Экспертиза зубов Николая II принесла сенсацию: похоронили не того

В растянувшемся на долгие годы деле «о екатеринбургских останках» новый поворот. Стали известны выводы стоматологов, проводивших экспертизу зубочелюстной системы черепов, которые были обнаружены в «царском» захоронении на Урале. Вердикт специалистов конкретен: люди, чьи останки были подняты поисковиками из потайной ямы на старой Коптяковской дороге, по многим зубным признакам совершенно не похожи на царя Николая Второго, его жену и детей. Корреспонденты «МК» ознакомились с стоматологическими уликами, а также обратились к истории взаимоотношений императорской четы с дантистами.

Экспертиза зубов Николая II принесла сенсацию: похоронили не того
фото: ru.wikipedia.org
Надгробный мемориал семьи Николая II в Петропавловском соборе.

Экспертиза, о которой идет речь, была проведена в рамках возобновленного по просьбе Русской Православной Церкви расследования о «екатеринбургских останках». Исследования проводили несколько ученых – врач-стоматолог высшей категории, вице-президент Стоматологической ассоциации Санкт-Петербурга Эмиль Агаджанян, историки Леонид Болотин и Алексей Оболенский. Они «провели исследование зубочелюстной системы (стоматологического статуса) и историко-источниковедческое исследование по так называемым «екатеринбургским останкам».

В качестве исходных материалов для нынешних исследований были предоставлены данные судебно-стоматологической экспертизы, проводившейся в первой половине 1990-х, зафиксированные тогда точные параметры зубочелюстной системы всех черепов, поднятых из захоронения на старой Коптяковской дороге... Перед учеными, проводившим независимую экспертизу, поставили несколько конкретных вопросов. Прочитав появившееся сейчас в электронном виде «Дополнительное заключение специалистов» по «екатеринбургским останкам», подписанное упомянутыми выше учеными, можно обнаружить, что главные, самые сенсационные выводы содержатся в ответах на два из этих вопросов.

«Вопрос № 4. Можно ли утверждать с учетом предыдущего «Заключения специалистов», ранее высказанного экспертами В. Н. Трезубовым и В. Л. Поповым суждения о дентофобии государя Императора Николая Александровича, а также опубликованных В. Л. Поповым и Г. А. Пашиняном сведений о наличии одной амальгамной пломбы из белого металла на зубе № 47 и одной цементной пломбы на зубе № 44 черепа № 4 и удаленных зубах № 46 и 38 у черепа № 4, что данный череп мог принадлежать Государю Императору Николаю Александровичу?

Ответ: Поскольку нет никаких объективных оснований подозревать наличие дентофобии при жизни Императора Николая Александровича, состояние зубов черепа № 4 никак не соотносится с регулярным посещением Государем стоматолога, а удаление зубов № 46 и 38 на нижней челюсти Императора не подтверждается историческими источниками о жизни Государя в апреле-мае 1918 г., можно сделать вывод о том, что утверждение о принадлежности черепа № 4 Императору Николаю Александровичу весьма спорно и не имеет под собой объективных оснований...

Вопрос № 6. Можно ли, опираясь на исследование зубочелюстной системы останков, обнаруженных в екатеринбургском захоронении, предположить, что череп № 7 принадлежит Императрице Александре Федоровне, череп № 3 – Великой Княжне Ольге Николаевне, № 5 – Великой Княжне Анастасии Николаевне и № 6 – Великой Княжне Татьяне Николаевне?

Ответ: Нет. Данные экспертиз, проведенных В. Л. Поповым и Г. А. Пашиняном, а также реальное состояние зубочелюстной системы черепов № 7, 3, 5 и 6 из екатеринбургского захоронения не позволяют сделать вывод об их принадлежности Императрице Александре Федоровне и Великим Княжнам Ольге Николаевне, Татьяне Николаевне и Анастасии Николаевне ввиду множественного наличия кариеса и пародонтита на зубах, не подвергавшихся зубоврачебному лечению не менее 1-2 лет до смерти владельцев черепов № 3, 5, 6 и 7...»

фото: ru.wikipedia.org

Итак, мнение высококлассного петербургского дантиста однозначно: у членов императорской семьи «зубное хозяйство» не могло находиться в столь запущенном виде, как у людей, чьи останки обнаружены под Екатеринбургом.

Но каковы были взаимоотношения у «первого лица» Российской империи и его близких с дантистами? Покопавшись в исторических материалах, мы выяснили некоторые интересные подробности на сей счет.

К дантистам самодержец и его близкие обращались довольно часто. Поэтому, например, в Александровском дворце Царского Села установили зубоврачебное кресло. В Ливадийском дворце в Крыму во врачебной комнате также имелось все необходимое для лечения «императорских» зубов.

А в одном из помещений Зимнего дворца был оборудован специальный зубоврачебный кабинет. Это «служебное помещение» стоило недешево. По сохранившимся счетам видно, что только за установленное там стоматологическое кресло было уплачено 250 рублей (для сравнения: дойная корова стоила в ту пору около 60 рублей, батон белого хлеба 7 копеек, аренда небольшой квартирки на окраине Москвы обходилась 5-7 рублей за месяц). Причем деньги на покупку этого чуда техники были выделены из личных средств императрицы. И это отнюдь не случайно.

Оказывается, государыня Александра Федоровна страдала от свирепых зубных болей. У изнуренной многочисленными родами императрицы зубы, как говорится в народе, «посыпались».

Вот что писала Аликс Николаю Второму в июне 1916 года: «Зубной врач пришел и скоро начнет меня мучить… Ежедневные посещения зубного врача способны довести до безумия…» Другое письмо, датированное декабрем 1915 года: «Я была целый час у дантиста… Дантист покончил со мной на этот раз, но зубная боль еще продолжается… Я курю потому, что болят зубы и – еще более лицевые нервы...»

фото: ru.wikipedia.org
Череп №7, как предполагают, принадлежал императрице.

Ее Величество весьма активно «баловалась» табаком. Однако курение плюс нездоровые зубы провоцировали появление неприятного запаха изо рта. Поэтому требовались средства для освежения дыхания.

Для императорской семьи закупался не только зубоврачебный инструментарий, но и средства гигиены полости рта. Если проанализировать книги расходов на нужды царской семьи, видно, что только в 1917 году на зубные щетки, порошок и освежающий элексир потрачено 33 рубля.

Но кто же из тогдашних стоматологов имел «доступ к телу»? Были ли среди этих врачей «лейб-дантисты»? «Главные зубы страны» лечили сначала двое американских стоматологов, доставшихся Николаю Александровичу «в наследство» от отца, императора Александра Третьего, – Жорж Шарль де Марини и Генрих Воллисон. Позднее царской семье полюбился доктор из Ялты Сергей Кострицкий. Его умелым рукам удавалось так лечить зубы цесаревича, что не случалось кровотечений, которые были бы смертельно опасны для больного гемофилией Алексея. Талант этого дантиста не мог не найти должной оценки императрицы.

Однако доктор не желал переезжать на постоянное место жительство из Крыма в Петербург. А семья самодержца Российского не хотела пользоваться услугами другого стоматолога! Поэтому в случае необходимости Кострицкого экстренно вызывали из Ялты, а его венценосные пациенты терпеливо ждали, пока он доберется поездом с берегов Черного моря на берега Невы.

Любопытный штрих: каждый визит дантиста и проводимое им лечение Романовы (даже маленький цесаревич) оплачивали из собственных средств. На государственную казну бремя стоматологических расходов они не возлагали, как бы ни показалось это смешным нынешним высокопоставленным пациентам с их дармовым (то есть фактически за счет налогоплательщиков) обслуживанием в спецполиклиниках.

Хотя услуги зубоврачевателя обходились и в прежние времена очень не дешево. О суммах, которые приходилось платить императорской семье, можно судить. например, по одному из сохранившихся документов, датированному 1916 годом. Согласно ему цесаревич Алексей уплатил из своих сумм «зубному врачу Кострицому за лечение и возмещение путевых расходов 1/6 часть – 116 рублей и 66 копеек.» То есть прибывший по высочайшему вызову доктор осмотрел шестерых членов царской семьи, и сумму причитавшегося ему гонорара Романовы «разбросали» на шесть человек – по справедливости!

После печальных для Николая Александровича событий зимы 1917 года, он и его семья продолжали пользоваться услугами Кострицкого. Отношения экс-царя с доктором даже стали более близкими: случалось, «разжалованный» монарх заходил к своему дантисту, чтобы просто поговорить.

К услугам Кострицкого Романовы прибегали, даже оказавшись в ссылке. Вот лишь один из эпизодов, относящийся к осени 1917-го. В Тобольске на вопрос Комиссара Временного Правительства Панкратова о здоровье, императрица ответила, что все хорошо, но иногда болят зубы, нельзя ли вызвать их врача из Ялты? Тот разрешил. Нужно отдать должное доктору, который из Крыма через страну, охваченную хаосом, в октябре 1917 года приехал в Тобольск к своим пациентам, главный из которых на тот момент уже отрекся от престола.

Позднее «гражданин Романов» познакомился с местным дантистом – Марией Ремдель. Николай Александрович в своем дневнике неоднократно упоминал визиты к ней. Хотя о чем он говорил с дантисткой, лечила ли она ему зубы, каков был объем лечения, не известно.

Что произошло дальше с царской семьей, знает весь мир. А вот какова судьба доктора Кострицкого? Оказывается, любимый стоматолог последнего императора спасся от «большевистской чумы»: уплыл чуть ли не с последним пароходом из Крыма. Он открыл зубоврачебный кабинет в Константинополе, потом, переехав во Францию, там занимался привычным делом. Этот дантист придумал «Элексир Кострицкого», который производился во Франции до 90-х годов прошлого века.

Однажды в жизни доктора вдруг снова «всплыли» Романовы. Кострицкому предлагали дать заключение по поводу зубов очередной объявившейся лже-Анастасии. Однако «лейб-дантист» по каким-то своим причинам отказался ее осматривать.

Источник ➝

Секрет меча эпохи викингов: что в клейме твоём?

Археология: Блог Василия Новикова

Все началось со случайной находки в 2017 году. Мы проводили археологические разведки на непримечательной с первого взгляда окраине Центрального гнёздовского поселения. И вот в одном из раскопов показалась буквально торчащая из земли металлическая пластина, окруженная со всех сторон мощными бороздами. Среди следов плужной распашки оказался целый меч!

Меч в момент обнаружения


Центральное гнёздовское поселение — часть грандиозного археологического комплекса IX — XI вв.

, который расположен в 12 км от современного Смоленска на берегах Днепра. Это один из ключевых пунктов на торговом пути VIII — X вв. «из варяг в греки», то есть из Скандинавии в Византию*.


Мы были так удивлены, что не сразу и поверили в нашу удачу. А как повезло мечу! Во-первых, его почти не повредила техника, которая возделывала поле — было сорвано только навершие, которое мы нашли чуть поодаль. А во-вторых, когда-то его нашли грабители — они не поняли, что это меч, и бросили, посчитав простой железкой. Эти обстоятельства подарили науке не только уникальную находку, но и новый для Гнёздова погребальный комплекс.

С. Ю. Каинов и П. В. Бирюков в процессе первичной очистки мечаЧасть команды исследователей объединенной Смоленской экспедиции

Следующие два года мы методично исследовали этот участок поселения и обнаружили, что меч был частью необычного для памятника погребального комплекса, который относится ко 2-й половине IX века. На круглой площадке окруженной ровиком было совершено погребение по обряду кремации, остатки которого были ссыпаны в ямку, рядом с которой по самую рукоять был забит меч. На самой площадке также сохранились следу разомкнутого ровика, а вот следов курганной насыпи обнаружено не было. Это отличает этот комплекс от курганов в крупнейшем гнёздовском могильнике. По современной типологии меч относится к типу Е-1 (типология С. Ю. Каинова), для которой характерны массивные детали рукояти, украшенные мелкоячеестым орнаментом. Между этими ячейками расположена инкрустация — вбитые в специально проделанные канавки отрезки латунной проволоки.

Меч представляет собой уникальное по сохранности оружие. Чаще всего мечи, встречающиеся в погребениях, не отличаются хорошим состоянием — они повреждены огнем погребального костра и химическим воздействием почвы. Этот меч буквально вбили в землю и таким образом законсервировали. Он практически идеально сохранил свою первоначальную поверхность и следы работы мастера, который его создавал. На клинке даже видны следы тщательной шлифовки .

Меч после первоначальной расчистки и консервации в лаборатории «АрхеоЛаб»Поверхность клинка

Практически все клинки эпохи викингов имеют клеймо и еще в процессе первоначальной расчистки стало понятно, что на нем оно тоже есть. На наиболее поврежденном участке была выявлена малая часть клейма в виде креста.


Клеймо — это отличительный знак мастера или мастерской. Оно представляет собой прутки металла, вваренные непосредственно в клинок. Как правило, эти прутки делались из жгутов, скрученных и сваренных из проволоки с разным содержанием углерода. Этот прием позволял получать узор, сочетающий светлые и темные участки металла. Клеймо зашлифовывали в уровень с остальной поверхностью клинка и, возможно, для лучшей видимости протравливали. В эпоху викингов клейма иногда представляли собой имена, вероятнее всего мастеров изготовивших клинки — VLFBERHT, INGERII, ULEN и т.д. Очень часто в качестве клейм выступали сочетания различных знаков и символов, возможно, в сознании людей того времени усиливающих поражающие свойства клинка.


Вопрос о расчистке сразу стал очень остро. Но как увидеть то, что скрыто под слоем коррозии? Расчистка клейма повредила бы уникальную оригинальную поверхность клинка. Кроме того, было неясно, сделано ли оно только на одной стороне или сразу на обеих. На помощь пришли современные методы исследования, не разрушающие сам предмет. Сначала мы сделали рентгеновский снимок на медицинском оборудовании, но получили не очень четкое изображение клейм, расположенных на разных сторонах клинка и слитых в единый массив. Нам же хотелось не только разделить два изображения, но и понять внутреннюю структуру клинка, степень коррозии металла и размерные характеристики клейма. Всё это сумела дать нам компьютерная 3D-томография. Это методика позволяет получить 3D-модель внешней и внутренней структуры объекта на основе большой серии 2D-снимков. Она использует измерения рентгеновских пучков излучения, которые проходят через объект под разными углами.

Лаборатория «Остек-СМТ» с двумя томографамиВладимир Копытов (слева) рассказывает о методике исследования

Мы отправились во Владимир в деревню Бараки в одну из технических лабораторий компании «Остек-СМТ», которая предоставила свое оборудование (сразу два 3D-томографа!) для этого большого научного эксперимента. Там под руководством Владимира Копытова, главного специалиста Центра технологий и контроля, и была проведена многоцелевая рентгеновская микрофокусная компьютерная томография нашего меча. Эта система позволяет исследователь детали размером 1 мкм (0,001 мм)!

Клинок меча в аппарате КТИзучение сечения клинка меча

Затаив дыхание мы ждали чуда, и оно свершилось. После 4 часов работы мы получили полное 3D-изображение клинка, а также детально исследовали зону, где располагалось клеймо. Процесс исследования позволил получить тонкие микроразрезы поперек клинка, которые позволяют по доле миллиметра изучать внутреннюю структуру объекта. Теперь мы можем прокрутить изображение, двигаясь фактически сквозь объект с возможностью остановки каждую сотую долю миллиметра. И несмотря на то что клеймо — это «металл, влитый в металл», мы получили два очень четких изображения клейм с двух разных сторон клинка.

Клеймо представляет собой серию знаков. С одной стороны — так называемая решетка, а с другой — спираль, фланкированная двумя равноконечными крестами.

Технический рисунок клейма на мече.

Теперь сотрудники лаборатории «АрхеоЛаб»** смогут ювелирно расчистить клеймо по поверхности с одной стороны клинка, чтобы проверить результаты нового для нас неинвазивного метода исследования предметов. С другой стороны клинка, чтобы не разрушать древнюю поверхность меча, проведут обратимую разметку клейма для экспонирования в музейном пространстве. Результат этой трудоемкой работы обязательно будет доступен для всех.

Изображение одной стороны клинка с клеймом на мониторе

Кроме изображения самих клейм, нам удалось изучить внутреннюю структуру клинка, степень коррозии металла, увидеть сварные швы лезвий, наваренных на центральную часть клинка и в очередной раз восхититься талантом средневековых оружейников. Теперь все эти материалы должны стать частью большой и красивой публикации, которая увидит свет в этом году.

Изображение одной стороны клинка с клеймом на мониторе


 

Картина дня

))}
Loading...
наверх