Десантные разработки Павла Гроховского

Павел Игнатьевич Гроховский был прирожденным изобретателем. Как Леонардо да Винчи, он творил в самых разных областях, создав прототип ручного противотанкового гранатомета, танк-аэросани и десантируемую будку для собак-диверсантов. Неизменным оставалось лишь одно — все его разработки были направлены на укрепление обороноспособности Советского Союза.

Двум смертям не бывать

Таково было любимое присловье Гроховского. Многие его изобретения, действительно, наводили на мысль о смерти — например, опрокидываемые люльки для парашютистов под крыльями самолета или сбрасываемые с неба надувные пулеметные гнезда.

Надо отдать Павлу Игнатьевичу должное — все свои разработки он испытывал сам. А афоризм о двух смертях опроверг еще в Гражданскую.

В 1921 году балтийский матрос и участник штурма Зимнего, 22-летний Гроховский был назначен комиссаром Азовского и Черноморского побережий. На поезд, в котором он ехал к месту службы, напали махновцы, коммунистов и комиссаров арестовали и расстреляли — в том числе и Павла. Пуля попала ему в грудь, он потерял сознание, но, когда снимали сапоги, застонал. «Добейте комиссара!» — приказал атаман и в грудь Гроховского вонзилась вторая пуля. Но он выжил.

Встав на ноги после тяжелого ранения, Павел выучился на летчика и стал командиром звена в Новочеркасске. Уже там он прославился как изобретатель. Для учебного бомбометания использовали дорогие цементные бомбы. Гроховский предложил делать снаряды из глины, заполняя их песком и цветным мелом. У каждого летчика был свой цвет — по нему и определяли, кто как бомбил.

В 1929 году Павел Игнатьевич совершил первый прыжок с парашютом. ДО 1927 года их применение в СССР было под запретом, потом парашют спас Михаила Громова, а Гроховский прыгнул, чтобы доказать возможность применения куполов для высадки десанта — о чем мечтали еще Фрунзе и Тухачевский.

Первые советские парашютисты использовали американские системы Irvin — каждая стоила тысячу рублей золотом. Гроховский предложил шить купола из дешевых хлопчатобумажных тканей: перкаля и нансука. Испытывали опытные образцы сам конструктор и сотрудники его КБ.

Ящики и коляски

Следующей, не менее сложной задачей, было увеличение количества десантников в самолете. Аэропланы тех лет были приспособлены для перевозки бомб, а не людей и Гроховский предложил подвешивать людей, как бомбы — под крыльями. Он сконструировал фанерные ящики под плоскостями, в которых лежали парашютисты. Достигнув точки выброски, пилот специальным рычагом переворачивал ящики и десантники сыпались вниз.

Злые языки прозвали изобретателя Гробовским, но он не обращал внимания, выдумывая все новые устройства для доставки войск с небес на землю. Например, в специальной коляске без парашюта. Самолет снижался до бреющего, сбрасывал коляску и она катилась по земле. На первый раз в коляску посадили собаку, потом таким образом благополучно десантировались сам Гроховский и его заместитель. Коляска, кстати, называлась «аэробус».

Им было разработано десантирование методом срыва: парашют раскрывался до отцепления груза от самолета-носителя, укороченной стропой открывал замки и стаскивал груз. Таким способом стали спускать на землю автомобили, пушки и легкие танки. На маневрах середины 30-х годов десантники захватывали аэродромы и в считанные минуты высаживали на них до 7500 человек с военной техникой.

Гроховский тем временем изобрел и продемонстрировал наркому Орджоникидзе противопульную кирасу для парашютиста (прообраз бронежилета), десантные клети для высадки собак-подрывников, парашют-планер в виде мягкого треугольного крыла, складные крылья «Летучая мышь»…

Не небом единым

Неуемная изобретательность Павла Игнатьевича распространялась и на сухопутные войска. Он создал проект двухместного броневика на воздушной подушке. Колеса у броневика тоже были, но использовались в качестве вспомогательного движителя. В передней и задней частях корпуса размещались два авиационных двигателя, приводившие в движение огромные вентиляторы — те нагнетали воздух под плоское днище машины. В средней части броневика находилась рубка с башней от танка Т-37А. До металла проект не дошел.

Гроховский придумал танк-аэросани на базе БТ-2, легкий броневик с гусеницами сзади и мотоциклетным колесом впереди — сейчас его бы назвали снегоходом, — противотанковый гранатомет, катер на подводных крыльях, АНС (арктическую непотопляемую станцию).

Отдельного рассказа заслуживает его истребитель Г-39, предназначенный для уничтожения вражеских самолетов тараном. Еще на стадии ватмана самолет назвали «Кукарачей» в честь чрезвычайно модной тогда песни «Кукарача, кукарача, кукарача — это значит таракан!» Очертаниями фюзеляжа истребитель действительно напоминал насекомое. Хвоста у «Кукарачи» не было, зато переднюю кромку крыла выполнили в виде ножа из прочной стали — по замыслу конструктора, им истребитель будет разрезать хвостовое оперение аэропланов. В носовой части машины установили длинную штангу-таран, она же ствол пневмопушки.

Испытывал Г-39 весной 1935 года сам Валерий Чкалов. Поднять машину в воздух ему так и не удалось. «Кукарача» ездила по аэродрому, набирала скорость, но отрываться от взлетной полосы не желала. Упрямый Чкалов гонял самолет, пока не кончилось горючее. «Настоящий таракан! А тараканы не летают. Где-то вы просчитались или перемудрили, уважаемые», — резюмировал раздосадованный пилот.

автор: Антон Валагин

Источник ➝

Кривошеев Ю.В. Русь и монголы

Кривошеев Ю.В. Русь и монголы: Исследование по истории Северо-Восточной Руси XII-XIV вв. — 3-е изд., испр. и доп. СПб.: Академия исследования культуры, 2015. — 452 с.

В книге, посвященной средневековой русской истории (1-е издание — 1999 г., 2-е — 2003 г.), излагаются проблемы русско-ордынских отношений. Как проходило «Батыево пленение», а затем установление даннических отношений (известных как монголо-татарское иго), насколько они определяли положение русских князей относительно татарских ханов, и в целом внутреннее состояние русского общества того периода — вот основные вопросы этой книги. Признавая зависимое положение Руси от Орды, автор вместе с тем приходит к выводу о сохранении русскими землями до конца XIV в. строя древнерусских земель-государств с присущими им социально-политическими институтами. Имевшие место изменения были связаны не столько с влиянием ордынского фактора, сколько с эволюционными преобразованиями, происходившими в самом русском обществе той поры.

Krivosheev_Yu_V_-_Rus_i_mongoly.pdf

17.3 МБ

Картина дня

))}
Loading...
наверх