Свежие комментарии

  • Михаил Ачаев
    Не было тогда всемирной китайской фабрики, всё стоило дорого.Сколько будет сто...
  • Никифор
    А если бы ледяной щит закрыл бы переход то к прибытию Колумба в Новом свете могло и не быть людей..Про океанцев держа...Заселение Северно...
  • Никифор
    https://www.youtube.com/watch?v=SMNvqYhnckg РС 239 Заселение Северной Евразии Сергей Васильев в «Родине слонов»Заселение Северно...

Англы и варины: судьбы двух народов

Среди древних описаний народов и земель южной Балтики бросается в глаза то обстоятельство, что два народа постоянно называются вместе на протяжении целого тысячелетия. В I веке н.э. Тацит писал о народах англиев и варинов, связанных единым культом богини Нерты, чьё святилище находилось на каком-то острове в море. Точного географического расположения земель англиев и варинов он не указал, однако, исходя из того, что главное святилище обоих народов находилось посреди моря, можно предположить, что и сами эти народы должны были находиться на морском берегу. Собственно, информация эта широко известна, и исследователи помещают оба племени на юго-западном балтийском берегу. В качестве примера «классической» локализации англиев и варинов приведём карту расселения племён «Тацитовой Германии» авторства немецкого германиста Р. Муха:
 
Англы и варины: судьбы двух народов
 
Насчёт того, где точно были ревдинги и варины, можно, конечно, и поспорить. Точных указаний на то, кто из них жил западнее, а кто восточнее Тацит не оставил. Однако, в целом, карта действительно очень близка к описаниям – все три племени должны были располагаться на юго-западе Балтики, к северу от Эльбы.
 

В V веке, согласно сообщению Беды Достопочтенного, англы покинули Германию и отправились покорять Британские острова, вместе со своими соседями саксами и ютами:
 

В это время народ англов или саксов, приглашенный Вортигерном, приплыл в Британию на трех кораблях и получил место для поселения в восточной части острова… Они вышли из трех сильнейших германских племен – саксов, англов и ютов… От саксов из области, известной ныне как Старая Саксония, происходят восточные саксы, южные саксы и западные саксы.

Кроме этого, из страны англов, находящейся между провинциями ютов и саксов и называемой Ангулус, которая с той поры опустела, вышли восточные англы, средние англы, мерсийцы и весь народ Нортумбрии, то есть те, кто живет к северу от реки Хумбер, а также и другие племена англов (Беда, I-15).

 
Если у Тацита мы находим лишь упоминание племени англов, то у Беды речь идёт уже и об их стране Ангулус, расположенной между ютами и саксами. Это первое упоминание южнобалтийской Англии как топонима. Согласно Беде, в Британию в середине V века отправились три ютландских племени – саксы, англы и юты. Адам Бременский, описывая переселение саксов и англов в Британию, замечал, что это переселение происходило из региона устье Рейна:
 

Саксы, – говорят они, – это крайне дикий народ, страшный своей храбростью и неуловимостью и живущий на берегу океана, в непроходимых болотах; когда он вздумал совершить опаснейшее вторжение в земли римлян, то его сокрушил император Валентиниан. Затем саксы заняли Галлию, но были побеждены Сиагрием, римским полководцем, а острова их захвачены. Итак, вначале саксы проживали в районе Рейна [и звались англами]; часть их перешла оттуда в Британию и изгнала с этого острова римлян (Адам, I-3).

 
Сообщение Прокопия Кесарийского позволяет предположить, что вскоре вслед за ними, в конце V или начале VI вв. с юго-запада Балтики на запад тем же маршрутом к устью Рейна и берегам Британии отправилась и часть варнов.
 

В это время между племенем варнов и теми воинами, которые живут на острове, называемом Бриттия, произошла война и битва по следующей причине. Варны осели на севере от реки Истра и заняли земли, простирающиеся до северного Океана и до реки Рейна, отделяющего их от франков и других |племен, которые здесь основались… Остров же Бриттия лежит на этом Океане, недалеко от берега, приблизительно стадий в двухстах против устья Рейна… Остров Бриттию занимают три очень многочисленных племени, и у каждого из них есть свой король. Имена этих племен следующие: ангилы, фриссоны и одноименное с названием острова бриттоны (Прокопий, 4-20).

 

Англы и варины: судьбы двух народов
Переселения англов, саксов, ютов и варинов в V-VI вв.


Переселение ни одного из северных племён при этом не было полным, а области их не запустели, как полагал Беда. И саксы, и юты, и англы, и варины известны и далее на юго-западе Балтики. Прекратила своё существование разве что колония варинов в устье Рейна. Прокопий сообщает, что война варинов с англами и бриттами произошла из-за того, что сын правителя варнов, Радегиз, отверг свою взятую из королевского рода англов и бриттов жену и, ища союза с франками, заключил новый династический брак с сестрой франкского короля Теодориха. В конце концов, побеждённому англами и бриттами Радегизу пришлось расторгнуть брак с сестрой короля франков и вернуться к своей английской жене. Исходя из того, что расторгнутый Радегизом династический брак с англами повлёк за собой войну, можно предположить, что и отношения варнов с франками, на границе с которыми находилась их колония, также должны были сильно пострадать после расторжения брака Радегиза с сестрой Теодорика. Фредегар сообщает, что в 595 году франки начали войну с варнами, в ходе которой истребили «почти весь их народ». Речь, по всей видимости, должна была идти как раз об этой части варнов, обосновавшихся в устье Рейна. Относительно небольшая колония переселенцев действительно могла быть уничтожена «почти полностью». Показательно и то, что в дальнейшем варны в устье Рейна больше не упоминаются. Оставшиеся на юге Балтики варины в то же время должны были продолжать жить на своих землях. Они упоминаются здесь Прокопием в другом контексте, при описании переселения герулов:
 

Покинув места жительства отцов, один из них, как я выше рассказывал, поселился в странах Иллирии, остальные же не пожелали нигде переходить через реку Истр, но обосновались на самом краю обитаемой земли. Предводительствуемые многими вождями царской крови, они [герулы] прежде всего последовательно прошли через все славянские племена, а затем, пройдя через огромную пустынную область, достигли страны так называемых варнов. После них они прошли через племена данов, причем живущие здесь варвары не оказывали им никакого противодействия. Отсюда они прибыли к океану, сели на корабли, пристали к острову Фуле и там остались (Прокопий, 2-15).


Описания Прокопия позволяют локализовать землю варинов достаточно точно. Она должна была находиться на самой окраине славянских земель, между славянами и данами. Принимая, что «даны» было обобщающим обозначением нескольких племён, живших преимущественно в Ютландии и прилегающих островах, а также на западном побережье современной Швеции, а герулы приближались к ним со стороны Дуная, то есть с юго-востока, земли варинов должны были находиться к юго-востоку от полуострова Ютландии. В современном административном делении это восточная часть федеративной земли Шлезвиг-Гольштейн и федеративная земля Мекленбург в Германии. Под «пустынной областью», отделявшей варнов от славян, скорее всего, имелась в виду южная часть современной федеративной земли Мекленбург, так называемое «Мекленбургское озёрное плато», исторически бывшее южной и юго-восточной границей ободритов. На необжитость и труднопроходимость этой области обращали внимание и другие источники.

Так, Видукинд Корвейский сообщает о трудностях в передвижении и ведении боевых действий в болотистой местности в районе реки Раксы, из-за чего саксонское войско не могло начать сражение с ободритами и ему потребовались проводники из рюгенских славян (Видукинд, III, 53). Если Ракса была тождественна мекленбургской реке Рекниц, то истоки её, верхнее и среднее течение, как раз придутся на южные и восточные границы ободритов, к северу от Мекленбургского озёрного плато. Ибн-Якуб также отмечал, что «армии [неприятеля] лишь с большим трудом проникают в страну Накуна, так как вся страна состоит из лугов, чащоб и болот», т.е. наиболее трудно проходимыми должны были быть именно окраины ободритских земель. Юго-восток современной федеративной земли Мекленбург, от земель брижан на Эльбе (в районе Гавельберга), вплоть до Мюрицкого и Варинского озёр и истоков реки Рекниц, продолжал оставаться крайне слабо заселённым вплоть до XII века. Так, Эббо сообщает в описании второй поездки Отто в Поморье, как по пути из Гавельберга в Деммин, выйдя из Гавельберга, Отто целый день пробирался через большой лес, пока не вышел к Мюрицкому озеру (Ebbo, III, 4). Однако и само Мюрицкое озеро должно было только начинать обживаться в XII веке, как об этом можно заключить из сообщения Эббо о переселении туда язычников из лютичских земель, спасавшихся от преследований Болеслава, строивших себе здесь новые дома и живших только тем, что давала рыбная ловля в озере. Можно предположить, что эту же, защищавшую варинов от нападений соседей, труднопроходимую местность на юге Мекленбурга подразумевал и Тацит.

 

Англы и варины: судьбы двух народов
Мекленбургское озёрное плато


Далее наблюдается длительное молчание источников. Франки вышли к устью Эльбы и южным границам Ютландии только в конце VIII века, до этого же эти земли не упоминались в их летописании, как не игравшие роли для жизни империи. В начале IX века англы и варины снова упоминаются вместе в юридическом документе Франкской империи, «Правдe англов и варинов, являющихся тюрингами», как подданные франков, то есть, где-то на континенте, на окраине Франкской империи. Источник этот неоднозначный – и название его, и датировка вызывает ряд вопросов. Отождествление англов, варинов и тюрингов выглядит достаточно странным, учитывая, что тюринги жили довольно далеко от них. Также и датировка его первыми годами IX века выглядит несколько «преждевременной» – в действительности, историческая возможность для того, чтобы франки могли считать англов своими подданными, можно предположить скорее после 810 года, после заключения мира с данами, в особенности же после того, как изгнанные датские короли Гериольд и Регинфрид были изгнаны из Дании и вынуждены просить помощи у франков. Анналы королевства франков сообщают, что, оказывая им военную помощь, ободриты и саксы перешли датскую границу в Ютландии на реке Эдигорой и заняли датские земли вплоть до области Силенди (Sinlendi) – как будет показано далее, в IX веке так обозначали одну из трёх континентальных датских областей, находившуюся в средней Ютландии. Занятая ободритами и данами область, находившаяся между рекой Эдигорой и областью Силенди при этом как раз и была южнобалтийской Англией.
 
О территориальном делении Ютландии в IX веке можно судить по подробным описаниям очевидцев. Наиболее подробную информацию можно найти в выполненном в конце IX века переводе Орозия на древнеанглийский язык. Кроме собственно перевода труда римского историка, этот источник содержит и описания юга Балтики, которых не было в оригинале. Выполнявший этот перевод придворный учёный короля Альфреда использовал, в том числе, и несколько источников своего времени. Источником фрагмента с общим описанием земель и народов к востоку от Рейна и северу от Дуная должны были быть составленные в Баварии описания земель Восточной Франкской империи и её соседей. В этой, восходящей к «баварской» традиции, части упоминaются «Силленде, Онгле и другие области Дании».
 

Англы и варины: судьбы двух народов
Восходящий к «баварской традиции» отрывок древнеанглийского текста
перевода Орозия с упоминанием датских областей Англии и Силленде


За общим описанием племён и народов, в переводе Орозиуса приводятся рассказы норвежского путешественника Оттара о его поездке в Бьярмию и ютландский город Хаитабу (Хедум). В нашем случае интерес вызывает последний рассказ, в котором имеются подробные описания датских провинций конца IX века. Различие источников обоих отрывков – описаний земель и народов Германии и поездки Оттара – видно, в частности, и по разному нaписанию датской области Англия, в первом случае Ongle, во втором – Angle. Итак, Оттар сообщил, что сев на корабль в Норвегии, через 5 дней он прибыл в:
 

Haethum, se stent betuh Winedum, Seaxum, Angle, hyrd in on Dene.
Хетум, который стоит между винедами, саксами, англами и принадлежит данам.

 
Это географическое описание местоположения Хедтума/Хаитабу дано очень точно. Город действительно находился одновременно на границе и со славянами (Вагрией, древней землёй варинов), и с саксами-нордальбингами. Оба народа занимали всю «датскую границу» по реке Эдигоре, и областью англов в этом случае должна была быть вся область к северу от Хаитабу, начинавшаяся непосредственно за ним. Так как Хедум/Хаитабу в конце IX века принадлежал Дании, из приведённого выше отрывка следует, что и сам город Хаитабу должен был находиться в области англов, хотя и был расположен на южной её границе.
 

Англы и варины: судьбы двух народов
Положение Хетума/Хаитабу между винедами, саксами и англами,
по описаниям норвежского путешественника IX в.


Далее передаются наблюдения Оттара по ходу плавания из норвежской Скирингисхелы в ютландский Хаитабу.
 

Англы и варины: судьбы двух народов
Отрывок древнеанглийского текста перевода Орозия с описанием путешествия Оттара


Весь путь занимал 5 дней. К югу от его города было море – такое широкое, что не окинуть взглядом – после чего начинались области Gotland и, южнее её, Sillende. Первые 3 дня пути он видел по левую сторону Данию, а по правую – только море. Следующие два дня по правую сторону он видел Gotland, Sillende и много островов. Далее была земля, на которой жили англы (Engle), после чего он сошёл на берег в Хедуме (Хаитабу).
 

Англы и варины: судьбы двух народов
География юго-западной Балтики глазами норвежского путешественника Оттара в конце 9 в.


Область Готланд тождественна Ютландии, древней стране ютов, откуда часть их племени некогда отправилась в Британию вместе со своими соседями англами и саксами. Область Силленде располагалась между Ютландией и Англией, а южной границей Англии был город Хетум/Хаитабу. Франкские анналы сообщают, что в 815 году саксы и ободриты перешли реку Эдигору и, дойдя до области Силленде, пробыли там 6 дней, после чего проследовали в другое место. Но в силу того что сыновья Годфрида не решили сразиться с ними, взяв 40 заложников, они вернулись обратно.
 
Область «между Эдигорой и Силленде» представляет из себя ничто иное, как предельно точное географическое описание ютландской области Англия. То, что это слово не прозвучало в анналах, возможно, имеет очень простое объяснение. Именно в этом фрагменте в тексте было пропущено одно слово после
 

[вернувшись из Силленде, ободриты и саксы] остановились лагерем на берегу моря, в месте под названием…
 
ad auxilium Harioldo ferendum trans Egidoram fluvium in terram Nordmannorum vocabulo Sinlendi perveniunt et inde profecti septimo tandem die in loco, qui dicitur. . , in litore oceani castra ponunt.

 
В то же время из самого сообщения следует, что ободриты и саксы сразу направились в область Силленде и уже там разбили лагерь на 6 дней. От Эйдоры до Силленды они должны были добраться за один день, то есть двигаясь без остановки и, следовательно, не воюя. Так как весь этот поход описывается как помощь бежавшему к франкам Гериольду, напрашивается вывод, что войска союзников смогли беспрепятственно пройти всю ютландскую Англию потому, что она была в это время подвластна Гериольду. Место, в котором они встали лагерем, вернувшись на седьмой день из Силленде, при этом могла быть столица Англии – Хетум/Хаитабу. Хотя последнюю догадку подтвердить, конечно, нечем – слово пропущено.
 
Так или иначе, данный отрывок франкских анналов даёт основания предполагать, что в период с 811 года (изгнания Гериольда и обращения его за помощью к Карлу Великому) до 827 года, когда Гериольд был окончательно изгнан из Дании, франки считали ютландскую Англию зависимой от империи. Известно, что, бежав из Дании, Гериоль стал вассалом Людвига I. В этот период Гериольд нередко упоминается при дворе императора с просьбами и жалобами, император, в свою очередь, «улаживает его дела». Более того, в 826 году Гериольд был крещён в Майнце вместе со своими подчинёнными. Вместе с ним в этом году в Данию направился и Св. Ансгарий для распространения там христианства в стране Гериольда. Римберт подробно описывает эту миссию Ансгария в его «Житии»:
 

После этого случилось так, что Гериольд, который правил как король одной частью данов, из-за ненависти и вражды подвергся нападению других королей страны и был изгнан из своей страны (Римберт, 7).

 
Людвиг Благочестивый повелел Ансгарию отправиться вместе с ним к данам. На корабле они проследовали вниз по Рейну – из Майнца в Кёльн и далее:
 

Отправившись из Кёльна, они прибыли в Дорстат и, после того как они пересекли соседнюю страну фризов, добрались они до расположенных возле датской границы областей. Но так как королю Гериольду зачастую находиться в своей стране не было безопасно, император пожаловал ленное владение по другую сторону Эльбы, чтобы он мог находиться там во время опасности (Римберт, 7).

 
Таким образом, из «Жития Св. Ансгария» становится ясно, что до изгнания Гериольду была подвластна какая-то одна область Дании, другие в то же время управлялись другими королями. То обстоятельство, что Ансгарий и Гериольд высадились с корабля на датско-франкской границы, которой достоверно была река Эйдер, не оставляет сомнения – в первой трети IX века Гериольд был правителем области Англия. Были ли ему подвластны и какие-то другие области или острова? Судя по тому, что в Силленде ободритам и саксам уже пришлось воевать, после чего они встали лагерем на морском берегу, а войска противников Гериольда располагались на острове всего в трёх милях от берега, его власть ограничивалась только Старой Англией на континенте. Но будучи изгнанным и обратившись за помощью к Людовику, Гериольд признал себя его вассалом. Одним из таких жестов было и принятие им христианства в Майнце.
 
Выдача Людвигом I Фризии в лён Гериольду показывает «юридический статус» его отношений с Людвигом уже совершенно недвусмысленно – франки считали Гериольда своим вассалом. Уже в следующем 827 году Гериольд окончательно был изгнан из Старой Англии, однако, в период с 811 по 827 гг. статус подвластных Гериольду ютландских земель должен был рассматриваться франками именно как вассально зависимых от империи. Таким образом, у Англии в первой трети IX века был тот же статус, что и у ободритов – они сохраняли значительную независимость во всех внутренних делах, их правитель именовал себя королём, но должен был признавать верховную власть франкского императора и быть ему лояльным. Очевидно, именно Старая Англия и была той самой зависимой от Франкской империи «датской маркой», упоминаемой франскскими анналами в 828 году:
 

Гериольд, чрезмерно жаждущий ратных дел – сообщают анналы – спалив и разорив некоторые из именьиц норманнов [тем самым] нарушил оговоренный и подтверждённый через [предоставление] заложников мир. Услышав это, сыновья Годфрида, немедленно собрав войска, пришли в марку и, перейдя реку, [и] напав из укреплений, отбросили наших [людей], стоящих на берегу реки Эгидоры, и ни о чём подобном не подозревающих.

 
Из этого сообщения следует, что хотя войска императора и не контролировали прямо ютландскую Англию, они располагались на её границе. В 827 году Гериольда изгнали из Старой Англии, но франки, очевидно, продолжали считать эти земли своими владениями. Из сообщения следует, что «марка» находилась прямо за рекой Эдигорой, и область Англия, таким образом, не могла в неё не входить. Создание юридического документа «Правды англов и варинов», в таком случае, было частью того же самого процесса, что и создание Гамбургской епархии, предназначенной для христианизации оборитов и данов.
 
Стоит обратить внимание, что и Римберт, и церковные грамоты, и позже Адам Бременский подчёркивали, что Гамбург был создан для христианизации Нордальбингии, данов и славян. Это отнюдь не было «иносказанием», в том смысле, что находясь на северной границе тогдашнего христианского мира, Гамбург выступал как культурный просветительский центр. Его создание было вполне конкретным шагом по введению порядков империи (в данном случае – христианизации) в трёх новых её провинциях – Нордальбингии, Славии (королевство ободритов) и Старой Англии, которую в то время, очевидно, называли просто «датской маркой» или «норманнской маркой». Частью этой же политики франков, очевидно, было и создание свода законов – «Правды англов и варинов». Сам документ, в таком случае, должен был быть создан в первой трети IX века. Сложнее объяснить появление в его названии тюрингов, наряду с англами и варинами. В качестве одного из возможных решений можно разве что предположить, что в основу свода законов для новых провинций империи лег уже существовавший юридический документ – «Правда тюрингов», так что «Lex Angliorum et Werinorum, hoc est Thuringorum» стоит переводить как «Законы англов и веринов, являющиеся тюрингскими».
 
Но вернёмся к Старой Англии. Столицей её был Хаитабу/Шлезвиг, что следует не только из того, что он был самым крупным, богатым и известным городом этой земли, но и из прямых указаний источников. В конце IX века хроника Этельварда сообщает, что:
 

Старая Англия расположена между саксами и ютами и столица её на саксонском языке называется Шлезвиг, а на датском – Хаитабу.

 
То, что Этельвард помещает Англию между ютами и саксами, а не между областями Силленде и саксами, имеет простое объяснение. Первая половина фразы, как и всё предыдущее описание переселения англов из Старой Англии в Британию, позаимствовано им из англосаксонских анналов. А те, в свою очередь, основывались на описании Беды Достопочтенного, уже процитированного выше. Возможно, это объясняется тем, что название области Силленде появилось позже, а в VI веке она представляла с областью Ютландия единое целое. При этом, может оказаться, что выделение области Силленде как отдельной области Ютландии восходит как раз к разделу королевства данов в начале IX века, когда Гериольду досталась Англия, а остальная континентальная территория была разделена между другими двумя правителями, так что одному досталась Силленде, а второму собственно Ютландия.
 
Но как бы там ни было, информации о том, что столица Старой Англии называлась Шлезвигом или Хаитабу, не было ни у Беды, ни в англосаксонских анналах. Более того, широкая известность саксонского названия Хаитабу – Шлезвик – это, скорее, реалии уже X века, когда после завоеваний Генриха Птицелова здесь была создана вторая по счёту датская марка, а сам город стал колонией саксов-нордальбингов. В 808 году, к примеру, франкские анналы называют его Слисторпом – то есть «деревней на заливе Слей». В конце IX века это место было известно Римберту уже как Шлезвиг (Sleswig), что означает уже «торговый центр на заливе Слей». Изменение названий передаёт реальный исторический процесс, когда после переселения туда купцов из разрушенного Рерика, деревня на заливе Слей из открытого поселения начинает бурно развиваться и действительно становится значительным торговым центром во второй половине того же века, превращается из «торпа» в «вик». Известность англосаксу Этельварду саксонского, а не датского названия города, можно рассматривать как указание на время второй саксонской марки (норвежцу Оттару в конце IX века, к примеру, было известно только датское название). Таким образом, Этельвард должен был описывать реалии своего времени, и его сообщение является важным источником о существовании и широкой известности ютландской Англии до конца X века.
 
В качестве другого возможного упоминания ютландских англов конца X века можно назвать сообщение еврейского купца ибн-Якуба. Побывав в восточной Германии и, в частности, на юге Балтики, в землях ободритского короля Накона, он упоминал некий «народ анкулий, один из народов севера», бывший изначально не славянского происхождения, но к его времени уже перешедший на славянский язык по причине соседства со славянами и смешения с ними. Можно ли представить такую сильно продвинувшуюся славянизацию области Англия в Ютландии?
 
Славянские следы в ютландской Англии, действительно, известны. Славянская керамика в обилии встречается в районе залива Шлей. Находки славянской керамики или её имитаций известны и в более северных ютландских областях – Швансене (нем. Schwansen – часть исторической области Англия, к северу от залива Слей) и собственно Англии (нем. Angeln): из западного и восточного поселений Козель (Kosel), Бинебека (Bienebek), Гаммельбю (Gammelby), Везебю (Weseby) и Остербю (Osterby) и Ризебю (Rieseby) (Unverhau H. Untersuchungen zur historischen Entwicklung des Landes zwischen Schlei und Eider im Mittelalter, Wachholtzverlag, Neumünster, 1990, S. 67-68). На северной границе ютландской Англии, полуострове Гамельгаб, известно два топонима смешанного славяно-датского происхождения: Oster Gurkhöj и Sünder Gorkhye от славянского «горка» (Prinz J. Zur Frage slavischer Orts- und Personennamen auf süddänischen Inseln // Zeitschrift für slavische Philologie, Heidelberg, 1967, S. 125). В самой Старой Англии известен топоним Поммербю, каким-то образом связанный с Поморьем и, возможно, указывающий на владения поморских князей (однако, скорее всего, более позднего происхождения). В области Швансен известен топоним Виннемарк (Winnemark), что в переводе означает «славянский [лесной] выруб». Значительное славянское присутствие принимается и в столице Старой Англии – Хайтабу, где найдена не только славянская керамика и украшения, но землянки с характерным для славян положением очага и захоронения. Последних для IX века археологи предполагают около 20% (саксонских и датских при этом по 40%), что, учитывая переселение купцов из Рерика и близость славянской границы, отнюдь не вызывает удивления.
 

Англы и варины: судьбы двух народов
Славянские следы в Старой Англии:
красный кружок – топонимика с основой «венд», указывающая на славянские поселения
белый кружок – наиболее западные археологически подтверждённые полностью славянские поселения
красная штриховка – зоны распространения славянской топонимики или письменные указания на славянское заселение (церковный приход Норторф в Гользатии)
жёлтая штриховка – находки славянской керамики и её имитаций
белая линия – западная граница повсеместного расселения славян в южной Ютландии

Но даже если признать, что такое этническое деление захоронений верно, в чём я лично сомневаюсь, этих следов всё равно не хватит для настолько сильной славянизации. Как выглядели по настоящему «ославянившиеся» области Дании хорошо видно на примере соседних с Англией островов Лолланд, Фальстер и Мён, где славянская и «вендская» топонимика исчисляется десятками. Быть может, англы изначально населяли не только Старую Англию, но и соседние с ней острова, и ибн-Якуб имел в виду именно это население? Точно об этом уже не узнать.
 
Однако именно в это время, в X веке, в Старой Англии должны были произойти существенные изменения. Адам Бременский сообщает о создании здесь «марки» и начале саксонской колонизации уже в первой половине столетия. Сам Шлезвиг в Х-ХI вв. он и вовсе называет «колонией саксов». Эти земли находились под саксонским управлением с 931 по 974 гг., пока в ходе сначала датского, а потом и славянского восстания, немцы не утратили контроль над этими землями. «Официальная» же их передача данам состоялась ещё позже – в первой трети XI века, после выдачи дочери датского короля Кнуда Великого за сына немецкого короля Конрада II. Учитывая, что население столицы Англии и без того, по уверениям археологов, уже в IX веке имело существенный саксонский компонент и заметный славянский компоненты, увеличение саксонского присутствия едва ли могло способствовать сохранению континентальными англами собственных традиций и самосознания. По всей видимости, в этот период, в Х-ХII вв., медленно, но верно англы полностью растворились в окружавших их и преобладавших численно ютах и саксах. В настоящее время память о континентальной Англии сохраняется в топониме – вся эта местность к северу от Хаитабу-Шлезвига до сих пор так и называется – Angeln, то есть Англия.
 
Что же касается варинов, то немногим дольше пережили своих соседей и они. Политическая независимость соседнего с англами славянского племени Wari/Waari/Waigri прерывается в середине XII века. В дальнейшем их земли, также как до этого и земли англов, колонизируются соседними саксами, фризами и другими немецкими племенами. Уже о столице Вагрии будет напоминать только славянский рынок у руин разрушенной крепости и сохраняющаяся вплоть до позднего средневековья «славянская улица» в получившем с тех пор (как ранее и Хаитабу) немецкое название городе Ольденбурге. Однако судьбы двух народов кажутся неразрывными на протяжении целой тысячи лет. Упоминания об англах и варинах сменяют идентичные сообщения о данах и вендах – они торгуют, воюют друг с другом, то и дело заключают династические браки, их истории связаны неразрывно и не представляются друг без друга. Может ли при этом быть случайным описанный Саксоном Грамматиком эпизод, произошедший во времена датского короля Свена? Между описаниями взятия Арконы он замечал:
 

Этому идолу [Свентовиту], подати которому присылались со всех славянских земель, также и соседние короли, совершая кощунство, оказывали почтение подарками. В числе прочих и датский король Свен, чтобы добиться его [идола] расположения, почтил кубком исключительной работы, в этом рвении возвысив чужеземную религию над своей. За это кощунство он позже поплатился своей несчастной смертью.

 
Согласно Гельмольду, храм Свентовита на острове Рюген почитался всеми славянами, и дары туда отправлялись из всех славянских земель. И чтобы поведение датского христианского короля, посылающего дары туда же, не казалось таким странным, вспомним сказанные за тысячу лет до этого Тацитом слова об англиях и варинах, имевших общее святилище на острове среди моря. По всей видимости, некоторые вещи не способны были изменить ни века, ни смена имён, ни даже внешнее принятие новой религии. Судьбы тысячелетних соседей связывало что-то гораздо более крепкое, отчётливо просматривающееся, несмотря на все внешние изменения и наслоения…

Андрей Пауль, историк

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх