Свежие комментарии

  • Михаил Ачаев
    Не было тогда всемирной китайской фабрики, всё стоило дорого.Сколько будет сто...
  • Никифор
    А если бы ледяной щит закрыл бы переход то к прибытию Колумба в Новом свете могло и не быть людей..Про океанцев держа...Заселение Северно...
  • Никифор
    https://www.youtube.com/watch?v=SMNvqYhnckg РС 239 Заселение Северной Евразии Сергей Васильев в «Родине слонов»Заселение Северно...

Америка как исток европейских Утопий

Америка как исток европейских Утопий

«Америка была ни чем иным, как идеалом Европы. Та пожелала увидеть в Новом Свете лишь то, чем хотела бы стать сама», – считает культуролог Фернандо Аинса. Образ Нового Света очень быстро сложился на основе языческих и христианских мифологических представлений о рае.

Уругвайско-французский культуролог Фернандо Аинса в своей книге «Реконструкция Утопии» (изд-во «Наследие», 1999) показывает, что европейцы в Америке искали подтверждение библейских сюжетов и средневековых мифов о райской земле. Мы публикуем отрывок из его работы.

Первые пульсации американской утопии можно различить в античных мифах, которые предвозвещали существование «четвёртой части света», а позже — в мифах, составивших основу идеи Нового Света в ходе открытия Америки в 1492 году и её включения в сферу западноевропейского воображения. Движение на закат, в древнеегипетскую «землю мёртвых», началось в Греции. Именно на западе находится языческий рай, какое бы имя он ни носил,— Елисейские поля или Сады Гесперид; именно в западном направлении разворачиваются странствия гомеровской «Одиссеи»; здесь же находится континент Атлантида из платоновских диалогов. По мере того, как исследовательские экспедиции и путешествия всё дальше смещают к западу границу неизведанного, мифологические острова гомеровского мира (Сицилия и Липарские острова) вытесняются Блаженными островами, расположенными по ту сторону Геркулесовых столпов, где люди всё ещё живут в Золотом веке.

Америка как исток европейских Утопий

Прогресс научного знания лишает сакральности небесные сферы: теперь их населяют звёзды и созвездия, с вполне определенными названиями, их движение подчиняется эмпирически доказанным законам физики, и по точному расположению звёзд ориентируются мореплаватели. Уже и ангелы растворяются в пространстве — всё менее «космическом» и всё более «космогоническом». Остаётся лишь одно неизведанное направление — на Запад: туда увлекают путешественников мистика географии и дух приключений (Эрнст Блох назовет это «географическими утопиями»), а также дискуссии астрономов и картографов о реальных размерах нашей планеты.

В необходимости проложить путь к легендарным землям на закате больше не остаётся сомнений. О четвёртой части света говорят как о достоверном факте — его остаётся только доказать. Поэтому-то Альфонсо Рейес полагает, что Америка была «землёй, куда стремились ещё прежде, чем её открыли, ибо её искали все, и до того, как превратиться в установленный факт, она была научным и одновременно поэтическим предчувствием». Таким образом, открытие Америки не было случайным. «Европа открывает Америку, ибо нуждается в ней», утверждает Леопольдо Cea.

Америка служит подтверждением и обоснованием фантазий и легенд прошлого, она актуализует пророчество Священного Писания о том, что где-то существует земля обетованная, эсхатологический finis ferrarian, край земли, где суждено завершиться времени, где будет явлено последнее откровение, альфа и омега истории. Подобно экзегету, который «раскрывает текст», извлекая из него «скрытое» содержание, европеец видел в открытии Америки возможность расшифровать тайну и утвердиться в своей эсхатологической вере. Время, как «корабль», увлекает человека в завещанный рай — и хотя рай этот будет вновь обретён лишь с концом истории, он может быть явлен в настоящем благодаря раскрытой тайне Америки.

Америка как исток европейских Утопий

По воле случая первые земли Нового Света, открытые Христофором Колумбом, были островами, больше того, островами райскими, где жили в «чистоте изначальные люди». Абстрактный, фантастический образ Эдема превращается в прекрасную реальность. Как показал Сержио Буарке ди Оланда на примере Бразилии, образ Нового Света очень быстро сложился на основе языческих и христианских мифологических представлений о рае. Все верили, все утверждали, что Золотой век, описанный классическими авторами,— Гесиодом, Вергилием, Пиндаром, Горацием, Овидием, Сенекой и Лукианом из Самосаты— не навсегда исчез в прошлом, но сохранился в неприкосновенности на американской территории. Его признаки видят во многих приметах быта коренных народов и относят это на счёт изоляции, в которой живут счастливые обитатели островов.

Золотой век прошлого вновь обрел место в настоящем, христианство первых веков своего существования возродилось в утопической деятельности миссионеров, потерянный рай обретён в «эдемизме», классическая Аркадия цветет вновь, все опять одержимы желанием найти источник вечной молодости. «Изобретение» Нового Света сопровождается воскрешением и переработкой старых мифов.

Понсе де Леон обшаривает Антильские острова и Флориду в поисках легендарного источника вечной молодости, Орельяна даёт античное имя «Амазонка» реке, к низовьям которой спускается, а в царство Эльдорадо направляет шаги Писарро — подобно тому, как страна Сипанго указывала путь каравеллам Колумба.

Америка как исток европейских Утопий

Открытие Америки вовсе не набрасывает узду на тот полёт фантазии, которым дышат карты неведомого, воображаемого Запада, созданные в эпоху античности и в средние века, оно не только не разоблачает фантазию, но и стимулирует её, как бы предоставляя ощутимые доказательства, оправдывающие продолжение поисков идеального пространства. Достаточно вспомнить многочисленные экспедиции, организованные Испанской и Португальской короной, а также англичанами, немцами, голландцами и французами, с единственной целью — найти места, которые сегодня кажутся химерами: источник вечной молодости, царство Пресвитера Иоанна, Семь Городов Сиволы, Серебряную Гору, Коричную Страну, Город Двенадцати Цезарей, Белого Короля, Эльдорадо и страну Амазонок. Многие открытия и исследования обширных территорий Северной и Южной Америки были совершены в поисках мифов, принимаемых за реальность. История разочарований от этих экспедиций во многом совпадает с историей экспансии Испанской империи.

Одновременно коллективное воображение Европы переносит на американскую территорию подвиги рыцарских романов, каталоги фантастической зоологии и прикладной ботаники, забытые легенды и поверья. После открытия Америки хронисты, сопровождавшие конкистадоров, усердно проверяли эти мифы и приспосабливали их к американской реальности. Априорное понятие о Новом Свете, каким он представлялся, пронизывает любое описание его действительности. Казалось, что в Новом Свете находят подтверждение фантазии из описания воображаемого путешествия Жана де Мандевиля, созданного около 1355 года, и целый ряд «чудес», описанных в путешествиях Марко Поло или в «Этимологиях» Исидора Севильского.

Берналь Диас дель Кастильо, прибыв вместе с Эрнаном Кортесом в Теночтитлан и увидев белые здания столицы империи ацтеков, возвышающиеся над цветущим озером, полагает, что «зрит перед собою чудеса Амадиса Гальского»; Гонсало Фернандес де Овьедо утверждает, что Антильские острова, куда он высадился вместе с Христофором Колумбом, — это острова Гесперид, которые античные авторы помещали на западной оконечности земли, в сорока днях плавания от Коргон (островов Зелёного Мыса) и где сохранился в неприкосновенности рай Золотого века.

Америка как исток европейских Утопий

Со своей стороны, падре Акоста в своем сочинении De Natura Novi Orbis — которое Александр Гумбольдт считал основой современной американской географии, — объясняет происхождение миграций в Новый Свет и разнообразие его фауны и флоры, исходя из сведений о Ноевом ковчеге, как он описан в Книге Бытия.

В охваченной кризисом Европе сообщения об Америке оказали непосредственное влияние на создателей нового жанра. Томас Мор, создавая «Утопию», черпает вдохновение в первых новостях о Новом Свете. По-видимому, он, был знаком с сочинением De Orbe Novo Педро Мартира, появившимся в 1511 году, и с «Письмами» Америго Веспуччи, собранными в «Четырёх Плаваниях», которые в то время циркулировали по Европе. Но и его собственное произведение сразу по публикации включилось в дискуссию о том, как организовать Новый Свет и управлять им.

По мере того как ширилось завоевание Америки, получал распространение и жанр утопии. Теории о воображаемых мирах соотносились с практикой завоевания и колонизации — так реальность и фантазия, питая друг друга, развивались в постоянном взаимодействии.

То был один из тех редких моментов американской истории, когда воображение сливалось с реальностью, когда предсказания вписывались в контекст не только возможного будущего, но и настоящего, которое, как верилось, поддаётся реорганизации в соответствии с представлениями о должном. Характерное для этого периода интенсивное утопическое творчество обусловило особую близость утопий к конкретным проектам обустройства вновь открытой реальности.

Америка как исток европейских Утопий

По мнению Х.А.Мараваля, «бремя утопии» порождено «изобретением» Америки в XVI веке. Она живёт на стыке геометрических проектов «Утопии», «Новой Атлантиды», «Города Солнца», «Океании» и визионерских образов мифов и легенд, вдохновивших многочисленные экспедиции, которые устремились в самые отдалённые уголки континента.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх