Свежие комментарии

  • Starikan старенький
    Несчастные люди... былиИстория пары, сто...
  • seva_tanks Севостьянов Константин Никлаевич
    Ну и чего нового для нас написал автор?Советская Россия ...
  • Homo Sapiens
    прикольно!Сверх-тонкие шпаг...

НАТАЛЬЯ КИРИЛЛОВНА НАРЫШКИНА, МАТЬ ИМПЕРАТОРА ПЕТРА ВЕЛИКОГО, – КАРАИМКА?!

 

РАИСА СЛОБОДЧИКОВА,

Филадельфия




НЕСКОЛЬКО СЛОВ О КАРАИМАХ




В книге известного историка С.М. Дубнова (Краткая история евреев. Ростов-на-Дону. Изд-во Феникс,
1997) и Научно-атеистическом словаре (1969) отмечается, что секта караимов возникла
в VIII веке н.э. среди евреев Вавилонии. Со временем секта превратилась в особую
этническую группу.

В ту пору евреи, жившие в Вавилонии, не подвергались этническим репрессиям. Глава
процветающей еврейской общины экзиларх был приравнен к министру двора.

После смерти старого экзиларха, не оставившего наследников, два его брата столкнулись
в борьбе за власть. Младший, Анан Бен-Давид, затеял религиозную реформу, надеясь
привлечь к себе внимание большинства общины, но это ему не удалось – примкнули немногие.


Так возникла иудейская секта караимов. Слово «караим» происходит от древнееврейского
«карай» («чтец»), т.е. тот, кто признает только писаный закон – караимы признавали
только исходный текст Библии и отрицали ее позднейшие толкования, в том числе и
Талмуд.

О возникших распрях за власть над еврейской общиной дошло до халифа Аль-Манара,
который велел посадить главаря раскольников в темницу.

Когда Анана освободили из заключения, он покинул Вавилонию и переселился со своими
приверженцами в Палестину, где и умер. А караимы, отделившиеся от большинства еврейского
народа, вынуждены были скитаться в разных странах Запада и Востока.

В Крым они попали из Хазарского государства после его разгрома славянами примерно
в конце X века. Центром караимов стал Чуфут-Кале (Старый Крым), который называли
«Еврейская скала».

ВСТУПЛЕНИЕ

 

На протяжении всего существования Советского Союза вопрос о национальной принадлежности
императора Петра Великого историками не рассматривался. Известно, что Петр был сыном
от второго брака русского царя Алексея Михайловича Романова с Натальей Кирилловной
Нарышкиной.

Работая над книгой «Романовы, Нарышкины и их потомки», автор на основании работ
известных русских историков, воспоминаний современников XVII-XX веков, научных статей
и с помощью Интернета осуществил поиск роли Нарышкиных в истории России. Среди изученных
материалов было обнаружено сенсационное утверждение некоторых историков – «Петр
Великий – потомок крымских караимов».

КТО ТАКИЕ НАРЫШКИНЫ?



По устному преданию, семья Нарышкиных считает себя потомками одного из знатных крымских
мурз, перешедших в конце XIV века на службу к Московским князьям.

Из истории Н.М. Карамзина, В.О. Ключевского следует, что Нарышкины, крымские караимы,
появились на Руси в конце XIV века. Литовский князь Витовт, славившийся своей воинственностью
и агрессивностью, совершив набег на Крым, разбил татар и в качестве военной контрибуции
в 1389 году увел в Литву несколько сот крымчаков, среди них – караимов. В их числе
оказался караим Нарышко, который занимал весьма заметное место среди пленников.


Поселили караимов в Тракае, часть мужчин взяли в личную охрану князя.

