Свежие комментарии

  • Михаил Ачаев
    Не было тогда всемирной китайской фабрики, всё стоило дорого.Сколько будет сто...
  • Никифор
    А если бы ледяной щит закрыл бы переход то к прибытию Колумба в Новом свете могло и не быть людей..Про океанцев держа...Заселение Северно...
  • Никифор
    https://www.youtube.com/watch?v=SMNvqYhnckg РС 239 Заселение Северной Евразии Сергей Васильев в «Родине слонов»Заселение Северно...

АНГЛОСАКСЫ. ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА

АНГЛОСАКСЫ.  ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА

 

A: Древнеанглийский воин конца V - начала VI веков

 

Представленный на этой иллюстрации собирательный образ, реконструирован большей частью по двум воинским захоронениям, обнаруженным в Дорчестере-на-Темзе в Оксфордшире и в Форде в Уилдшире; обе области в начале VII в. являлись частью Уэссекса. Изображенный воин – либо знатный керл, либо же гезит низкого сословия. Его основное оружие – копье длиной около 6½ футов (2 метра) с гнездом, имеющим боковую продольную щель. При себе в качестве вспомогательного оружия он носил крепящийся на поясе сакс. Не смотря на свои 12 дюймов (30 см) в длину, этот меч играл первостепенную роль и был снабжен покрытым серебром и гранатами навершием рукояти, а также кожаными ножнами, усиленными обкладками из медного сплава. Щит собран из липовых досок, соединенных вместе и скрепленных по ободу твердой кожей; снаружи он облицован сшитыми между собой четырьмя кусками кожи. Во время атаки металлический умбон превращал щит в дополнительное оружие.

 

Испачканная местами длинная туника – результат суровых условий походной жизни – изначально выглядела модно. Она собрана в складки на талии и украшена вытканными лентами на вороте, манжетах и подоле. Обувь сшита из кожи, а «онучи» обмотанные вокруг икр (или winingas) – из некрашеного льна.

 

В его кошеле, скорее всего, находится не слишком много ценностей и денег, хотя своё главное сокровище – серебряный браслет, видимо, подарок своего господина за какие-то выдающиеся заслуги во исполнение долга, он носит на запястье.

На шее у него нитка бус миллефиоре неправильной формы, изготовленных из цветного стекла.

 

Типология наконечников копий раннего англосаксонского периода по Свантону.

Типология по Свантону наконечников копий раннего англосаксонского периода и место находки для каждого прототипа образца. (Слева направо):
Верхний ряд:
Тип A – Карворан, Нортумбрия;
Тип B1 – Темза, Лондон;
Тип B2 – Файфорд, Глочестершир;
Тип C1 – Лонг Виттенхэм, Беркшир;
Тип C2 – Лонгбридж, Ворвикшир;
Тип C3 – Винтербурн Ганнер, Вильтшир.
Второй ряд:
Тип C4 – Эльфристон, Сассекс;
Тип C5 – Кемпстон, Бедфордшир;
Тип D1 – Дроксфорд, Нампшир;
Тип D2 – Сарре, Кент;
Тип D3 – Стратфорд, Ворвикшир;
Тип E1 – Лонг Виттенхэм, Беркшир;
Тип E2 – Вудстон, Хандингвщт;
Тип E3 – Кемпстон, Бедфордшир;
Нижний ряд:
Тип E4 – Ловесби Холл, Личестершир;
Тип F1 – Брук, Норфолк;
Тип F2 – Сиберетсволд, Кент;
Тип F3 – Приттлвелл, Эссекс;
Тип G – Дувр, Кент;
Тип H1 – Берфорд, Оксфордшир;
Тип H3 – Хинчингбрук, Хантингдон.

 

 

АНГЛОСАКСЫ.  ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА

 

В: Гибель Этельхере в битве при Винведе в 655 году

 

Отряд нортумбрийских воинов атакует наследного принца Восточной Англии Этельхере во время битвы при Винведе. Столкновение произошло в долине разлившейся реки, где огромная армия короля Пенды Мерсийского (которому восточные англы являлись союзниками) была разгромлена войском нортумбрийцев, по численности составлявшей всего лишь треть от войска Пенды. Ведущую роль в нападении нортумбрийцев играет знатный гезит (или королевский «соратник»), вооруженный щитом и топором, и облаченный в кольчугу и шлем, наподобие шлема, найденного в Бенти Гранж. Гезит занял свое место впереди клинообразного строя, вдохновляя своим примером идущих за ним. Это позиция ordfruma («место командующего»).

 

Нацеливая свою атаку на Этельхере, нортумбрийцы надеялись сломить сопротивление своих противников, убив их предводителя. Только до конца преданные воины останутся защищать тело своего лорда или продолжать битву. Упавший Этельхере изображен в шлеме устаревшего образца, наподобие найденного в Саттон Ху/Венделе. Хотя на сегодняшний день имеется не так много свидетельств того, что подобный превосходный доспех когда-либо надевали в бой, тем не менее, королевские вельможи вполне могли носить военные доспехи такого высокого качества.

 

Язычество сторонников Этельхере можно определить по амулету на шее у крайнего слева воина, имеющему форму молота. Нортумбрийцы сравнительно недавно приняли христианство. Дикий кабан на навершии шлема гезита, командующего нортумбрийцами, являет собой символ язычества, и все же крест на носовике шлема говорит о том, он уже христианин. После поражения язычников при Винведе, англосаксонская Англия в скором времени обратилась в христианство.

 

Англосаксонский железный наконечник копья с характерным 'зигзагообразным' сечением, Наконечник          копья IX столетия, найденный в Темзе в 1837 г.

Слева. Англосаксонский железный наконечник копья с характерным 'зигзагообразным' сечением из Грейт Честерфорда, Эссекс, датированный VI или VII веками. Процесс ковки левого лезвия пера – зеркального отображения противоположной стороны наконечника – был идентичен ковки правого; это увеличивало прочность наконечника. (Представлено, благодаря любезности Правления попечителей Британского Музея)

Справа. Наконечник копья IX столетия, найденный в Темзе в 1837 г. Форма соединенного внахлест гнезда позволяет предположить, что наконечник имеет англосаксонское происхождение. Скандинавский или континентальный типы копий, как правило, имели гнездо с полностью прокованным швом. (Представлено, благодаря любезности Правления попечителей Британского Музея)

 

 

АНГЛОСАКСЫ.  ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА

 

С: Нортумбрийский тэн первой половины VIII века

Поза воина, представленного на рисунке, полностью заимствована с ларца Фрэнкса, изображающего ратника в шлеме, укрывающегося от стрел. Поднятый щит удерживался за расположенную по центру рукоять полусферического умбона; для увеличения вероятности отклонения от прямого удара, а также для уменьшения веса, щит сходит на конус от утолщенной центральной части к более тонким краям. Шлем – знаменитый экземпляр, найденный около Коппергейта в Йорке. Брошь, скрепляющая алый плащ, – вещь драгоценная, аналогичная броши Фуллера. Высококачественное исполнение шлема и броши являются признаком богатства и положения этого воина, который, возможно, является местным правителем или же вассалом короля Нортумбрии.

Наконечник копья, украшенный золотой инкрустацией, прикреплен к ясеневому древку длинною около шести футов. Сакс в равной степени можно заменить длинным мечем, но в данном случае здесь представлены весьма любопытные ножны. Этот предмет нортумбрийского происхождения близок по возрасту броши и шлему. Голова животного и ребра жесткости выполнены из позолоченного медного сплава. Верхняя часть ножен не сохранилась, и реконструкция была проведена по более поздним образцам ножен для сакса. Сакс нельзя было обнажить стремительно, но он имел то преимущество, что являлся крайне надежным. Обувь основана на находке в современном торфянике в Дании и могла являться предметом торговли. Одежда – шерстяная, хотя, как представляется, несколько скромная для воина статуса тэна.

 

АНГЛОСАКСЫ.  ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА 

Сверху: Остатки наконечника ангона. Длинное тонкое гнездо и короткое зазубренное лезвие обязаны своим происхождением пилуму римского легионера; оружие, которое сгибалось при попадании в цель, что предотвращало возможность использования его противником. (Королевский Арсенал, Лондонский Тауэр)

Снизу: необычайно длинное лезвие наконечника копья клиновидного профиля. На англосаксонское происхождение указывает характерное гнездо, имеющее боковую расщелину. (Представлено, благодаря любезности Правления попечителей Британского Музея)

АНГЛОСАКСЫ.  ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА

 

D: Шлемы

 

Англосаксонские шлемы крайне редки. Старейшим образцом, представленным здесь, является шлем из Саттон Ху (D2). Точную датировку определить сложно, хотя ближайшими известными аналогами являются шлемы культуры Valsgärde-Vendel V – VI вв. из центральной Швеции. Шлем, возможно, являлся стариной семейной реликвией, пока не был захоронен в первой половине VII в. В период своей «эксплуатации» он представлял собой изделие наивысшего качества, буквально «королевского предназначения». Снаружи шлем был целиком покрыт тонкими металлическими пластинами, украшенными рельефными рисунками и геометрическими узорами. Этим декоративным пластинам оловянное покрытие придает посеребренный вид. Гребень, брови и лицевая маска дополнительно украшены сусальным золотом и гранатами. Шлем из Саттон Ху, как было сказано, представляет варварский вариант позднего римского кавалерийского шлема, впрочем, возможно, этот тип шлема попал в Скандинавию с Ближнего Востока через Русь совершенно независимо от римского влияния.

 

Два других изображенных англосаксонских шлема – шлем VII в. из Бенти Гранж (D5) и шлем из Коппергейта (D1) конца VII или начала VIII вв. Не смотря на массивные украшения, они оба более функциональны, нежели шлем из Саттон Ху. Железный каркас у D5 имеет сходство с каркасами более поздних шлемов, заполненными пластинами, которые крепились к ним заклепками; здесь же эти пластины изготовлены из рога. Этот каркас из железных полос схематически изображен на D4. Одна полоса – надбровный обруч вокруг головы, другая – с затылка на лоб, продолжаясь, формирует наносник, еще одна – поперек шлема близ ушей воина. Дополнительные усиливающие полосы крепятся между надбровным обручем и поперечной полосой. Давность раскопок (1848 г.) удерживает в определенных рамках добытую информацию, и реконструкция шейной области, представляется сегодня неосуществимой и, скорее всего, некорректной. Расширяющийся книзу шейный защитный доспех шлема из Саттон Ху и бармица шлема из Коппергейта, несомненно, являлись более удобными в использовании.

 

Шлем Бенти Гранж имел накладной серебреный крест на наноснике и железный гребень в виде вепря. Вепрь украшен крапинками из медного сплава и моржовым бивнем и имеет прорезь, идущую вдоль его хребта, в которую, по всей вероятности, изначально был вставлен конский хвост или даже настоящая щетина кабана. Вепрь – языческий символ, который нередко встречается на накладках шлемов германцев, подобный оттиску на матрице из Торслунда культуры Valsgärde-Vendel, изображенной здесь на D3.

 

Более поздний шлем из Коппергейта D1, имел гребень в виде стилизованного дракона с латинской надписью вдоль всей его длины. Пластины, составляющие купол шлема, не крепятся на пересекающихся полосах, как у шлема, найденного в Бенти Гранж; прочность конструкции основана на сочленении и сборке различных составляющих приблизительно равных по составу и толщине. Бармица изготовлена из округлых проволочных сегментов. Часть колец, из которых была сделана бармица, образовывали сплошные сегменты с помощью кузнечной сварки, другая же часть – посредством миниатюрных заклепок.

 

Свидетельства указывают на то, что для защиты головы преобладающая часть англосаксонских ратников пользовалась не более чем обыкновенным тканым колпаком. Несмотря на то, что в рукописях X и XI вв. воины изображаются в конических шлемах с наносниками континентального образца, английский головной защитный доспех данного типа до сих пор не был найден. D6 – шлем из музея Метрополитен в Нью-Йорке. Этот шлем, как считается, из северной Франции, датирован X – XI вв. Поврежденная часть шлема реконструирована от наносника до лобовой пластины; восстановленная область очерчена красным цветом. Другой вид демонстрирует устройство шлема данного типа. Четыре пластины были изготовлены по отдельности и приклепаны друг к другу. Подобные шлемы, изображенные на гобелене из Байо, носили как хускарлы короля Гарольда, так и нормандские рыцари.

АНГЛОСАКСЫ.  ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА

 

: Наконечники копий

 

Наконечники копий типа E1 и E2, использовались предками англосаксов приблизительно во время своего переселения в Британию. E1 – тип с коротким гнездом и негибким наконечником, имеющим фактически Х-образное сечение. Его можно сравнить с копьем древних германцев, имевшим двойное назначение – для нанесения удара и для метания, которое Тацит называл фрамея. Найденный в Беркшире ангон (E3) с широким наконечником, датированный V веком, – усовершенствованный германцами римский пилум. E5, E6 и E7 – копья с «листообразными» лезвиями: E5 имеет ромбовидное сечение, тогда как E7 – линзообразное. E6 – небольшой листообразный наконечник с крошечным гнездом, возможно, часть дротика, предназначенного для одного единственного броска. E8, E9 и E10 – древние типы наконечников, не встречающиеся в VI столетии. Наконечники E8 и E9 выкованы с молниевидным гофром в сечении (см. разрез, показанный черным цветом). Длинный наконечник с листообразным лезвием E10 имел в нижней части два сужающихся желобка, разделённых в сечении его центральным ребром.

 

Наконечники E11 и E12 – тип, появившийся в V – VI столетиях, – содержат скандинавский контекст и вполне могут иметь северное происхождение. E13 и E14 – клиновидные типы наконечников с ромбом в поперечном сечении – начальные представители формы наконечника копья, ставшей доминирующей в поздний англосаксонский период. Короткий прочный наконечник E16 мог быть наконечником пики, предназначенной для оборонительных действий против конницы; это, отнюдь не бесспорно, хотя и основывается на сходстве с более поздними наконечниками кавалерийских пик. Тип наконечника E18, с его длинным утончённым гнездом и широким плоским лезвием, сопоставим с распространённой континентальной формой VI - VII вв. Наконечники этого типа в большинстве своем были найдены в восточных графствах Англии и могут являться либо местной копией оригиналов с континента, либо же импортом, привезенным оттуда. Длинные клинообразные наконечники E19, E20 и E21 представляют тип, известный по VI столетию, но распространившийся к концу языческого периода. Они напоминают форму типичных наконечников копий викингов и повсечасно встречаются по всем окрестностям англосаксонских поселений. С IX в. они становятся основным видом наконечников у англосаксов.

 

Все наконечники копий производились, по сути, одинаково, – с или без срединного ребра и с двумя режущими кромками, выкованными в направлении от центральной оси. Срединные ребра выковывались посредством непрерывной чередующейся обработки молотами лицевой поверхности граней лезвий докрасна раскалённого наконечника, лежавшего своей центральной осью вдоль прямой борозды, имевшейся на плахообразной наковальне. Тем самым, края расплющивались, образуя выпуклое центральное ребро. Наконечники без центральных ребер выковывались молотами на плоской наковальне путём вращения раскаленной заготовки вокруг своей оси.

 

Гнездо прилаживалось ниже пера посредством оковки треугольной накладки вокруг конусообразной колодки. Наконечники копий англосаксов почти всегда были незамкнуты или «расщеплены» сбоку. Эта щель могла быть весьма разнообразна по форме и отличала наконечники копий, изготовленных между V и VIII столетиями, от наконечников, произведенных до и после этого периода, имевших обычно на гнезде перекрытия и сваренный шов. Цельные гнезда без видимой расщелины изготовлялись путём перекрытия краёв гнезда и заваривания шва молотом. Между IX и XI вв. этот технологический процесс возродился (в качестве модного веяния) под скандинавским влиянием. В V – VIII столетиях метод изготовления наконечника упростили, исключив этот процесс, ибо он, по-видимому, незначительно влиял на прочность оружия.

 

 

 АНГЛОСАКСЫ.  ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА

Сверху: Наконечник копья, предположительно X столетия, с гнездом соединенным внахлест, что указывает на скандинавское или континентальное влияние. Длинное узкое перо ромбовидного профиля – идеальный образец для атаки. (Королевский Арсенал, Лондонский Тауэр)

Снизу: Не идентифицированный клиновидный наконечник копья с длинным расщепленным гнездом. Декоративные украшения можно наблюдать на шейке и чуть ниже отверстия под заклепку, крепящую наконечник к ясеневому древку. (Представлено, благодаря любезности Правления попечителей Британского Музея)

 

 

 

 

АНГЛОСАКСЫ.  ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА

 

F: Щиты и умбоны щитов

 

Рисунок F1 иллюстрирует типовые конструктивные особенности щита, применявшиеся на протяжении всего англосаксонского периода. Деревянный круг собирался из трех липовых досок – легкой прочной древесины с плотным крепким волокном, делающей щит простым в изготовлении и невероятно стойким к ударам. Доски, по всей видимости, не собирались в шпунт и не приколачивались друг к другу, а, скорей всего, скреплялись деревянными штифтами. Многослойность досок вызывает сомнение, и каждая составная часть щита представляла собой скорее деталь из цельного дерева, нежели набор тонкослойных секций. Все деревянные заготовки крепились к длинной рукояти (см. также вид сзади F6), что, возможно, являлось скандинавским новшеством. По центру щита рукоять склепывалась с древесиной и умбоном, а на шпателевидных концах – только лишь с древесиной. Альтернативной конструкцией рукояти, показанной на F9, являлся укороченный вариант, который мог предназначаться для небольших облегченных щитов. По мере развития англосаксонской эпохи, по-видимому, развивалась и тенденция в увеличении диаметра щитов, хотя подобное, скорее всего, во все времена являлось вопросом личного предпочтения. Диаметр, по всей видимости, варьировался приблизительно между 18 и 30 дюймами (46 и 76 см). Снаружи щит покрывался толстым куском кожи, предназначенной для защиты деревянной поверхности от режущих ударов, а так же для придания прочности всей конструкции в целом. Кожа крепилась заклепками по краю щита.

 

Умбон щита изготовлялся из сплава на основе железа, имел жесткую куполообразную форму и служил для защиты руки. Размеры варьировались от 11 до 15 см по основанию и от 8 до 15 см по высоте. Типы умбонов, изображенные в центре цветной вкладки, применялись до VIII в. Датирование после этого периода весьма неточно вследствие исчезновения оружия в качестве погребальной утвари в христианских захоронениях. Умбоны F3, F4 и F7, имеющие форму «остроконечного купола», своей высотой превышают ширину фланца (бордюр вокруг основания). Все, за исключением F2, являются «ладьевидными» умбонами с гофром в сечении. Подобное гофрирование помогает усилить коническую форму и облагораживает внешний вид. Большинство умбонов, по всей вероятности, имело на навершии декоративное окончание в виде диска, как у F7, F8 и F11. Умбоны F12, F5 и F4 изначально были так же изготовлены с диском, да некачественно кованый шов лопнул, и диски ныне утеряны. Великолепно украшенный щит из Саттон Ху, F13, имел несколько любопытных особенностей, наиболее замечательной из которых является его металлическая оправа. Металлические оправы крайне редко встречаются у англосаксов и вообще немногочисленны в раннесредневековой Европе. Умбон изготовлен из позолоченного железа. Драконоподобное существо слева от умбона выполнено из накладной пластины и является исключительно декоративным покрытием. Три округлых объекта над умбоном – накладки на заклепки или гвозди, которыми в этом месте крепятся концы длинной центральной рукояти и «гайдж-ремень», позволяющий носить щит переброшенным через спину воина.


Утварь из Ханхэм Хилл.

Среди находок из Ханхэм Хилл (Harnham Hill), Уилтшир, встречаются четыре изрядно источенных ржавчиной наконечника копий, которые представляют собой основные типы копий англосаксов; это (слева направо) – листовидный наконечник, клиновидный и два с 'зигзагообразным' сечением. Прямоугольный предмет – застежка пояса с остатками прикрепленной к ней ткани. Справа три сакса – мелкие предметы утвари, используемые главным образом для трапез. Предметы с изгибающимися концами – железные оковки для деревянных лопат. Крайний правый объект – вилка, первоначально имевшая оба зубца.

 

 АНГЛОСАКСЫ.  ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА

 

G: Мечи и саксы

 

Изображенные в верхнем ряду клинки представляют собой тип оружия, известный как саксы (seaxes или saxes). В рассматриваемый нами период они представляли собой характерные однолезвийные ножи с отличительным изогнутым под углом обухом. Они значительно различались по длине – от короткого подсобного ножа около 3-4 дюймов до боевого сакса примерно в 3 фута длиной. G1 и G2 – две стороны одного и того же длинного меча – сакса Баттерси. G2 изображает нынешнее состояние железа, покрытого темной патиной после длительного пребывания в реке Темзе. G1 – обратная сторона «только изготовленного» лезвия с предполагаемой реконструкцией рукояти.

 

Наиболее интересны саксы инкрустированные рунами. Обычно руны выполнены из медного сплава и могут иметь вид, как отдельных надписей, так и всего англосаксонского рунического алфавита или futhork’а, записанного в ряд. Искусная инкрустация не претерпевает такой же коррозии как клинок, и руны всё ещё читаемы. G3 – это Ситтинбурнский сакс с реконструированной рукоятью из органического материала, однако во всём остальном – он отображён в первоначальном состоянии. Это оружие значительно короче сакса Баттерси и инкрустировано именем своего первого хозяина – Сигеберехта. На другой стороне клинка выведено имя безвестного кузнеца Биорхтельма.


Сакс, найденный в Темзе у Баттерси, Лондон.

Этот сакс, найденный в Темзе у Баттерси, Лондон, – меч, удлиненный вариант обычного англосаксонского ножа. Медный сплав и серебреная инкрустация имеет форму рунического алфавита. Узкий дол, главным образом являющийся украшением, слишком незначителен для того, чтобы действительно облегчить оружие и едва ли обеспечивает жесткость клинку подобного типа. (Представлено, благодаря любезности Правления попечителей Британского Музея)


G4 – еще один представитель длинного меча – сакс, обнаруженный в Литтл Белингсе (X в.). G5 (Тип I, «Франкский», конец VI – VIII вв.), G6 (Тип II, «Норвежский», VII – VIII вв.), G7 (Тип III, «Хёрбакский», VIII – X вв.) и G8 (Тип IV, «Honey Lane», X – XI вв.) представляют хронологическую типологию, приведенную Р.Е.М. Уилером в каталоге Лондонского музея Лондон и саксы. Сакс, относящийся к концу V или началу VI вв., обнаруженный в Форде, графство Уилтшир, обозначен как G9. Он во многом связан с континентальным исполнением, и по Уилеру может быть отнесён к Типу I (так называемый «франкский» тип). Детали ножен и набалдашник рукояти, выполненный из медного сплава, сохранились лучше железного клинка, тогда как органическая рукоять исчезла полностью.

 

Рисунки в нижней части вкладной иллюстрации представляют разнообразные черены широкого меча англосаксонского периода, распространенного в северо-западной Европе. G11 – типичная рукоять времён «великого переселения народов», которая может относиться к любому периоду между концом III и началом V вв. Мечи этого типа вышли из моды ко времени прибытия англосаксов в Британию.

 

Навершие, верхняя и нижняя гарды меча G12 должно быть скомпонованы из сборных деталей, а не отлиты или выкованы целиком. Датировка может колебаться между концом V и началом VIII вв. Мечи VI и VII вв. нередко имели кольцо или кольцевидное украшение, прикрепленное к рукояти. Оно, скорей всего, несло церемониальную функцию, возможно, имевшую место при принесении клятвы. Меч был главным символом высокого положения и благородства воина; присяга, принесенная на мече, делала бы данную клятву лишь более твердой. Иное объяснение заключается в том, что кольца на рукояти могли являться символами отваги или военных заслуг, что-то вроде современных медалей.

 

К концу IX столетия форма рукоятей мечей G12 стала сменяться рукоятями типа G10. G10 – иллюстрация реконструкции меча, найденного в реке Витем в Линкольншире. Относящееся к X в., это оружие соответствует скандинавским способам изготовления, но подобно мечам G14, G15 и G16, с украшенными серебром набалдашниками, является исключительно англосаксонским продуктом. Меч G13 так же найден в реке Витем и имеет клеймо кузнеца, содержащее его имя «Леутфрит», более о кузнеце ничего не известно. Ножны и перевязь, изображенные на G17, – схематическая интерпретация меча из захоронения Саттон Ху. К несчастью кожаные части не сохранились, и представленная реконструкция основывается на интерпретации найденных металлических составляющих. Исходя из того, что сокровища Саттон Ху на момент погребения уже являлись архаичными, можно предположить, что изделия подобного типа имели хождение в первой половине VII-ого столетия.

 

Рукоять древнего англосаксонского меча включала в себя определённые характерные черты. И хотя с виду рукоять казалась, как правило, незамысловатой, тем не менее, в конструктивном плане она являлась достаточно сложным изделием. Украшения рукояти меча с конца VI и по VIII столетия могли быть изготовлены из фольги драгоценных металлов (гравированные рельефными узорами). Гравировка и инкрустация на металлических частях рукояти имели широкое распространение и постоянно упоминаются в поэмах.

 

В VIII в. поперечные гарды изготавливались из цельнокованой железной заготовки, а не как многослойные устаревшего образца, обычно существовавшие на континенте и в Скандинавии. Англичане начали подражать подобным формам с IX в. С десятого же столетия мечи англосаксов отличались от скандинавских лишь незначительными декоративными деталями.

 

Ситтингбурнский сакс.

Ситтингбурнский сакс – меньше фута в длину, и потому является вспомогательным оружием. Медный сплав и серебряные украшения, тем не менее, указывают на его большую ценность. Не предназначенный для каждодневного использования, он вполне мог служить в качестве охотничьего ножа. В центре клинка имеется надпись S(I)GEBERHT MEAH – неграмотная передача ‘Sigebereht owns me’ (Сигеберехт владеет мной). На обратной стороне клинка нанесено имя кузнеца-оружейника – Биорхтельм. (Представлено, благодаря любезности Правления попечителей Британского Музея)

 

АНГЛОСАКСЫ.  ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА

 

H: Боевая подготовка фюрда

 

Франки эпохи Каролингов, как известно, для проверки пригодности ратников к воинской службе проводили ежегодный парад и смотр, называемый Marchfeldt. Не сохранилось ни одного свидетельства о том, что англосаксы когда-либо проводили подобные смотры. Однако, вполне вероятно, что подобная система имела место для смотра и боевой подготовки фюрда. Наиболее основательная подготовка, видимо, проводилась непосредственно по месту проживания, хотя опять же, нет никаких упоминаний о существовании этой законом утвержденной обязанности. Дальнейшее обучение, надо полагать, осуществлялось, когда фюрд созывался перед началом кампании. Процесс соединения ополчения воедино занимал несколько дней, и прибывшие ранее имели возможность подготовиться к бою, пока подтягивались остальные отставшие воины. На этом рисунке представлено обучение Уэссекского фюрда навыкам владения оружием при царствовании Альфреда Великого. Сидящий монарх взирает на упражнения двух воинов, метающих дротики. Все воины – люди одной сотни (административного подразделения графства) – будут вместе участвовать как в походе, так и в сражении, и служить под началом своего шир-рива, стоящего по левую руку от короля.

 

Палатки обеспечивали кров англосаксонским воинам в течение сборов и во время кампании. Структура строения палатки англосаксов, вероятно, была подобна строению современной коньковой палатки. Каркас состоял из конькового бруса, поддерживаемого двумя вертикальными шестами, по одному у каждого конца распорки. Прямоугольник брезента натягивался на этот каркас, и, очевидно, держался с помощью рукава, вшитого по центру, через который была продета распорка. Длинные края брезента имели приделанные к ним веревочные петли, сквозь которые они крепились колышками к земле. Палаточных растяжек не видно на рисунке, но это вовсе не означает, что они не применялись на деле.

 

Воины экипированы не для сражения, точнее же одеты в англосаксонские туники с длинными рукавами и плотные гамаши, которые, вероятно, были сродни чулкам более позднего средневековья. У одного из них – традиционные обмотки (winingas) на ногах, тогда как его товарищ (метнувший копье) имеет обыкновенные подвязки под коленями. Лучник стреляет из длинного лука, разновидности стрелкового оружия, пришедшего с англами из южной части Ютландии. Колчан крепится на поясе.

 

Короткий сакс, найденный в Волтхэм Форест.

Короткий сакс, найденный в Волтхэм Форест, размером и формой предназначенный для трапез или же для использования в качестве подсобного инструмента. Этот экземпляр мог являться обрезом значительно более длинного боевого оружия. (Представлено, благодаря любезности Правления попечителей Британского Музея)

 

 

АНГЛОСАКСЫ.  ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА

 

: Типичный англосаксонский бурх

 

Унаследованные бриттами римские форты, по всей видимости, немало поспособствовали тому, чтобы замедлить ход англосаксонского завоевания. Не имея осадных приспособлений, англы и саксы, встречая оборонительные сооружения, ограничивались приемами блокады и стремительного приступа. Важнейшая крепость Андерида (Певенси), один из римских фортов «Саксонского берега», была взята южными саксами Эллы в 491 г. только лишь через 14 лет после его прибытия в Британию. Другими важными оборонительными сооружениями, используемыми бриттами, были заново возведенные укрепления на холмах: древняя кельтская крепость на холме в южном Кедбери, Сомерсет, была тщательно отстроена заново около 500 года, по-видимому, для защиты от набегов из Уэссекса. Прославленная осада Mons Badonicus (датируемая бриттским монахом VI века Гильдой в его Excidio et conquestu Britanniae приблизительно 500 годом), вероятно, сосредотачивалась вокруг подобной крепости на холме. Хотя сами подробности осады фрагментарны, Гильда говорит, что ее результат приостановил дальнейшее завоевание англосаксов более чем на 40 лет.

