 г. русский гонец сообщил царю, что с появлением в Белоруссии отряда казаков полковника И.

Шохова «холопы их шляхетские и панские, пограбя пана своего животы, бегают к казакам», а вступившие в ряды казачества белорусские крестьяне и горожане «войско казакам приумножили».

Поветы разорялись вследствие как стихийных народных выступлений и действий казацких отрядов Головацкого, Кривошапки, Небабы, Голоты и др., так и карательных мер правительственных войск, немилосердно подавлявших мятежи в районах Гомеля, Чечерска, Пропойска, Пинска. Разорение Пинского повета и взятие Пинска, например, являлось полномасштабной войсковой операцией правительственных войск ВКЛ. Ворвавшиеся в город солдаты были встречены многочисленными баррикадами на узких улочках города. Подобным образом были взяты и разорены Туров, Бобруйск, Речица, Мозырь и др. Антифеодальные выступления были подавлены войсками Януша Радзивилла только к 1651 г. Даже когда Радзивилл почти «затушил» пожары восстаний, в тылу у него вновь заполыхало Мстиславский повет. Отдельные очаги восстания продолжали вспыхивать до 1653 г. «Хлопы» жестоко поплатились за свои выступления – по статусу посягательство на имущество шляхтича каралось смертью. Сколько погибло в этой братоубийственной войне 1648-1653 гг – не известно до сих пор.

Белорусским националистам неприятно будет узнать, что после такой кровавой расправы белорусские общины не раз отправляли делегации в ...соседнюю «Московию», ища у царя поддержки. Так, в 1651 г. в Москву прибыл А. Кржыжановский с просьбой к царю принять Белоруссию в «государскую оборону». В Посольском приказе он говорил, что как только русское войско появится на белорусской земле, «то белорусцы де, сколько их есть, все б те поры востанут на ляхов заодно. А чаят де тех белорусцов зберетца со 100 000 человек». Неудивительно, что вступление в 1654 г. армии «Тишайшего» царя на территорию Речи Посполитой только усилило глубокий раскол в ВКЛ.

Цитируется по: Лобин А.Н. Неизвестная война 1654-1667 гг.

К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ТАТАРСКОГО КУПЕЧЕСТВА

 

В статье рассматриваются некоторые аспекты формирования такой категории торгового сословия как национальное татарское купечество. Автором делается попытка анализа причин формирования татарского купечества как прослойки торгового сословия.

С. С. МИХЕЕВ

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра новейшей истории России и краеведения

В статье рассматриваются некоторые аспекты формирования такой категории торгового сословия как национальное татарское купечество.

Автором делается попытка анализа причин формирования татарского купечества как прослойки торгового сословия.

Условно считается, что традиционным занятием представителей татарского этноса было занятие торговлей. Для того чтобы ответить на вопрос о том, почему сформировалось подобное мнение, необходимо проанализировать, было ли это следствием экономических предпосылок или же действительно результатом реализации предпринимательских способностей.

Для территории Пензенской губернии традиционным являлось занятие сельскохозяйственным трудом в качестве основного занятия населения, однако не всегда сельскохозяйственная ориентация являлась удобной и прибыльной для хозяев. В частности, для представителей татарского этноса с XVIII века началось ограничение их хозяйственной самостоятельности.

Во второй половине XIX - начале XX в. земледелие продолжало играть ведущую роль в крестьянских хозяйствах татар. Отмена крепостного права и реформы 1860-х годов не принесли с собой для крестьянства освобождения от экономической кабалы. Лучшие земли и угодья крестьян были отрезаны в пользу помещиков. По материалам статистики 1877 г. на территории Саранского, Наровчатского, Инсарского, Краснослободского, Спасского уездов во владении крестьян находилось лишь 53,5 % всего земельного фонда. Остальные 46,5 % принадлежали помещикам, казне, церкви, монастырям [1, Л. 13].

Количество земли на душу с каждым годом сокращалось в результате естественного прироста населения. Так, с 1863 по 1878 г. только по Саранскому, Инсарско-му, Краснослободскому уездам Пензенской губернии население увеличилось на 84,9 тыс. человек, а площадь пахотных земель у крестьян оставалась прежней [2]. Особенно пострадала от малоземелья та группа татарских хозяйств, где присутствовала подворно-наследственная форма землевладения, то есть та группа, где уже наметились тенденции к расслоению. С течением времени в связи с увеличением наследников и разделов между ними наследственные участки измельчали настолько, что владельцы этих земель оказались самыми несостоятельными хозяевами в крае.

Сокращение посевных площадей отрицательно сказывалось на имущественном положении татарских крестьян. Так, в январе 1870 г. в донесении помощника начальника Саратовского губернского жандармского управления Н. П. Пекарского «Татары Хвалынско-го уезда вследствие недостатка в хлебе находятся в самом бедственном положении. Из собранных мной по этому предмету сведений оказывается, что только незначительная часть крестьян употребляет в пищу чистый хлеб, и то не все собственный, а покупной; большая часть ест хлеб, испечённый из семян и растений просянки, с примесью муки ржаной и просяной: как первую, так и последнюю покупают... Бедственное положен крестьян ещё увеличивается от того, что с конца прошлого года энергически взыскиваются с них недоимки по окладным сборам, которые через бездействие административных лиц достигали громадной цифры; так, по Атлашинской волости, состоящей из 42 002 душ, числятся недоимки 38 тыс. рублей; подобная же цифра существует и в других татарских волостях» [3, С. 38].

О дополнительной купле земли крестьянство не могло и думать, так как цена на нее из года в год бешено росла. Продажа одной десятины земли возросла с 23 руб. 55 коп. в 1871 г. до 103 руб. в 1902 г. [4, С. 32].

Тяжёлое экономическое и социальное положение татар в конце XVIII - середине XIX века побуждало их искать выход в переселении и отходничестве на заработки. Часть из них нанималась на земледельческие работы, другие - чернорабочими к различным предпринимателям города или же уезжали в другие губернии. Отходники формировались разными социальными группами сельских жителей, однако основной базой была беднота: несостоятельная часть крестьянства представляла 58,6 %, середняцкая - до 30 %, 10 % - зажиточная часть [5, С. 68]. Существенную роль в мотивации отходничества играло растущее аграрное перенаселение, объяснявшее основные причины, пробуждавшие поиск дополнительного заработка: малоземелье, обременённость долгами и недоимками. Зажиточные же крестьяне ставили своей целью реализацию предпринимательской деятельности.

Татары занимались в основном неземледельческими промыслами, которые оплачивались выше, чем труд в сельском хозяйстве. У татар наибольшее распространение по сравнению с другими этническими группами получил дальний отход, то есть работа за пределами области. Весной и осенью 1892 года в д. Пензятка Пензятской волости Инсарского уезда жителями для отправления на заработки было выдано 556 паспортов (555 - мужчинам, 1 - женщине) в Астраханскую, Бакинскую, Нижегородскую, Симбирскую и Тамбовскую губернии. В отходе занимались сельскохозяйственными работами, извозом, работали на фабриках и заводах [6, Л. 92]. По данным архивных документов 700 человек уехали на заработки без паспортов на Илевский завод для обжигания угля [7, Л. 92]. В деревне Кривозерье Кривозёровской волости Саранского уезда в мае и сентябре 1892 года было выдано 1769 паспортов (1764 - мужчинам, 5 - женщинам) в Симбирскую и Бакинскую губернии на винокуренные заводские и фабричные заведения чернорабочими [8, Л. 220].

Удельный вес татар в торговле был равен 21,5 %, русских - 12,1 %, мордвы - 2,9 % [9, С. 50]. В Краснослободском уезде, насчитывающем 19 волостей, только из одной Усть-Рахманиновской волости, которую населяли татары, для торговли в разные города России в 1892 году отправились 2491 человек или 24,7 %, т. е. почти четверть всех отходников уезда. Женщинам паспорта не выдавали [10, Л. 194]. Главный контингент торговцев в 1887 году в Краснослободском уезде составляет татарское население [11, С. 23]. Среди татарского населения Краснослободского уезда Пензенской губернии свыше 75 % дворов было занято отходничес-ким промыслом [3, С. 38].

Развитие отходничества привело к подвижности населения татарской деревни, что сыграло значительную роль в формировании хозяйства и быта. Отходники привносили в свои деревни нововведения в сельское хозяйство, новые элементы в убранство жилья, в одежду и т. д.

Именно из среды отходников формировалась прослойка татарского купечества. Родоначальник видной торгово-промышленной династии Кулахметьевых Хантемир Бахтеевич (1793-1854) приехал в Пензу из Кузнецка в 1843 году и организовал торговлю свечами и мылом. В 1852 году унаследовал капитал своего отца Сайфетдин Яфарович Бабиков, взявший свидетельство на торговлю в Константинополе.

Татарские купцы активно развивали своё дело, брали в аренду предприятия. Так, в 1858 году в аренду кузнецкому купцу 1 гильдии Айнитидину Абдул-На-сыреву Дибирдееву была передана суконная фабрика, продукция которой продавалась на Симбирской и Саратовской ярмарках. Дубенско-Дибирдеевские сукна отправлялись исключительно в Казанскую комиссариатскую комиссию, и лишь небольшая часть поступала на ярмарки соседних губерний [12, С. 63].

Социально-экономическое и политическое положение татарского купечества в силу некоторых отличий в области этно-конфессионального характера в Российской империи, принимало автономный характер. В целом российское купечество не было монолитным, оно распадалось не только на внутренние групповые интересы экономического характера, но и на ряд более мелких групп, распределяющихся по принципу этнической принадлежности. Подобные отличия вынуждают рассматривать региональное купечество как профессиональную группу.

Определение «татарская» свидетельствует об обособленности, однако это даёт повод для рассмотрения их в качестве категории профессиональной группы, где доминирующим началом стала торговая деятельность. Татарское купечество - это не только лицо купеческого сословия, но и профессиональная группа, чья торговая специализация являлась доминирующим началом их деятельности.

Купец-предприниматель характеризуется в силу вышеназванных причин как член профессиональной группы. Узкая специализация - торговля, а также этно- конфессиональная принадлежность выделяют татарских купцов-предпринимателей из купеческого сословия в отдельную группу. Процесс политикоэкономической девальвации купеческого сословия в конце XIX-начале XX вв. вопреки политике русского самодержавия: занятие торговой и иной предпринимательской деятельностью, имело для них характер не только обогащения, но повышения уровня гражданских прав, обладания ими в полной мере.

Указанная специфика накладывала особый отпечаток на финансово-экономическое положение купцов и на их роль в торгово-промышленном развитии отдельных регионов. После реформы 1861 г. Россия, как известно, сложились более благоприятные условия для капиталистического развития. Буржуазные отношения активно проникали как в город, так и в деревню, захватывая все новые и новые территории. В орбиту капиталистических отношений втянулись и крестьянские хозяйства исследуемого района. Развитие буржуазных отношений проявлялось во всех отраслях народного хозяйства, во всех сферах крестьянской жизни.

Зарождалось татарское купечество в крестьянской массе. Крестьяне уходили в город, где занимались мелкой торговлей, не требующей разрешения, и, накопив необходимый капитал, брали свидетельство на занятие торговлей, которое означало, что они переходят в купеческое сословие. Большинство купцов имели крестьянские корни, а факт наследования торговых дел показывает наличие к 1917 году смены трёх поколений татарских купцов. Значительная часть купечества занималась торговым предпринимательством и лишь затем промышленным. В татарском купечестве преобладало торговое предпринимательство. Формирование татарского купечества со второй половины XIX века и до свержения самодержавного строя проходило в сложных условиях. Права и преимущества купечества не заключались в общепринятых гражданских свободах, а носили исключительный характер.

Картина дня

))}
Loading...
наверх