О генетической истории викингов

 

Драккар - корабль викингов. Источник: http://likeni.me/drakkar-unikalnyj-korabl-vikingov/
 
 

Исследование 442 древних геномов позволило генетически охарактеризовать население Скандинавии эпохи викингов. Показано, что викинги не были генетически однородными, а их генетическое разнообразие зависело от региона происхождения – Норвегии, Швеции, Дании. Не все викинги были исключительно скандинавского происхождения – в их геномах выявлены компоненты, полученные из других частей Европы. Получены генетические свидетельства миграций викингов: на Британские острова, в Исландию, Гренландии, на Балтику и далее на юг, вплоть до Причерноморья.

Генетически описаны участники одного военного похода викингов по захоронению в Сальме (Эстония), оказалось, что среди них было много родственников.

 

Масштабное генетическое исследование эпохи викингов проведено силами большого международного коллектива, статья которого опубликована на сайте препринтов. В этой работе изучено рекордное число древних геномов – от 442 индивидов, собранных с обширной территории, от Скандинавии до Польши, России и Украины, среди ее участников есть и российские специалисты. Руководитель исследования и ведущий автор статьи – Эске Виллерслев, палеогенетик из Копенгагенского университета, Дания.

Эпоха викингов охватывает период раннего средневековья от 750 до 1050 н.э. Эти скандинавские мореплаватели совершали длительные походы как с военными, так и с торговыми целями, основывали временные поселения по берегам Северной Атлантики. В течение короткого времени они достигли большей части Западной Европы, Гренландии и Северной Америки и оставили значительный след в социально-экономическом и культурном укладе Европы. На освоенные ими территории викинги приносили новые технологии, язык, культуру и обычаи. В процессе они и сами изменялись — развивали новые социально-политические структуры, ассимилировали местную культуру, в частности, принимали христианскую веру.

Об эпохе викингов известно по археологическим данным и исторически м источникам, в то же время генетическая история их до сих пор не реконструирована. Оставалось неясным, были ли скандинавские викинги генетически однородными или различными; смешивались ли они с местным населением, и существовали ли обратные генетические потоки в Скандинавию.

Используя возможности палеогеномики, исследователи секвенировали 442 древних генома с территории Европы и Гренландии, охватив период от бронзового века (2400 до н.э.) до средних веков (1600 н.э.), включающий эпоху викингов. Среди них были индивиды бронзового века (n=2) и железного века (n=10) из Скандинавии; представители ранней эпохи викингов из Эстонии (n=34), Дании (n=6) и Швеции (n=3); жители скандинавских поселений в Гренландии (n=23); индивиды эпохи викингов с территории Дании (n=78), Фарерских островов (n=1), Исландии (n=17), Ирландии (n=4), Норвегии (n=29), Польши (n=8), России (n=33), Швеции (n=118), Великобритании (n=42), Украины (n=3); индивиды периода средних веков с Фарерских островов (n=16), из Италии (n=5), Норвегии (n=7), Польши (n=2) и Украины (n=1). В анализ были включены также опубликованные геномы викингов из Швеции (n=21).

 

new-4

Карта «мира викингов» 8-11 веков н.э. Значки разных цветов обозначают временные периоды от бронзового века до средних веков. Бронзовый век (темно-зеленый цвет) – 2500-900 до н.э.; железный век (светло-зеленый цвет) – 900-700 до н.э.; ранняя эпоха викингов (желтый цвет) – 700-800 н.э.; эпоха викингов (бежевый цвет) – 800-1100 н.э.; средние века (красный цвет) – 1100-1600 н.э. Включены образцы, изученные в данной работе (442) и ранее опубликованные (21). Внизу перечислены группы изученных образцов с указанием страны, где они были собраны. Красным фоном обозначен регион происхождения викингов, синим — колонии поселений викингов, зеленым — пути миграций.

 

Генетический портрет викингов

Прежде всего, исследование показало, что население Скандинавии эпохи викингов генетически происходит из смешения трех источников: мезолитических охотников-собирателей, неолитических земледельцев и степных скотоводов бронзового века. По результатам многомерного шкалирования (MDS) и анализа Admixture большинство изученных геномов вошли в широкий кластер популяций европейского бронзового века и железного века.

