Свежие комментарии

  • Виктор Ямышев
    Ещё поменьше бы сделали и читайте люди!До чего же тупые!ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...
  • злодей злодейский
    нет ничего тупее чем натыкать сканов с книги.ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...
  • абрам вербин
    Можно покрупней сделать текст?ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...

Расплата. Белоруссия.

Расплата. Белоруссия.

Генералы вермахта, любимцы фюрера, хорошо обученные и подготовленные стратеги самой передовой по тем временам военной машины Европы "вдруг" оказались в плену у "недочеловеков".
       За преступления на земле Белоруссии двум десяткам исполнителей доктрины превосходства арийской расы, носившим генеральские погоны, довелось расплатиться собственной жизнью.
     Этапы лагерей Главного управления по делам военнопленных и интернированных ГУПВИ и Главного управления лагерей известного ГУЛАГА НКВД-МВД СССР оказались суровым моментом истины для ущербной нацистской психологии многих высших чинов германского генералитета.
     После капитуляции нацистской Германии в советском плену оказались 376 немецких и 12 австрийских генералов. На территории Беларуси в ходе грандиозной военной операции "Багратион" были пленены 22 немецких генерала. В дополнение к этим "лампасным" военнопленным еще 35 генералов были доставлены из других регионов в тюрьмы республики для судебного преследования.
     Первыми из двадцати двух плененных генералов стали командир 12-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Рудольф Бамлер и комендант Могилевского укрепрайона генерал-майор Готфрид Эрдмансдорф.
     Они сдались в плен советским войскам в Могилеве 28 июня 1944 года.

В этот же день под Борисовом попал в плен командир 95-й пехотной дивизии генерал-майор Герберт Михаэлис, а под Витебском - командир 206-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Альфонс Хиттер.
       Прославился на "генеральской охоте" армейский разведчик 464 артполка 164-й стрелковой дивизии Николай Якимов. "Трофеем" младшего лейтенанта стал командир 53-го армейского корпуса генерал пехоты Фриц Гольвитцер.


      Осознав бессмысленность сопротивления, сдались в плен военный комендант Бобруйска генерал-майор Адольф Хаман, командиры 6-й и 36-й пехотных дивизий генерал-лейтенант Ганс-Вальтер Гейне, генерал-майор Александр Конради, командир 35-го армейского корпуса генерал-лейтенант барон Курт-Юрген Хенинг фон Лютцов, командир 246-й пехотной дивизии генерал-майор Клаус Мюллер-Бюлов.
      Не удалось скрыться в слонимских лесах начальнику инженерных войск 9-й германской армии генерал-майору Аурелю Иоганну фон Шмидту.
        В лесу под Минском был захвачен командир 41-го танкового корпуса генерал-лейтенант Эдмунд Хофмайстер, через парламентариев сдался в плен командир 383-й пехотной дивизии генерал-майор Густав Гир. Впоследствии на территории Беларуси в плен сдались еще 8 генералов вермахта.
+++++++++++++++
        Может сложиться впечатление, что капитуляция высших чинов германской армии на белорусской территории проходила слишком буднично и почти бескровно - это далеко не так.
      К примеру, 6 июля 1944 года трехтысячная группировка немецких солдат и офицеров с остатками 78-й штурмовой дивизии(Sturm-Division), возглавляемая генерал-лейтенантом Гансом Траутом, предприняла отчаянную попытку прорыва через шоссе Минск-Могилев в районе деревень Ляды и Станево в направлении Руденска.
     Однако разбитая шквальным огнем советской артиллерии немецкая группировка во главе с Траутом сдалась на милость победителям.
       Неудачей завершилась попытка прорыва остатков 18-й моторизованной и 69-й пехотной дивизий в районе Минска, где угодил в плен генерал-майор Фридрих-Карл фон Штайнкеллер.
     В районе Самохваловичей вместе со штабом сдался в плен командир 27-го армейского корпуса генерал от инфантерии (пехоты) Пауль-Густав Фелькерс и командир 2-го армейского корпуса генерал-лейтенант Винценц Мюллер.
     Ожесточенно пытались вырваться из так называемого Минского котла генерал-майор Гюнтер Кламмт и кавалер 5 гитлеровских орденов генерал-лейтенант Вильгельм Окснер.
       Последним из 22 плененных в Беларуси генералов оказался командир 110-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Эберхард фон Куровски.
++++++++++++++++++
         Где же расплачивались за совершенные преступления высшие нацистские чины? - Для их содержания на территории Советского Союза были созданы специальные "генеральские" лагеря, правда, на территории Беларуссии их не было.
         Одним из самых известных был Лежневский лагерь в поселке Чернцы Ивановской области, где к началу лета 1944 года находился 21 немецкий генерал. Условия содержания генералитета были исключительно гуманными - с правом на переписку с родными и получением посылок по линии Красного Креста.
       Согласно приказу НКВД СССР № 00683, изданному в 1943 году, а также распоряжению МВД СССР № 256 от 5 октября 1946 года, для военнопленных генералов предусматривался нормированный суточный спецпаек. В него были включены мясо, сыр, рыба, масло, сахар, кофе, свежие овощи, т.е. те продукты, которые были зачастую недоступны нашим соотечественникам на освобожденных от врага территориях.
       Кроме того, генералы имели право на ежедневное получение 20 сигарет и спичек. Им также предлагались просмотр художественных фильмов, пользование библиотекой, занятие художественным творчеством.
++++++++++++++++++
        Однако такие райские кущи были уготованы далеко не всем нацистам. Ряд генералов, в том числе и высшие должностные лица дипломатических, полицейских и карательных органов Третьего рейха, вызывали особый интерес у советской армейской разведки СМЕРШ и службы госбезопасности.
      С момента пленения их как можно дольше удерживали в этих ведомствах без передачи в систему ГУПВИ. Задержанные СМЕРШЕМ нацисты, как правило, направлялись в тюрьмы НКГБ-МГБ.
        Существовало даже своеобразное соперничество между органами контрразведки НКГБ и ГУПВИ в стремлении заполучить наиболее именитых и осведомленных генералов.
      В большинстве случаев они добивались передачи высокопоставленных военнопленных в систему ГУПВИ, но некоторые так и не были переданы: к ним была применена высшая мера или они были отправлены для отбывания срока наказания в исправительные учреждения ГУЛАГА.
+++++++++++++++++++
     Судьба нацистских генералов, взятых в плен на территории Беларуси была следующей - эта категория лиц, как и все военнопленные, подлежала юрисдикции военных трибуналов - специальных судов, действовавших в Советской армии.
      Отличительной чертой этих судебных органов был, как правило, закрытый характер проводимых процессов, за исключением открытых, показательных.
    Первые судебные публичные процессы прошли еще в годы войны, в частности, в 1943году в Краснодаре, Краснодоне, Харькове и Смоленске. Затем были - Киев и Брянск, Минск и Гомель, Витебск и Бобруйск, другие города.
      Прокатившаяся по СССР волна показательных военных трибуналов над высшими чинами Третьего рейха стала олицетворением возмездия за зверства гитлеровских захватчиков на оккупированной территории.
+++++++++++++++++++
       Открытый судебный процесс в Беларуси по делу нацистов высшего ранга состоялся 15-29 января 1946 года в Минском окружном Доме офицеров.
     В эти дни на скамье военных преступников предстали бывший комендант Могилева генерал-майор Эрдмансдорф, генерал-лейтенант Иоган Рихерт, командир 286-й, а позднее 35-й пехотной дивизии, генерал-майор полиции, бригаденфюрер СС Эбергард Герф.
      По приговору суда военного трибунала Белорусского военного округа эти преступники при большом стечении народа были повешены на Минском ипподроме.
    Следует отметить, что годом ранее решением Военного трибунала Московского военного округа от 29 декабря 1945 года был повешен бывший комендант Орла, Брянска и Бобруйска генерал-майор Хаман.
     С 28 октября по 4 ноября 1947 года в помещении Бобруйского Дома офицеров в числе других военных преступников были осуждены генерал-лейтенанты Окснер и Траут, генерал-майоры Конради и Иоганн Тарбук.
     Представшие перед военным судом обвиняемые являлись активными участниками злодеяний, совершенных нацистскими оккупантами на территории Беларуси.
    К примеру, обвиняемый Окснер в октябре-ноябре 1943 года приказал сжигать по ходу отступления фашистов все населенные пункты. Перед лицом военного трибунала бывший командир 31-й пехотной дивизии Окснер признал, что уничтожение населенных пунктов на территории Беларуси было возведено им в ранг системы.
    Следует заметить, что нацистский преступник Окснер являлся одной из наиболее зловещих фигур на территории оккупированной Беларуси. К примеру, в декабре 1943 года он командовал группой войск, оборонявших подступы к Жлобину. За это время по его приказу все жители близлежащих деревень Мормаль, Братки, Красное, Дуброво были насильно отправлены в лагерь смерти Азаричи.
       Больные и престарелые жители деревни Мормаль, отказавшиеся от принудительной отправки в лагерь смерти, были согнаны в сарай и заживо сожжены. Отдельные сельчане пытались укрыться от неминуемой беды в заранее вырытых погребах и землянках, но по приказу Окснера такие убежища забрасывались гранатами.
     В апреле 1944 года Окснер организовал в деревне Медведовка Чаусского района специальный лагерь, где вместе со всеми жителями преднамеренно размещались тифозные больные. В итоге коварная эпидемия унесла жизни не одной тысячи мирных жителей.
     Постановлением Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний немецких оккупантов Окснер был занесен в списки военных преступников.
++++++++++++++++++
        Еще одна одиозная личность германского генералитета, бывший командир 78-й штурмовой дивизии Ганс Траут приказал своим подчиненным оставлять после себя безжизненную пустыню. В первый день отступления западнее Орла "штурмовики" Траута дотла сожгли 20 населенных пунктов.
     В ноябре 1943 года, заняв линию обороны в Оршанском укрепрайоне, Траут в нарушение международных конвенций приказал направить советских граждан на строительство укреплений переднего края обороны фашистов.
     С октября 1943-го по июнь 1944 года в распоряжении гитлеровского генерала имелось 7 рабочих батальонов из числа мирных граждан численностью 1 тысяча 200 человек. Причем 5 рабочих батальонов состояли исключительно из белорусских женщин.
        В 1943 году штаб 78-й штурмовой дивизии издал специальный приказ, согласно которому для разминирования шоссейных дорог в районе селений Глазуново и Мало-Архангельское были привлечены женщины и дети. На протяжении длительного времени подконвойные таскали по заминированным дорогам тяжелые бороны, нередко взлетая в воздух.
      На совести палача Траута не только тысячи невинных жертв из числа мирного населения, но и военнопленные красноармейцы. Многие знают из истории о мученической смерти военнопленного красноармейца Юрия Смирнова. Он был схвачен гитлеровцами 25 июня 1944 года в деревне Шалашино Витебской области.
        Во время допроса ему вбивали гвозди в ладони и другие части тела, тщетно пытаясь выведать месторасположение наступающих частей Красной армии. Озлобленные мужеством и непоколебимостью, гитлеровцы распяли русского военнопленного в штабном блиндаже. Впоследствии Юрию Смирнову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
      За чинимые злодеяния на советской земле постановлением Чрезвычайной государственной комиссии Траут также был занесен в списки военных преступников.
+++++++++++++++++++
       В декабре 1947 года трибунал войск МВД Белорусского военного округа в помещении Гомельского клуба железнодорожников в ходе открытых судебных заседаний рассмотрел уголовные дела генерал-лейтенанта Куровски, генерал-майора Кламмта, генерал-майора Куллмера, а также генерал-майора Кольсдорфера.
     В помещении Витебского городского театра перед трибуналом Прибалтийского военного округа в числе других обвиняемых предстали генерал пехоты Гольвитцер, генерал-лейтенант Хиттер и генерал-майор Мюллер-Бюлов.
     Одними из самых тяжелых обвинений, предъявленных этим и десяткам других генералов в ходе заседаний военных трибуналов, являлись уничтожение, а также издевательства над мирными гражданами.
       Взять хотя бы генерала пехоты Гольвитцера. Выполняя приказ командующего армейской группой "Центр" фельдмаршала Клюге, на строительство оборонительной линии "Пантера" от устья Припяти до Витебска (протяженность более 500 километров) Гольвитцер мобилизовал около 200 тысяч женщин, стариков и подростков.
     С целью форсирования строительства данного укрепления Гольвитцер на участке Гомель - Чаусы - Горки - Дубровно - Рудня создал специальные лагеря, в которых за колючей проволокой содержались мирные жители и военнопленные Красной армии. Люди работали по 10-15 часов в сутки, получая паек в размере 150 граммов хлеба и пол-литра жидкой баланды.
      Находясь на территории Витебщины, Гольвитцер дважды издавал приказы о принудительном угоне работоспособного населения на рабский труд в Германию. Согласно этим распоряжениям войска 53-го армейского корпуса с апреля по июнь 1944 года насильно угнали в Германию 4 тысячи 800 мирных граждан Витебщины.
       Гольвитцер отдавал подчиненным преступные приказы, обязывающие расстреливать советских граждан, сжигать населенные пункты, изымать домашний скот и продукты.
++++++++++++++++++
       В ходе судебных заседаний генералы Гольвитцер, Окснер, Траут, Конради, Тарбук, Куровски, Кламмт, Куллмер, Кольсдорфер, Хитер, Мюллер-Бюлов были признаны виновными в совершении тягчайших военных преступлений и приговорены к 25 годам лишения свободы с отбыванием срока наказания в особых лагерях МВД СССР.
++++++++++++++++++
        В отличие от открытых судебных процессов, закрытые заседания судов над военнопленными проводились в более упрощенной форме. Согласно совместному распоряжению МВД, министерства юстиции и прокуратуры СССР №739 от 24 ноября 1947 года военным прокурорам и председателям военных трибуналов войск МВД предписывалось дела на военнопленных рассматривать на закрытых судебных заседаниях по месту содержания преступников.
     Также предписывалось обвинение квалифицировать по части 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР с применением заключения в исправительно-трудовых лагерях сроком на 25 лет.
        Все дела должны были рассматриваться без участия сторон и без вызова свидетелей. Процессуальный порядок слушания в закрытых судах определялся военным прокурором после изучения материалов следствия по делу и утверждения обвинительного заключения.
     К примеру, в протоколе подготовительного заседания военного трибунала войск МВД по Минской области от 15 мая 1950 года по делу военнопленного генерал-майора Отто Иогана Зюйдова сказано: "дело заслушать в закрытом судебном заседании без участия представителей обвинения и защиты и без вызова свидетелей".
++++++++++++++++++
       Первые закрытые судебные процессы по делу пленных гитлеровских генералов состоялись в Беларуси во второй половине 1948 года. Перед судом военных трибуналов войск МВД Витебской, Гомельской, Минской и Полесской областей предстали генералы Герберт Михаэлис, Мориц фон Штраховиц, Эдмунд Хофмайстер, Роберт Шлютер и Густав Ломборд.
     В 1949 году еще ряд генералов был отправлен в белорусские тюрьмы для проведения следствия, среди них были Вернер фон Беркен, Герман Беттхен, Мартин Бибер, Готфрид Вебер, Иозеф Раух, Отто Шварц, Рудольф Шеренберг и ряд других генералов. Все они получили по 25 лет лагерей.
      Судебные процессы в отношении пленных немецких генералов не прекратились и в последующие годы. Наиболее интенсивно эта кампания была развернута после выхода секретного постановления Совета Министров СССР №1108-396 от 17 марта 1950 года "О привлечении к уголовной ответственности генералов бывшей германской армии".
    Белорусские военные трибуналы осудили в 1950 году 9 генералов, в числе которых были Оскар Аудерш, Густав Зис, Герман Хенле, Отто Зюйдов, Карл-Рихард Коссман и ряд других. Правосудие в отношении генералов вермахта вершилось не только по месту их пленения, к примеру, 5 генералов, взятых в плен на территории Беларуси, для проведения судебных процессов были переданы в другие регионы страны - они затем отбывали наказание в исправительно-трудовых лагерях Татарской АССР и Украины, Караганды и Воркуты.
+++++++++++++++++++
     Еще на одну особенность следует обратить внимание - до принятия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 года "Об отмене смертной казни" из уст военных судей нередко звучало слово "расстрел", но в структуре наказания высшая мера все же не преобладала.
     Ряд осужденных нацистов использовали свое право на обжалование приговора, имелись случаи обращения в Верховный Совет СССР о помиловании, но все эти обращения, как правило, оставались без удовлетворения.
+++++++++++++++++++
      Однако, как свидетельствуют факты, отдельные генералы вермахта так и не были преданы суду. Почему такое могло произойти? Скорее всего, избежавшие суда нацисты активно снабжали ценной информацией советские политические и разведывательные органы.
      К примеру, плененный начальник 3-го контрразведывательного отдела абвера генерал-лейтенант Рудольф Бамлер выступил в прессе с заявлением, что испанский диктатор Франко являлся агентом германской разведки.
        После содержания в лагерях ГУПВИ был репатриирован на родину в июле 1948 года генерал Шмидт, избежали судебного преследования генералы Мюллер и Бамлер. Они были отправлены в 1950 году в Германию.
+++++++++++++++++++
     Некоторым генералам вермахта и вовсе не было суждено увидеть родную землю. Первым из плененных на белорусской земле от кровоизлияния в мозг в 1948 году умер генерал Фелкерс. Его похоронили на кладбищенском участке лагеря военнопленных № 324 на городском кладбище в Иванове.
А покончившего с собой в гомельской тюрьме №1 генерала Энгеля захоронили на кладбище в Прудке.
       Три года спустя 20 февраля 1951 года в Свердловском лагере № 476 от паралича сердца умирает генерал-лейтенант Хофмайстер. Совсем немного не дожил до всеобщей репатриации немецких военнопленных генерал-майор Мюллер-Бюлов, скончавшийся 5 февраля 1954 года от сердечно-сосудистой недостаточности.
     Не вернулись в "фатерлянд" и 8 генералов вермахта, осужденных в Беларуси: Штраховиц, Куллмер, Шпехт, Зикст, Нихус, Рунге, Шендельфер и Ноак.
     Осужденные Окснер, Траут и Лютцов за время отбывания наказания успели поменять более десяти мест заключения в различных лагерях ГУПВИ, тюрьмах Бобруйска, Витебска, Гомеля, Могилева, Минска, Краснодара и других городов.   Значились они и среди пациентов спецгоспиталей МВД, где поправляли здоровье, пошатнувшееся от долгого сидения на нарах.
++++++++++++++++++++
      Безусловно, реакционная антисоветская настроенность присутствовала у многих пленных генералов. Однако чувство самосохранения вынудило их стать лояльными, как, например, генерала Гольвитцера, который всецело поддерживал активно сотрудничавшего с советскими властями фельдмаршала Фридриха Паулюса.
     Его линию поведения поддержали генералы Зикст и Конради, вместе с Гольвитцером высоко оценившие выступление Паулюса на заседании Международного военного трибунала в Нюрнберге.
       После доверительного разговора с Зикстом на спецобъекте № 35/В "Озеры" Паулюс дал согласие открыто выступить против Гитлера. За что другой их "лампасный" коллега генерал Фридрих Штайнкеллер обвинил Паулюса в низости и предательстве.
     В местах содержания военнопленных были отмечены факты вредительства и создания фашистских групп и организаций. Реакционная антисоветская группа из 48 человек была и в генеральской среде.
Члены группы высказывались о планах возрождения Германии и немецкой армии, необходимости наказания членов антифашистского национального комитета "Свободная Германия", организации борьбы против большевизации Германии.
     В числе активных заговорщиков фигурировали известные личности, такие, как генералы Штайнкеллер, Тровиц, Михаэлис, Конради и Хитер, что в итоге и сыграло определяющую роль в их дальнейшей судьбе.
+++++++++++++++++++++
       В апреле 1947 года в Москве состоялась конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании, на которой было принято решение о репатриации немецких военнопленных до 31 декабря 1948 года. Однако на практике репатриация затянулась до 1950 года, а для осужденных за политические или военные преступления - еще на 5 последующих лет.
      Из 357 зарегистрированных ГУПВИ генералов германской армии в августе 1948 года было репатриировано всего 7 (бывших членов национального комитета "Свободная Германия" и Союза немецких офицеров), 68 из них к этому времени были осуждены, 5 переданы в Польшу и Чехословакию, 26 умерли.
     Что касается оставшихся генералов, то только на 23 не имелось компрометирующих материалов, а оставшимся довелось еще не один год дожидаться решения своей участи.
Одна лишь цифра: летом 1950 года к судебной ответственности были привлечены 118 генералов немецкой армии.
     После переговоров в октябре 1955 года федерального канцлера Германии Конрада Аденауэра с Никитой Хрущевым и Николаем Булганиным об установлении дипломатических отношений с ФРГ репатриировали более 14 тысяч осужденных немецких военнопленных, среди которых были и генералы, оставившие кровавый след в судьбе многих поколений белорусов.
     Одними из последних в 1956 году были выдворены за пределы СССР немецкие генералы Курт фон Лютцов, Карл-Рихард Коссман и Герман Беттхен.
       Получив на дорогу приличный генеральский сухой паек (копченую колбасу, масло, консервы, сыр, икру и конфеты), а также новые драповые пальто, фетровые шляпы, костюмы, галстуки, сорочки и ботинки, репатриируемые через Брестский пересыльный лагерь навсегда покинули просторы, так и не покорившейся им Беларуси.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх