Свежие комментарии

  • Никифор
    А если бы ледяной щит закрыл бы переход то к прибытию Колумба в Новом свете могло и не быть людей..Про океанцев держа...Заселение Северно...
  • Никифор
    https://www.youtube.com/watch?v=SMNvqYhnckg РС 239 Заселение Северной Евразии Сергей Васильев в «Родине слонов»Заселение Северно...
  • Никифор
    Спасибо большое за материал...вот можно и послушатьЗаселение Северно...

Об истории России в кинематографе, современном и советском.

Отрывок из книги Ю. Нересова «Трупный яд покаяния».

 

Парадоксально, но во многих старых советских фильмах дореволюционная Россия смотрится много пристойнее, чем в путинских. В «Минине и Пожарском», как и было в истории, поднявшийся народ изгонял поляков под руководством нижегородского купца Кузьмы Минина и стародубского князя Дмитрия Пожарского, и разгром польской армии под Москвой если и не вполне соответствовал истории, то смотрелся красиво. Однако для сотворивших нечто под названием «1612» режиссёра Владимира Хотиненко, это оказалось слишком просто. Поэтому Минина у них нет, Пожарский едва мелькает в массовке, битва под Москвой смазана, а спасает Русь глуповатый холоп Андрюшка, что больше всего любил за голыми девками подсматривать. Каким образом? Да просто вселился в сиволапое быдло дух благородного испанского наёмника, да и побил ляхов!

 

Надеюсь, вы не удивитесь, если узнаете, что продюсером «1612» выступал всё тот же, неистребимый как таракан Никита Сергеевич? Вот и я не удивился, так же как и некоторым занимательным деталям в историческом боевике «Турецком гамбит» посвящённом русско-турецкой войне 1877–1878 гг. и снятом на михалковской студии «Три Тэ».

 

Старые «Герои Шипки» совершенно не устроили младшего соратника Михалкова Джахонгира Хабибуллаевича Файзиева и знатного писателя земли русской Григория Шалвовича Чхартишвили, более известного под фамилией Акунин.

Хотя третий штурм Плевны в этом фильме, как и в жизни, закончился тяжёлым поражением русской армии, в прочих эпизодах она выглядела неприлично победоносной. Ошибку требовалось исправить, и в «Турецком гамбите» данная армия превратилось в скопище идиотов, слегка разбавленных геями, а генерал Михаил Скобелев (по фильму Соболев) оказался болваном, который, пожелав выпендриться перед приглянувшейся девицей, помчался штурмовать Стамбул с одним полком. Ещё меньше повезло его начальнику штаба, будущему неудачливому главкому русской армии в японской войне Александру Куропаткину (в фильме Перепёлкину). Этого создатели «Гамбита» и вовсе в турецкого шпиона превратили. Ну и главное, конечно — видеоряд. Когда турки побеждают — компьютерные снаряды лихо разносят посланных на убой русских баранов, когда фортуна меняется — на экране двигаются стрелочки, а за кадром бормочут авторский текст.

 

 

Особо досталось от путинских киношников Ивану Грозному. В 2009 году его разоблачили сразу два заслуженных борца с тоталитаризмом и антисемитизмом — Андрей Эшпай, заклеймивший сталинские репрессии в «Детях Арбата», и Павел Лунгин, воспевший красных комиссаров в «Конце императора тайги», а затем обличивший сперва русских антисемитов-таксистов в «Такси-блюзе» и русских фашистов-культуристов в «Луна-парке». Но затем в Кремле ощутимо запахло синтетическим ладаном, и от последних картин оборотистого кинодельца немедленно повеял тот же душок. Из каждого кадра фильма «Царь» зрителей окуривали так старательно, что любой оператор газовой камеры позавидует! Разумеется, синтетическое православие подавалось вместе с общечеловеческими ценностями. Недаром незадолго до премьеры Павел Семёнович признался в симпатиях к предшественнику генералу Власова князю Андрею Курбскому, воевавшего против России на стороне поляков. Похоже, он даже простил ему известный прикол с тремя ковельскими соплеменниками, которых нетолерантный к еврейскому племени Курбский на 44 дня посадил в яму с пиявками, предварительно погромив их лавочки.

 

 

Если Эшпай оказался просто нуден, то Лунгин снял самое тупое фэнтези в истории российского кинематографа. И дело совсем не в жестокости его Ивана Васильевича, а в его полнейшем ничтожестве. Столь же ничтожны впрочем, и все прочие персонажей, а происходящее на экране напоминает День открытых дверей в сумасшедшем доме.

 

Невозможно поверить, что кривляющийся уродец, которого сыграл по указанию Лунгина перешедший из алкоголизма в православие рок-ветеран Пётр Мамонов, мог брать Казань, удивлять западных гостей своими познаниями и вообще усидеть на троне хоть год. Когда в припадке раздвоения личности царь начинает прыгать из угла в угол и разговаривать сам с собой, в зале прошелестело восторженное: «Горлум!» Сходство с поганцем из голливудского «Властелина колец» и вправду получилось поразительное.

 

Как и Горлум, царь смотрится мелким пакостником. Только у того хотя бы есть цель — найти Кольцо Власти, а мамоновская тварюшка, хотя и бормочет о врагах престола, злодействует в основном из вредности. Например, собирает со всей Москвы боярских дочерей и загоняет их на манер таджикских гастарбайтеров на стройку дворца, где заставляет разбирать строительные леса и выносить мусор. В это время головорезы Малюты во главе с демонически хохочущей царицей гарцуют среди бедных девиц на конях и хлещут их плетьми. Или громят опричники двор жертвы репрессий, и самый гнусный не то что приглянувшуюся бабу насилует, а к девчонке годков десяти лапы тянет. А потом сам царь ею интересуется: на коленках держит, яблочком угощает и гадко так улыбается. Не пришиби малявку натравленный Мамоновым на зеков будущий символ «Единой России» — наверняка случилось бы страшное!

 

Апофигей зверства наступает в финале, когда опричная братва сжигает труп удавленного Малютой митрополита Филиппа вместе с парой десятков монахов. Скажете: на самом деле ничего такого не было? Но переквалифицировавшийся в подкремлёвского историка фантаст-неудачник Володихин угодливо объяснил, что хоть и не было, но зато маленький лунгинский холокостик «часть художественной правды».

 

Сам Лунгин настаивает, что именно такой садист и дебил Россией сорок лет и правил. В рекламирующей фильм передаче он заявил, что Иван Грозный проиграл все войны, в которых участвовал, и прервал свою династию. То есть Казань не брал, Астрахань не брал, а царь Фёдор Иоаннович и погибший в Угличе царевич Дмитрий — ублюдки незаконнорождённые!

 

Открытия Лунгина по части религии ещё грандиознее. Готовятся опричники монахов убивать, а благостный настоятель им объясняет: мол, все кто останется в монастыре погибнут, но кто не чувствует в себе силы на мученическую смерть, может спастись! В этой сцене вся цена лунгинскому православию. Ведь в христианстве спастись — это значит, прежде всего, спасти душу, и, став мучениками, верующие её спасают. Между тем настоятель называет погибелью именно принятие мученического венца. Точнее не настоятель, а творец фильма, который был и остаётся, прежде всего, барыгой, озабоченным спасением и благосостоянием исключительно своей драгоценной тушки. Христианское понятие спасения настолько чуждо режиссёрскому сознанию, что перенести его на экран он не может, как не в силах улететь в небо рождённый ползать.

 

Киношный митрополит Филипп в исполнении Олега Янковского мученический венец, напротив, несёт безропотно, но совет царю вообще никого не казнить, полагаясь исключительно на божью волю, вызывает сомнения в его рассудке. Когда же царь предлагает владыке посудить самому, тот не решается ни казнить, ни миловать, а попросту сбегает. Не хватает у него решимости и проклясть изверга, даже когда от его медведя гибнет невинное дитя, котороё Богородицу видело. Веди себя подобным образом во время Смуты патриарх Гермоген, возможно, и сели бы на кремлёвский трон поляки. Подозреваю, поклонник перебежавшего к полякам и воевавшего в их рядах против России князя Курбского Лунгин о таком варианте до сих пор жалеет.

 

Прочие позитивные герои под стать персонажу Янковского, особенно русские воеводы, обороняющие Полоцк у моста через реку глубиной в полторы кошки. Подходит польское войско. Две редкие толпы сходятся подобно вышедшим подраться мужикам из соседних деревень. Польская тяжёлая кавалерия в основном почему-то пешедралом штурмует мост. Общая свалка. Дерутся одними саблями и пиками, ни единой пушки или пищали. Перейти реку вброд никто не догадывается и лишь один мужичок пытается топориком подрубить опору моста, по которому гонят наших. Блаженная девочка пускает по воде иконку и та обрушивает мост словно мина, заложенная опытным сапёром.

 

Изумлённые поляки драпают, но тем временем к царю прискакивает гонец и сообщает, что другие поляки обошли наши позиции, вышли к Полоцку с тыла, а гарнизон открыл ворота. Корчащий рожи изверг вызывает к себе воевод, оборонявших мост. Воеводы прибывают к Москве и, встретив митрополита, узнают от него, что пока они отмечали взрыв чудотворно-фугасной иконы, Полоцк уже пал. Филипп, ничуть не удивившись столь блестящему знанию обстановки на фронте, предлагает укрыться от государева гнева в его резиденции. Воеводы принимают приглашение, и, забив на царский приказ, а заодно на армию, кушают с митрополитом медок. Иван, не дождавшись полководцев и узнав от опричников, где те ошиваются, приходит на трапезу и устраивает вполне обоснованный скандал. Военачальнички настолько пугаются, что ни один из них не решается даже сказать, что город сдали не они. Филипп тоже об этом помалкивает и берёт всю вину на себя, поскольку совратил бородатых детишек не являться пред монаршии очи.

 

Попав к Малюте, защитники Родины признаются в несовершённой измене после того, как тот лишь пригрозил их пытать, повторяют самооговор митрополиту и безропотно идут на казнь, а зрители же понимают, что с такими витязями, действительно, кроме как на тротиловую икону надеяться не на что. Как и в творении Михаила Шевчука, который не стал забираться столь далёкое прошлое и обратил свой взор на XIX столетие.

 

Исторический мини-сериал «Сатисфакция» начинается с появления в кадре маленького гаденького плешивенького человечка, коему демонического вида подчинённый доносит насчёт умершего под пытками подследственного. Человечишка сладострастно улыбается и начинает планировать убийство русского патриота, представившего царю-батюшке доклад о непорядках в государстве. Для этого он вызывает храброго драгунского офицера и, давая ему задание, лицемерно сожалеет о несбывшейся мечте послужить Родине с шашкой на коне. В отличие от «гамбитного» Скобелева, стыдливо переделанного в Соболева, уродец полностью сохранил фамилию и звание исторического прототипа, именуясь главой Третьего отделения императорской канцелярии Александром Христофоровичем Бенкендорфом.

 

Бенкендорфовские жандармы с кнутом и дыбой — это сильно! Так и представляешь звероподобного Александра Христофоровича, вгоняющего иголки под ногти Пушкину, поджигающего пятки Грибоедову и деловито присоединяющего электроды к гениталиям декабристов. А потом стирающего у них из памяти все испытанные муки, заставляя жертв отзываться о палаче совершенно неподобающим образом. «Этот честный и достойный человек, слишком беспечный для того, чтобы быть злопамятным, и слишком благородный, чтобы стараться повредить тебе», — разъяснял Пушкин написавшему эпиграмму на Бенкендорфа Петру Вяземскому. Не менее возмутительно выразился декабрист Владимир Штейнгель. В письме самому обер-жандарму он признавал: «В ужасное для воспоминаний время, когда все мы назывались „злодеями“, вы с сердоболием смотрели на нас».

 

Ещё больше преуспел кровавый сатрап в сочинении автобиографии. Сфальсифицировав архивы, он состряпал себе совершенно неописуемый боевой путь. Лишь благодаря мужеству правдолюбивых киношников мы теперь знаем, что в 1803 году 20-летний Саша не уезжал добровольцем на Кавказ, не отличился там при взятии Гянджи и не получил за храбрость ордена Святой Анны и Святого Владимира IV степени. И Анну II степени за участие в кровавой битве с Наполеоном под Прейсиш-Эйлау ему не давали. И совсем не полковник Бенкендорф в 1809 году пошёл (опять добровольцем) на русско-турецкую войну, где за атаку под Рущуком ему дали Георгия IV степени. Действия партизанского отряда Бенкендорфа в Отечественную войну и захват 16 с лишним тысяч пленных, включая трёх генералов, тоже выдуманы царскими сатрапами. Как и лихие кавалерийские дела под Велижем, Темпльбергом, Лейпцигом, Краоном и Лаоном, с последующим стремительным освобождением Нидерландов силами всего 7 тысяч человек.

 

Фальшивками оказались грамоты о награждении российскими орденами Святой Анны I степени и Святого Георгия III степени, прусскими Чёрного и Красного орлов, австрийским Святого Стефана и ещё орденами Швеции, Баварии и Ганновера. Ну, и золотых шпаг за храбрость российский император, нидерландский король и британский принц-регент ему тоже не вручали… Тем не менее, легенда оказалась столь живуча, что ей поверили даже большевики, оставившие портрет шефа жандармов в эрмитажной галерее героев 1812 года!

 

Разумеется, кроме всего вышеописанного, Александр Христофорович не выполнял деликатных дипломатических поручений в Париже и не создавал на острове Корфу отряды албанских, греческих и черногорских добровольцев для высадки в Италии. И тонущих петербуржцев во время прославленного в пушкинском «Медном всаднике» наводнения он не спасал… Поэтому можно только пожалеть, что съёмочная группа не воспользовалась лживой официозной биографией.

 

Могут возразить, что фильм не документальный, а художественный, и тот же Дюма иной раз тоже вольно трактовал события французской истории. Вон и в «Трёх мушкетёрах» у него кардинал Ришелье главный злодей, хотя по жизни в своей борьбе с королевой Анной и её любовником Бэкингемом его преосвященство, с позиций защиты интересов Франции, был абсолютно прав.

 

Всё так. Но у Дюма Ришелье как раз торжествует, успешно наведя порядок во вверенной его заботам стране. Бэкингем мёртв, гугенотские бунтовщики в Ла-Рошели прижаты к ногтю, а мушкетёры примиряются с кардиналом. В «Двадцати годах спустя» они с грустью вспоминают его как великого человека. Здесь же гадкое существо, как и подобает предтече монстров Лубянки, из природной вредности истребляет романтических героев и в финале остаётся пакостить дальше. Дабы зритель твёрдо осознал: во все века до наступления демократии безопасностью российского государства заведовали исключительно свихнувшиеся садисты, на глазах сливающиеся в мрачный образ Лаврентия Эдмундовича Бенкендорфа-Скуратова.

 

Если персонаж не является кровожадным упырём, его положено изображать слабоумным раздолбаем. Таковыми путинские киношники регулярно выводят участников белого движения.

 

Вспомните, какие шикарные белые появлялись в нашем кино при красных! Генерал Ковалевский и ротмистр Волин из «Адъютанта его превосходительства». Генералы Хлудов и Чарнота в «Беге». Полковник Кудасов и штабс-капитан Овечкин в «Новых приключения неуловимых». Поручик Говоруха-Отрок в «Сорок первом». Штабс-капитан Захарченко-Шульц в «Операции «Трест»». Ротмистр Лемке в «Своём среди чужих, чужом среди своих»… А песня «Русское поле» в исполнении героя Владимира Ивашова в тех же «Новых приключениях неуловимых»! А красивейшая психическая атака в «Чапаеве», от которой на белогвардейскую романтику возбудились звезда скандальной тележурналистики Александра Невзорова, секс-символ патриотической попсы Игоря Талькова и много кто ещё!

 

Теперь вроде бы белые в почёте, Путин торжественно перезахоранивает их генералов, но на экране вместо героев появляются унылые клоуны. «Вы тут не царя готовитесь освобождать? — вежливо интересуется одно из благородий в фильме «Господа офицеры», проходя на совершенно секретное совещание, где обсуждается состав команды по освобождению из большевистских застенков Николая II. — Тогда я с вами, потому что красным всё известно…» «И меня возьми, да! — вторит ему благородие с длинным кинжалом и в волосатой папахе. — А то ты мне не кунак!» Ещё одного красавца берут в команду прямо с места расстрела, к которому он приговорён за порубание шашками двух благородий, обидевших местных шлюх. Едва очутившись во вражеском тылу, романтический защитник проституток начинает козлиным голосом наяривать романсы, а соратники оказались столь деликатны, что не смогли его заткнуть.

 

Могут ли столь шумные и романтичные парни не то что спасти царя, но хотя бы без палева ограбить пивной ларёк? Конечно, нет! А тут ещё один из них оказывается предателем. Героический капитан, в полный рост ходящий на пулемёты, в 1915 году совершил страшное и с тех пор его держит на крючке белый генерал, которого, в свою очередь, купили красные! Прибыв в Екатеринбург, господа попадают в лапы чекистов и узнают, что царское семейство уже расстреляли. Сдавший всех капитан пытается застрелиться, но потом освобождает всех из застенков, и героически гибнет, чтобы не объяснять зрителям, чем шантажировал его коварный изменщик. Тем временем горе-спасатели вместо того, чтобы прорываться к своим, прибегают к шахте, куда сбросили останки и тупо смотрят вниз. За это время появляются красные и кладут почти всех, а у зрителей возникает крамольная мыслишка: может и хорошо, что эти придурки тогда не победили?

 

«Я вообще не люблю играть Героев, — честно признавался Константин Хабенский исполнивший роль Верховного правителя белой России Александра Колчака. — В них всегда есть пафос. Меня так и тянет его сбить. Но, — Герой есть Герой. Он не должен иметь нелепых привычек, попадать в смешные ситуации. А жаль. Смешные или трагикомичные роли это моя мечта, моя любовь!».

 

Но отличившийся при постановке «Турецкого гамбита» продюсер Джахонгир Файзиев не внял предупреждению, и Хабенский опустил пафос ниже плинтуса. Бухтящий себе под нос и боящийся дотронуться до возлюбленной унылый тип с безвольным ртом и глазами получившей пинок дворняги, похож на оригинал не более чем заплатанный надувной матрас на торпедный катер, и к тому же полный идиот.

 

Знаете, что творит киношный Колчак, когда его миноносец «Сибирский стрелок» попадает под огонь тяжёлых орудий германского крейсера «Фридрих Карл»? Выстраивает команду на верхнюю палубу и устраивает… молебен! Немцы уже пристрелялись и несколько раз попали, один фугасный подарочек на палубу и конец, но против сценария не попрёшь, и недоразумение в кителе, которому, цинично пользуясь смертью Колчака, передали его фамилию, бормочет молебен. Всевышний, разумеется, внимает — корабль успешно проходит по собственному минному заграждению, погнавшийся вслед супостат подрывается и тонет, а офигевшие зрители бормочут: «Вот что крест животворящий делает!»

 

 

Под стать персонажу Хабенского и главная лирическая героиня, получившая имя колчаковской возлюбленной Анны Тимирёвой, но разговаривающая с хабалистыми интонациями вокзальной проститутки. Тлетворное влияние девушки проявляется уже во втором боевом эпизоде, когда её муж — капитан 1-го ранга Тимирёв (в разгар дуэли с немецкими батареями!) выясняет с Колчаком отношения в стиле не поделивших барышню гимназистов. Затем барышня объявляет мужу, что уходит к Александру Васильевичу, приезжает в Омск и, живя рядом с любимым, целый год не показывается ему на глаза, плачет в подушку и думает, как он мучается!

