Свежие комментарии

  • Михаил Ачаев
    Не было тогда всемирной китайской фабрики, всё стоило дорого.Сколько будет сто...
  • Никифор
    А если бы ледяной щит закрыл бы переход то к прибытию Колумба в Новом свете могло и не быть людей..Про океанцев держа...Заселение Северно...
  • Никифор
    https://www.youtube.com/watch?v=SMNvqYhnckg РС 239 Заселение Северной Евразии Сергей Васильев в «Родине слонов»Заселение Северно...

А. А. Гиппиус: «Берестяные грамоты объединяют людей, как никакой другой источник»

А. А. Гиппиус: «Берестяные грамоты объединяют людей, как никакой другой источник»

Знакомьтесь:

Алексей Алексеевич Гиппиус, д.ф.н., профессор, член-корреспондент РАН

Интересы

письменность и литература средневековой Руси XI-XVII вв.;
история русского летописания;
берестяные грамоты, древнерусская эпиграфика;
история и культура Великого Новгорода

Занятия

научные исследования (Лаборатория лингвосемиотических исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»; Институт славяноведения РАН);
преподавание (профессор факультета филологии НИУ ВШЭ)

Автор книг

«Новгородские грамоты на бересте: Из раскопок 1997-2000 гг.» (совместно с В. Л. Яниным и А. А. Зализняком, 2004);
циклы статей по истории текста Новгородской первой летописи, «Повести временных лет»,  «Поучения Владимира Мономаха» и др.

Большинство публикаций доступно на сайте НИУ ВШЭ: http://www.hse.ru/org/persons/34257871

 

 А. А. Гиппиус: «Берестяные грамоты объединяют людей, как никакой другой источник»
Алексей Алексеевич Гиппиус в Новгороде

Н. А. Кутырева:
Алексей Алексеевич, берестяные грамоты — это уникальный факт русской культуры, или письмо на бересте встречается и у других народов?

А. А. Гиппиус:
Береста как писчий материал использовалась в разных культурных традициях.

В Индии, например, где сохранились написанные на бересте древние книги. Но там писали чернилами или тушью. А наши грамоты прочерчивали острым инструментом, тем же, который использовался для письма по воску. В этом смысле как соединение техники письма и писчего материала берестяные  грамоты — уникальный факт древнерусской культуры. Но как памятники бытового, практического письма они далеко не одиноки. Очевидна параллель с египетскими папирусами, с табличками Виндоланды из римской Британии, руническими документами на деревянных палочках из норвежского Бергена. Есть и другие параллели.


Сколько лет уже ведётся изучение берестяных грамот? Когда были найдены первые известные науке образцы?

Шестьдесят два года. Берестяная грамота №1 была найдена 26 июля 1951 года. На первых порах их изучением занимались преимущественно археологи и историки: А. В. Арциховский, В. Л. Янин, Л. В. Черепнин, тогда как лингвистическое значение берестяных грамот казалось относительно небольшим. Господствовало мнение, что грамоты написаны с многочисленными ошибками, малограмотными людьми. Переворот в этом отношении был совершен в 1980-е годы А.А. Зализняком, который показал, что большинство берестяных грамот написаны в действительности без ошибок, но с использованием особой, бытовой графической системы. Это позволило, во-первых, по-новому прочитать множество документов, и, во-вторых, описать отразившийся в них древненовгородский диалект. С тех пор появились и новые аспекты. В последние годы, например, много внимания уделяется тому, как была организована сама коммуникация, осуществлявшаяся при помощи берестяных грамот.


Какова география распространения грамот?

В Новгороде найдено 1050 документов и чуть более ста грамот в других городах: в Старой Руссе — 45, в Торжке — 19, в Смоленске — 16, в Пскове — 8, в Твери — 5, в Москве и Звенигороде Галицком (Украина) — по 3 и по одной грамоте в Витебске, Мстиславе и старой Рязани. В целом это 1162 документа, из которых львиная доля, конечно, новгородские.    

 А. А. Гиппиус: «Берестяные грамоты объединяют людей, как никакой другой источник»
Знаменитый Троицкий раскоп


Каков жанровый репертуар текстов на бересте?

