Греческие партизаны против гитлеровцев, британцев и их ставленников

 
С началом Второй мировой войны лишь некоторые государства Европы, подвергшиеся нападению гитлеровской Германии и ее союзников, смогли оказать фашистам достойное сопротивление. Причем, как правило, в этих странах сопротивление носило партизанский характер, так как регулярные вооруженные силы практически всех европейских государств многократно проигрывали вермахту в вооружении, оснащении, выучке и боевом духе. Одно из наиболее серьезных в истории Второй мировой войны партизанских движений сформировалось и развернуло боевые действия против итальянских и германских фашистов на территории Греции.
 

Между двумя войнами. Монархия и республика

 
В период между двумя мировыми войнами политическая ситуация в Греции не отличалась стабильностью. Как известно, Греция была монархией, где правила династия Глюксбургов. В 1922 г. на трон взошел Георг II — очередной представитель династии, однако в 1924 г. монархия в стране была свергнута в результате военного переворота, который возглавил популярный офицер, участник греко-турецкой войны Николаос Пластирас. Недовольство греков монархическим правлением обусловливалось многочисленными социально-экономическими трудностями, с которыми столкнулась страна после Первой мировой войны. В частности, был произведен знаменитый греко-турецкий обмен населением, в результате которого значительная часть мусульман — турок и исламизированных греков и болгар была переселена с территории Греции в Малую Азию, а из Турции в Грецию переселили почти полтора миллиона православных греков. Присутствие полутора миллионов беженцев из Турции отнюдь не способствовало решению экономических проблем и без того ослабленной греческой монархии. После того, как монархия была свергнута, Пластирас передал власть Национальному собранию. В Греции установился режим Второй республики, продлившийся более десяти лет. Однако республиканская форма правления также не принесла Греции избавления от экономических и социальных проблем. 

Спустя более чем десять лет после антимонархического переворота, 1 марта 1935 г., произошел новый военный переворот. Во главе него стоял генерал Георгиос Кондилис — министр вооруженных сил страны. Он вернул власть легитимному монарху Георгу II. Однако в 1936 г. Кондилис скоропостижно скончался от инфаркта и вся полнота реальной власти в стране перешла к премьер-министру страны генералу Иоаннису Метаксасу. 
Метаксас (1871-1941) был профессиональным военным, еще в 1913 г. возглавлявшим Генеральный штаб греческих вооруженных сил. В политическом отношении Метаксас симпатизировал фашистской Италии, поскольку видел в ее режиме единственную альтернативу растущим в Греции левым социалистическим и коммунистическим настроениям. При этом Метаксас прекрасно понимал, что растущие аппетиты итальянского фашизма представляют серьезную угрозу политическому суверенитету греческого государства. Ведь Италия претендовала на ведущую роль на Южных Балканах и стремилась подчинить своему влиянию не только Далмацию и Албанию, но и Грецию. 

Итало-греческая война

28 октября 1940 г. посол Италии в Греции Эммануэле Грацци предъявил премьер-министру Метаксасу ультиматум. В нем итальянское руководство требовало разрешения на ввод в Грецию итальянских войск и взятие под контроль стратегических точек и объектов страны. Ответ премьер-министра генерала Метаксаса был краток: «нет». В ответ Италия начала военное вторжение на территорию Греции. Бенито Муссолини, приступая к боевым действиям против греческого государства, рассчитывал на быстрое поражение греческой армии, тем более что итальянцами было подкуплено несколько греческих высших офицеров. Однако покорить Грецию оказалось не так и просто. Свободолюбивый греческий народ грудью встал на защиту своей родины от фашистских захватчиков. В Греции началась всеобщая мобилизация населения, а большинство греческих генералов и офицеров были преисполнены решимости защищать свою страну. Несмотря на то, что итальянские вооруженные силы многократно превосходили греческую армию, боевой дух эллинов сделал свое дело. 

Итальянские войска наступали в прибрежных районах Западной Македонии и Эпира силами 3-й альпийской дивизии «Джулия», насчитывавшей 11 тысяч военнослужащих. Против итальянской дивизии была брошена бригада под командованием полковника Давакиса, насчитывавшая всего лишь 2 тысячи солдат и офицеров. Тем не менее, несмотря на численное превосходство итальянцев, грекам удалось сдержать их наступление и перейти в контратаку. Греки выбили итальянцев с территории своей страны и продолжили боевые действия в соседней Албании. В марте 1941 г. итальянские войска на Балканах получили свежее подкрепление и попытались повторить попытку вторжения на территорию Греции. Однако греческие подразделения вновь нанесли итальянцам поражение и подошли к албанскому порту Влера. Для Европы 1940 г. успех греческой армии был парадоксален — до этого ни одной стране, подвергшейся нападению стран «оси» не удавалось отстоять свою независимость. Разгневанный Бенито Муссолини был вынужден обратиться за помощью к Адольфу Гитлеру. 

