Свежие комментарии

  • Михаил Ачаев
    Не было тогда всемирной китайской фабрики, всё стоило дорого.Сколько будет сто...
  • Никифор
    А если бы ледяной щит закрыл бы переход то к прибытию Колумба в Новом свете могло и не быть людей..Про океанцев держа...Заселение Северно...
  • Никифор
    https://www.youtube.com/watch?v=SMNvqYhnckg РС 239 Заселение Северной Евразии Сергей Васильев в «Родине слонов»Заселение Северно...

В начале были Ведомости

В начале было Слово…

Евангелие от Иоанна

Предыстория к нашей истории

Строго по научному, журналистика – это сбор и распространение новостей (добавлю от себя: новостей, как правило, скоропортящихся).  Из этого можно сделать вывод, что сей род человеческой деятельности возник в современном понятии и расцвёл с появлением бумаги и печатного станка, обрёл новые формы, когда появилось радио и телевидение.  Само название одного из видов печатного периодического издания – журнал – подтверждает. Ибо на французском языке journal значит подённая записка. Если листы с такими записками не сшивать, а вкладывать один в другой или обойтись для лаконичной передачи новостей вообще одним листом, то, понятно,  экземпляр подённой записки обойдётся  любознательному покупателю значительно дешевле.  Например, в Венеции  XVI-XVII веков за него отдавали мелкую монету, которая называлась   gazzetta.  «Газетта, газетта!», - кричали мальчишки, бегая по площади Сан Марка и размахивая печатными листами.  Со временем о  кружочке из низкопробного серебра забыли, а название оцененного им товара разошлось по всему миру – газета.

А как обстояло дело с журналистикой до Гуттенберга? На Древнем Востоке, в Элладе капитальные, рассчитанные на «вечность» государственные постановления, вырезались на камне (Законы Хаммурапи, Солона, Ликурга и т.

п.).  Оповещение публики о делах преходящих, но по той или иной причине в данное время важных, производили  от имени правящих лиц официальные глашатаи, обладавшие быстрыми ногами и лужёными глотками. Рукописные же вестники появились в императорском Риме. Именовались они актами (документами) - «от Сената», «публичными», др. Но это были, говоря современным языком, газеты  одной статьи.  Можно согласиться,  средство информации, только не массовой. Гораздо ближе нашему пониманию СМИ устная народная газета. Она бессмертна, она существует с тех пор, как пещерное человечество овладело речью. Причём, изначально появились профессиональные информаторы (здесь первенство всегда оставалось за женщинами), предтечи современных журналистов. И, заметьте, «устные газеты», скажем, древнекаменного века, были (и есть!) не более лживы, чем бумажные или эфирные XXI в. от Р.Х.

Мне довелось лет эдак с 50 тому назад познакомится с выдающейся (говорю уверенно) журналисткой устного толка в глухом карпатском селении. Пани Магда занимала хату на отшибе. Мимо неё проходил просёлок, связывающий два соседних селения. Когда на дороге появлялся путник или медлительный воз, любознательная женщина распахивала створки окна с неизменным вопросом: «Що чуты?» (Что слышно?). Полученная информация присоединялась к добытой ранее, обрабатывалась, лишалась несущественных подробностей, сортировалась по темам, и к вечеру Перегинск получал яркое, в выпуклых, говорящих образах, представление о важнейших событиях в окружающем мирке, до которых не было интереса у районной газеты и местного радио.  

Несравненная пани Магда навела меня на мысль, что Россия отнюдь не была отсталой страной в понятии журналистики. Видимо, наше Отечество давало устной передачей информации такую фору европейской журналистике, что не было необходимости переводить дефицитную бумагу на то, что  у всех и так на слуху. Тем не менее, заморская новинка и нас соблазнила. Мы ведь неисправимые подражатели.

Кремлёвский дайджест для избранных

В начале были Ведомости

 
Печатный двор в Москве. Гравюра конца XVII века.

Уроки Смуты оказались полезными для кремлёвских сидельцев. В ближнем окружении молодого царя из новой династии пришли к мысли не полагаться только на международные слухи в интерпретации соотечественников.  С 1621 года  дьяки  Посольского приказа посадили подячих за чтение и перевод статей из заграничных газет, которые поступали  на Боровицкий холм от нанятых иностранных информаторов сначала время от времени, а  с учреждением регулярной международной почты, полвека спустя, – бывало,  еженедельно.  Информация добывалась  и через  «расспросные речи», когда особые умельцы «заводили» иноземцев на откровения. Также вскрывалась частная переписка лиц, находящихся по разным сторонам рубежа.

 Сведения о текущих делах за кордоном (или «Вестовые письма»)  заносились на узкие, длинные листы бумаги  (т. н.  «столбцы»).  Называли их «Курантами», на французский манер («courant» – текущий), редакторов «еуропских вестей» - «курантельщиками». Позднее историки возвели это рукописное изделие в одном экземпляре  в ранг «первой русской газеты». По моему мнению, безосновательно; да ладно не стану нарушать традицию. Сию «газету» чтец доводил до ушей царя, иногда ближних бояр по монаршей воле. Последний иногда делал пометки на столбцах. Информацию обсуждали (сохранились записи на полях уцелевших «Курантов»), делали выводы, принимали меры, если усматривался вред стране. Наибольший интерес представляли сведения о делах военных, дипломатических, о торговле, о небесных явлениях, эпидемиях. Не только простонародье, но и рядовые представители правящих сословий держались в неведении заморских событий.  Вот такой «газетой» были эти «Куранты», пока на них не обратил критическое внимание пятый из правящих Романовых – Пётр Алексеевич.  Он понимал важность широкой пропаганды дома и за рубежом своих преобразований. Для этого нужен был общедоступный печатный источник информации – настоящая газета.

Русская публичная газета. Начало

Царь Пётр был скор на мысль и на руку. 15 декабря 1702 он подписывает  указ о создании печатной общедоступной газеты  ради «всенародного объявления событий военных и политических» -  Ведомости о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском государстве и в иных окрестных странах. А уже через день, после публикации указа, отпечатан первый, видимо, пробный номер. 27 декабря, отметил хронист,  вышел номер, озаглавленный «Юрнал»,  с репортажем об осаде Нотебурга.

В начале были Ведомости

До нас дошёл экземпляр, начитающийся сообщением  «На Москве вновь ныне пушек медных гоубиц и мартиров вылито 400». И читатель радуется, ведь год назад разгромленная под Нарвой русская армия оставила Карле почти всю артиллерию. Патриот, понимающий важность преобразований, испытывает оптимизм и гордость, читая далее следующие лаконичные и талантливо подобранные сообщения: «Повелением его величества школы умножаются, и 45 человек слушают философию и уже диалектику окончили. В математической штюрманской школе больше 300 человек учатся и добре науку приемлют …Из Казани пишут: На реке Соку нашли много нефти и медной руды, из той руды медь выплавили изрядну, от чего чают немалую быть прибыль московскому государству». Этот номер газеты помечен 2 января 1703 г. Прибавьте сюда 11 дней для перевода на н.с. (для XVIII века). Получаем 13-е число. С праздником, дорогие соотечественники!

В начале были Ведомости

Название Петрова детища в области журналистики часто менялось. Спрашивает постоянный покупатель в книжной лавке, допустим, «Ведомости московские», а ему выкладывают на прилавок «Российские ведомости», а то «Экстракты» или «Реляции». Поэтому говорили кратко и общо: «Ведомости». Но всегда настороженно спрашивали, почём нынче. Ибо цена за отдельный номер, и без того кусачая (вот тебе и общедоступность!),  скакала вначале будто блоха:  от копейки до четырёх при том, что месячный заработок, к примеру, наборщика типографии составлял  1,5  копейки.  Так что спрос был не велик, на него отзывался тираж  - 150-300 экземпляров, от силы 1000 (бывали и десятки тысяч экземпляров и всего 30, как однажды, в 1724 г.) Наконец, расплатившись со вздохом,  любознательный царский подданный уносил с собой книжечку в половину современной страницы для машинописи. Бывало, в книжечке насчитывалось и 2 и 22 страницы. То почти раз в неделю выпускалась она, как в в 1705 г., то… раз в год (1718).

О чём же писали в то время? Лев Пушкарёв подробно изучил вопрос: «На первом месте в «Ведомостях» публиковались военные известия (с 1700 по 1721 г. Россия вела напряженную Северную войну со Швецией). «Реляции» об успехах присылались начальствующими лицами прямо из военных походов… Там также публиковались сведения о «российских торговых и промышленных делах», строительстве каналов, возведении и открытии новых мануфактурных производств, пороховых и селитренных заводов. После переноса столицы в Петербург отдельная страничка «Ведомостей» посвящалась информации о прибывших судах, перечислялись привезенные ими товары. Петр I считал необходимым информировать подданных и о событиях европейской жизни – в Голландии, Германии, Англии, Италии, поэтому «Ведомости» нередко перепечатывали сведения из иностранных газет. По форме эти известия из дальних стран были прообразами будущей репортерской хроники и заметок «специальных корреспондентов». Вообще, в «Ведомостях» тематические рубрики отсутствовали. Номера представляли собой пеструю смесь самых разнообразных сведений - от описания морского сражения до рекламы целебных свойств олонецких вод, - свидетельствуют исследователи журнального дела.

Это было в полном смысле Петровская газета. Царь то забывал о ней за другими державными заботами – и она хирела: нарушалась периодичность выпуска, резко падал тираж. Она становилась по словам Б.Волкова  «меморией для гисториков». То вдруг вспоминал, делал нагоняй редакции за «нерадение».  После «государева внушения» газета начинала выходить и три раза в неделю, вновь вызывала интерес читателей.

Особенности российской журналистики 300 лет назад

Из особенностей первой российской газеты назову, на свой взгляд, наиболее отличительные.

- Одним из активнейших корреспондентов первой (и долгое время единственной) русской газеты был сам царь (с 1721 г. – император). Например, торопливый репортаж с поля Полтавской битвы (№ 11 «Ведомости»,  1709 г.),  писан рукой Петра, только что сжимавшей рукоять шпаги. Он положил начало стойкой традиции, по которой авторами СМИ в своё время стали некоторые из его  наследников,  притом, владеющих пером, такие как Екатенина II, Николай I. Вездесущий Пётр Алексеевич составлял «реляции», правил других авторов, отбирал материал для номера, редактировал. Его примеру следовали видный дипломат, генерал-фельдмаршал Ф.Головин, кабинет-секретарь императора А.Макаров.  Донесения из-за границы поставляли послы Шафиров - из Турции, Бестужев – из Пруссии, Долгорукий – из Дании. Среди первых русских журналистов  видим  директора Печатного двора в Москве литератора Ф. Поликарпова и директора Петербургской типографии М.Аврамова,  переводчиков-полиглотов Б.Волкова и Я.Синявича (последний – от Коллегии иностранных дел); всех не перечесть.

- «Ведомости» не грешили искусственным «газетным» языком. В них звучала сочная, повседневная речь военного люда, простонародья, торговых рядов, ремесленных слобод, духовенства. Неизбежные термины чужих языков сопровождались переводами. В то время,  как и сейчас, иноязычные слова массово осыпали лексикон русского языка, но эксклюзивных интервью никто не давал. Догадайтесь почему…

- Для выделения в тексте важных  событий  использовали достижения полиграфии. Так, первый абзац репортажа о русской виктории под Полтавой был напечатан киноварью.

- И, наконец, первые годы газета печаталась церковным шрифтом. Знаменательно, что эта особенность осталась  на Московском печатном дворе. Пётр не любил боярский город; он был для него символом ветхой старины,  цепляющейся за сонное прошлое.  Перебираясь в новую столицу, царь как бы вытряхнул из газеты пыль веков, а вместе с нею – затёртые шрифты деда, чьи руки не знали иного труда, кроме как осенять себя крестным знамением. В голове царя-реформатора давно вызревало новое начертание букв.

Важный объединитель соотечественников

Два года назад, в конце января как-то малозаметно для Русского мира  в немногих отечественных, возможно, зарубежных изданиях отметили 300-летие гражданского алфавита России. А ведь этот алфавит – один из важнейших объединителей русских людей, давних граждан мира. Тем более, нынешних обитателей России и  диаспоры. Последняя увеличилась за последнее двадцатилетие многократно в результате распада единой страны.  Бессмысленно оспаривать истину, что язык объединяет нацию.  Алфавит же – средство закрепления языка на бумаге и прочих носителях человеческой речи.  Мы привыкли к нему, как Богом данному, но  ведь это высокое обретение духа имеет в своих истоках вполне земную человеческую фигуру, преобразователя России во всех сферах бытия, какой  ни коснись.

 В начале были Ведомости


Образец набора, сделанного церковными (слева) и гражданскими литерами.

Указ об утверждении гражданской азбуки и о печатании книг новым шрифтом император Пётр I издал 29 января 1710 года. В нашей прессе как-то однообразно, будто все сочинения на эту тему излагаются по одному шаблону, пишется на эту тему. Дескать, до названной даты в официальных изданиях и в обиходе пользовались старославянскими (или церковнославянскими) начертаниями букв.  В церковной практике он поныне. Из моих выписок: «Пётр I самолично вычеркнул из азбуки буквы-дублеты.  Это были "пси", "омега". Вместо "юс малый" была введена буква "я", и азбука была дополнена буквой "э". Пётр самолично ввёл заглавные и прописные буквы, арабские цифры, отменил надстрочные знаки (титлы). Буквы, ориентированные на греческий шрифт, исчезли».

Тогда русская жизнь обновлялась  и преображалась по европейскому образцу не «валом», не подражанием всему «заморскому» только потому, что это «не наше», а исходя из военных, экономических, просветительских нужд государства, дерзко заявившего о своём равноправии с великими державами и отстоявшего это мнение участием в общеевропейских кровавых делах. Начали выходить газеты, появилась почта, люди стали активно вести деловую и частную переписку. Письмо и чтение стали не только богоугодным делом, а необходимостью соответствовать духу времени. Цыфирьные школы не могли пользоваться старым алфавитом.

В начале были Ведомости

Оттиск страницы гражданской азбуки с исправлениями Петра I.

 Ещё в январе 1707 года Пётр нарисовал эскизы, по которым чертёжник и рисовальщик Куленбах, служивший при штабе армии для начертании карт и диспозиций, сделал рисунки тридцати двух строчных букв нового алфавита, а также четырёх прописных букв «А», «Д», «Е» и «Т». Кто был автором остальных – неизвестно. Но то, что соавтором всего проекта был Пётр Романов, сомневаться не приходится. Зная  нетерпение его рук к любой работе, можно достоверно предположить, что ни одна буква не миновала его редакторского пера. К слову, есть документ с царскими вычёркиванием и вписыванием букв. И не только в конкретном деле проявил себя реформатор. Он зачал своей волей и своим личным трудом  все языковые реформы века, носящего его имя, а значит, вообще весь этот ряд.

Новый шрифт и «Ведомости»

Первый комплект нового шрифта был отлит в Голландии, отчего его иногда называли "Амстердамский". В гражданский шрифт, повторю,  не вошли некоторые греческие буквы. Они оказались лишними для передачи русской речи. Начертание букв упростилось, благодаря чему стало проще набирать текст, а главное, читать его. Первый номер "Ведомостей", напечатанный гражданским шрифтом, вышел уже 1 февраля 1710 года в Петербурге. Арабские цифры сменили старые буквенные обозначения.  Первую страницу «Ведомостей» стали украшать гравюрой. На ней был изображен вид Петербурга с Невой и Петропавловской крепостью, а над ними – летящий с трубой и жезлом Меркурий, римский бог-покровитель торговли, искусств и ремесел. Регулярно петербургские «Ведомости», повторяя московские, начинают выходить с мая 1715 года, когда окончательно вытесняется древний шрифт. И только 4 года спустя Москва уступает первенство новой столице, позволяя себе выпускать лишь отдельные номера.

Эпилог как пролог к «другой истории»

После смерти неспокойного преобразователя России, ленивые наследники отписали «Ведомости» Академии наук. Там всеми делами заправляли немцы во главе с Г.Миллером, отцом «норманнской теории». Тот на языке хозяев страны ни «бе», ни «ме», поэтому газета стала печататься на диалекте его фатерлянда. Спрос на неё упал до нуля. Слава Богу, в 1728 году безродный князь Меншиков, правивщий за несчастного мальчика-императора Петра II,  спохватился. Преемником Петровских «Ведомостей» стали «Санктпетербургские ведомости», просуществовавшие 190 лет. Газету, вновь русскую, стали развозить подписчикам  по «почтовым дням» - два раза в неделю.

Несколько лет в должности редактора газеты был и М.В. Ломоносов, эту работу ему поручили в 1748 году. Ломоносов стал первым  русским редактором "Санкт-петербургских ведомостей".  Ученый руководил подбором информации, редактировал статьи.  В это время в газете заметно увеличилось количество публикаций на близкие ему  темы: о научной деятельности зарубежных ученых,  о научных открытиях, язык газеты стал более простым и доступным.  Однако из-за большой загруженности Ломоносов  в 1751 году попросил освободить его от этой должности.

Интересной особенностью  "Санкт-Петербургских ведомостей" стало приложение к газете. Полное название этого издания - "Исторические, генеалогические и географические примечания". В 1728 году "Примечания" выходили раз в месяц, а с 1729  - к каждому номеру  газеты. "Примечания"   были задуманы для того, чтобы  разъяснять  русским читателям  не всегда понятные для них сообщения газеты, в которых встречались иностранные географические названия,  имена,   упоминания  каких-то событий.  В "Примечаниях" обо всем этом рассказывалось подробнее, часто печатались дополнительные любопытные сведения. Уже через год "Примечания"  практически превратились в самостоятельный,  как бы мы сейчас сказали, научно-популярный  журнал. С каждым годом  издание становилось все содержательнее: здесь печатались  работы по истории,  философии, естественным наукам. Среди авторов статей были М.В. Ломоносов, известный историк В. Татищев.

Сергей Сокуров

http://zavtra.ru/content/view/v-nachale-byili-vedomosti/

 



Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии

Вашему вниманию предлагается статья М.В. Ломоносова "Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии", которая была опубликована без подписи во французском (с латинского) переводе в журнале «Nouvelle Bibliotheque Germanique ou Histoire literaire de l’Allemagne, de la Suisse et des Pays du Nord» (т. 6, ч. V, Амстердам, 1755, стр. 343-366).

 

Всем известно, сколь значительны и быстры были успехи наук, достигнутые ими с тех пор, как сброшено ярмо рабства и его сменила свобода философии. Но нельзя не знать и того, что злоупотребление этой свободой причинило очень неприятные беды, количество которых было бы далеко не так велико, если бы большинство пишущих не превращало писание своих сочинений в ремесло и орудие для заработка средств к жизни, вместо того чтобы поставить себе целью строгое и правильное разыскание истины. Отсюда проистекает столько рискованных положений, столько странных систем, столько противоречивых мнений, столько отклонений и нелепостей, что науки уже давно задохлись бы под этой огромной грудой, если бы ученые объединения не направили своих совместных усилий на то, чтобы противостоять этой катастрофе. Лишь только было замечено, что литературный поток несет в своих водах одинаково и истину и ложь, и бесспорное и небесспорное и что философия, если ее не извлекут из этого состояния, рискует потерять весь свой авторитет, образовались общества ученых и были учреждены своего рода литературные трибуналы для оценки сочинений и воздания должного каждому автору согласно строжайшим правилам естественного права. Вот откуда произошли как академии, так — равным образом — и объединения, ведающие изданием журналов. Первые — еще до того, как писания их членов выйдут в свет,—подвергают их внимательному и строгому разбору, не позволяя примешивать заблуждение к истине и выдавать простые предположения за доказательства, а старое — за новое. Что же касается журналов, то их обязанность состоит в том, чтобы давать ясные и верные краткие изложения содержания появляющихся сочинений, иногда с добавлением справедливого суждения либо по существу дела, либо о некоторых подробностях выполнения. Цель и польза извлечений состоит в том, чтобы быстрее распространять в республике наук сведения о книгах.

Не к чему указывать здесь, сколько услуг наукам оказали академии своими усердными трудами и учеными работами, насколько усилился и расширился свет истины со времени основания этих благотворных учреждений. Журналы могли бы также очень благотворно влиять на приращение человеческих знаний, если бы их сотрудники были в состоянии выполнить целиком взятую ими на себя задачу и согласились не переступать надлежащих граней, определяемых этой задачей. Силы и добрая воля— вот что от них требуется. Силы — чтобы основательно и со знанием дела обсуждать те многочисленные и разнообразные вопросы, которые входят в их план; воля— для того, чтобы иметь в виду одну только истину, не делать никаких уступок ни предубеждению, ни страсти. Те, кто, не имея этих талантов и этих склонностей, выступают в качестве журналистов, никогда не сделали бы этого, если бы, как указано, голод не подстрекал их и не вынуждал рассуждать и судить о том, чего они совсем не понимают. Дело дошло до того, что нет сочинения, как бы плохо оно ни было, чтобы его не превозносили и не восхваляли в каком-нибудь журнале; и, наоборот, нет сочинения, как бы превосходно оно ни было, которого не хулил бы и не терзал какой-нибудь невежественный или несправедливый критик. Затем, число журналов увеличилось до того, что у тех, кто пожелал бы собирать и только перелистывать «Эфемериды», «Ученые газеты», «Литературные акты», «Библиотеки», «Записки» и другие подобного рода периодические издания, не оставалось бы времени для чтения полезных и необходимых книг и для собственных размышлений и работ. Поэтому здравомыслящие читатели охотно пользуются теми из журналов, которые признаны лучшими, и оставляют без внимания все жалкие компиляции, в которых только списывается и часто коверкается то, что уже сказано другими, или такие, вся заслуга которых в том, чтобы неумеренно и без всякой сдержки изливать желчь и яд. Ученый, проницательный, справедливый и скромный журналист стал чем-то вроде феникса.

Доказывая то, что я только что высказал, я испытываю затруднения скорее вследствие обилия примеров, чем их недостатка. Пример, на который я буду опираться в последующей части этого рассуждения, взят из журнала, издаваемого в Лейпциге и имеющего целью давать отчеты о сочинениях по естественным наукам и медицине.1

Среди других вещей там изложено содержание «Записок Петербургской Академии». Однако нет ничего более поверхностного, чем это изложение, в котором опущено самое любопытное и самое интересное и одновременно содержатся жалобы на то, что академики пренебрегли фактами или свойствами, очень хорошо известными специалистам; между тем выставлять их напоказ было бы просто смешно, особенно в предметах, не допускающих строгого математического доказательства.

Одно из самых неудачных и наименее сообразных с правилами здравой критики извлечений — это извлечение из работ г-на советника и профессора химии Михаила Ломоносова; в нем допущено много промахов, которые стоит отметить, чтобы научить рецензентов такого сорта не выходить из своей сферы. В начале объявляется о замысле журналиста; оно — грозное, молния уже образуется в туче и готова сверкнуть. «Г-н Ломоносов,— так сказано,—хочет дойти до чего-то большего, чем простые опыты».2 Как будто естествоиспытатель действительно не имеет права подняться над рутиной и техникой опытов и не призван подчинить их рассуждению, чтобы отсюда перейти к открытиям. Разве, например, химик осужден на то, чтобы вечно держать в одной руке щипцы, а в другой тигель и ни на одно мгновение не отходить от углей и пепла?

Затем критик старается высмеять академика за то, что тот пользуется принципом достаточного основания и, по его выражению, истекает потом и кровью, применяя этот принцип при доказательстве истин, которые он мог бы предложить сразу как аксиомы. Во всяком случае, он говорит, что сам он принял бы их за таковые. Однако в то же время он отвергает самые очевидные положения, считая их чистым вымыслом, и тем самым впадает в противоречие с самим собой. Он издевается над строгими доказательствами там, где они необходимы, и требует их там, где они излишни. Пусть философы, желающие избежать столь разумных насмешек, подумают, как им взяться за дело, чтобы ничего не доказывать и в то же время все-таки доказывать.

Движение колоколов — предмет, который журналист подвергает критике, лишенной всякой основательности. Он упрекает Ломоносова в том, что тот не дает правильного представления об этом вопросе. Но можно ли судить с большей дерзостью? Когда говорят таким образом, то что это: недостаток ума, внимательности или справедливости? Критик смешивает внутреннее движение колокола с его движением в целом, хотя это две совершенно разные вещи, и никто не может принять, дрожания колокола за его внутреннее движение, после того как академик так определенно сказал в § 3 своей работы3, что внутреннее движение состоит в изменении положения нечувствительных частиц. Раскачивается ли колокол, совершает ли он вращательное движение, передвигается ли он из одного места в другое — все эти движения не будут иметь ничего общего с его внутренним движением и, следовательно, не могут рассматриваться как причина теплоты. Действительно, когда колокол дрожит, части колеблются вместе с целым. Дело обстоит так же, как в целом теле, совершающем поступательное движение: все частицы также движутся вместе; но тут совсем нет внутреннего движения; так же обстоит дело и в случае дрожания колокола. Пусть же рецензент узнает, что при дрожании внутреннее движение происходит лишь в том случае, когда частицы колеблющегося тела изменяют свое взаимное расположение в течение неуловимого промежутка времени (§ 3, 6) и, следовательно, очень быстро воздействуя друг на друга и друг другу противодействуя. Это, однако, может происходить лишь в таком теле, которое свободно от сцепления частей; так, разумеется, ведут себя частицы воздуха при изысканиях, имеющих своим предметом их упругость. Пусть тот же рецензент узнает отсюда, что никто в большей степени, чем он, не нарушает закона, который он хочет установить для других: хорошо развертывать первые основания, служащие для объяснения какого-нибудь предмета.

Поступательное движение, или дрожание, не могло бы быть причиной внутренней теплоты; критик не имел бы возможности упорствовать в своем заблуждении по этому поводу, если бы он знал, что колокола, когда они звонят и раскачиваются с наибольшей силой, тем не менее остаются холодными. Таким образом, он сам ничего не смыслит и совсем некстати силится быть любезным, приписывая автору утверждение, будто вращательное движение частей есть причина теплоты.

Не более основательно — в его рассуждении о § 14 работы г-на Ломоносова — мнение, будто математики никогда не применяют способа a posteriori для подтверждения уже доказанных истин. Разве не достоверно, что как в элементарной, так и в высшей геометрии пользуются числами и фигурами для того, чтобы объяснять теоремы и в некотором смысле представлять их наглядно, и что затем в приложении математики к физике постоянно пользуются опытами для обоснования доказательств? Этого не будут отрицать те, кто имеет хотя бы самое поверхностное знакомство с математикой. Г-н Вольф сделал из этого даже закон в своей «Арифметике» (§ 125)4. Стыдно судье не знать такого закона или пренебрегать им.

Журналист более прав, когда он отрицает возможность вращательного движения частиц, не обладающих сферической формой. Но именно в этом он одного мнения с автором. Ведь это с его стороны недобросовестная придирка, когда он говорит, что автор не высказал прямо этого утверждения, тогда как последнее вытекает как самое непосредственное следствие из учения, изложенного в § 13, и не может быть и тени сомнения в том, что, раз доказано вращательное движение, производящее теплоту в собственной материи тел, частицы этой материи неизбежно должны быть сферическими. К тому же перворазрядные философы обычно рассматривали первичные частицы вообще как сферические, и, мне думается, они правы. Ибо, если придать какое-нибудь значение аргументам, основанным на аналогии, нельзя встретить примера более разительного, чем тот, который имеет место в разбираемом вопросе. Природа заметно предпочитает круглую форму как для самых больших, так и для самых малых вещей; это можно наблюдать, начиная с громадных и целостных тел вселенной и кончая маленькими шариками, плавающими в крови. Есть ли в различных частях животных и растений, в яйцах, плодах, семенах какая-либо фигура, которая встречалась бы чаще, чем круглая? А что касается жидких тел, не исключая и расплавленных металлов, то они постоянно принимают форму шаровидных капель — тем более круглых, чем размеры их меньше. Этого было бы достаточно, чтобы подкрепить предположение о том, что элементарные частицы — тоже шаровидные, но у нас нет недостатка и в более сильных доводах, делающих это еще более очевидным. Нас не должно останавливать опасение, что бесконечное разнообразие вещей было бы невозможным, если мы не допустим разнообразия в их основах, ибо разная величина, положение, место достаточны для объяснения этого различия. Однако я отнюдь не намерен давать здесь уроки физики судье; я хочу лишь предупредить его о том, что, раз он выполняет эту должность, он не должен торопиться выносить свой приговор без основательного допроса подсудимых и увлекаться выискиванием вины там, где ее совсем нет.

Примирятся ли, например, ученые, занимающиеся ныне изучением природы, со следующим постановлением, исходящим от его трибунала? Будто ныне благоразумные физики не гонятся за точным знанием фигуры частиц. Бесспорно, это не пришлось бы по вкусу Роберту Бойлю, который сказал, что познание частиц столь же необходимо для наук о природе, сколь сами частицы — для образования тел в природе. Все более или менее видные физики, появившиеся после этого знаменитого англичанина, не расходились с ним во мнениях. Они и не могли бы сделать это иначе, как открывая двери для самых странных последствий. Это все равно что сказать, будто можно уметь читать, не зная букв алфавита, или определять астрономическое состояние неба без всякого предварительного изучения геометрии. Поэтому исследование, имеющее целью дойти до более точного познания фигуры частиц, всегда считалось очень важным. И даже тогда, когда успех не оправдывал ожиданий полностью, проявлялось гораздо больше снисхождения, чем это делает наш критик, у которого что ни слово, то приговор и проскрипция.

Неизвестно, приснилось ли журналисту, или он злостно выдумал то, что он, давая отчет о «Рассуждении об упругости воздуха», приписывает автору, будто корпускулы воздуха гладкие; у автора нельзя найти ни малейшего следа такого выражения. Не спутал ли он слово levitas, имеющееся в § 11 и означающее легкий удельный вес, со словом laevitas, имеющем смысл гладкий? Если человек так плохо читает, то ему не следовало бы писать отчетов о прочитанном, а еще меньше говорить высокомерным тоном: Jam particulae hae non politae sunt,sed aliquantulum scabrae [Но эти частицы — не гладкие, а несколько шероховатые]. Вольно Зоилу сражаться против этих гладких корпускул, но он должен помнить, что он схватился с самим собой и что подобные химеры представляют собой чистую его выдумку.

Перейдем к другой диктаторской замашке, настолько смешной, что она едва ли заслуживает быть отмеченной. «Это вращательное движение каждой частицы в направлении, противоположном направлению другой,—говорит критик,—представляет собой одно из самых произвольных предположений и вполне походит на сказку, придуманную ради забавы». Но что означает эта галиматья? Разве непозволительно предлагать частные примеры для иллюстрации всеобщих законов? В § 16 г-н Ломоносов приводит случай хотя и редко встречающийся при столкновении атомов воздуха, но тем не менее вполне реальный; бывают и другие случаи, когда происходит то же самое, именно все те случаи, когда смежные поверхности двух корпускул стремятся с одинаковой скоростью в одном и том же направлении. Что же касается других видов столкновений, то чем дальше они от упомянутого, тем большей силой они обладают для того, чтобы произвести взаимное отталкивание частиц. Однако бешеная страсть критиковать и осуждать не покидает журналиста, и он продолжает в следующих выражениях:

«Если все частицы весомы и если они падают под влиянием тяжести, то никогда не может случиться, чтобы одна ударила другую, падая на нее, потому что тяжесть придаст всем одну и ту же скорость, и приходится придумывать другую силу, ускоряющую движение верхних или замедляющую движение нижних». Можно сказать, что здесь критик теряет почву под ногами и уходит в область чистого воображения. Что касается нас, то мы, не желая покидать поверхности нашего шара, твердо знаем, что атмосфера окружает эту поверхность и давит на нее. Поэтому самые нижние частицы воздуха не в состоянии опускаться дальше, так как атмосфера препятствует их падению. Эти частицы, со своей стороны, сопротивляются частицам, лежащим на них и последовательно вступают с ними в столкновение в пространстве — до поверхности атмосферы. Нет надобности напрягать свое воображение, придумывая новую силу, замедляющую движение частиц, когда они падают из воздуха. Просвещенные и справедливые судьи не нуждались бы в таком предупреждении, но нашему судье надо разъяснить все.

Он хочет вывести из предложенной академиком теории упругости еще одну воображаемую нелепость, которая состоит в том, будто все жидкости не менее упруги, чем воздух. И он добавляет — тоже произвольно,— что у автора остается одно только, средство: считать элементы воды и неупругих жидкостей (так ему угодно называть их) чрезвычайно малыми и таким образом спасти одну гипотезу при помощи другой. Странная проницательность человека, который гоняется за самыми незаметными мелочами и не видит самых очевидных вещей, которые находятся у него перед глазами. Он не соблаговолил уделить ни малейшего внимания упругим парам воды и других жидкостей, а также сцеплению между их частями. Между тем каждодневный опыт доказывает всякому, кто хочет с ним считаться, что вода не проявляет упругости, подобной упругости воздуха, до тех пор, пока продолжается взаимное сцепление ее частей, то есть пока отталкивающие силы не превзойдут силы сцепления. Но так как вращательное движение непрерывно возрастает, отталкивание, наконец, преодолевает сцепление и вода переходит в чрезвычайно упругие поры. Это ясно показал г-н Ломоносов в своем «Рассуждении о причине теплоты» (§ 23), но торопливость рецензента не позволила ему заметить это место. Вот откуда следует, согласно теории автора, что шероховатые частицы могут входить в состав не только воды и других жидкостей, но и в состав упругих паров; напрасно рецензент превращает их в крайне легкие частицы.

Наконец, он выставляет свои батареи против рассуждения. касающегося вопроса о действии химических растворителей. И тут, не взвешивая доводов и не делая никаких последовательных выводов, он изощряется вкривь и вкось. Из его молчаливого признания в том, что он не заглядывал в § 28, в котором заключается вся суть работы, достаточно ясно видно, как плохо он умеет читать и схватывать сущность читаемого. Действительно, если бы он был знаком с этим параграфом, мог ли бы он сказать: «Автор должен был бы учесть, что растворитель, выставленный на воздух, прижат к металлу давлением атмосферы, тогда как действие этой последней силы совершенно прекращается в пустоте воздушного насоса» и т. д. Но нет ничего более ясного, чем содержащееся в вышеупомянутом параграфе описание растворения меди в крепкой водке, произведенного не в пустоте, а на открытом воздухе. Что же касается опыта, описанного в § 29, то хотя он и был произведен в пустоте, однако заметная разница в количестве растворившегося металла укрепляет теорию автора против нападок рецензента, тем более что в конце того же параграфа находится и объяснение этой разницы.

До сих пор приводились бесспорные доказательства неспособности и крайней небрежности журналиста. Но вот место, где под большим подозрением его добросовестность и где он, по-видимому, решительно задался целью ввести в заблуждение мир, полагая, должно быть, что «Записки императорской Петербургской Академии» — книга редкая, к которой не всякий имеет возможность обратиться. Уверенный в этом, он осмеливается приписывать академику невежество, доходящее до отрицания существования воздуха в порах соли, тогда как даже новички в физике не могут не знать этого. Нет никакой возможности вывести что-либо подобное из рассуждений автора даже путем любого насилия над ними; отсюда вытекает вполне естественный вывод. Ведь следующие слова § 41 не могут подать к тому повода: «...воздух, рассеянный в воде, не входит в поры соли». Слово «входить» не было никогда синонимом слова «содержаться». Академик хочет сказать и не может хотеть сказать что-либо другое, как только то, что воздух не входит из воды в соли, которые в ней растворяются, и непонятно, как можно переделать это утверждение в другое: «Поры солей совсем не содержат воздуха».

Большого труда стоит журналисту признание, что г-н Ломоносов дал очень удачное объяснение движения воздуха в рудниках; он вынужден согласиться с этим против своей воли. Он все-таки думает, что в некоторых отношениях оно еще страдает недостатками. Вот еще две вещи, которые он отмечает. Прежде всего он полагает, что нельзя допустить, чтобы в глубине шахт температура воздуха долго оставалась одинаковой. Он прав, если он понимает под этим температуру, одинаковую в строгом смысле слова. Однако он должен знать, что к такого рода случаям неприменима строгая точность геометрических измерений, которая здесь не может и не должна иметь места. Таким образом, автор был вправе предположить, что человек, пребывающий в рудниках, продолжает очень долго не замечать перемен, происходящих во внешнем воздухе. Рецензент говорит далее, что другие лица, дававшие ему сведения о том же явлении, сообщали ему, что перемены, происходящие в воздухе рудников, не имеют никакой связи со сменой зимы и лета и зависят единственно от разницы в давлении атмосферы в течение одного и того же времени года. Что касается этого последнего вопроса, то всякий, знакомый с законами аэрометрии и гидростатики, что бы ему ни говорили, никогда не поверит, что когда-либо были произведены подобные наблюдения. Ибо когда тяжесть атмосферы возрастает или убывает, увеличение или уменьшение давления оказывается равным и одновременным на таком небольшом расстоянии, какое бывает между двумя шахтами. Или же если бы действительно была какая-нибудь разница во времени или в давлении, то она будет столь малой и столь кратковременной, что не повлечет за собой расстройства движения воздуха в рудниках. Но если в летние дни наступит холод, приближающийся к зимнему, или в зимние дни —летняя погода, то вполне естественно (и никто не станет удивляться этому), что резкая перемена, произошедшая во внешнем воздухе, будет менее ощутимой в глубине рудников, как это уже заметил Агрикола. Ввиду того что разумные люди могут очень легко представить себе все это, не было надобности выдвигать вперед подобные трудности и стремиться к такой степени точности, какая в настоящем случае не имеет никакого значения и о которой было бы бесполезно создавать себе представление в теории, если приходится отказаться от нее на практике.

Не следует упускать из виду еще одного, последнего признака той спешки, которую наш судья считает возможным сочетать со своей строгостью, хотя они и несовместимы. Он воображает, будто г-н Ломоносов в своем «Прибавлении к размышлениям об упругости воздуха» имел главным образом в виду исследовать «то свойство упругого воздуха, благодаря которому его сила пропорциональна его плотности». Он ошибается и обманывает других, высказывая такое суждение. При несколько большей внимательности он увидел бы и прочитал бы, что дело идет здесь именно о противоположном и что утверждается необходимость — для уплотнения воздуха — наличия сдавливающих сил в тем более значительной степени, в чем более узкие пределы заключен этот воздух, отсюда следует, что плотность не пропорциональна силам.

Разве не это называется самой настоящей уликой, изобличающей все недостатки, из-за которых журналист может потерять авторитет и доверие, которые он намерен приобрести у публики? Может ли кто-либо, обладающий хотя бы тенью стыда и остатком совести, оправдывать подобные приемы? Давая таким способом отчет о сочинениях людей науки, человек не только наносит вред их репутации, на которую он не имеет никаких прав, но и душит истину, представляя читателю мысли, совершенно с ней несообразные. Поэтому естественно всеми силами бороться против столь несправедливых приемов. Если продолжать обращаться таким образом с теми, кто стремится приносить пользу республике наук, то они могут впасть в полное уныние и успехи наук потерпят значительный урон. Это было бы прежде всего полным крушением свободы философии.

Для подобных рецензентов следует наметить надлежащие грани, в пределах которых им подобает держаться, и ни в коем случае не переходить их. Вот правила, которыми, думается, мы должны закончить это рассуждение. Лейпцигского журналиста и всех подобных ему просим хорошо запомнить их.

1. Всякий, кто берет на себя труд осведомлять публику о том, что содержится в новых сочинениях, должен прежде всего взвесить свои силы. Ведь он затевает трудную и очень сложную работу, при которой приходится докладывать не об обыкновенных вещах и не просто об общих местах, но схватывать то новое и существенное, что заключается в произведениях, создаваемых часто величайшими людьми. Высказывать при этом неточные и безвкусные суждения — значит сделать себя предметом презрения и насмешки; это значит уподобиться карлику, который хотел бы поднять горы.

2. Чтобы быть в состоянии произносить искренние и справедливые суждения, нужно изгнать из своего ума всякое предубеждение, всякую предвзятость и не требовать, чтобы авторы, о которых мы беремся судить, рабски подчинялись мыслям, которые властвуют над нами, а в противном случае не смотреть на них как на настоящих врагов, с которыми мы призваны вести открытую войну.

3. Сочинения, о которых дается отчет, должны быть разделены на две группы. Первая включает в себя сочинения одного автора, который написал их в качестве частного лица; вторая — те, которые публикуются целыми учеными обществами с общего согласия и после тщательного рассмотрения. И те и другие, разумеется, заслуживают со стороны рецензентов всякой осмотрительности и внимательности. Нет сочинений, по отношению к которым не следовало бы соблюдать естественные законы справедливости и благопристойности. Однако надо согласиться с тем, что осторожность следует удвоить, когда дело идет о сочинениях, уже отмеченных печатью одобрения, внушающего почтение, сочинениях, просмотренных и признанных достойными опубликования людьми, соединенные познания которых, естественно, должны превосходить познания журналиста. Прежде чем бранить и осуждать, следует не один раз взвесить то, что скажешь, для того чтобы быть в состоянии, если потребуется, защитить и оправдать свои слова. Так как сочинения этого рода обычно обрабатываются с тщательностью и предмет разбирается в них в систематическом порядке, то малейшие упущения и невнимательность могут повести к опрометчивым суждениям, которые уже сами по себе постыдны, но становятся еще гораздо более постыдными, если в них скрываются небрежность, невежество, поспешность, дух пристрастия и недобросовестность.

4. Журналист не должен спешить с осуждением гипотез. Они дозволены в философских предметах и даже представляют собой единственный путь, которым величайшие люди дошли до открытия самых важных истин. Это — нечто вроде порыва, который делает их способными достигнуть знаний, до каких никогда не доходят умы низменных и пресмыкающихся во прахе.

5. Главным образом пусть журналист усвоит, что для него нет ничего более позорного, чем красть у кого-либо из собратьев высказанные последним мысли и суждения и присваивать их себе, как будто он высказывает их от себя, тогда как ему едва известны заглавия тех книг, которые он терзает. Это часто бывает с дерзким писателем, вздумавшим делать извлечения из сочинений по естественным наукам и медицине.

6. Журналисту позволительно опровергать в новых сочинениях то, что, по его мнению, заслуживает этого, хотя не в этом заключается его прямая задача и его призвание в собственном смысле; но раз уже он занялся этим, он должен хорошо усвоить учение автора, проанализировать все его доказательства и противопоставить им действительные возражения и основательные рассуждения, прежде чем присвоить себе право осудить его. Простые сомнения или произвольно поставленные вопросы не дают такого права; ибо нет такого невежды, который не мог бы задать больше вопросов, чем может их разрешить самый знающий человек. Особенно не следует журналисту воображать, будто то, чего не понимает и не может объяснить он, является таким же для автора, у которого могли быть свои основания сокращать и опускать некоторые подробности.

7. Наконец, он никогда не должен создавать себе слишком высокого представления о своем превосходстве, о своей авторитетности, о ценности своих суждении. Ввиду того что деятельность, которой он занимается, уже сама по себе неприятна для самолюбия тех, на кого она распространяется, он оказался бы совершенно неправ, если бы сознательно причинял им неудовольствие и вынуждал их выставлять на свет его несостоятельность.

http://www.journ.msu.ru/about/lomonosov/journ_about.php

Картина дня

наверх