В пределах Скандинавии индивиды эпохи викингов были генетически неоднородны. Исследователи выделили три группы, соответствующие своему географическому положению: викинги из Дании, Швеции и Норвегии. Шведские викинги оказались более генетически разнообразны, чем норвежские и датские.

Применив метод ChromoPainter, авторы выделили у всех изученных индивидов четыре генетических компонента, условно назвав их «датский», «шведский», «норвежский» и компонент с Британских островов, также названный североатлантическим. Последний, по мнению авторов, может происходить от кельтов, которые оккупировали Британские острова и затем переместились в Скандинавию. Высокий уровень норвежского и шведского компонентов обнаружен у викингов Норвегии и Швеции, соответственно, в то время как датский и североатлантический компоненты были распространены во всех группах. Авторы делают вывод, что генетические потоки в пределах Скандинавии, по-видимому, были направлен к северу, от есть, от Дании к Швеции и Норвегии. Найдены два исключения – два индивида эпохи викингов с севера Норвегии, которые оказались генетически близки к саамам.

В большинстве групп эпохи викингов отмечено высокое генетическое (нуклеотидное) разнообразие, превышающее таковое в популяциях неолита или бронзового века и лишь немногим меньше разнообразия индивидов железного века с Британских островов. Самое высокое генетическое разнообразие найдено в Дании и в Швеции (Готланд и Оланд) на втором месте был датский остров Лангеланд. Авторы предположили, что эти регионы могли в то время быть основными центрами торговых и иных контактов.

Таким образом, данные говорят о том, что население Скандинавии эпохи викингов было генетически неоднородным. Судя по всему, отдельные группы скандинавских викингов не были связаны между собой до такой степени, как это предполагалось ранее, а число связующих разные регионы полуострова морских путей было ограниченным.

Авторы также нашли заметное количество генетических компонентов нескандинавской природы у датских, норвежских и шведских викингов, большей частью финского и балтского компонентов, а на западе – британского и даже южноевропейского компонента. Они расценивают это как свидетельство обратного потока европейских генов в Скандинавию.

 

new-5

Разнообразие изученных древних геномов на графике многомерного шкалирования. Древние образцы указаны крупными цветными значками, современные – мелкими значками.

 

О миграциях викингов

Викинги владели развитыми технологиями судостроения. Суда они использовали не только для торговли с Западной и Восточной Европой, но также для достижения новых земель. По историческим и археологическим данным известно, что викинги присутствовали как в Западной, так и в Восточной Европе, достигли причерноморских степей и Ближнего Востока. По-видимому, миграции на запад совершали в основном норвежские и датские викинги, а миграции на восток — шведские викинги, используя речные системы и сухопутные караванные пути. Шведские викинги («русь»), как считается, участвовали в формировании Древнерусского государства.

На юго-западе Гренландии от 980 до 1440 н.э.  существовали скандинавские поселения. Вероятно, они были основаны исландскими викингами, которые основали здесь колонию в конце 9 века н.э. Около 1000 лет н.э. они также достигли Лабрадора и Северной Америки, хотя не основали там постоянных поселений. Судьба гренландских викингов остается дискуссионной, возможно их поселения пришли в упадок под действием социально-экономических процессов в Европе и изменения климата.

В геномах жителей скандинавских поселений в Гренландии авторы обнаружили смешение скандинавов (преимущественно из Норвегии) и компонента с Британских островов. Найдено их генетическое сходство с  древними жителями Исландии, что подтверждает гипотезу о связях гренландской древненорвежской культуры  и исландских викингов.

В работе генетически изучены останки викингов из поселения Сальме, в Эстонии, где захоронены погибшие шведские воины (41 человек), вместе с двумя кораблями и оружием, которое указывало на их высокий социальный статус. Это наиболее полно археологически описанный военный поход викингов. Генетики изучили 34 индивида из захоронения на поиск родственных связей и нашли среди них четырех братьев и родственника 3-й степени одного из братьев. Кроме того, у всех людей из захоронения оказались очень сходные генетические профили предков по сравнению с таковыми из других захоронений викингов. Можно сделать вывод, что этот поход был организован группой высокостатусных родственникамов. Изотопный анализ показал, что они происходят из региона Маларен в Восточной Швеции. Интересно, что среди других индивидов эпохи викингов из разных географических точек обнаружено несколько пар родственников. Такое географически дальнее родство говорит о высокой индивидуальной мобильности викингов.