 

На самом деле Колчак, как и полагалось по уставу, проводил молебны перед боем, да и Тимирёва, приехав в Омск, нормально жила с любимым, но на экране происходит совсем другое, и зрителям внушают, что демонстрируемая команда слабоумных и есть лучшие люди белого движения.

 

Большая часть описанных выше творений россиянских киногениев с треском проваливается. Позорнее всех пролетел Михалков. Прокат «Утомлённых солнцем» отбил всего 9 миллионов долларов из 55 потраченных, а «Цирюльник» собрал немногим более 2,5 миллионов баксов при 35-миллионном бюджете. Но в Кремле у нас не экономят, и поток кинопомоев с экрана не иссякает, а в нынешнем году путинские мордоделы продемонстрировали новый идеологический выверт. На арену выпущена стайка пропагандистов, с ловкостью напёрсточников, увязывающих победу в Великой Отечественной войне и роль в ней усатого человека с трубкой с поддержкой нынешнего режима и его лидера.

 

Сейчас главным шоуменом этой программы является проверенный политический гешефтмахер Кургинян, на помощь ему выдвигается спешно лепящий сериал о Сталине Владимир Бортко, а там и другие подтянутся. С придыханием и брызганьем слюной нам объясняют, что власть, наконец-то, решительно повернула к державным ценностям, а Владимир Владимирович — это Иосиф Виссарионович сегодня, только ещё лучше. Чтобы не дать повод для вмешательства мирового империализма, он пока не может показать спрятанный в потайном сейфе партбилет, но если придётся сдаваться китайцам, этот час непременно наступит, а сейчас все мы должны сплотиться вокруг любимого вождя.

 

Сплотиться вокруг него будет призывать и либеральная часть кремлёвского агитпропа, одновременно призывающая народ к десталинизации и покаянию. Ибо один из главных борцов с тоталитарным прошлым, потомственный партноменклатурщик и председатель комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести Николай Сванидзе, сказал о рейтинге Путина в бытность его президентом: «Объективно этот рейтинг превратился сейчас в национальное достояние. Главная задача любого серьёзного политика и всей политики в целом — отвести ответственность за любую нелепость и неудачу от Президента, как наседка уводит врага от гнезда». («Политика, женщины, футбол»).

 

Дискуссия «антисталиниста» Сванидзе со «сталинистом» Кургиняном, в ходе которой оба разоблачают фашизм, призывают сплотиться вокруг Путина, но в упор не замечают его покровительства престарелым гитлеровцам и других художеств, способна довести до воспаления мозгов самого стойкого поклонника политических реалити-шоу. Несколько лет подобной обработки в сочетании с последовательным уничтожением армии и оборонного комплекса, грядущим после вступления во Всемирную Торговую организацию коллапсом целых отраслей промышленности, а также курсом на постепенную замену населения азиатско-кавказскими мигрантами дадут замечательный результат.

 

Дорогие россияне окончательно поймут, что для кремлёвского начальства все существующие в мире идеологии лишь средство для оболванивания подвластного населения и дымовая завеса над вечным процессом распила и освоения бюджета. После этого у них с гарантией выработается непреодолимое омерзение к любой государственно-патриотической пропаганде, а заодно и к прошлому и настоящему своей страны. Тем временем оставшиеся участники войны покинут наш мир, причём многие в нищете, а их потомки будут окончательно убеждены, что мирно принявшие Гитлера датчане и голландцы куда умнее покойных прадедов. При таких настроениях населения оккупация остатков России, если в таковой возникнет необходимость, пройдёт как по маслу, а партизан окажется в сотни раз меньше, чем желающих на них поохотиться, либо просто настучать в комендатуру за несколько долларов, евро или юаней. Однако внукам и внучкам нынешних обитателей Кремля, обживающим свои новенькие виллы на тропических островах, будет уже всё равно.

Картина дня

наверх