 

При необходимости англосаксы строили свои собственные укрепления, впрочем, они значительно уступали в надежности бриттским. Основатель династии королей Нортумбрии Ида, как известно, в 547 году обнес частоколом деревянную крепость в Бамбурге. Подобные бурхи (burhs) или крепости стали обыденным делом для всех растущих англосаксонских королевств, такими же обычными, как и королевские усадьбы на подобие Йеверинга. Тем не менее, большинство из них, скорее всего, обладали никудышной оборонной способностью. Главный порт Уэссекса в Хэмвиче (современный Саутхэмптон) не имел никаких оборонительных сооружений – факт, который, возможно, был причиной того, что при нападении викингов, порт временно покидался.

 

Континентальный сакс.

Континентальный сакс и на редкость хорошо сохранившиеся к нему кожаные ножны VI в. В отличие от более поздних англосаксонских ножей он имеет набалдашник и кроссгарду. Заклепки медного сплава с декоративными головками скрепляют ножны со стороны обуха и позволяют носить оружие на поясном ремне. (Королевский арсенал, Лондонский Тауэр)

 

В разгар скандинавской угрозы западные саксы были вынуждены восстанавливать те же самые укрепления на холмах, которые сдерживали завоевание их предков. Вне всякого сомнения, большая толика успеха Альфреда Великого в Уэссексе, должно быть, принадлежит оборонительным сооружениям, которые он возводил вокруг населенных центров. Городские бурхи становились убежищем для тех, кого вынудили бежать из усадеб и деревень; таким образом, они становились новыми центрами королевской власти. Так как викинги, как правило, были не расположены вести осадные действия в течение длительных периодов, бурхи, возведенные примерно через каждые 20 миль по всему Уэссексу, обеспечивали это королевство, по меньшей мере, надлежащей защитой и весьма поспособствовали конечному поражению викингов.

 

Эта реконструкция типичного бурха, или укрепленного англосаксонского городка, демонстрирует характерные черты, собранные из различных мест археологических исследований. Это своеобразное поселение имеет римские корни, что очевидно по стяжке стенной кладки на переднем плане. Этот участок включает древние сдвоенные проемы ворот, заложенные кирпичом для создания сплошного стены. Подобная «повторная обработка» римской кладки встречается в оборонительных сооружениях Колчестера. Каменная башня, слева от римского участка, воздвигнута в VII в. для заполнения бреши в разрушенных оборонительных системах римского городка. Ее конструкция основана на «Башне англов», раскопанной в Йорке.

 

Руины римской окружной стены были полностью восстановлены. Возведение этой оборонительной линии велось под руководством тэнов, проживающих в городе. Работники под их контролем возвели ров, вал и частокол вокруг этого поселения. В некоторых местах, где военная угроза была вероятнее, мог быть вырыт не один ров, как, например в Витхэме – изначально приграничном местечке – в пику викингам Данло.

 

Англосаксонские умбоны щитов.

Англосаксонские умбоны щитов из Кемпстона, Бедфордшир. Все они – железные, и все имеют в сечении, вертикальное или почти вертикальное ребро, а уже потом, от его наивысшей точки, плавно изгибаются к навершию. Все, за исключением второго слева в верхнем ряду, имели (или все еще имеют) навершие в виде диска. Кроме защиты руки, такие умбоны могли использоваться для нанесения таранных ударов. (Представлено, благодаря любезности Правления попечителей Британского Музея)

 

Дорога, пролегающая слева направо через центр города по римской дороге, за столетия превратилась чуть ли не в проселочную. Место, пригодное для наведения моста через реку, явилось первоначальной причиной для закладки римского поселения и объясняет его долговечность в англосаксонский период.

 

Отдаленные усадьбы еженедельно снабжают на базаре ремесленников и управу города сельскохозяйственными продуктами. Взамен различные городские мастеровые производят изделия, по-другому недоступные в близлежащей сельской местности. Прилавки базарной площади видны вокруг одиноко стоящего креста слева от церкви, расположенной в центре. Рынок регулируется должностными лицами, служащих на королевского представителя, shire-reeve (шерифа). Shire-reeve живет в поместье с длинным залом, расположенном в левом верхнем квартале. Налево от зала – поместье поменьше, вмещающее монетный двор, – монеты там чеканят согласно королевской привилегии.

 

Значимость религии становится понятной по размерам церкви. Она стоит на перепутье в самом центре города. В верхнем правом квартале города часть пустыря покрыта палатками. Это – временный приют местного люда из близлежащих деревень, тех, кто бежал от набегов викингов. Эти беженцы возвратятся в свои дома, когда минет опасность.

 

В нижнем правом секторе – возделанная земля. Подобное занятие сельским хозяйством в незаселенных кварталах, как известно, имело место внутри королевской столицы и бурха – Винчестера. Ряд больших и малых загонов для домашнего скота можно также заметить вокруг города; в них содержали лошадей, волов, рогатый скот, овец и коз, принадлежащих горожанам и беженцам. Кое-где (как, например, в Кентербери) бревенчатые и соломенные дома горожан придерживаются линии расположения старой римской улицы, тогда как в других местах, в большинстве своем, размещены хаотично. Некоторые, огражденные палисадом, содержат небольшие сады.

 

Искусно изготовленный умбон щита из Стипл Бампстеда.

Искусно изготовленный умбон щита из Стипл Бампстеда, Эссекс, возможно, ирландского происхождения. Кельтский переплетенный орнамент и оправы (ныне пустые) полудрагоценных камней превратили его в высокохудожественное изделие. Фланец был поврежден, очевидно, во время применения оружия. (Представлено, благодаря любезности Правления попечителей Британского Музея)

 

АНГЛОСАКСЫ.  ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА  

 

K: Саксонский обоз со снабжением, 1066 год

 

Эта иллюстрация основана на эпизоде, изображенном на гобелене из Байо, представляющем приготовления нормандцев перед вторжением в Англию; скорее всего, подобные действия должны были предприниматься и в королевстве Гарольда. Цех мастеровых, расположенный в королевском поместье, работал, не покладая рук, всё начало 1066 года, пополняя нехватку экипировки фюрда. Цех располагал кузнями, как в закрытых помещениях, так и под открытым небом; работа там проходила под присмотром королевского чиновника – либо рива (наёмного должностного лица), либо тэна-землевладельца. Его красная верхняя туника указывает на более высокое социальное положение, нежели у работников, которыми он руководит.

 

Обоз со снабжением оправляется в путь к сборному пункту фюрда. Количество вооружения несколько необычно, поскольку большинство членов фюрда, как ожидалось бы, должны были обеспечить себя собственным снаряжением. В первую очередь в глаза бросается количество копий, т.к. их изготовление осуществлялось с наименьшими затратами и значительно быстрее, чем те же мечи или топоры, и являлось на тот период наиболее рациональным вооружением воина с точки зрения затрат.

 

Шлемы, водруженные на вертикальные стойки по бокам телеги, по-видимому, предназначены для замены хускарлами или тэнами поврежденных или утерянных ими в сражении доспехов. Подобным образом, кольчуги, которые тащат между собой на шесте два носильщика, предназначены для королевской дружины. Носильщики – низшие представители керлов, набранные из королевского поместья, – как правило, не принимали участие в сражении.

 

Топор и застежки поясного ремня из Хаулеттса, Кент.

Топор и застежки поясного ремня из Хаулеттса, Кент. Топор франкского производства периода Меровингов, обычно использовался конницей. (Представлено, благодаря любезности Правления попечителей Британского Музея)

 

 

 

 

 

АНГЛОСАКСЫ.  ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ Дж. ЭМБЛИТОНА

 

L: Саксонский хускарл эрла Ральфа Тимида, ок. 1055 года

 

Экипировка хускарлов отражала современную скандинавскую моду. Lex Castrensis датского автора Саксона Грамматика повествует, что шлемы, кольчуги и позолоченные мечи являлись неотъемлемой частью экипировки хускарла. Щиты, и это видно на гобелене из Байо, могли иметь как круглую форму, так и форму в виде воздушного змея. Широколезвенная секира с рукоятью длиной около 4 футов фактически стала символом хускарла.

 

Несмотря на свой «норманнский» внешний вид, этот человек является саксом; единственное внешнее проявление этого – его пышные усы. Остальные предметы экипировки могли быть такими же, как и у любого знатного воина северо-западной Европы XI века, попавшего под влияние континентальной моды. Подобный англо-норвежский меч с трилистным навершием рукояти мог бы, к примеру, носить при себе и настоящий норманн.

 

Цельнокованый шлем подобен шлему из сокровищницы кафедрального собора Оломоуца (Olmütz) в Чешской Республике. Юбка имеет разрез, облегчающий езду верхом. Кожаная обмётка защищает края обмундирования от снашивания и уменьшает износ. Копье имеет норманнское происхождение, и, несмотря на то, что предназначено для использования при верховой езде, не намного длиннее копья пехотинца – около 6-7 футов (приблизительно 2 метра). Хускарл носил заимствованные из Нормандии простые колющие шпоры, крепящиеся ремнем к задникам обуви.

 

Щит, напоминающий форму воздушного змея, имеет эмблему в виде мифического животного. Это – аппликация из кожаных лоскутов, нашитая на кожаную облицовку щита. Как вариант, эмблема на щите могла быть раскрашена. Торец щита также обшит кожей. О расположении несущих ремней можно только догадываться по четырем декоративным шляпкам заклепок, сгруппированных вокруг небольшого ложного умбона на верхней части щита. Эти заклепки, по-видимому, по углам крепили четыре кожаных ремня, расположенных по периметру полого квадрата.

 

Цельнокованый железный  топор из погребального корабля Саттон Ху.

Цельнокованый железный топор из погребального корабля Саттон Ху. Это уникальное оружие, возможно, было частью королевского арсенала. Конец топорища просверлен для крепления кольца с ремнем, который мог образовывать петлю вокруг запястья владельца, что позволяло свободно пользоваться обеими руками; отсюда можно предположить, что топор предназначался для верховой езды. (Представлено, благодаря любезности Правления попечителей Британского Музея)

 

источник

Картина дня

наверх