 

О фенотипе викингов

Исследовав аллели, связанные с пигментацией глаз и волос, авторы убедились в том, что их частота в геномах эпохи викингов очень сходна с таковой у современных скандинавов. Так что, по-видимому, древние скандинавы по внешности не сильно отличались от современных. Тем не менее, разнообразие было достаточным, так что нельзя однозначно говорить о «фенотипе викинга»: среди них были не только светловолосые и светлоглазые, но и темноволосые и темноглазые.

 

Генетический след викингов в современных популяциях

В какой степени современные жители скандинавских стран могут считать себя потомками викингов? Для ответа на этот вопрос авторы использовали анализ общих аллелей в древних и современных геномах. Они нашли соответствие генофондов современных популяций в Скандинавии и разных групп викингов. Так, «норвежский» генетический компонент викингов присутствует у 45-65% современных норвежцев, «шведский» компонент викингов – у 15-30% современных шведов. Что касается «датского» компонента викингов, то он распределен по современному населению всей Скандинавии.

За пределами Скандинавии генетические следы викингов также встречаются, хотя и ограничено. Небольшая часть (5%) имеется в Польше и на юге Европы. На Британских островах норвежский компонент викингов составляет 4%, датский компонент выражен в Шотландии и Ирландии. Это говорит о том, что викинги частично ассимилировались местным населением.

 

Итак, проведенный геномный анализ добавил важные детали к картине эпохи викингов, которая складывалась по археологическим и историческим источникам. Исследование показало, что викинги не были полным продолжением населения Скандинавии железного века, поскольку впитали в себя обратные генетические потоки из разных частей Европы на полуостров. Показано, что викинги были генетически структурированы в зависимости от географического происхождения. Получены доказательства миграций викингов на большие расстояния от Скандинавии: датские викинги ходили на Британские острова, норвежские викинги достигали Ирландии, Исландии и Гренландии, шведские викинги плавали на восток к Балтике и далее продвигались по рекам к югу, вплоть до Причерноморья.

Исследование опровергло представление о том, что все викинги были только скандинавского происхождения. Показано, что многие индивиды имели значительный генетический компонент нескандинавской природы из разных частей Европы. Это указывает на обратный поток генов в Скандинавию, а также говорит о том, что викинги контактировали с местным населением: вероятно, брали в жены местных женщин и, возможно, рекрутировали в свои ряды местных мужчин.

текст Надежды Маркиной

 

Источник:

Ashot Margaryan, Daniel Lawson, Martin Sikora et al. Population genomics 1 of the Viking world // bioRxiv preprint first posted online Jul. 17, 2019; doi: http://dx.doi.org/10.1101/703405.

Источник ➝

О сомнительном участии древнерусских священников в боевых действиях

Сейчас в интернете активно распространяется интересная статья о месте и роли духовенства в средневековой Руси (Грачёв А.Ю. К вопросу о роли и месте духовенства в военной организации Древней Руси // Псковский военно-исторический вестник. 2015. № 1. С. 43-47). Пожалуй ключевой темой статьи (отразившейся даже в названии) является участие древнерусского духовенства в боевых действиях.

В принципе эта проблема рассматривалась еще в нулевых годах в работе А.Е. Мусина и монографии О.В. Кузьминой. Более того, нетрудно заметить, что автор данной статьи практически дублирует соответствующий кусок книги последней (Кузьмина О.

В. Республика Святой Софии. М., 2008. C. 70-71), приводя абсолютно те же самые аргументы в пользу участия попов в сражениях. Однако, из приведенных в этих работах свидетельств источников только 2 однозначно сообщают об участии попов в боевых действиях. Это вопрошание сарайского епископа Феогноста в конце XIII в., простится ли попу убийство на войне, из которого как раз напрашивается вывод, что попы не регулярно участвовали в сражениях. Иначе такие вопросы не были бы актуальны - на них бы знали ответ.

Второй пример касается Псковской земли и относится к XIV cт. Изборский поп Руда во время обороны города от ливонцев бросил "вся оружие" и бежал в Псков. Таким образом, можно сделать однозначный вывод, что иногда древнеруские священники участвовали в сражениях. Но судя по всему это не было регулярным явлением, если уж сам епископ не знал, простительно ли им убивать на войне, или нет.

При этом даже если священник сопровождал войско именно как священник - на войне он тоже рискует жизнью. Не исключено что именно такой поп из Русы находившийся в рушанском войске, и погиб на войне с литовцвми в 1234 г. Не исключено что именно из этих соображений псковские попы в XV в. не хотели быть мобилизованными на войну - даже в качестве войсковых священнослужителей все равно рисковали головой. Интересно что когда они нашли в трудах святых отцов запрет на мобилизацию с церковных земель, псковичи "не взяша с них ничего в помочь". То есть, вероятно, и что-то неодушевленное, что тоже не решились брать с церковных владений.

Если бы эта статья вышла в нулевых годах, все это было бы интересно. А теперь она мало того что не оригинальна, так уже и не актуальна. Сейчас специалистам давно известно, что попы иногда в битвах участвовали. Теперь надо бы не столько задаваться целью создать очередную яркую концепцию, а спокойно отделить зерна от плевел, выявив те свидетельства источников, которые однозначно сообщают о непосредственном участии священников в боях, и задаться вопросом, можно ли говорить о том, что оно носило регулярный характер. Что, собственно говоря, я и попытался сделать в настоящей заметке.

Еще автор пишет об особых дружинных попах (в чем, по сути, и заключается фактически вся новизна статьи). Где же он их находит? В двух свидетельствах об участии священников в походах дружинников и одном свидетельстве как князь, получив отказ от новгородского владыки повенчать его с участием новгородских попов, пошел к себе на княжий двор и там его с его избранницей повенчали "свои" - КНЯЖЕСКИЕ попы в расположенном на княжеском дворе Никольском храме (нын. Николо-Дворищенский собор). Понятно, что у князя в его владениях были свои попы, которые больше подчинялись ему, чем городскому архиерею. Но при чем здесь "особое" дружинное духовенство?! Печально, что автор, рассуждая о дружине, опирается исключительно на старую монографию А.А. Горского, игнорируя новейшее фундаментальное исследование П.С. Стефановича.

Еще автор делает ответственное заявление, что на Руси духовенство в домосковский период не выделилось в отдельное сословие всего лишь на том основании, что священникам не полагалось давать сан, пока не выкупятся из холопства Но специалистам по средневековой Руси известно, что в холопство попадали люди разного социального статуса и иногда выкупались.
Напротив, на основе новгородского материала можно сделать обратный вывод, что духовенство в домосковский период представляло собой отдельную социальную группу, сильно отличавшуюся по своему положению от мирян.

В Новгородской судной грамоте в отличии от светских страт оно не входило в политическую общность "Великий Новгород" и неоднократно противопоставлялось в новгородском летописании "новгородцам" и "всему Новгороду" (Несин М.А. Первая монография о новгородском вече // Valla. 2016. № 2(3). С. 103) Новгородские источники не очень регулярно фиксируют участие игуменов, попов, клирошан в общественной жизни - разве что при выборе кандидатуры нового владыку или при встрече приезжавших в город архиереев. Существует точка зрения, согласно которой в вечевых актах духовенство незримо сливалось в зависимости от чинов с разными социальными светскими группами. Но пока что она не доказана. Как и мнение о непосредственном участии новгородского духовенства в вечевых собраниях (Несин М.А. Архимандриты вечевого Новгорода // Novogardia. 2019. № 4. С. 93-94)

В целом, создается впечатление, что статья отстала лет на 5-10. Я понимаю, что сейчас борьба со стереотипами -дело святое, и она нередко превращается в самоцель. Но все же стоит учесть, что с перестройки прошло целое поколение и историческая наука нуждается сейчас уже не столько в ярких сенсационных концепциях и борьбой со старыми взглядами, сколько с комплексном, взвешенном и обстоятельном исследовании древнерусских реалий....

Несин М.А.

Популярное в

))}
Loading...
наверх