Агрессивность Витовта проявлялась и по отношению к некоторым русским княжествам,
что создавало напряженные отношения между Московским и Литовским княжествами. Чтобы
сгладить их, князь Витовт в 1391 году выдает свою дочь Софью замуж за московского
князя Василия Дмитриевича – молодого наследника Дмитрия Донского. Обоз с дочерью
Софьей и приданым прибыл в Москву под охраной караимских воинов, среди которых был
Нарышко. Нарышко оставляют на постоянное поселение в Москве для охраны молодой княгини.
В дальнейшем потомки Нарышко, приняв православие и фамилию Нарышкины, становятся
подданными русского государства.

По мнению известного историка-геральдиста князя Лобанова-Ростовского, в 1552 году
в исторических документах числится воин Иван Иванович Нарышкин, убитый в Казанском
походе, оставивший сиротами пять сыновей. В дальнейшем они несли весьма тяжелую
службу в пограничных русских войсках.

А.А. Васильчиков приводит сведения о сыне Нарышко Забеле, православное имя которого
Федор: он «был на Рязани наместником и жалован властями». Чернопятов В.И. утверждает,
что «его сын, Исаак Федорович, был воеводой в Великих Луках».

В более поздних исторических документах записано (1576 г.), «В Рыльске – осадная
голова Борис Нарышкин…».

Таким образом, начиная с XV-XVI вв., род Нарышкиных, постепенно разрастаясь, внедрялся
во все сферы государственного управления на Руси.

В общем Гербовнике дворянских родов Всероссийской Империи, начатом в 1797 году записано:
«Всему свету известно, что сего же рода Нарышкиных думного дворянина, бывшего потом
окольничим и боярином Кириллы Полуектовича Нарышкина дщерь Наталья Кирилловна находилась
в супружестве блаженной и вечнодостойной памяти за царем Алексеем Михайловичем,
от которого супружества произошел Великий Государь Император Петр. Рождением Петра
Великого род Нарышкиных сделался на вечные времена славным».

Утверждение же, что Нарышкины по происхождению крымские караимы, можно найти и в
трудах В.В.Нехлюдова (Старые портреты, Семейная летопись.), М.А.Миллера (Дон и Приазовье
в древности), М.И.Артамонова (История хазар), М.С. Шапшала (Караимы в Крыму, Литве
и Польше), Казаса М.М. (Караимы и Москва).

Академик М.С. Сарач отмечает причину удивительно хорошего отношения всей семьи династии
Романовых к караимам. По его мнению, императоры знали о полукараимском происхождении
своего великого предка, память о котором чтилась всеми. Происхождение (в основном,
немецкие корни) их самих сознательно или традиционно замалчивалось.

По мнению историков, Нарышкины, несомненно, происходили из знатного караимского
сословия, и когда их спрашивали, почему они отказываются от русских титулов, то
отвечали, что их род более древний, чем род Романовых.

За четыре с половиной века Нарышкины дали России многочисленных государственных,
военных, политических деятелей, дипломатов, ученых, литераторов, руководителей театров,
создателей архитектурных стилей и т.д.

Считается, что род Нарышкиных начинается с Ивана Ивановича Нарышкина и разделяется
на пять ветвей (середина XVI в.).

Основателями каждой ветви были сыновья Ивана Нарышкина: Полуект, Филимон, Фома,
Иван, Борис.

Полуект Иванович Нарышкин стал основоположником царской линии, правнук которого,
Петр Великий, стал первым императором России.

В XVI в. отдельные представители этого рода попадают на воеводскую службу в далеких
пограничных крепостях и на низшие командные должности в вооруженных силах. Особо
среди них известен Борис Иванович Нарышкин, сотник в Большом полку армии Ивана Грозного
во время Ливонской войны (1558-1583 гг.). Из его племянников наиболее известны Кирилл
Полуектович (1623-1691 гг.) и Федор Полуектович (1625-1676 гг.), которые по традиции
служили "выбором по Тарусе".