Это тексты разного предназначения. Большинство составляют частные письма и челобитные, а также разного рода деловые записи. Имеется небольшое количество официальных документов (или их черновиков). Менее 5% церковные тексты. Особую категорию образуют учебные записи: азбуки, склады. Наконец, несколько текстов литературного и фольклорного характера, например, заговоры.   


Почему особое место в сохранении культуры берестяных грамот занимает Великий Новгород?

Конечно, очень большую роль  играет специфика новгородского культурного слоя, который весь пропитан влагой. В культурном слое Новгорода поэтому прекрасно сохраняется всякая органика и береста, куски берёзовой коры, в частности. Это чисто физическая специфика новгородской почвы.

 

К какому времени относятся самые ранние образцы?

Самые ранние из найденных грамот датируются второй четвертью ХI века.

 

Какое время считается временем расцвета берестяной культуры?

На сегодняшний день у нас есть уже очень неплохая статистика, которая позволяет зафиксировать начало активного распространения берестяного письма в середине XI века.

Не следует думать, что до этого Новгород вообще не знал кириллического письма. Хронологически берестяным грамотам предшествует выдающийся памятник древнерусской письменности — Новгородский кодекс, или Новгородская псалтырь на воске. Между ним и первыми берестяными грамотами интервал примерно в четверть века. Похоже, что, для того чтобы люди начали писать на бересте, нужно было, чтобы выросло грамотное поколение, нужно было время, чтобы письмо превратилось из только что обретённого культурного сокровища в явление повседневной жизни.

Расцвет берестяной переписки приходится на вторую половину XII века, потом на рубеже XII—XIII веков наблюдается некоторый спад, а затем, в XIV веке, новый подъём, который заканчивается в Новгороде в середине XV века. Это связано с вытеснением бересты новым дешевым материалом, бумагой.

Там, где по каким-то причинам не было возможности пользоваться появившейся к тому времени бумагой, техника письма на бересте могла просуществовать и дольше.


Известно ли доподлинно, когда началось распространение грамотности на Руси?

По-видимому, самый первый период распространения письма на Руси не предполагал большого числа грамотных людей. Но ситуация радикально изменилась тридцать лет спустя. Примерно после 1030 года значительно шире входит в жизнь древнерусского общества. Мы даже знаем, как это произошло: здесь замечательным образом археологические свидетельства согласуются с показаниями  летописных текстов. Я уже сказал, что древнейшие берестяные новгородские грамоты относятся ко второй четверти XI века. И есть все основания связывать их появление с развитием школьного образования. Одна из групп русских летописей, так называемая Новгородско-софийская группа, содержит известия о том, что в 1030 году Ярослав Мудрый, придя в Новгород, собрал «от попов и старост» 300 детей и отдал их учиться книгам. И можно думать, что как раз эти первые школьники, которые сели за парту в 1030 году, и были писцами древнейших берестяных грамот. До этого времени книжное знание было достоянием совсем незначительного слоя грамотных людей.


Можно ли считать, что грамотность в Новгороде XI—XII вв. была общедоступным явлением?

Расхожее представление о том, что средневековый Новгород был царством всеобщего начального образования, не соответствует действительности. В XI—XII веках письмо было, безусловно, достоянием социальной элиты. Грамотность была явлением далеко не общераспространённым. Впоследствии происходит некоторая «демократизация» берестяного письма, им начинают овладевать более широкие слои населения.


А была ли письменность в дохристианской Руси?

Проблема так называемой дохристианской русской письменности действительно существует. Но рассуждения о том, что восточные славяне пользовались какими-то своими собственными системами письма в дохристианскую эпоху находятся за пределами научного знания. Просто потому, что никаких памятников такого рода письма до нас не дошло, а науке приходится иметь дело с объективными данными.


Как вы считаете, есть ли вероятность знакомства восточных славян с кирилломефодиевской письменной традицией до официального крещения Руси?

Это действительно научная проблема. В 1949 году в Гнездове под Смоленском была найдена знаменитая корчага, амфора, на которой начертано слово, трактуемое по-разному. Чаще всего в нём видят имя владельца — Горуня, принадлежащее Горуну. Этот памятник долгое время рассматривался и сейчас рассматривается как образец дохристианской письменности на Руси. Но дело в том, что число берестяных грамот, открытых тогда же, в середине ХХ века, множество — сегодня их уже тысячи, а смоленская Гнездовская надпись так и осталась уникальным памятником. Поэтому говорить об использовании на Руси кириллического письма в Х веке нет оснований.


В чём состояла деятельность книжника в Древней Руси?

Представляя себе работу древнерусского книжника, мы должны различать несколько видов его занятий. Книжник может быть простым переписчиком, он может быть компилятором, соединяя части ранее созданных текстов. Он может быть переводчиком, и, наконец, — автором оригинального текста. Всё это — виды книжной деятельности. Для славянского средневековья соотношение между работой автора и работой переписчика было совсем иным, чем мы сейчас могли бы его себе представить.

Основой литературы были переводные канонические христианские тексты. И главной задачей средневекового книжника было воспроизведение текстов этого основного корпуса. Поэтому основной книжной деятельностью была работа самого простого писца-переписчика. С другой стороны, средневековый славянский автор также творил совсем по иным законам, чем литератор нового времени. Основой его деятельности была ориентация на образцовые канонические тексты. Он в значительно большей степени зависел от этих образцов, чем писатель нового времени.

В руке средневекового писца было или гусиное перо, если он переписывал, создавал пергаментный кодекс, или заостренный инструмент, называвшийся по-гречески стилосом или графьей. В сегодняшней археологической практике эти предметы называются писалами. Они могли быть из кости, из металла. Именно таким инструментом пользовался, безусловно, и писец Новгородской псалтыри, выводя по воску свой текст. И таким же писалом пользовались и писцы берестяных грамот.


В чем заключалась традиция, культура древнерусского письма?

Называя грамоты письмами, мы должны понимать, что в разные эпохи в разных культурах в это понятие вкладывалось разное содержание. Чем было письмо для древнерусского человека?

Во-первых, тексты были короткими. Аналогом их сегодня можно считать SMS. Берестяная «почта» была именно «службой коротких сообщений», причем сообщений в основном делового свойства. Древнерусский человек редко садился писать письмо, не побуждаемый к этому его деловой необходимостью.

Во-вторых, тексты были открытыми. Письма не доставлялись в конвертах. На них нет адреса, но есть адресная формула, которая является частью текста.

В-третьих, им была свойственна определённая смысловая структура. Они начинались с адресной формулы (от кого кому), затем шла констатация факта, затем просьба, требование, иногда угроза. Адресная формула и концовка составляют этикетную рамку письма, противопоставленную основной, содержательной части.

А. А. Гиппиус: «Берестяные грамоты объединяют людей, как никакой другой источник»
Берестяная грамота. Новая находка

Отражает ли берестяная переписка жизненные и житейские ситуации?

В основном их и отражает. За каждым письмом стоит конкретная жизненная ситуация. Купец волнуется за судьбу отправленного товара. Чиновник городской администрации сообщает посаднику детали расследованного им дела о краже княжеских денег. Молодая богатая новгородка упрекает братьев, что они никак не пришлют ей заказанные украшения. Бесконечное разнообразие сюжетов и сцен повседневной жизни...


Кто писал берестяные грамоты? Знаем ли мы что-либо об этих людях? Помним ли их имена?

Это большой вопрос — кто писал берестяные письма. Многие, по-видимому, написаны их авторами собственноручно.  Но, скажем, когда перед нами крестьянская челобитная, то естественно думать, что её писал какой-нибудь дьяк по поручению крестьянской общины. Имеются и прямые свидетельства использования труда писцов:  это, с одной стороны, документы, написанные одним почерком, но при этом исходящие от разных лиц, а с другой — письма одного и того же человека, написанные разными почерками. Один из таких комплексов особенно замечателен. Это переписка боярина Петра Михалковича. Он жил в Новгороде в середине XII века и был личностью очень влиятельной, выдал дочь за князя Мстислава Юрьевича, сына Юрия Долгорукого. Но этот человек писал не сам, за него писали другие. Конечно, это связано отнюдь не с тем, что он был неграмотный. Просто чем выше на социальной лестнице стоял человек, тем больше у него было возможности привлечь для написания берестяного письма кого-то из своих грамотных отроков, слуг. Часто в качестве писцов выступал церковный люд: даже светская переписка явно отражает эпистолярные привычки, сложившиеся в церковной среде.


Расскажите, пожалуйста, о проекте «Грамоты.ру».

www.gramoty.ru — это сайт, в полном объеме представляющий в сети Интернет корпус берестяных грамот. Его основу составляет база данных, в которой находятся фотографии грамот, их прорисовки, вся археологическая информация о документах и, конечно, сами тексты. Если пользователь желает, например, найти все полностью сохранившиеся письма первой половины XII века, найденные на Неревском раскопе, он выбирает в базе соответствующие параметры, делает запрос и получает список нужных документов.

В этом году мы собираемся произвести обновление сайта, что давно пора было сделать. На нем будут размещены тексты и изображения грамот, найденных после 2004 года (более ста новых документов), а также заменены на более качественные многие старые фотографии.

Могу добавить, что тексты берестяных грамот с полной грамматической разметкой уже несколько месяцев доступны и в составе исторической части Национального корпуса русского языка (www.ruscorpora.ru). Желающий найти какое-нибудь слово в грамотах, может обратиться для этого к корпусу, получить список грамот, в которых это слово употребляется, и, при желании по прямой ссылке перейти к представлению грамоты на сайте gramoty.ru.


Алексей Алексеевич, пользователям нашего сайта было бы интересно поближе познакомиться с вами. Можно задать вам несколько личных вопросов? Почему и как вы выбрали филологию? Были ли сомнения, знакомо ли вам мучительное состояние, когда человек, стоящий перед выбором, не готов его сделать?

Своим выбором я отчасти обязан случаю, который привёл меня в шестом классе в кружок литературоведения при Московском дворце пионеров. Его вела Евгения Семеновна Абелюк, тогда начинающий преподаватель, а ныне заслуженный учитель РФ, прекрасный педагог и филолог. А через год моим учителем литературы в школе стала Зоя Александровна Блюмина, которая до этого преподавала в знаменитой 2-й физико-математической школе, пока ту не разогнали.  Зоя Александровна была исключительно ярким и талантливым человеком, учителем от Бога. Выжигала калёным железом штампы советской школы, учила думать. У меня хранится сочинение о Лермонтове, с подчёркнутой её красным карандашом фразой: «Если посмотреть на язык Максима Максимыча...». К концу школы сомнений никаких уже не было. А спустя десять лет Евгения Семеновна и Зоя Александровна встретились и вместе составляли новую программу по литературе. Мне было очень приятно узнать об этом.   


Вы окончили филологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. Скажите, сфера ваших научных интересов определилась уже в студенчестве?

Да, на третьем курсе, когда я пришел в семинар по истории русского языка и культуры, который вели Борис Андреевич Успенский и Виктор Маркович Живов. Это была прекрасная школа, годы профессиональной учебы. Жалею только, что был несколько легкомысленным студентом. Как-то пропустил семинар, а потом узнал, что докладчик заболел и его «заменял» приехавший из Тарту Юрий Михайлович Лотман. Большей досады я, кажется, в жизни не испытывал. На филфаке в те годы были и другие прекрасные преподаватели-древники: Георгий Александрович Хабургаев читал старославянский и историческую грамматику русского языка, Ольга Александровна Князевская — палеографию. Их уже нет, в этом году умер и В. М. Живов, это огромная утрата для нашей науки. А Борис Андреевич здравствует, и я счастлив спустя тридцать лет вновь работать под его началом в «Высшей школе экономики».  


Когда вы впервые приехали в Новгород? Сколько лет вы участвуете в Новгородских экспедициях?

Первый раз приехал в 1989 году всего на несколько дней. В Новгородскую археологическую экспедицию меня привел Андрей Анатольевич Зализняк, чьей лингвистической школе я тоже чрезвычайно обязан. Как-то «прижился» в экспедиции, со временем стал приезжать каждый год и езжу до сих пор. Не могу представить своей жизни без Новгорода и Новгородской экспедиции. Это удивительное место, в котором археолог, историк и лингвист трудятся вместе и прекрасно понимают друг друга. Берестяные грамоты в этом смысле объединяют людей как никакой другой источник.

А. А. Гиппиус: «Берестяные грамоты объединяют людей, как никакой другой источник»
Новгородская экспедиция. Андрей Анатольевич Зализняк крайний справа,
Алексей Алексеевич Гиппиус второй слева


Какие сюрпризы подарил экспедиции в Новгород в последнее двадцатилетие?

За эти двадцать лет было много замечательных находок.  Главным открытием стала, конечно, уже упомянутая Новгородская псалтырь или Новгородский кодекс первой четверти XI века.


Что представляет собой Новгородский кодекс?

Это три липовые дощечки размером 19 Х 15 см. Они были найдены вместе, в сложенном состоянии. На этих дощечках имеются  углубления, заполненные воском. Таких восковых страниц четыре — две на внутренней дощечке и по одной на внешних дощечках.

Восковые таблички для письма находились и ранее. Но никогда до этого они не находились в таком виде. Здесь перед нами действительно книга, причем это, безусловно, древнейшая книга Руси. До её находки этот период истории древнерусской книжности вообще не был известен.


Вы назвали эту находку Псалтырью...

Да, это текст Псалтыри. На нём записано два псалма, 66 и 67, и виден также остаток 76-го псалма. Письмо Новгородской псалтыри, её почерк — это отличный профессиональный устав. Нет никакого сомнения в том, что писец уже прекрасно владел книжным письмом. То есть это не учебный текст, не текст, записанный в качестве школьного упражнения.


Вы, как известно, занимаетесь не только научными исследованиями, но и преподаванием. Какие курсы вы ведете сейчас?

Я вернулся к преподаванию совсем недавно, только год назад. Сейчас вместе с коллегами по лаборатории, читаю курс, который называется «Словесность допетровской Руси» и веду научно-исследовательский семинар.


Изменилось ли что-либо в традиции вузовского филологического образования с того времени, когда в университете учились вы? Можно ли сравнить, как учили вас и как учите вы?

Мне трудно судить об изменениях в традиции, поскольку в МГУ я после 1993 года не преподавал, а в «Вышке», как уже сказал, только начал преподавать, да и факультет филологии здесь образовался совсем недавно. Система преподавания историко-лингвистических дисциплин в «Вышке» пока только формируется. Надеюсь, что со временем она вберет в себя лучшие черты традиционной системы, освободившись от лишнего балласта.     


Ваше мнение о современных студентах, уровне их подготовки, желании учиться? Чем сегодняшние студенты отличаются от вас и ваших сокурсников, получавших образование в начале 80-х?

Студенты, с которыми я сейчас имею дело, — очень хорошие. Вот только на днях у нас прошли защиты курсовых на втором курсе — есть замечательные, яркие работы. Интернет и современные электронные технологии, конечно, решительно изменили образ жизни гуманитария,  но не изменили существа его работы. Дело, в конце концов, не в носителе информации, а в ее содержании. Ведь не пишем мы сейчас берестяных грамот. А книги читаем, пусть и электронные.


Филологические факультеты каких вузов вы считаете сегодня самыми сильными?

Мне не хотелось бы заниматься здесь рекламой своего университета, тем более, что и к другим ведущим центрам филологического образования я отношусь с большим уважением.


Началось лето. Поедете ли вы в Новгород в этом году? Каковы ваши ожидания?

Конечно, через несколько дней туда отправляюсь. В этом году ожидания невелики. Сезоны 2010 и 2012 годов были исключительно результативными, принеся в общей сложности более семидесяти берестяных грамот XII—начала XIII веков. В этом году на Троицком раскопе работы идут в слоях XI века, а в них вероятность находки грамот намного меньше. Но мы, конечно, все равно надеемся.

А. А. Гиппиус: «Берестяные грамоты объединяют людей, как никакой другой источник»
«Русский на 5» желает Алексею Алексеевичу счастливого лета: новых
поездок
 и интересных находок

 источник

Картина дня

наверх