Вторжение вермахта

6 апреля 1941 г. Германия вмешалась в итало-греческую войну на стороне Италии. Подразделения вермахта вторглись в Грецию с территории Македонии. Ситуация осложнялась тем, что большая часть греческой армии — 15 пехотных дивизий, объединенных в армии «Эпир» и «Западная Македония», — находились в Албании, где были сосредоточены против итальянских войск. Вторжение немецкой армии с территории Болгарии поставило греческое командование в тупиковую ситуацию. Оперативно перебросить с западного фронта было можно не более шести пехотных дивизий. Хотя 5 марта 1941 г. в Греции стал высаживаться прибывший из Египта британский экспедиционный корпус, его сил также было недостаточно для организации полноценного сопротивления вермахту. В состав экспедиционного корпуса входили 2-я новозеландская и 6-я австралийская дивизии, английская 1-я бронетанковая бригада и 9 авиационных эскадрилий. Страны «оси» же сосредоточили против Греции свыше 80 дивизий — 32 немецкие, 40 итальянских и 8 венгерских. 

Через три дня после вторжения гитлеровцев, 9 апреля 1941 года, командующий британскими войсками генерал Вильсон принял решение об отступлении экспедиционного корпуса. Сопротивляться вермахту у греческих войск сил не было и 23 апреля 1941 г. в Салониках был подписан акт о капитуляции. С греческой стороны его подписал генерал Георгиос Цолакоглу, нарушивший приказ греческого главнокомандующего. В тот же день на остров Крит вылетел король Греции Георг II со своим правительством. Погрузка британских войск на корабли началась 25 апреля 1941 г. Под прикрытием 6 крейсеров и 19 эсминцев британских ВМС, на 11 транспортных судах, подразделения британского контингента отступали с территории Греции пять дней. 25 апреля подразделения вермахта вошли в Фивы, 26 апреля — в Коринф, а 27 апреля заняли Афины. В мае 1941 г. германские войска захватили остров Крит. 

Создание ЭАМ/ЭЛАС

Сопротивление германским и итальянским захватчикам после бегства короля и предательства значительной части генералитета и старшего офицерства возглавили греческие политические партии республиканской ориентации. 27 сентября 1941 г. коммунистическая, социалистическая, аграрная партии и Союз народной демократии объявили о создании ЭАМ — Национального освободительного фронта Греции. Фактически ЭАМ стал основной организационной структурой, объединившей все политические силы греческого общества, решившие подняться на борьбу с немецкими и итальянскими оккупантами. 

Греческие партизаны против гитлеровцев, британцев и их ставленников




Спустя три месяца после создания ЭАМ было создано военизированное крыло фронта — Народно-освободительная армия Греции (ЭЛАС). ЭАМ-ЭЛАС ставили своей основной целью объединение всех патриотических сил Греции, заинтересованных в освобождении страны от иностранных оккупантов. В начале 1942 г. первые отряды ЭЛАС приступили к боевым действиям против итальянских и немецких оккупантов. Во главе отрядов ЭЛАС стоял Арис Велухиотис (1905-1945). Этот бесстрашный человек с молодости участвовал в деятельности Коммунистической партии Греции, во время диктатуры генерала Метаксаса находился в заключении на острове Корфу. Как член ЦК Компартии Греции он был назначен главнокомандующим Народно-освободительной армии Греции и возглавлял ее в 1942-1944 гг. Именно под руководством Ариса ЭЛАС провела блестящие операции против оккупационных войск, в том числе и знаменитый взрыв моста Горгопотамоса. 

При этом деятельность ЭЛАС вызвала недовольство у греческого королевского правительства в изгнании, за спиной которого стояла Великобритания. Британское руководство опасалось, что ЭЛАС в случае победы приведет к власти в Греции коммунистов, поэтому видело в Народно-освободительной армии Греции едва ли не большую угрозу, чем в гитлеровцах и итальянских фашистах. В сентябре 1942 г. в Грецию были заброшены британские офицеры из Управления специальных операций, перед которыми ставилась задача по установлению контактов с представителями подполья и проведение операций саботажа. Под контролем британцев была создана роялистская антикоммунистическая организация партизан — Национально-республиканская греческая лига (ЭДЕС) под руководством Наполеона Зерваса. Однако силы ЭЛАС и ЭДЕС были несопоставимы, как и уровень их реальной активности. Поэтому британские офицеры, заброшенные в Грецию, были вынуждены выйти на связь с партизанами ЭЛАС и перейти к планированию совместных с ними операций. Взрыв моста Горгопотамоса был осуществлен как раз при совместном участии партизан ЭЛАС, ЭДЕС и британских диверсантов. Непосредственно в операции участвовали 150 бойцов ЭЛАС, 52 бойца ЭДЕС и 12 британских офицеров. В ночь на 25 ноября 1942 г. партизаны уничтожили итальянский гарнизон и взорвали мост через реку Горгопотамос. Благодаря этому диверсионному акту были нарушены поставки вооружения и амуниции войскам генерала Роммеля, сражавшимся в Северной Африке и зависимым от постоянных грузов, прибывавших из центра через Грецию. Однако участие в совместной операции не способствовало дальнейшему развитию сотрудничества между роялистами ЭДЕС и левыми ЭЛАС. 

ЭЛАС против роялистов и англичан

В конце 1942 г. начались вооруженные столкновения между двумя крупнейшими партизанскими армиями Греции. ЭЛАС в течение 1943 г. удалось поставить под свой контроль практически половину территории Греции. К октябрю 1944 г. подразделениям ЭЛАС удалось освободить почти всю страну, вызвав отступление частей вермахта, опасавшихся быть полностью отрезанными в результате продвижения советских войск на Балканах. К этому времени ЭЛАС была крупнейшей вооруженной организацией Греции и включала 119 тысяч офицеров, солдат, партизан и 6000 бойцов национальной милиции. Было сформировано десять дивизий ЭЛАС — 1-я Фессалийская, 2-я Аттическая, 3-я Пелопонесская, 6-я Македонская, 8-я Эпирская, 9-я, 10-я и 11-я Македонские, 13-я Румельская и 16-я Фессалийская. Каждая дивизия представляла собой стрелковое соединение общей численностью от 3 000 до 6 000 бойцов и командиров, вооруженных преимущественно стрелковым оружием. В состав ЭЛАС входила также Кавалерийская бригада, считавшаяся одним из наиболее боеспособных соединений Народно-освободительной армии. Кавалерийские отряды греческих партизан были организованы в горах Фессалии и прекрасно зарекомендовали себя в боевых действиях в горной местности. К 1944 г. кавалерийская бригада насчитывала 1100 бойцов и командиров, располагала 1000 лошадей, а также несколькими танками и бронеавтомобилями. 



Пока советская армия освобождала Югославию, британцы приступили к высадке десанта на территорию Греции. 4 октября 1944 г. были высажены первые подразделения британской армии. Целью высадки на территории Греции, где уже фактически было прекращено сопротивление вермахта, было недопущение вторжения в страну советских войск. Для англичан освобождение Греции частями и соединениями РККА было страшнее сохранения страны под властью гитлеровских оккупантов, так как Великобритания опасалась, что в случае установления в Греции просоветского режима все Балканы перейдут под полный контроль Сталина. Еще в апреле 1943 г. Великобритания начала оказывать всестороннюю помощь антикоммунистическим отрядам греческого Сопротивления. В октябре 1943 г. подразделения ЭДЕС сражались против коммунистических партизан в союзе с … коллаборационистскими войсками, подконтрольными гитлеровским оккупантам. Герман Нойбахер вспоминал, что британское военное командование даже пыталось уговорить гитлеровцев не отступать из Греции, а остаться здесь, чтобы продолжить борьбу с коммунистическими формированиями ЭЛАС. 

12 октября 1944 г. подразделения вермахта покинули Афины, а со Священной скалы Акрополя был спущен флаг гитлеровской Германии. 4 ноября 1944 г. Грецию покинули последние подразделения гитлеровской армии. В это время под контролем коммунистов из ЭЛАС находились 31,5 из 33 областей Греции. ЭДЕС контролировала лишь 1,5 области. Однако когда в Афинах появился генерал Скоби, он заявил требование о роспуске вооруженных подразделений ЭЛАС. Представители коммунистов отказались подписать декрет о роспуске ЭЛАС и вышли из состава правительства Греции. В Афинах состоялась огромная демонстрация против действий британского командования и подконтрольного им греческого правительства, собравшая 500 тысяч участников. На разгон демонстрации направили полицию, а 5 декабря 1944 г. в бой против ЭЛАС вступили подразделения британской армии. На протяжении месяца британские войска воевали против греческих коммунистов. И это в те дни, когда в Центральной Европе решалась судьба гитлеровской Германии, советские войска с кровопролитными боями освобождали города и села европейских государств. Однако разгромить ЭЛАС у англичан не получалось и британское командование приступило к дипломатическим «хитростям». 26 декабря в Афинах была созвана конференция, в которой приняли участие представители ЭЛАС и греческого правительства, подконтрольного британцам. На конференции председательствовал епископ Дамаскинос — ставленник британцев. Он был назначен регентом страны, и это несмотря на то, что в годы оккупации страны итальянцами и гитлеровцами, благословлял ставленников оккупантов — Цолакоглу и Раллиса. 

Премьер-министром создаваемого греческого правительства был назначен генерал Николас Пластирас — тот самый, который в 1924 г., двадцатью годами ранее, возглавил антимонархический военный переворот. Однако, несмотря на свои антимонархические и республиканские убеждения, генерал Пластирас был широко известен и как ярый противник Советского Союза и коммунистов, поэтому британцы и сделали на него ставку, поручив ему возглавить греческое правительство. Тем временем, пока ЭЛАС вела переговоры с представителями буржуазных сил, британские войска продолжали атаковать позиции коммунистов. Только с 3 декабря 1944 г. по 15 января 1945 г., в течение месяца и недели, британской авиацией было совершено 1665 вылетов над территорией Греции. Авиационными ударами были уничтожены 455 автомобилей, 4 артиллерийских орудия и 6 паровозов, принадлежавшие ЭЛАС. В конечном итоге, используя численное превосходство и превосходство в вооружении, британцы установили контроль над территорией Греции. В январе 1945 г. греческие партизаны из ЭЛАС были вынуждены согласиться с невыгодными условиями перемирия, выдвинутого греческим проанглийским правительством, а 12 февраля 1945 г. греческое правительство с одной стороны и руководство ЭЛАС и Коммунистической партии Греции с другой стороны, заключили в городе Варкиза мирное соглашение. В соответствии с данным соглашением, ЭЛАС распускалась, а ее бойцы подлежали демобилизации. 

Однако наиболее радикальные ветераны ЭЛАС, во главе которых стоял сам Арис Велухиотис — создатель и первый главнокомандующий Народно-освободительной армии Греции, отказались сложить оружие и продолжили вооруженное сопротивление против британских оккупантов и их сателлитов из греческого буржуазного правительства. Однако большинство коммунистических руководителей не приняло сторону Велухиотиса и бесстрашный партизанский командир лишь с немногочисленными сторонниками продолжал антибританское сопротивление. В июне 1945 г. отряд ЭЛАС под командованием Велухиотиса был разгромлен в районе Арты. Арису Велухиотису и его помощнику Дзавеласу отрубили головы и выставили их на площади города Трикала. Показательно, что в боях против ЭЛАС британцы и их союзники из греческого буржуазного правительства не гнушались использовать помощь остававшихся в Греции гитлеровцев и коллаборационистов. Как известно, одной из последних греческих территорий, освобожденных от гитлеровских войск, был остров Крит. Когда на Крите высадились британские десантники, они вступили в бой с местными формированиями ЭЛАС. Британцы запросили помощь у … 212-го танкового батальона вермахта, который находился на острове. Гитлеровцы не преминули прийти на помощь британцам и совместно с ними разгромили коммунистические подразделения ЭЛАС. 
В сентябре 1945 г. в Грецию вернулся король Георг II, рассчитывавший на беспрепятственное восстановление монархии в стране. Однако Георгу пришлось столкнуться с серьезным сопротивлением греческих партизан из ЭЛАС, отряды которых продолжали совершать рейды на греческую территорию из соседних Югославии и Албании, находившихся под контролем коммунистов. Главную роль в организации поддержки ЭЛАС играла Югославия, в которой коммунистические партизаны Иосифа Броз Тито все же смогли прийти к власти. Именно на территории Югославии действовали подпольные базы греческих партизан. Когда в ноябре 1944 г. член Политбюро ЦК Компартии Греции П. Русое встретился с И.Б. Тито, последний согласился оказать ЭЛАС военную помощь в случае конфликта с британцами. На территории Югославии была сформирована Македонская бригада, укомплектованная греческими беженцами. Именно ее Тито предполагал использовать в качестве основной военной поддержки ЭЛАС, поскольку выдвинуть собственные вооруженные силы на помощь греческим единомышленникам югославские коммунисты пока не могли — страна находилась в разрухе после гитлеровской оккупации и у Тито хватало своих проблем, не позволявших ему оказывать более существенную помощь греческим партизанам. 

12-15 февраля 1946 г. состоялся пленум ЦК Коммунистической партии Греции, на котором коммунистическое руководство приняло решение отказаться от участия в выборах и перейти к организации вооруженного сопротивления монархическому правительству и британским оккупантам. Генеральный секретарь компартии Н. Захариадис считал, что Советский Союз и народные демократии Восточной Европы помогут победе социалистической революции в Греции. В Белграде Захариадис встретился с Тито, а затем, в Крыму, — со Сталиным. Однако Сталин также не обладал ресурсами, позволяющими ему оказать существенную помощь греческим коммунистам, тем более, что между ним и Черчиллем существовала договоренность о разделе сфер влияния в оккупированной союзными войсками Европе. Поэтому советское руководство смогло предложить грекам только информационную и дипломатическую поддержку. И, тем не менее, несмотря на ограниченность ресурсов, греческие коммунисты вступили в неравное противостояние с королевским правительством, за спиной которого стояли Великобритания и США. 

Начало гражданской войны в Греции

Накануне выборов, которые были назначены на 31 марта 1946 г., вооруженный отряд греческих партизан под командованием Ипсиланти захватил селение Литохоро. Одновременно на западе Эгейской Македонии началось вооруженное восстание Национально-освободительного фронта славяно-македонцев, также выступавшего против монархического правительства. 3 июля боевики фронта предприняли вооруженное нападение на позиции греческой жандармерии у села Идомени. Отступив на югославскую территорию, партизаны собрались с силами и предприняли несколько новых рейдов. К концу лета 1946 г. Национально-освободительному фронту славяно-македонцев удалось поставить под свой контроль практически всю территорию Эгейской Македонии. Однако греческое население в большинстве своем было обеспокоено действиями фронта, поскольку видело в нем инструмент утверждения югославского влияния, угрожавшего территориальной целостности Греции (греки считали, что Тито собирается «отсечь» от страны районы, населенные славяно-македонцами). Поэтому руководство коммунистической партии, чтобы не растерять поддержку греческого населения, отказалось от какого-либо сотрудничества с Национально-освободительным фронтом славяно-македонцев. 



К августу 1946 г. в Македонии и Фессалии действовало около 4 тысяч коммунистических партизан. Партизанские отряды комплектовались за счет притока добровольцев из числа крестьянского населения горных районов. В свою очередь, правительство Греции располагало регулярной королевской армией численностью в 15 тысяч солдат и офицеров, и 22-тысячной национальной жандармерией. Однако многие военнослужащие армии и даже жандармы сочувствовали коммунистическим партизанам и, порой, даже переходили на их сторону, вливаясь в партизанские формирования со своим оружием. Северные районы Греции стали ареной ожесточенного противостояния правительственных войск и коммунистов, которых поддерживали соседние Югославия и Албания. 1 сентября 1946 г. в Совете Безопасности ООН выступил советский полпред Д.З. Мануильский, который высказался в защиту славяно-македонского населения Северной Греции. 4 сентября СССР заявил о своей поддержке Албании, которая в этот момент находилась под угрозой военного вторжения греческой королевской армии. Тем не менее, в сентябре — ноябре 1947 г. была принята резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, осуждавшая политику Албании, Болгарии и Югославии за поддержку «антиправительственных сил» в Греции. Тем временем, на территории Греции происходило укрепление партизанских отрядов коммунистической направленности. Была сформирована Демократическая армия Греции, ставшая преемницей ЭЛАС. Ее возглавил генерал Маркос Вафиадис — убежденный апологет продолжения партизанской войны против королевского правительства до полной победы. Демократическая армия Греции получала материально-техническую поддержку от соседней Югославии. Югославы поставляли греческим партизанам советское стрелковое оружие, минометы, огнеметы, артиллерийские орудия. На вооружении Демократической армии Греции оказались даже несколько сторожевых кораблей и подводная лодка итальянского производства, использовавшаяся для тайной доставки военных грузов на греческое побережье. Численность партизанской армии достигла отметки в 25 тысяч бойцов и командиров. 

Партизаны против проамериканского режима

Тактика греческих партизан в рассматриваемый период заключалась в совершении быстрых рейдов на сельские поселения, во время которых захватывалось продовольствие, разоружались и уничтожались гарнизоны правительственных войск и жандармерии, набирались добровольцы из числа крестьянского населения. Командование Демократической армии Греции было убеждено, что подобная тактика будет изматывать правительственные войска, распылять их силы по всей территории страны и, в конечном итоге, приведет к поражению королевского правительства. Но у «тактики изматывания» был и очевидный минус, а именно — снижение поддержки коммунистов со стороны крестьянского населения, которое несло многочисленные потери во время партизанских рейдов. Рейды совершались, как правило, в приграничных районах Греции, поскольку партизаны рассчитывали в случае неудачного нападения быстро отходить на албанскую или югославскую территорию. 



Во время операции по захвату городов Контса и Флорина греческие коммунисты рассчитывали освободить эти населенные пункты и создать освобожденную территорию, где должно было формироваться греческое коммунистическое правительство. Но выполнить поставленную задачу формированиям Демократической армии Греции не удалось, и партизаны были вынуждены отступить из захваченных городов. Помимо рейдов, партизаны прибегали к тактике диверсионной борьбы. Неоднократно партизанские диверсионные отряды совершали взрывы на участках железной дороги, соединявшей Афины и Салоники. Одновременно партизанские отряды, дислоцировавшиеся на территории Албании и Югославии, обстреливали греческие города и селения из артиллерийских орудий. В свою очередь, правительственные войска, опасаясь начала вооруженного конфликта с народными демократиями Югославии и Албании, не отвечали на эти обстрелы и не пытались преследовать партизан, отступавших на территорию сопредельных государств. 

В 1947 г. генсек КПГ Захариадис обратился к руководству Албании, Югославии и Советского Союза с просьбой об увеличении объемов военной помощи. Весной 1947 г. силы Демократической армии Греции возросли и ее позиции в стране значительно укрепились. Греческое королевское правительство, переориентировавшееся с Великобритании на США, также запрашивало у союзников помощь в борьбе против коммунистических партизан. Американское руководство видело в успешном подавлении греческих коммунистов залог постепенного вытеснения коммунистов и в других странах Восточной Европы. 23 декабря 1947 г. Коммунистическая партия Греции провозгласила создание Временного демократического правительства Свободной Греции, которое было активно поддержано югославским, болгарским и албанским руководством. Однако Советский Союз правительство греческих коммунистов не признал. Сталин не собирался ссориться с Великобританией и США, а также был недоволен затяжной гражданской войной в Греции, поскольку видел в ней фактор политической и экономической дестабилизации для всего Балканского полуострова. В феврале 1948 г., встречаясь с югославским руководством, Сталин потребовал как можно более быстрого сворачивания повстанческого движения в Греции. Но при этом прямого указания о прекращении партизанского сопротивления руководитель Советского Союза не дал. В связи с этим, югославские лидеры, встретившись и обсудив слова Сталина с лидерами греческих коммунистов, пришли к выводу, что отсутствие прямого приказа о прекращении сопротивления означает наличие возможности для его продолжения, просто СССР снимает с себя ответственность за поддержку греческих повстанцев. Демократическая армия Греции перешла к тактике захвата территорий на севере страны, где предполагала создать освобожденную территорию. Однако к этому времени, с помощью Великобритании и США, греческие правительственные войска значительно укрепились, получив новое вооружение и увеличив численность до 180 тысяч солдат и офицеров. Командование американской армии направило для помощи греческим правительственным войскам опытных военных советников. На помощь Греции в борьбе против коммунистических партизан расходовались колоссальные денежные средства. 



Разгром коммунистического движения

В начале 1948 г. греческие правительственные войска перешли к решительному наступлению на позиции партизан. В горных районах Греции происходили ожесточенные бои, однако специфика горной местности долго играла на руку партизанам. Горные селения в зимнее время становились фактически недоступными, поскольку дождь и снег размывали подъездные грунтовые дороги и делали невозможным движение автомобилей и бронированной техники. На зимнее время правительственные войска прекращали антипартизанские операции, так как их возможности становились равными и использовать свое превосходство в технике правительственные силы не могли. Когда США были поставлены в Грецию современные самолеты, греческие правительственные войска приступили к тактике нанесения авиационных ударов по партизанским базам. Одновременно падала поддержка коммунистов и со стороны местного населения. Дело в том, что крестьяне горных районов все в меньшей степени доверяли повстанцам, которые приносили одни проблемы для селений: после рейдов партизан в селах появлялись правительственные войска. Наибольшее возмущение крестьянского населения вызывала практика насильственной мобилизации сельских жителей, к которой перешло командование Демократической армии Греции. Причем партизаны насильно захватывали подростков 14-18 лет, которых затем перевозили в Албанию и Югославию на свои базы и затем бросали в бой против правительственных войск. Многие крестьяне, прежде сочувствовавшие коммунистам, стали помогать правительственным войскам и жандармерии в поиске партизанских отрядов и выявлении сторонников партизан среди сельского населения. Перестала приносить плоды и тактика молниеносных рейдов с территорий соседних государств, использовавшаяся партизанами на протяжении последних лет. 

В августе 1948 г. правительственные войска численностью в 40 тыс. солдат и офицеров окружили восьмитысячное партизанское соединение под командованием самого генерала Вафиадиса. Партизанам удалось прорваться из окружения лишь с большими потерями. В 1949 г. генерал Вафиадис был снят с поста командующего Демократической армии Греции, которую возглавил лично генсек Компартии Греции Захариадис. В отличие от Вафиадиса, настаивавшего на применении тактики «изматывающей» партизанской войны, Захариадис выступал за ведение классической войны силами крупных войсковых формирований. Однако эта точка зрения была в корне неправильной — партизанские отряды не были способны «лоб в лоб» выдерживать столкновения с правительственными войсками и достаточно легко уничтожались последними. Правительственные войска, тем временем, провели зачистку территории Пелопоннеса, где, по данным командования, размещались основные подпольные базы партизан и находились их многочисленные сторонники. 

К весне 1949 г. правительственным войскам удалось вытеснить партизан с Пелопоннеса, а затем уничтожить повстанческое движение в Центральной Греции. Вскоре правительственные войска окружили крупнейшую партизанскую базу в Витси. Командование Демократической армии Греции решило оборонять базу силами 7,5 тысяч партизан, однако это было ошибочным решением. Правительственные войска, превосходившие партизан по численности и вооружению, вытеснили последних с базы и практически уничтожили. Лишь разрозненным отрядам повстанцев удалось прорваться на территорию соседней Албании. 24 августа правительственные войска атаковали другую крупнейшую партизанскую базу Граммос, которая также была разгромлена. Фактически повстанческое движение в Греции потерпело сокрушительное поражение. Разгрому партизанского движения в стране способствовала и переориентация Югославии на сотрудничество с Западом, после чего в июне 1949 г. Тито отдал приказ о блокировании югославско-греческой границы, что лишало партизан возможности использования в своих целях югославской территории. Греческие коммунисты обвинили Тито в предательстве и сговоре с «монархо-фашистским» правительством Греции. С подобными обвинениями в адрес Югославии и ее лидера выступила и советская пресса. Однако, несмотря на информационную поддержку, дальше громких заявлений в адрес Тито, советское руководство не пошло. Серьезной ошибкой стало и заявление Компартии Греции о поддержке борьбы за создание Македонии и ее вхождение в состав «балканской федерации». Для большинства греков подобная политика ассоциировалась с разрушением территориальной целостности греческого государства, что также не способствовало укреплению позиций коммунистов в греческом обществе. В результате гражданской войны, продолжавшейся почти пять лет, погибло 12 777 солдат и офицеров правительственных войск, около 38 000 партизан, 4 124 мирных жителя были убиты партизанами. В плен попали 40 тысяч партизан Демократической армии Греции. Серьезнейший ущерб гражданская война нанесла и экономической инфраструктуре Греции. 

Политические последствия поражения греческих коммунистов Советский Союз «расхлебывал» весь послевоенный период своего существования. Греция оказалась форпостом американского влияния на Балканах и в Средиземноморском регионе, став активным членом НАТО. В своей внутренней политике Греция придерживалась стратегии жестокого подавления коммунистической оппозиции, став одним из самых жестоких антикоммунистических режимов послевоенной Европы. Греческим коммунистам приходилось действовать в подпольных условиях, нести тяжелые потери в результате массовых репрессий. Однако левое движение в Греции долгое время оставалось одним из сильнейших в Южной Европе, и именно этот фактор во многом стал одной из причин переворота «черных полковников».
Источник ➝

Янтарь, молоко и навоз: как лечились во Львове во время средневековых эпидемий

Эпидемии из-за инфекционных болезней были распространены на протяжении многих веков. Они зафиксированы еще в Библии.

То, что происходит сейчас в мире вследствие коронавируса, на фоне событий прошлых веков выглядит достаточно оптимистичным. Несмотря ни на что, основная рекомендация по поводу борьбы с болезнью как тогда, так и сейчас, не изменилась — полная изоляция от остального общества в собственных домах.

Янтарь, молоко и навоз: как лечились во Львове во время средневековых эпидемий, изображение №1

Сведения об эпидемиях и других инфекционных заболевания зафиксированы в городских документах, которые сохранились от XIV века в архиве города Львова.

Их собрал и обобщил известный львовский историк-архивист, который жил в XIX веке, Денис Зубрицкий. В «Хронике города Львова» он подытожил то, что удалось записать с архивных документов магистрата городп на протяжении многих веков. Об этом рассказал историк Иван Северянка.

«Зубрицкий описывает, что первая зафиксированная эпидемия была в начале XV века, в 1439 году. В книге написано: «В Польше был голод и мор, поэтому король с семьей и двором переехал на зиму во Львов». То есть конкретно во Львове именно в тот год эпидемии не было. Эпидемии чего именно — не указано, так как для тогдашних людей инфекционные болезни в целом сводились к определению — мор или поветрие. К ним относилась чума, холера, дизентерия и другие болезни», - рассказывает Иван Северянка.

Заболевания тогда распространялись очень быстро за счет антисанитарных условий. Большие города, где люди жили внутри стен, а именно таким городом был и Львов, приводили к большим скоплениям. В населенных пунктах хорошо не убирали, соответственно инфекция распространялась очень быстро.

Янтарь, молоко и навоз: как лечились во Львове во время средневековых эпидемий, изображение №2

«Что касается уборки, то в городе назначали специальных служащих, которые должны следить за уборкой. Ее качество зависело от того, насколько добросовестными были эти люди и насколько им хорошо платили. Если им не платили, они либо убирали, либо нет. Сознание людей была очень низким. Они выливали нечистоты или помои просто из окна на улицу.

А на улице шел так называемый риншток, в котором собирались сточные воды в канализацию. Во Львове были два больших канала. Как пишет Зубрицкий, это были два подземных хода высотой в человеческий рост. Там стекали дождевые воды и то, что выливали жители. А также там текла грязная вода Полтви. Часто жители выбрасывали в те рвы еще и дохлую скотину. Поэтому питьевая вода была некачественная и также усиливала вероятность инфекций », - рассказывает историк.

Рецепты борьбы с эпидемией в Средневековье

Как рассказывает историк, Львов был в довольно выигрышном положении по сравнению с другими городами региона, потому что здесь был высокий уровень образованности правящей верхушки. Все члены Львовского магистрата и городского суда, как правило, были докторами, имели ученые степени по медицине, теологии или праву, учились в европейских университетах. Из-за этого здесь было много медиков по специальности.

«У них к тому времени были прогрессивные представления, как бороться с болезнями. Однако в целом среди ремесленников и купцов уровень сознания и научных знаний был достаточно низкий. Люди боролись достаточно странными методами с заболеваниями.

Среди мещанства существовали необычные представления о том, как надо бороться с эпидемиями. Не карантином, а, например, отпугиванием болезни посредством сжигания навоза. Считали, что если запахом сожженного навоза подкурить камяницу (дом), можно отпугнуть заболевание. Часто с той же целью — отпугнуть болезнь — вывешивали черепа крупных животных. Лошадиные или коровьи черепа подвешивали на цепях, чтобы они качались. Считалось, что тогда болезнь боялась зайти в помещение.

Еще один странный метод — закопаться в навоз по шею.

Аптекари же продавали как лекарство от эпидемии янтарь, растворенный в молоке. Они выдавали это за лекарство. Как это выглядело, неизвестно, потому что, наверное, невозможно растворить янтарь в молоке.

На самом деле лекарств тогда от инфекционных болезней практически не было и врачи пытались вводить карантин », - рассказывает Северянка.

Как в старом Львове внедряли чрезвычайное положение?

Исследователь Львова Илько Лемко в своей книге «Любовь и смерть» описывает тогдашний город во время эпидемии, а в частности, как происходили карантинные мероприятия в городе: «Мор хуже татарина, говорили львовяне, потому что татарина видно, а зараза невидима. Львовская городская власть, обученная последними эпидемиями, сразу начала принимать решительные меры для предотвращения мора и борьбы с ним. Объявлялось состояние «воздушной тревоги» и решительно наказывались все проявления паники. Едва слухи о море достигали Львова, магистрат распоряжался по поводу пургации (чистки) города ...

Все подъезды к городу перекрывались, у Галицкой и Краковской брам и Иезуитской калитки стояла карантинная сторожа и никого из чужих в город не пускали».

Очень похоже все происходит во Львове и в настоящее время — так же, как и несколько веков назад. Дают указания мыть тротуары, запрещают проводить массовые собрания, советуют не поддаваться панике. Средневековые антиэпидемиологические мероприятия в книге Лемко описываются так: «Обязательно надо закрыть все школы и максимально ограничить торговлю, - продолжал дальше бургомистр, - я дам приказ отменить все ярмарочные дни и прикажу торговать только продовольствием и всем необходимым после тщательной проверки. Также желательно запретить цеховые собрания, всевозможные забавы, торговлю изношенными вещами, среди которых могут быть вещи умерших. Зараженных больных надо немедленно направлять в госпиталь святого Станислава, их одежду обязательно сжигать, а умерших нищих прятать за счет города. Надо, чтобы Ципак следил за тем, чтобы на улицах и площадях города не скапливалось много людей, и вылавливали всевозможных безумных и паникеров. В случае, если станут известны отдельные зараженные участки, окопать их окопами и перекопать к ним все дороги.

— На всех брамах домов завтра утром, - добавил староста, - прибить распоряжение магистрата о мерах против мора. Надо призывать людей не контактировать с незнакомцами, не принимать на работу новую челядь и новых братьев или сестер в монастыри. Потому, помните, в прошлый раз мор начался из-за Сидляра из Перемышля, а годом ранее из-за служанки из Сыхова, болезнь которой сначала скрыл ее хозяин. Городской суд должен приостановить рассмотрение всех дел, и только нотариусы должны продолжать оформлять завещания, но исключительно для смертельно больных.

— И наконец, - заключил перечень мероприятий бургомистр, - рекомендовать не посещать бани и не ходить в костелы, церкви и синагоги... ».

Янтарь, молоко и навоз: как лечились во Львове во время средневековых эпидемий, изображение №3

То, что болезнь передавалась в том числе и от духовников, подтверждает и историк Иван Северянка.

«Очень четко зафиксированы в источниках примеры занесения заразы извне. Описание этой болезни оставил Ян Алембек (Иоганн Альнпек) — городской райца, затем бургомистр Львова, человек, который характеризовался высокой образованностью.

Алембек описывает 1623 год, когда монах ордена кармелитов привез мор из Кракова. 15 монахов из монастыря заразились и впоследствии умерли, а из монастыря инфекция распространилась на весь город. Тогда останавливалась работа целого города и горсовета. Алембек так описывает тогдашние события:

«Прекратилась всякая торговля и ремесла, деятельность судов, оборвались все социальные связи. Богатые и все кто только мог, бежали из зараженного города, ища убежища от эпидемии по селам».

Поскольку все члены городского управления бежали или вымерли, власть сосредоточивалась в руках одного человека, бургомистра города Мартина Кампиана. Он остался сознательно, чтобы сохранить в городе хоть какой-то порядок.

В том году жертвами эпидемии стало 20 000 человек во Львове и близлежащих селах », - рассказывает Иван Северянка.

Янтарь, молоко и навоз: как лечились во Львове во время средневековых эпидемий, изображение №4

Кроме страшной эпидемии, в город того года ворвались еще и татары, забрали ясырь, захватив в плен мирных жителей, и опустошили окрестности Львова. Еще одна беда, которая тогда накрыла Львов — пожар, который уничтожил Краковское предместье, где сгорели сотни домов.

«Тогда господствовало мнение, что переносит заразу собственно сам человек. Львовяне еще не знали, что основными переносчиками инфекции являются насекомые, черви, крысы и мыши, - пишет Илья Лемко. — Кто-то распространял слухи, что заразу переносят домашние животные, и тогда от рук хозяев погибало много домашних любимцев — кошек и собак.

Затем во Львове появлялось все больше дворов, забитых досками, и таким образом обозначенных знаком смерти. Люди бежали из города в леса и поля, там умирали, а дикий зверь, поощряемый большим количеством трупов и пустотой дорог и пригородных окрестностей, двигался под стены города. Жители пригородов бросали поля и огороды, прекращалась торговля, обрывались коммуникации с миром, путники, ехавшие неделями и месяцами до желаемой цели, оставались голодные посреди чистого поля, потому что даже придорожные корчмы и шинки запирали. Мародеры грабили дома умерших от заразы».

Эпидемии новых времен

Впечатляющие эпидемии описаны и во времена осады Львова войсками Хмельницкого. Так регент Львова Андрей Чехович, также медик по образованию, пишет: «Бедные люди поддерживали жизнь разве что яблоком и сельдью, а жажду утоляли водой смешанной с грязью, потому что не хватало чистой воды. Через потребления таких продуктов и напитков среди людей начались бесчисленные болезни. Голод многих довел до смерти — к этому добавлялось бесплодие, лихорадка, горячка, дизентерия, которые ничем не удавалось остановить и которые не покидали больных до самой могилы. Весь город — улицы, рынки, кладбище, а особенно место у Катедры, превратились в госпиталя. Нельзя было увидеть ни одного уголка, свободного от больных и невыносимой вони. Этот город не был в таком состоянии и никогда еще не испытывал такого тяжкого гнета и уничтожения граждан. Собрались все несчастья и ударили с такой силой, что казалось их могло быть больше ». Так автор описывает 1648 год.

Аналогичной была ситуация после ухода шведов из Львова 1704 года. Зубрицкий пишет, что после их отступления распространилась эпидемия. Продолжался мор тогда два года.

Эпидемии во Львове были большой бедой, и к ним часто присоединялись войны, голод, нехватка продовольствия, вражеские нападения с разных сторон и неурожаи.

В течение последних двух столетий они были уже не такими частыми — наука ушла вперед, и люди научились сопротивляться инфекциям. Но не всегда. Например, во время эпидемии холеры, которая была в 1830-1831 лет в Галичине умерло почти 35 000 человек. В самом Львове умерла половина из тех, кто заболел. Не обошла Львов и «испанка». В течение 1918-1920 годов грипп унес жизни нескольких сотен жителей города. А это больше, чем погибло от украинского-польского вооруженного противостояния, длившегося в городе в то же время.

Татьяна Яворская

Картина дня

))}
Loading...
наверх