Кирилл Полуектович Нарышкин успел побывать в военных походах, на воеводстве в крепости
Терки на Северном Кавказе и в Казани, в 1654 г. был стрелецким головой (полковником)
в гарнизоне Смоленска. Именно в это время появляются сведения о Наталье Кирилловне
(1651-1694 гг.), его дочери и будущей русской царице.

В 1655 г. Кирилл и Федор Полуектовичи Нарышкины оказываются в столице. Здесь судьба
свела братьев с полковником рейтарского полка Матвеевым А.С., будущим боярином и
царским фаворитом, другом детства Алексея Михайловича Романова, весьма влиятельным,
хотя и неродовитым человеком.

С 1658 г. Нарышкины служат стряпчими в рейтарском полку Матвеева. Кроме того, один
из братьев был связан с Матвеевым и родственными узами – Нарышкин Федор Полуектович
женат на племяннице жены своего командира. Знакомство знаменитого Матвеева с семьей
Кирилла Полуектовича Нарышкина, брата Федора Полуектовича, перевернуло судьбу его
дочери Натальи, живущей в провинции. Матвеев предложил родителям отпустить Наталью
в Москву в его дом на воспитание.

Через некоторое время молодая красивая девушка Наталья Кирилловна Нарышкина стала
царицей России и матерью будущего императора Петра Великого.

ЗАМУЖЕСТВО НАТАЛЬИ
НАРЫШКИНОЙ


Первая жена царя Алексея Михайловича, Мария Ильинична Милославская, скончалась в
марте 1669 года после родов. Вслед за ней, через три месяца, умер царевич Симеон,
а через некоторое время (несколько месяцев спустя) – другой царевич, Алексей.

Наследники царя от Марии Милославской были слабы здоровьем, и русский народ надеялся,
что с приходом новой молодой царицы вскоре изменится положение с наследниками. Царь
не скрывал своих намерений жениться второй раз.

По русской традиции при выборе невесты царь должен был остановить свой выбор на
девице из знатного русского рода, а не на иностранной принцессе, поскольку русскому
царю подобало иметь русскую жену – одного с ним вероисповедания. Спустя год после
смерти Марии Алексей Михайлович нашел себе невесту.

Тоскующий и одинокий, он часто приходил коротать вечера к своему близкому другу
и первому министру боярину Артамону Матвееву – человеку необычному для Московии
XVII века, который достиг влияния благодаря собственным заслугам. Матвеев интересовался
науками и тяготел к западной культуре. На приемах, которые он регулярно устраивал
в своем доме для иностранцев – жителей или гостей Москвы, Матвеев обстоятельно расспрашивал
их о новостях политики, о развитии искусств и техники у них на родине. Именно среди
иноземцев он нашел себе жену Марию Гамильтон, дочь шотландского роялиста, покинувшего
Британию после казни короля Карла Первого.



Жена его была последовательницей европейской моды и, в отличие от московских жен,
свободно появлялась среди гостей-мужчин и вела светские разговоры.

На одном из таких вечеров царь Алексей заметил другую интересную женщину. Это была
жившая в доме Матвеева 19-летняя Наталья Нарышкина – высокая статная девушка с черными
глазами и длинными ресницами, дальняя родственница жены Матвеева. Для молодой девушки
того времени она была хорошо образована, к тому же, наблюдая за своей приемной матерью
и помогая ей, она научилась занимать гостей-мужчин.

И вот однажды вечером, когда в гостях у Матвеевых был царь Алексей, Наталья появилась
в комнате, чтобы поднести собравшимся угощение. Алексей, очарованный ее здоровой
яркой красотой и скромным поведением, лишенным жеманства, не спускал с девушки глаз.

Когда Наталья остановилась перед ним и он стал ее о чем-то расспрашивать, в ее кратких
ответах было столько учтивости и здравомыслия, что царь еще больше к ней расположился.
Прощаясь с Матвеевым, заметно приободрившийся Алексей Михайлович спросил, не ищет
ли он для этой прелестной девушки мужа. Матвеев ответил, что ищет, но поскольку
приданое у нее будет скромное, он думает, что охотников жениться на ней будет немного.
Алексей возразил, что не перевелись еще мужчины, для которых совершенства девушки
важнее ее приданого, и обещал боярину посодействовать.

Через некоторое время царь спросил Матвеева, как дела с женихами Натальи. Матвеев
ответил, что молодые люди приходят полюбоваться ее красотой, но, похоже, ни один
не помышляет о женитьбе. Царь радостно сказал, что он оказался удачливее и нашел
жениха, который, он надеется, придется ей по вкусу. Это почтенный человек и его
добрый знакомый и к тому же не нуждается в приданом. Он полюбил его подопечную и
хотел бы жениться на ней. Царь надеется, что, узнав о претенденте на ее руку, она
не отвергнет предложение о замужестве.

Матвеев спросил, кто же этот человек. Царь ответил, что это он надумал на ней жениться.
Матвеев, ошеломленный его ответом, бросился в ноги своему повелителю. Он понял сразу
все последствия царского решения – либо блистательные перспективы, либо неисчислимые
опасности. Если воспитанница будет царицей, то окончательно укрепится положение
Матвеева и ослабится позиция Милославских, но при этом яростно вспыхнет враждебность
этого правящего клана дворян, и если свадьба почему-либо сорвется, то Матвееву придет
конец.

Поэтому, чтобы избежать такой участи, Матвеев уговаривает царя прибегнуть к принятому
обычаю выбора невесты. Этот обычай пришел в Россию из Византии. Все невесты собираются
в Кремле на смотрины, причем невесты должны быть отобраны комиссией из сословий
высшего русского общества. Происхождение Натальи Нарышкиной вполне позволяло ей
участвовать в смотринах. Причем каждая претендентка подвергалась освидетельствованию
на предмет целомудрия.

В столь крупной игре риск был всегда высок. Но отступать было некуда, царь был настроен
решительно, по обычаю он велел собрать девиц на смотр.

Первый тур смотрин прошел в пользу Натальи Нарышкиной. Но Милославские обвинили
Матвеева, что он использовал приворотное зелье, чтобы привлечь царя к своей воспитаннице.
Началось дознание, которое длилось девять месяцев. Но к радости Матвеева и досаде
Милославских, 22 января 1671 года, царь, наконец, обвенчался с Натальей Нарышкиной.

Опасения ревнителей старины были не напрасны. Алексей Михайлович, как натура увлекающаяся,
способная целиком отдаться тем, кто в данное время был близок его сердцу, подчинился
влиянию жены и Матвеева.

Царь Алексей Михайлович, которому исполнился 41 год, был пылко влюблен в свою молодую
красивую черноволосую жену. Она принесла в его дом свежесть, радость, успокоение.
Алексей Михайлович как будто заново родился, Наталья всегда была рядом, он повсюду
брал ее с собой.

С появлением новой царицы, благодаря ее современному воспитанию, полученному в доме
Матвеевых, при дворе начались перемены.

После свадьбы, чтобы порадовать молодую жену, царь стал поощрять сочинение пьес
и велел соорудить сцену в пустовавшем боярском доме в Кремле; было подготовлено
первое представление на библейский сюжет, которое состоялось в присутствии царской
семьи.

Положение Нарышкиных необычайно окрепло, когда астролог Симеон, имея свободный доступ
к царю, через семь месяцев после свадьбы зашел к нему и сообщил, что "он видел
небесное видение и берет на себя смелость истолковать это явление как некое предзнаменование.
Его молодая жена в этот вечер зачала мальчика, которому суждено быть выдающимся.
Он будет великим воином и победит многих врагов, и заслужит такую славу, какой не
имел никто из русских царей. Искореняя злодеев, он будет поощрять и любить трудолюбивых,
сохранит веру и совершит много других славных дел".

Ровно через девять месяцев 28 мая 1772 года у царицы начались предродовые схватки.
Алексей Михайлович призвал Симеона к себе. Роды были тяжелые, и Наталью на третьи
сутки даже причастили. Царица изнемогала, но Симеон ободрил всех, сказав, что она
родит благополучно через пять часов. Когда наступил пятый час, Симеон пал на колени
и начал молиться о том, чтоб царица помучилась еще часок. Царь с гневом сказал:
"Что ты просишь?" "Если царевич родится в первом получасе, – отвечал
Симеон, – то веку его будет 50 лет, а если во втором, то доживет до 70".

В ту же минуту принесли царю известие, что царица разрешилась бременем, и Бог дал
царю сына.

Царь был счастлив, 30 мая 1672 года в час ночи Наталья Кирилловна родила крупного
и здорового на вид сына. Царственный младенец явился на свет хорошего веса, нормального
роста, крепеньким, с материнскими черными глазами и темно-рыжим хохолком. Петр был
похож на мать, но особенно на одного из ее братьев, Федора Нарышкина. Ее сын унаследовал
во многом менталитет древнего народа.

Большой колокол Успенского Собора Кремля возвестил о появлении сына в царской семье.
У царя Алексея Михайловича были особые основания радоваться появлению еще одного
сына, здорового и крепкого, болезненность Федора и Ивана ограничивала их надежду
на престол.

Петр до пяти лет находился под надзором многочисленных женщин, включая мать. Жили
они в различных подмосковных резиденциях – Измайловском, Преображенском. Когда ему
исполнилось 4 года, отец скончался. Его кончина вызвала большие перемены в положении
второй семьи. Все были застигнуты катастрофой врасплох.

Царь Алексей Михайлович был не стар, хорошего здоровья, но чрезмерная тучность способствовала
его преждевременной смерти. Почувствовав упадок сил, 28 января он благословил своего
старшего сына Федора, поручив младшего сына Петра деду Кириллу Нарышкину и своим
помощникам – князю Прозоровскому, Головину и Головкину. Затем приказал выпустить
на волю из тюрьмы всех узников, причастился и стал ждать кончины.

На другой день, 29 января, в 9 часов вечера три удара в колокол Успенского Собора
возвестили народу о смерти тишайшего царя.

После смерти Алексея Михайловича борьбу за власть на Московском троне вели две партии
– Милославские (поляки) и Нарышкины (караимы), абсолютно разные по стереотипу поведения,
культурной традиции и по отношению к русскому народу.

Сначала женитьба овдовевшего царя Алексея Михайловича на караимке Наталье Кирилловне
Нарышкиной (1671 г.) и рождение Петра (1672 г.) привели семью Нарышкиных к известности
и к богатству и ознаменовались для Нарышкиных целым рядом должностных повышений,
которые продолжались до самой кончины царя Алексея Михайловича (1676 г.). Затем
началась временная их опала и гонения, которые были остановлены во времена правления
Петра, сына Натальи Кирилловны Нарышкиной, и его потомков.

Молодая вдова царя, Наталья Кирилловна, всю жизнь не снимала траура. Вся дальнейшая
ее жизнь была посвящена детям. После смерти мужа Алексея Михайловича Наталья Кирилловна
от горя и слез постарела, только брови да огненные темные глаза остались от ее красоты.
Она всегда носила черные одежды, голова была покрыта черным платком. Все приближенные
бояре отвернулись от вдовы царя и толпились в Кремле возле царевны Софьи, старшей
дочери Алексея Михайловича. Только сын Натальи Петр иногда вбегал в горницу да кое-кто
из бояр заходил, чтобы поклониться будущему царю, справиться о его здоровье и покачать
головой – уж больно прытким он становился.

БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ



С кончиной царя в 1676 г. Алексея Михайловича положение Нарышкиных у трона резко
пошатнулось: на царский престол взошел сын царя Федор Алексеевич от брака с М.И.
Милославской. Новый царь, отличавшийся слабым здоровьем, не принимал особого участия
в государственных делах – по завещанию своего покойного отца Алексея Михайловича
сначала всем заправлял Матвеев А.С.

Однако, пользуясь симпатией царя Федора, родственники его матери Милославские одержали
верх и завладели властью.

Матвеев А.С. был удален в ссылку. Его сторонники лишились всех государственных постов.
Нарышкины решительно были отодвинуты в сторону

Молодой царь Федор полностью доверился своим родственникам, которые оградили его
от всех других влияний. Брак царя Федора оказался бездетным. Поэтому, потеряв надежду
иметь потомство от Федора, некоторые бояре стали искать сближения с Нарышкиными.

После смерти Федора (27 апреля 1682 года) положение Нарышкиных изменилось. Поскольку
царь Федор не оставил завещания, необходимо было выбирать нового царя. Десятилетний
здоровый Петр представлялся более способным занять престол, нежели слабый здоровьем
и тоже малолетний Иван, которому было четырнадцать лет. Толпа (московское вече)
кричала, что желает в цари Петра. Окончательно этот вопрос решили патриарх с Боярской
Думой. Петр был избран в цари. Опека над Петром по московскому обычаю принадлежала
его матери.



Петр был живым красивым мальчиком с родинкой на правой щеке, с веселым подвижным
лицом и привычкой на ходу размахивать руками, что делало его фигуру, заметной повсюду.
Торопливость стала его привычкой. Он вечно спешил, ему трудно было усидеть на месте,
он был веселым на домашних праздниках, неплохо танцевал. За что бы он ни брался,
он всюду поспевал. Охота к ремеслу развила в нем быструю смекалку и сноровку. С
годами он приобрел необъятную массу технических знаний.

Но Милославские не могли примириться с неудачей – их сторонники открыто кричали
на площади в пользу Ивана и продолжали борьбу за власть. Они спровоцировали стрелецкий
бунт против царицы Натальи Кирилловны и ее родственников Нарышкиных. Петр никогда
не мог забыть стрельцов, которые приставили к крыльцу лестницу, перебрались через
решетку, оттолкнули матушку и сбросили на пики князя Михаила Долгорукого, затем
подступили к боярину Артамону Матвееву, схватили его и, раскачав, тоже швырнули
на подставленные пики. Всюду была кровь. Вопли несчастных смешались с ревом стрельцов:
"Любо! Любо!". Били барабаны, бердышами рубили на части тела бояр.

Стрельцы ворвались в царские покои. Царица Наталья еле успела спрятать в церкви
обоих царевичей – своего сына Петра и пасынка, 14-летнего Иоанна. Там перед алтарем
их настигли двое пьяных стрельцов, кинулись с ножами. Кто-то крикнул, что у алтаря
кровь проливать нельзя, они замешкались, поругались, и царица Наталья увлекла царевичей
в задние комнаты дворца.



После казни дяди Ивана Кирилловича Петр свалился в горячке. На всю жизнь у него
остались припадки, судорога набегала, кривила лицо жуткими гримасами, он дергался,
таращил полоумно глаза.

После расправы над Нарышкиными и их сторонниками, стрельцы потребовали, чтобы царствовали
оба брата и правила царевна Софья при несовершеннолетних царях.

Двум царям, Ивану и Петру, была отведена декоративная роль – участие в церковных
церемониях, приеме иностранных послов. Для этой цели специально был изготовлен двойной
трон, за спиной которого скрывалась правительница Софья, которая подсказывала им,
как вести себя во время церемонии. Петр ко всему проявлял живой интерес, детскую
непосредственность, любознательность и был непоседлив. Красивый, рослый одиннадцатилетний
царевич выглядел шестнадцатилетним юношей.

В свободное от церемоний время Петр учился грамоте, образование он получил к этому
моменту весьма скромное.

И только потом, в зрелом возрасте он получил глубокие знания в истории, географии,
артиллерии, фортификации, кораблестроении. Этим он обязан собственной одаренности,
неутомимой тяге к знаниям, готовности всегда учиться. С ранних лет он проявлял интерес
к разным видам ремесел. Он отлично владел инструментами каменщика, плотника, столяра,
кузнеца. Любовь к физическому труду отличала его от царственных предшественников
и преемников.

Петра с раннего детства увлекало военное дело. Увлечение выросло на почве его детских
забав. Со временем деревянные пушки стали заменяться боевыми видами разных орудий,
боты заменяли боевыми кораблями. Ни с чем не может сравниться страсть Петра к мореплаванию
и кораблестроению.

В Москве опять было неспокойно. Раскольники кричали, что царь и патриарх посланы
антихристами. От этого Наталье Кирилловне становилось страшно. Народ забыл смирение
и страх. Содрогалась Наталья Кирилловна, вспоминая кровавую расправу стрельцов.

Чтобы упрочить статус Петра, царица Наталья решила женить сына в семнадцать лет.
Она надеялась, что ранний брак изменит неутомимую и ищущую натуру сына и изменит
положение, так как женатый мужчина не будет нуждаться в опеке старшей сестры Софьи.


Венчание Петра I и Евдокии Лопухиной состоялось 27 января 1689 года в церкви Преображенского
дворца под Москвой. Званых, кроме Нарышкиных и Лопухиных, было мало. После венчания
все тесно обступили молодых. Евдокия подняла карие глаза, застланные слезами. Петр
прикоснулся поцелуем к ее щеке, ее губы пошевелились, слабо отвечая. Молодых отвели
в спальню. У Петра кипела досада. Свадьба проклятая! Потешились старым обычаем!
И эта вот – стоит девчонка, трясется, как овца!

Он старался ее успокоить, предложив ей сесть, она послушно кивнула головой и испуганно
взглянула на мужа.

Петр после свадьбы уехал на озеро в Плещеево, где строились корабли.

После смерти брата, соправителя Иоанна V, Петр становится независимым царем. Родственники
Петра I по линии матери и жены стали его соратниками. Оставшийся в живых дядя Лев
Кириллович Нарышкин был преданным и близким человеком своему племяннику, на него
Петр всегда мог положиться.

В споре за власть сестра царевна Софья проиграла Петру.

Наталья Кирилловна стала спокойнее. Рядом с ней братец, Лев Кириллович, румяный,
степенный. Бояре, не спеша, обсуждают, как поступить с Софьей, как быть с Милославскими
– кого в ссылку, кого в монастырь и кому из бояр ведать приказом.

На Петра возлагали большие надежды. Россия – золотое дно, кто, если не новый царь,
поднимет жизнь России.

СМЕРТЬ МАТЕРИ ПЕТРА



Тяжелая борьба сына за власть и неспокойная обстановка в Руси подорвали здоровье
царицы Натальи Кирилловны. Однажды, когда она поджидала Петра, вдруг почувствовав
невыносимую боль в сердце, стала задыхаться. Петр, входя в ее комнату и увидев ее
в таком состоянии, закричал: "Маменька, миленькая, что с тобой?"

Наталья Кирилловна протянула ему руки. Она отдышалась и на третьи сутки даже отстояла
обедню. Петр снова уехал в Преображенское.

Но из Москвы прискакал гонец: Наталье Кирилловне хуже. Искали Петра, он был на крестинах.
В дом вошел гонец с письмом, подал его Петру. Прочитав, Петр заплакал, губы его
задрожали. До прибытия сына Наталью Кирилловну не трогали. Она лежала с изумленным
лицом, с крепко закрытыми веками.

Петр смотрел на это родное лицо, тщетно искал в уголках ее губ оставшуюся к нему
любовь. Он подошел к своей младшей сестре царевне Наталье Алексеевне. Она стояла,
по-бабьи пригорюнясь, в глазах ее светилась материнская ласка и любовь к брату.
Наталья схватила его голову, прижала к груди, Петр заплакал. Царевна Наталья увела
брата к себе в светелку, пока их мать будут собирать в последний путь. Присела рядом
с братом и сильно обняла, они оба заплакали.

Наталью Кирилловну, убранную в золотые ризы, положили в Грановитой палате. В ногах
у гроба на коленях – ее любимый брат Лев Кириллович. Ёе единственный сын стоял у
гроба и глуховатым баском читал молитвы.

На третий день после похорон Петр уехал в Преображенское к жене и своему маленькому
сыну Алексею. Теперь Евдокию стали называть царицей-матушкой. Он искал в жене сочувствия,
но она же, возомнив себя царицей, стала поучать его, что ведет себя неприлично,
все с солдатами, да с мужиками, пора и за ум взяться... Петр был потрясен, он раздраженно
начал надевать башмаки. Хлопнув дверью, он покинул жену и больше к ней не вернулся.

ОТНОШЕНИЕ ПЕТРА
I К СВОЕМУ ПРОИСХОЖДЕНИЮ


   Знал ли царь Петр о происхождении Нарышкиных? Несомненно, знал.

Всю свою жизнь он опирался на верных выбранных им людей из представителей тюркско-караимской
элиты. Среди его сподвижников были М.Ф. Апраксин, адмирал российского флота, внесший
большой вклад в усиление России, и М.А. Матюшкин, генерал, командующий русской армией
во время Персидской кампании.

Петр I был также очень привязан к дружной любящей караимской родне своей матери.
Он доверил своему дяде Льву Кирилловичу Нарышкину управление Россией во время своих
европейских путешествий в поисках знаний, чем очень гордились все потомки Льва Кирилловича.

После смерти дяди и его жены он опекал его детей-сирот, сыновей Ивана и Александра,
отправил их на учебу за границу, а дочерей выдал замуж за молодых мужчин знатного
происхождения.

Противники реформ Петра распространяли слухи о его еврействе. Эти слухи в какой-то
мере повлияли на политику приглашения «искусных» иностранцев, были введены ограничения
на проживание евреев в столице. Поэтому Петр проявил большую осторожность по поводу
приглашения еврейских специалистов, говоря следующее: «Зная характер и нравы того
и другого народов, считаю, не настало время соединить обе народности. Понимаю, что
было бы выгодно воспользоваться услугами евреев, но следует их пожалеть, если бы
они поселились среди русских».

Во время Северной войны русские войска продвигались по Польше, еврейское население
страдало от грабежей и погромов. В Мстиславле (1707 г.) царь, узнав, что русские
солдаты начали грабить местное население, приказал немедленно прекратить погромы
и строго наказал зачинщиков. Об этом было записано в Кагальной книге: «28 элула
5468 года пришел Кесарь, называемый царь Московский, по имени Петр сын Алексея,
со своим огромным войском. Оно напало на нас и едва не дошло до кровопролития, если
бы Господь Бог не внушил царю войти в нашу синагогу и не приказал повесить тринадцать
человек из них, и успокоилась земля».

При Петре свободно жили и работали только евреи, принявшие православие. К ним можно
отнести тайного советника П.П. Шафирова, вице-канцлера, получившего за особые заслуги
баронское достоинство; умнейшего и образованного шута Петра Лакосту, с которым Петр
любил вести богословские беседы; А.М. Дивера, генерал-адъютанта, первого генерал-полицмейстера
новой столицы С-Петербург, возведенного в графское звание; и других. Получить более
полную информацию по этому вопросу вы сможете, прочитав статью «Еврейские птенцы
гнезда Петрова» в книге Розалии Степановой «Горсть накаленных слов»

(США, июнь, 2007).



 

Картина дня

))}
Loading...
наверх