Свежие комментарии

  • Михаил Бутов
    Gerry Embleton - известный в Европе иллюстратор и реконструктор военного костюма разных времён и народов. Он хорошо с...Армии волжских бо...
  • Алексей Андреевич
    нарисовали и нарисовалиАрмии волжских бо...
  • Никифор
    Спасибо! Упоминаний совсем чуть...Наших вестей о том прошлом гораздо больше..Описание Новгород...

Красные против белых

Красные против белых

Россию часто упрекают в отсутствии идеологии, которая должна служить некой высшей народной цели, способной объединить массы и власть ради новых свершений и достижений. Социалисты и коммунисты требуют от власти поднять на знамена социалистические лозунги, «покраснеть» и восстановить все лучшее, что было в годы СССР. Националисты разных мастей и монархисты ищут вдохновения в романовской России и требуют реставрации Российской империи. Однако власть безучастна и к «красным», и к «белым», предпочитая свой путь, удобный элитам, встроившимся в мировую капиталистическую систему и не желающим менять существующий миропорядок.

От России-империи к России-республике

В том, что руководство Российской Федерации не собирается воссоздавать империю, будь то советскую или царскую, элиты в лице то Владимира Путина, то Дмитрия Медведева или иных чиновников рангом ниже признавались неоднократно, заявляя, что не мыслят сферами влияния и не намерены воскрешать СССР.

И правда, присоединение Крыма на фоне замороженных конфликтов в Новороссии и Приднестровье, вытеснении из информационной повестки Украины и Донбасса Сирией доказывает отсутствие интереса у Москвы к некогда частям Советского Союза.

Нежелание присоединять ЛНР к РФ, поддержка и словом и делом территориальной целостности Украины без Крыма — очередное доказательство нежелания элит проводить территориальные экспансии.

Собственно, Россия не империя, а скорее, такая же национальная республика, как Украина, просто без фашиствующей части населения, с нефтью, боеспособными вооруженными силами и ядерным оружием. И процессы национального строительства, что на Украине, что в России, все 25 лет шли одни и те же: украинские власти породили евроукраинцев, отрицающих свою историческую связь со всем русским, а элиты России породили россиян — жителей национальной республики-России — русских всех национальностей, но без имперского духа, довольствующихся жизнью в большой национальной республике.

Текущая версия России — Российская Федерация — не империя и шансов стать ею, по всей видимости, не имеет, так как ее элитам это не нужно. На самом деле элитам РФ куда ближе по духу период Временного правительства: РФ живет отдельно, а национальные республики отдельно, изредка пересекаясь, когда их экономические интересы совпадают, и разбегаясь, когда внешние силы совокупно с национальной буржуазией приводят к конфликту между республиками и Российской Федерацией.

И пока власть возвеличивает Россию времен петербургской империи, вытравливая воспоминания об империи московской, в массах растет запрос на идеи социальной справедливости и равенства, тогда как элиты все дальше уводят Россию по пути сословного деления и уничтожения в ней имперского начала.

Власть «белеет», а массы «краснеют»

Иллюстрацией усиливающегося идеологического раскола между элитами и массами служат не только итоги выборов в Иркутске, по итогам которых власть взял коммунист, но и настойчивость, с которой региональные и федеральные руководители осуществляют выкорчевывание советского прошлого из социально-культурной сферы.

Например, по итогам публичных слушаний установлено, что жители Москвы не хотят переименовать станцию метрополитена «Войковская», поскольку привыкли к этому названию. Однако московские власти идею переименования станции метрополитена не оставляют и, похоже, намерены добиться своего.

А в середине лета московское отделение КПРФ, собрав 152 тысячи подписей москвичей вместо 146 тысяч, необходимых для проведения местного референдума, решило не сдавать их в избирком, дабы «сэкономить деньги». Таким образом, вопрос установки памятника Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому откладывается в долгий ящик.

Тем временем массы живут своей жизнью: недавно в Пензе поставили памятник Сталину, документы для установки монумента готовят в Екатеринбурге, а в Тверской области открыли музей Сталину.

Сталин как воплощение справедливости

Массы хотят социальной справедливости и частичного возврата к элементам красного проекта, среди которых особо ценится равенство, бесплатная и качественная медицина и хороший соцпакет, которые были при социализме.

Собственно, это подтверждается итогами соцопроса, проведенного в марте этого года: если в начале нулевых годов преобладало негативное отношение к личности Сталина, то в настоящее время большая часть опрошенных (39%) оценивает ее положительно. Из них 30% испытывают уважение, 7% — симпатию, 2% — восхищение. В то же время каждый третий респондент безразлично относится к персоне Сталина. Доля россиян, придерживающихся мнения о том, что Сталина следует считать государственным преступником, сократилась. Если в 2010 году так думал каждый третий россиянин, то сейчас — только каждый четвертый.

И дело не в том, что массы желают точного повторения сталинского периода в современных условиях, скорее всего, личность Сталина ассоциируется с подлинными, а не политтехнологическими победами, и социальной справедливостью. Естественно, репрессии и ГУЛАГи осуждаются.

Элиты же хотят возврата к белой России, с четким и жестким разделением общества на низы и верхи. Просто элитарные группы привыкли жить за счет присвоения части природной ренты, экспорта сырья и полуфабрикатов и возможности наживаться на дешевых западных кредитах. Элиты знают, каким образом они получили контроль над социалистической собственностью, и боятся ее потерять. Элиты понимают, что принятие хотя бы того же плана Глазьева ударит по их благополучию, хоть бы тем, что будет ограничена возможность вывода капитала за рубеж.

Так как практически все постсоветские элитарии (за исключением разве что Беларуси) родом из лихих 90-х и принимали непосредственное участие в процессе первичного накопления капитала или же стали арбитром между теми, кто капитал успел накопить, то никого социализма или же хотя бы изменения экономической и социальной политики не будет.

Так как есть проблема с наполняемостью казны из-за обрушения цен на нефть, продажа которой давала подавляющее большинство доходов бюджета, то заливать проблемы деньгами уже не получается. Патриотический подъем, вызванный присоединением Крыма, судя по социологическим данным, проходит. Так, до 59% уменьшилось число тех, что считает, что это принесло стране больше пользы, чем вреда. Годом ранее таковых было 70%. 23% (против 17% годом ранее) считают, что присоединение принесло больше вреда. Велико и число затруднившихся с ответом — 18%. То есть эффект от присоединения Крыма улетучивается, а новых реальных побед элиты народу России явить не могут.

Попытка консервации страны

Нефть упала и в ближайшее время не поднимется, спрос на сырье из-за кризиса перепроизводства упал. Дешевые кредиты, которые позволяли проводить экспансию капитала за границей, скупая европейские и американские активы, закончились с началом санкций. Однако аппетиты у элит остались прежними, а живут элиты отнюдь не в странах, где зарабатывают деньги. Живут они там, где они хранят свои капиталы.

Все это означает, что поддержка массами курса элит в перспективе будет падать, следовательно, начнет снижаться их легитимность, а кривая рейтингов будет идти вниз. Это уже имиджевый вызов для властей, который требует ответа.

Потому между запросами масс и потребностями элит назревает явный раскол, который пока сглаживается за счет высокого уровня доверия масс к президенту России и внешнеполитическим давлением на страну со стороны США и ЕС. Пойти по пути возврата к социализму, пусть и рыночному, власть не может. Не обращать внимания на увеличивающуюся левизну масс также нельзя. Следовательно, с левизной нужно бороться.

Бороться с ней власть предпочитает в медийном пространстве с помощью излюбленного политтехнологического инструментария. Потому и звучат в последнее время призывы:

  1. Реставрации монархии, приглашению Романовых в Россию;
  2. Пишутся горы текстов в защиту Российской империи, ее обанкротившейся экономической и политической модели;
  3. Эксгумируются останки царской семьи и возбуждаются уголовные дела по факту убийства семьи Романовых (императора на момент убийства в России не было, Романов отрекся еще при Временном правительстве, а не большевиках, при этом законность отречения признал один из сенаторов Совфеда в прениях с Натальей Поклонской);
  4. Выдвигаются инициативы по десталинизации, осуждению сталинизма и переименованию станций метрополитена.

 

Будирование монархической темы в СМИ преследует целью не скорейшую реставрацию монархии как формы правления и института (без них как раз элиты РФ и торгово-финансовая олигархия спокойно живут уже почти четверть века), а создание идеологической почвы, на которую буржуазия и новое дворянство без титулов из числа бюрократии смогут опереться, защищая свои имущественные интересы и социальный статус в Российской Федерации. Развитие монархистской темы — средство для упрочнения элитами своей власти. Власть понимает, что ее поддержка среди масс вскоре начнет падать и ищет дополнительные способы легитимации.

Остаются лишь три проблемы:

  1. Социалисты и левые в информационном пространстве, которые критикуют власть и указывают на то, что ее экономическая политика ведет страну к банкротству, а народ к катастрофе;
  2. Народ, который со скепсисом относится к монархии, белому движению, олигархии и Российской империи, предпочитая им красное прошлое;
  3. Объективная экономическая и политическая реальность в лице назревающей мировой войны, которая пока проявляется во множественных локальных конфликтах, начавшейся мировой экономической депрессии и Западе, который не желает договариваться с элитами России.

 

И если с первой проблемой власть успешно справилась, вытолкнув левых на обочину информационно-политической жизни, то, как она будет решать две оставшиеся проблемы, — покажет время.

***

Похоже, точка в вековом конфликте между красными и белыми будет поставлена в ближайшие 5-10 лет. И ставить её придется гражданам России, выбирая, сохранять ли текущую Российскую Федерацию или трансформировать её в соответствии со своими желаниями и потребностями.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх