Последние комментарии

  • valerij23 апреля, 13:51
    Что-то про южную Сибирь ничего нет.История Древнего Востока. Тексты и документы
  • Игорь П.23 апреля, 13:36
    Снимок очень символичен, и конечно эмоциональный!! Тоже было интересно узнать об этом человеке...Вечная память ему и ...Комбат Алексей Ерёменко на знаменитом фото
  • seva_tanks Севостьянов Константин Никлаевич23 апреля, 13:10
    "Военные миссии" стран -победительниц(США, Англия и Франция) свободно перемещались по всей Германии.А ректифи.... точ...Жизнь в фильтрационных лагерях НКВД

Самоуправление на Готланде в XIII-XIV вв. (по данным Гуталага)

Александренков Г. Э. Самоуправление на Готланде в XIII-XIV вв. (по данным Гуталага)  
 

Источник: Средние века. Вып. 61. – М.: Наука, 2000

 

 

Готланд, остров, лежащий к востоку от южной Швеции в Балтийском море, ныне малоизвестный, в средние века был одним из самых важных пунктов торговой активности на Балтике.

Положение этого острова было специфическим в нескольких аспектах.

В археологическом материале культура Готланда предстает как стабильная, если не сказать консервативная. Структура усадеб на Готланде сформировалась к началу эпохи викингов в IX в. и пребывала почти в неизменном виде по крайней мере до XVII в. Консерватизмом отличались и некоторые другие черты материальной культуры. Без сомнения, относясь к скандинавскому региону, Готланд в то же время отличался некоторыми особенностями1.

Подобную специфику Готланда мы наблюдаем и в средневековом обществе острова. В то время, когда в скандинавских странах шло развитие по феодальному пути, формировались сословия, крупное землевладение, крепла королевская власть, на Готланде складывалась другая ситуация. Общество сохраняет многие архаические черты; его стержнем остается слой бондов – свободных самостоятельных хозяев усадеб, глав семей, совмещавших производительную деятельность разного характера с исполнением общественных обязанностей2. Критерием принадлежности к этой группе населения было обладание наследственной землей, и включенность в родственные связи. Следует заметить, что бонды отнюдь не были гомогенной группой – среди них были богатые и бедные, более и менее авторитетные. Существуют другие категории населения, характерные для варварского общества: рабы (до определенного момента) и свободные неимущие. Интересным представляется разделение общества на "готландцев" и "остальных". В то же время, очевидны особенности готландского общества, которые отличают его не только от феодального, но и от классического варварского. Такой характерной чертой является отсутствие знати как особой социальной группы.

Готландцы рано подчинились верховной власти шведского короля, которая со временем усиливалась. Так, они должны были платить небольшой ежегодный налог и участвовать в ледунге, военно-морском ополчении. Готландцы приняли христианство добровольно. Также добровольно они присоединились к линчёпингскому диоцезу. По договору с епископом гуты предлагали ему на утверждение кандидатуры священников. Священники сами выбирали трех пробстов Готланда, и не платили епископу десятины. Этих привилегий линчёпингские епископы впоследствии не раз пытались лишить готландцев3. Во внутренних делах последние сохраняли полное самоуправление (до датского завоевания 1361 г.), которое также отличалось рядом особенностей.

В настоящей статье речь пойдет о формах организации готландского общества, сферах компетенции различных органов управления. Данная работа не касается Висбю – города, представлявшего собой совершенно отличное от сельского Готланда общество, имевшего свои собственные законы (Стадслаг Висбю).

Материал для исследования можно почерпнуть главным образом в Гуталаге, готландском судебнике, и Гутасаге, своеобразном приложении к судебнику, где описаны важные моменты готландской истории и отношения со шведским королем и епископом Линчёпинга4. Известны четыре рукописи, содержащие текст Гуталага: две на древнегутском языке, по одной на датском и немецком. На происхождение, суть и датировку Гуталага у исследователей сформировались различные точки зрения5. Разброс мнений велик: от традиционной точки зрения на Гуталаг как на запись обычного права, сделанную в первой половине XIII в., до радикального пересмотра устоявшегося мнения и утверждения, что Гуталаг – компиляция XIV в. различных континентальных сборников права. Традиционная точка зрения до сих пор представляется наиболее основательной. Перейдем к анализу судебника.

Приход. На Готланде не было деревень, сельское население проживало в отдельных усадьбах, поэтому низшей организационной единицей был не деревенский тинг (сельский сход), как в большинстве других областей Швеции, а приход. На то, как образовывались приходы на Готланде, существует две диаметрально противоположные точки зрения. Согласно первой, наиболее распространенной, образование приходов на Готланде проходило очень долго, границы приходов не были точно определены еще в XVII в. Это было обусловлено тем, что строительство церквей на Готланде велось по частной инициативе бондов, которые пользовались правом патроната над построенной церковью. Поэтому приходы образовывались вокруг частных церквей, а не согласно уже существующему делению, что наблюдалось, например, в Уппланде6.

Иное мнение представил С.-О. Линдквист. Он считает, что "географическое положение церкви само по себе и в отношении к другим объектам может дать ответы на вопросы, касающиеся не только самих церквей, но и общества, которое их строило"7. Шведский ученый провел анализ пространственного распределения церквей, усадеб, возделывавшихся земель и территорий приходов. Он обнаружил, что "церкви расположены оптимально, почти на одинаковом расстоянии друг от друга... Дворы же, наоборот, расположены случайно с тенденцией к агломерированию... Из расчетов следует, что размещение церкви было выбрано таким образом, чтобы гарантировать каждой усадьбе кратчайший путь"8. Автор пришел к важному выводу: "мысль, что образование приходов происходило на основе частных церквей, к которым присоединялось некоторое количество дворов, неосновательна..."9 Исследования показывают, что "разделение острова на усадьбы произошло довольно рано и не оставило место для свободной колонизации, а лишь для внутренней, которая выразилась в том, что возникли группы усадеб, между которыми существовали более тесные отношения. Группы усадеб представляют подразделения большей общности, называемой округ (bygd). Группы усадеб были слишком малы, чтобы справиться с постройкой церкви. Приход основывался на округе (в среднем 13 усадеб). О том, что из себя представлял округ до образования прихода, с уверенностью сказать нельзя... Вряд ли процесс образования приходов был длительным... Решения отдельных округов о строительстве церквей были скоординированы по всему острову... Этот процесс едва ли занял больше нескольких десятилетий... Образование приходов было проведено в конце XI в."10 Таковы две точки зрения на образование приходов на Готланде.

Существуют разные мнения также по поводу важности приходов. Некоторые исследователи полагают, что приход не имел большого значения, исполнял "некоторые коммунальные функции"11. Другие думают, что готландский приход занимал важное место в жизни общества, как было и в других областях Швеции12. X. Ирвинг считал, что приход существенно отличался от материкового тем, что совмещал различные функции и признавался юридическим лицом13.

Прежде чем подступиться к приходу, выясним, кого понимать под словом "прихожане" (socna menn, kirchiu menn – букв, "люди прихода", "люди церкви"), которое часто встречается в тексте закона. В гл. 3, § 3 речь идет о конфликте из-за десятины, могущем возникнуть между человеком, принявшим участие в строительстве новой церкви, и прихожанами старой. "...Если возникает спор между ними на первый год или на второй, то должен сам свидетельствовать присягой и с двумя прихожанами (tvem kirchiu menn), которых захотят назначить, что он участвовал в строительстве церкви и в освящении и во всех частях, как другие прихожане (so sum adrir kirchiu menn)". Из этого постановления мы можем понять, что под прихожанами имелись в виду бонды, которые принимали участие в строительстве церкви (или, вероятно, их потомки), платили десятину и поэтому имели право и обязанность участвовать в делах прихода.

Теперь перейдем к рассмотрению деятельности прихода, его функций. Сразу отметим, что в одном аспекте – судебном, функции прихода были близки функциям тинга. Ряд дел мог рассматриваться на собрании прихожан. Причем, форма процесса была такой же, как на тинге: человек должен был принести присягу (обычно с шестью соприсяжниками – siex marina aiþ), если ему это не удавалось, то он проигрывал дело. Это следует, например, из гл. 42, в которой речь идет о запрете языческих обычаев: "если его обвиняют, то пусть принесет присягу шести человек. Если прихожанам не удастся взыскать и дело пойдет на тинг..." На собрании прихожан совершался суд по проступкам, имеющим отношение к церковной юрисдикции. Так, согласно гл. 2, если женщина погубила ребенка, то она могла покаяться священнику, который налагал на нее церковное наказание, и тогда никто не имел права начать против нее дело. Если же ее дело разбиралось на собрании прихожан (þa en þet cumbr firi kirchiu menn – букв. "если это [дело] выходит перед прихожанами"), то она платила штраф в 3 марки пеннингов14, по одной трети которого получали прихожане, церковь и священник. Так же распределялись штрафы, налагаемые на неуплату десятины (гл. 3), за совершение жертвоприношений и других нехристианских обрядов (гл. 4), за работу в праздничный день (гл. 6), за убийство, ранение и побои в праздничный день или в церкви, или на церковном дворе (гл. 8). Причем, согласно гл. 8 (§ 1), прихожане решали, когда человека следует освободить от отлучения, которому подвергался преступник. За эти преступления штрафы уплачивались приходу, при этом добавляется, что "все должны взыскивать [штрафы] вместе" (гл. 3 (§ 1), гл. 4, § 1), т. е. все прихожане должны были участвовать во взимании штрафов.

Итак, судя по содержанию указанных постановлений, одной из функций собрания прихожан был суд по церковным делам, причем отметим, что, как несколько раз подчеркивается, штрафы должны взыскивать все вместе, – то ли, чтобы священник себе все не присваивал, то ли потому, что священнику одному было трудно это сделать. Неясно также, кто судил на собрании – об этом в Гуталаге никаких сведений нет.

Рассмотрим другие функции собрания прихожан. Обращают на себя внимание несколько постановлений, где прихожане упоминаются в любопытном контексте. Согласно гл. 20 (§ 14), в которой говорится о правах внебрачных детей, "все права внебрачных детей следует исполнять со свидетельством прихожан (miþ kirchiu manna schiellum)". Таким образом, прихожане в данном случае выступают как бы гарантом того, что внебрачные дети получили от отца то, что им полагается по закону. Согласно гл. 48, прихожане должны были следить, чтобы бонды выделяли "бессемянному народу" (т. е. тем, у кого не было своей земли и семян) поле для репы и давали рабочий скот, а "тот, кто этого не придерживается, будет виновен [и заплатит] 3 эре приходу. А если такой приход за этим не следит, то будет виновен [и заплатит] 3 марки, если [дело] пойдет на тинг". В гл. 24 (§ 4) упоминается о том, что "каждый брат (если нет отца. – Г. А.) распоряжается выдачей своей сестры замуж; если он не хочет, то пусть даст ей восьмую часть своей земли на содержание под присмотром ближних родственников и прихожан, чтобы она не растратила неразумно свое имущество". Согласно гл. 52, каждый год во всех приходах должны были чинить дороги и "если какой приход не чинит, то пусть заплатит 3 марки тингу". В гл. 61 читаем: "Кости (dufli) запрещены. Кто в них играет, тот виновен [и платит] 3 эре приходу. Если приход не хочет взыскивать, то пусть заплатит 3 марки тингу".

Из вышеприведенных статей следует, что приход в ряде случаев выполнял, так сказать, надзирательные функции, следил, чтобы соблюдались права уязвимых групп населения, В ряде случаев приход нес за это ответственность и мог быть наказан штрафом, если не выполнял своих обязанностей. Это позволило X. Ирвингу утверждать, что приход признавался на Готланде юридическим лицом15. На мой взгляд, термин "юридическое лицо" здесь совсем не уместен, и лучше данную мысль выразить по-другому: члены приходского собрания несли коллективную ответственность за исполнение ряда обязанностей.

Другая область, где решение вопросов требовало вовлечения прихожан, – совершение сделок. Согласно гл. 28, "никто не может продать землю, если только нужда не заставляет. Пусть тогда скажет ближайшим родственникам в присутствии прихожан и родственников..." В той же главе, § 5 сказано: "Если более дальний покупает, а не ближний, то должен выложить аврад16 на тинге хундери [сотни], где находится земля, а тому, который вне тинга, перед тем, как выложить аврад, законно объявить перед прихожанами". В гл. 42 говорится о том, что если к кому-нибудь пришел стриженый баран, то тот мог поставить на него свое тавро в присутствии всех прихожан. Согласно гл.45 (§ 1), можно было пользоваться найденной лошадью, если об этом знали прихожане. Таким образом, мы можем сделать вывод, что собрание прихожан было публичным, могло служить ареной сделок, и прихожане, будучи их свидетелями, выступали в роли гарантов их правомерности.

Также прихожане решали проблемы, касающиеся оценки имущества. Об этом говорится в гл. 26 пр.: "Если человек просит другого о полуогораживании, то пусть скажет тому со свидетельством соседей или прихожан, и пусть прихожане определят доли [в ограде] в течение 7 дней"; и в гл. 30: "Если ты взял залог у человека за действительный долг, то вызывай его к церкви или на тинг, и пусть он выкупает свой залог в законный срок или пусть прихожане или тингсманы [т. е. участники тинга] оценят".

Собрание прихожан, проходившее у церкви, было также местом, где делались разные объявления. Так, согласно гл. 40, найденное малое животное (sma fileþi) следовало сначала вести к церкви, где хозяин мог узнать свое потерянное имущество. Согласно гл. 55 (§ 2) рукописи Б, "если раб находится в бегах и об этом объявлено у церкви или на тинге..."

Вот еще несколько примеров роли прихожан в разных обстоятельствах. Без разрешения прихода нельзя было построить дом и брать домочадцев (гл. 55). Согласно гл. 59, плоды должны быть неприкосновенными до позднего дня Марии [8 сентября]; тот, кто пренебрегал запретом, должен был уплатить прихожанам 3 эре.

Итак, приход обладал значительными и разнообразными функциями. Собрание прихожан, под которыми в тексте закона понимаются бонды, проходило около церкви и по форме во многом напоминало тинг ("к церкви", например, можно было вызвать человека, как на тинг, для решения некоторых проблем). Собрание это было похоже на тинг и по содержанию (например, на собрании происходил суд по делам, касающимся церкви). Очень часто прихожане выступают как свидетели по каким-либо делам. Прихожане также выполняли функции общественного надзора или контроля. Из постановления об огораживании следует, что приход играл определенную роль в отношениях бондов, связанных с хозяйственной деятельностью.

В общем, судя по Гуталагу, в приходе должны были регулироваться отношения между бондами на локальном уровне. Здесь можно согласиться с X. Ирвингом, который пишет, что "местное управление было сконцентрировано в приходе"17. Правда, X. Ирвинг идет дальше и утверждает, что приход "представлял собой центр локальной политической жизни"18, с чем согласиться трудно, так как в тексте закона не удалось найти никаких данных о чем-либо, напоминающем политические функции. Также представляется сомнительным применение термина "инстанция" по отношению к органам готландского самоуправления. Хотя из Гуталага явствует, что некоторые дела, относящиеся к церковной юрисдикции (например, об убийстве ребенка), могли быть рассмотрены в приходе, на тинге и на альтинге19 (общем тинге бондов острова), т. е. в разных собраниях, все же из текста закона не следует, что дело могло быть пересмотрено более высоким собранием.

Объясняя причины столь широких полномочий прихода, X. Ирвинг пишет, что "в церкви гуты нашли новые и более прилежно посещаемые места собрания, чем прежде на тинге", что "существенную роль для организации христианской общины Готланда сыграли законы о "мире" и "мир во время праздника" имел, как кажется, конституирующее значение для готландской приходской системы. Приход совместно со священником надзирал за "миром праздников"20. Нельзя не согласиться со шведским исследователем, что и церковь, и светские власти участвовали в установлении "мира", но это касается лишь "мира церкви"; случаи убийства в церкви (гл. 8 (§ 1)), "мир дома", "мир тинга" и др. относились к компетенции светской власти (гл. 9-12). Что же касается "мира церковных праздников" и "мира церкви", то здесь приход имеет значение в силу своих отношений с церковью, иначе штрафы шли бы тингу, как в случае ординарных преступлений. Почему в Гуталаге постановляется, что эти дела должны разбираться на собрании прихожан, однозначно судить трудно21.

Столь широкую компетенцию прихода на Готланде можно объяснить, приняв положение С.-У. Линдквиста (см. выше) и признав, что приходская организация на Готланде была основана на уже существовавшей системе округов, которые еще до христианизации имели ряд полномочий. Косвенным свидетельством может служить то, что само слово "приход" (socken) скандинавского происхождения и "относится к категории терминов, обозначавших территорию"22. Это соответствует и истории приходов в Швеции, где они "наложились" на округа. С принятием христианства к старым полномочиям прихода добавились новые, причем собрание прихожан обретает судебные функции.

Тинги. На Готланде действовали тинги – народные собрания разного уровня: тинг хундери (т. е. тинг сотни), тинг сеттунга (тинг одной шестой), тинг тридьунга (тинг трети) и альтинг (тинг всего острова).

Тинги восходят к языческому времени. В Гутасаге в гл. 1 рассказывается: "Они приносили в жертву своих сыновей и дочерей, и животных, с пищей и напитками. Они это делали согласно своим верованиям. У всей страны [т. е. у Готланда] было высшее жертвоприношение людей, и у каждого тридьунга – свое. Жертвоприношение животных, пищи и напитков было меньшим у меньших тингов, которые назывались варящими братьями [suþnautar], так как они варили все вместе". Видимо, в дохристианские времена одна из функций тинга было совместное отправление культа.

В тексте Гуталага наиболее часто встречается просто термин "тинг" (þing) без какого-либо уточнения. Принято считать, что под ним подразумевался тинг хундери, так как сам термин "хундери" нигде кроме Гуталага в источниках по истории Готланда не встречается, вместо него употребляется просто "тинг"23. В общем, такое мнение представляется справедливым, хотя в отдельных случаях, о которых будет сказано ниже, возникают сомнения и кажется, что под "тингом" в разных случаях подразумеваются различные тинги.

Тинг хундери. "Хундери" переводится как сотня. По наиболее распространенному мнению этот термин был связан с военным ополчением и обозначал "сто человек"24. Р. Стеффен предположил, что «область тинга определялась не числом "дееспособных мужчин", а числом усадеб... Собрание владельцев усадеб и составляло тинг»25. Члены собрания назывались "тингеманами" (þingsmenn). Такое собрание обладало рядом функций. Начнем их рассмотрение с судебной, которая, по-видимому, была основной.

В тексте Гуталага нам встречаются следующие случаи, когда дело уголовного характера рассматривается на тинге и тингсманам уплачиваются штрафы. Если человеку нанесли побои в его собственной усадьбе, то тингу платилось 3 марки пеннингов за нарушение "мира дома" (haim friþi) (гл. 12), столько же – за оскорбление действием (гл. 19 (§ 36)) и за прелюбодеяние (гл. 21 пр.); если кто-нибудь взял чужую лошадь или лодку – 3 марки пеннингов (гл. 35, 36); если краденое принесли в усадьбу другого человека – также 3 марки пеннингов (гл. 37 (§ 1)). Выше перечислены те места текста, в которых прямо говорится, что дело рассматривается на тинге и какой-то штраф выплачивается тингсманам. Но, вероятно, на тинге проходил суд по большинству дел, хотя об этом в Гуталаге и не сказано прямо.

На тинг поступали дела, не решенные на собрании прихожан: так, если дело женщины, погубившей ребенка, идет на тинг, то ее присуждают к уплате 3 марок пеннингов тингу и 3 марок пеннингов пробсту26 (гл. 2 (§ 2)); если дело человека, приносившего жертвы, поступает на тинг, и его признают виновным, то он платит 3 марки пеннингов тингу. Почему так происходило, объяснить с полной уверенностью трудно, так как в тексте сказано только: "...если прихожанам не удастся взыскать [штраф]; и [дело] выйдет перед тингсманами..." Возможно, у прихожан не всегда хватало возможности взыскать штраф с преступника. Это дало повод X. Ирвингу утверждать, что тинг был более высокой юридической инстанцией. Но, как я уже говорил, вряд ли термин применим к судебной системе того времени. Стоит также отметить, что этих случаев крайне мало и относятся они к категории дел, на суд по которым претендовала церковь.

Приход перед тингом нес ответственность по ряду вопросов (о которых сказано выше) и платил штрафы в случае неисполнения обязанностей.

На тинге также рассматривались дела, связанные с неразделенными угодьями: за разрешение на рубку деревьев в неподеленном лесу платился штраф тингу 3 марки пеннингов (гл. 25 (§ 3)), за огораживание неразделенной земли платилось 3 марки пеннингов (гл. 25 (§ 5)). За аналогичные преступления, но против чужой собственности: за уничтожение межевых знаков – 3 марки пеннингов (гл. 25 (§ 5)), столько же за порубку в чужом лесу (гл. 25 (§ 7)).

Но судом функции тинга не ограничивались27. На тинге решались дела, связанные с продажей земли: согласно гл. 28, земля не считалась купленной законно без проверки тингсманами причин продажи; раздел земли также осуществляется на тинге (гл. 28 (§ 2)); при продаже земли дальним родственникам аврад должен был выкладываться на тинге хундери (a hundens þingi); если землю продавали люди, у которых не было родственников, то они должны были ее продавать людям в той же хундери (hunderis menn), где находилась земля (гл. 28 (§ 4)). Тут следует заметить, что в ряде случаев понятия "тинг хундери" и "тинг" выступают как синонимы, что подтверждают принятую точку зрения. Наконец, на тинге решались дела по заложенному имуществу (гл. 32).

Также на тинг приводились заблудшие животные (гл. 40, 41, 42, 45). Для них отводилось специальное место: "...поезжай [с найденным животным] на тинг... и привязывай с другими [такими же] животными на таком расстоянии, чтобы можно было видеть столбы тинга" (гл.45 (§1)).

На тинге не только выносились судебные решения, но и приводились в исполнение приговоры: "Если он украл [на сумму] между двумя эре и маркой серебра, то надо вести его на тинг и клеймить (merkia) и присудить к уплате вергельда. Если он украдет после того, как его клеймили, если это будет и меньше, то надо его повесить (hengia). Если он украл марку серебра или больше, то его надо повесить" (гл. 38).

Как видим, у тинга наряду с судебной функцией (а на тинге, видимо, рассматривалось большинство исков по уголовным преступлениям) была также и карательная функция. На тинге совершались сделки по продаже и залогу земли, разбирались дела, касающиеся неподеленных угодий. Это, вероятно, связано с тем, что они принадлежали хундери, как в собственно шведских областях.

В Гуталаге мы встречаем упоминания о людях, которые судили на тингах. В гл. 31 читаем: "Радманы (raþmenn) должны судить (retta) на тингах хундери..." В этой главе ничего не говорится о судьях (domere), которые фигурируют в других постановлениях: "Пусть у человека, который будет ранен, будет свидетельство двух радманов в той же хундери и одного судьи страны (lanz domera) из того же сеттунга, и пусть сам клянется с шестью людьми с их свидетельством без присяги, больше ли штраф, чем 3 марки" (гл. 19 (§1)); "если человека изобьют без крови... то пусть у него будет свидетельство четырех оседлых человек и трех судей из того же сеттунга..." (гл. 19 (§35)). Еще два упоминания о радманах находим в гл. 32: "Если у них разные мнения [по поводу количества спорной земли], то это должны оценивать радманы хундери..." и в рукописи Б: "Если какого-либо человека свяжут, не найдя ворованного добра, то три радмана должны это исследовать и слушать его слова, виновен он или нет; те три радмана должны быть из той же хундери или того же сеттунга; они должны свидетельствовать о том, что они слушают, виновен он или нет. Так же, если [его схватят] с обнаруженным".

Из приведенных постановлений не совсем ясно, какими полномочиями обладали судьи и радманы, и сколько их было. Из документов начала и конца XV в. известно, что на Готланде было 20 тингов, и в каждом был один судья. Вероятно, на тинге хундери радманы судили под руководством судьи28. Возможно, у радманов были специфические задачи: оценка ранений, земли и т. п., что обозначается термином retta и, может быть, отличается от собственно вынесения судебных решений – dyma ("судить", этимологически связано с domeri). Р. Стеффен считает, что в Гуталаге была предпринята неудавшаяся попытка введения судебной комиссии; так он толкует предписание о том, что радманы должны судить на тинге хундери29. Но это суждение, на мой взгляд, совершенно безосновательно – ни о какой комиссии в Гуталаге речь не идет.

Неясно также, как понимать цитированное выше постановление гл. 19 (§1), где говорится о судье страны. Или это действительно судья страны, но тогда, надо думать, их было шесть – по одному в каждом сеттунге (во всех документах с XV в. фигурирует только один судья страны), либо, что вероятней, это просто судья.

Единственное место, где говорится о тех, кто судит, – гл. 2 (§2): "Если те, кто обвинял женщину, идут на попятный и не хотят выкладывать [3 марки пеннингов], то люди (men) должны признать ее [dyma – букв. "присудить"] невиновной". Может быть, здесь имелись в виду судьи, а может тингсманы, от лица которых формально судьи выносили решение.

Тинг сеттунга. Исследователями высказывались различные мнения о происхождении сеттунга. Р. Стеффен полагал, что сеттунг был "очень древним подразделением, которое появилось одновременно с тингом". Он считал, что тинг сеттунга был более высокой юридической инстанцией30. По мнению X. Ирвинга, деление острова на сеттунги, возможно, связано с присоединением Готланда к Швеции: по сеттунгам собирался налог в пользу шведского короля – по 10 марок серебра с каждого; каждый сеттунг снаряжал один корабль для ледунга. Согласно позднейшим данным, по сеттунгам созывалось ополчение. По мнению этого ученого, в Гуталаге нет свидетельств того, что сеттунг был более высокой судебной инстанцией31. Археологи пытаются связать существование гаваней и крепостей с системой сеттунгов32.

Действительно, о сеттунге до XV в. известно очень мало и в Гуталаге он упоминается всего три раза. Две цитаты были приведены выше. А в гл. 31 читаем: "Суд происходит и присяги приносятся не позже захода солнца. Каждый, кто это нарушит, пусть заплатит тингу, согласно тому, как высок тинг. Сеттунг не может взыскивать штрафы выше, чем 3 марки, тридьунг – до 6 марок и вся страна – до 12 марок".

Как видим, здесь тинг хундери даже не упоминается. Возможно потому, что всем и так было ясно, какие он мог взимать штрафы, а, возможно, потому, что тинг хундери не имел большого значения как судебное собрание, а эти функции выполнял тинг сеттунга. Тогда более понятным становится, почему при ранениях и избиениях требовались судьи из сеттунга, а не хундери.

Тинг тридьунга. Об этом тинге известно также очень мало. Многие исследователи связывают деление острова на три части с христианизацией и с основанием трех препозитур. Они отрицают существование тридьунгов в языческое время33. Р. Стеффен полагал, что тинг тридьунга не имел "гражданского" значения, что в Гуталаге предпринята попытка придать ему больший вес34.

Из Гуталага можно заключить, что у тинга тридьунга все-таки были функции, не связанные с церковью. В гл. 41, 42, 45 говорится, что заблудших животных следует вести на два тинга, а в третий раз – на тинг тридьунга. В гл. 42 добавляется, что человек получает плату за животное, "согласно тому, как было в обычае у тридьунга прежде".

Из гл. 31 (цитировавшейся выше) следует, что на тинге тридьунга происходил суд и выплачивались штрафы тингу не выше 6 марок пеннингов. Возможно, что до христианизации Готланда, основными функциями тинга тридьунга было отправление культа. С обращением в новую веру появилась новая, судебная функция, связанная с церковным судом. Таким образом, новая организация была приспособлена к уже существующему делению острова35.

Согласно гл. 5 Гутасаги: "Если возникнут споры, которые должен рассудить епископ, то они должны разрешаться в том же тридьунге, так как те люди, которые живут там ближе всего, знают больше всего об истине. Если спор не будет разрешен, то нужно передать его на собрание всех людей (aldra manna samtalan), а не в другой тридьунг". Таким образом, на тинге тридьунга разрешались некоторые церковные вопросы. Из постановления следует, что на тинге тридьунга судил епископ, когда посещал остров. Очевидно, пробст также судил на тинге тридьунга. Согласно Гуталагу, пробст получал штрафы в том случае, если дело женщины, погубившей ребенка, рассматривалось на тинге (гл. 2 (§2)); если убьют человека в церкви (гл. 8 (§1)); если священник испортит мессу, то платит 3 марки пеннингов пробсту и 3 марки приходу. Занимая ведущее положение на тинге тридьунга, пробст должен был иметь большое влияние на острове. На Готланде священники имели право выбирать пробстов, право, которое неоднократно пытался оспорить епископ Линчёпинга, но папа каждый раз подтверждал его. Пробсты часто фигурируют среди seniores острова в латинских документах, под которыми, как считается, помимо пробстов подразумеваются судьи36.

Альтинг. В Гуталаге и Гутасаге встречаются разные обозначения главного тинга Готланда: "всеобщий тинг гутов" (gutnalPingi), "собрание всех людей" (aldra manna samtalan), "все люди" (allir menn, allir lydir), "вся страна" (land alt).

Одной из основных прерогатив альтинга было поддержание "мира", или, как мы бы сказали, порядка. Это становится ясно из ряда постановлений, согласно которым "стране" шли штрафы за тяжкие преступления против "мира": за убийство человека в церкви "стране" выплачивалось 40 марок пеннингов (гл. 8 (§1)); за убийство убийцы в церкви-убежище также выплачивалось 40 марок (гл. 8 (§2)); "если ты убьешь человека во время этого мира ["мира всех людей"], то плати всей стране такой вергельд, сколько стоит тот, кого ты убил, и круг мира тебя не защищает, пока ты не заплатишь" (гл. 9); во время "весеннего мира" нельзя было изымать лошадь или быков (гл. 10); за нарушение "мира дома" и убийство человека платилось 12 марок "стране" и 12 марок истцу (гл. 12); за нежелание платить вергельд "страна" должна была присудить виновного к "лишению мира" и уплате штрафа "стране" в размере 6 марок и 6 марок серебра истцу; такое же наказание постигало того, кто не держался внутри своего "круга мира" (гл. 13 (§5))37; если человек мстил после того, как был уплачен вергельд, то он должен был заплатить полный вергельд и "всей стране" – 40 марок (гл. 4 рукописи Б).

Из приведенных постановлений явствует, что существовали определенные периоды времени и места, где человек был неприкосновенен. За преступления, совершенные в подобной ситуации, кроме ординарных штрафов платились особые штрафы "всей стране" или тингу (как говорилось выше). "Страна" получала штрафы за тяжкие преступления. По-видимому, это говорит о том, что "страна" выступала как бы гарантом "мира". Об этом свидетельствует и тот факт, что особо высокими штрафами каралось убийство в круге мира, во время "мира всех людей", а также то, что "страна" могла принять вергельд, если этого не хотел делать тот, которому это полагалось, а уплативший признавался невиновным (гл. 13 (§5)); гл. 5 рукописи Б). В этом отношении у "страны" был такой же круг компетенции, как у короля в материковой Швеции, где согласно так называемым edsöreslagar (клятвенным законам) в ведении короля были преступления против мира38, то есть функции верховной власти.

На альтинге также рассматривался ряд других дел: о двойном прелюбодеянии, за которое виновный платил штраф 12 марок стране и 12 марок истцу (гл. 21 пр.); о похищении какого-либо подопечного, за что платилось 40 марок истцу, из которых 12 получала "страна" (гл, 21 (§1)). Если кто-либо брал женщину в жены насильно, то платил или вергельд истцу (из них "страна" получала 12 марок), или подвергался казни в зависимости от решения истца (гл. 21 (§2)). После того как на свадьбе или пирах пили в память Марии, нельзя было больше вносить пиво, за нарушение этого правила (с помощью которого, возможно, боролись с какими-то языческими обычаями) "стране" платился штраф в 12 марок (гл. 24 пр., также гл. 65 (§3)). Такой же штраф платился за нарушение правил продажи земли (гл. 28 пр. (§4)). Если кто внес ворованное добро в усадьбу готландцу, то должен был заплатить его вергельд и 12 марок "стране" (гл. 65).

Таким образом, альтинг обладал судебными полномочиями по ряду дел. Некоторые из них близки по характеру к нарушению мира, некоторые касаются продажи земли, что было очень ответственным делом. Высокие штрафы за прочие преступления объяснить трудно. Также на альтинге могли быть рассмотрены дела об убийстве ребенка и жертвоприношении, о чем говорилось выше, и дела, по которым судил епископ.

Переходим к другой стороне деятельности альтинга – законодательной. В Гуталаге неоднократно встречается выражение þet ir ос sempt sic, что можно перевести как: "согласились постановить". В гл. 3 (§1) говорится, что "все люди" (allier menn) "пришли к соглашению (umsatir), что десятина должна быть сдана перед мессой Марии в пост..." В гл. 6 пр. сказано: "следующее то, что следует придерживаться всех святых дней, которые епископ предложил, и все люди приняли..."

О принятии Гуталага речь идет в гл. 61 (§1): "Согласились, что это закон, который здесь записан, и его должны придерживаться все люди. Если что-нибудь произойдет, чего здесь нет, то это должно решаться числом судей и [они должны] поклясться, что это правильный закон гутов (ret guta lag) и это должно быть записано здесь". Ниже, в гл. 62 говорится: "Это то, что было недавно принято о вырывании волос".

По этим постановлениям можно судить о том, что, очевидно, альтинг обладал законодательной властью. Механизм принятия закона не совсем ясен. Вероятно, он вырабатывался судьями и принимался с одобрения членов тинга.

Кроме того, альтинг обладал рядом других прерогатив. Альтинг, видимо, мог принять решение о сборе налога "на нужды страны" (гл. 53). Альтинг распоряжался имуществом, поступившим в счет уплаты вергельда, если тот, которому полагалось его взять, не хотел этого делать (гл. 13 (§5, 14), гл. 2 рукописи Б). Альтинг мог продать землю, которая, по всей видимости, поступала в счет вергельда (гл. 28 (§5)). Кто распоряжался кассой альтинга, неизвестно. Возможно, это был специально назначенный человек, как в Норвегии.

Альтинг имел политические функции. Так, судя по всему, он обладал полномочиями, касавшимися внешних сношений острова. В Гутасаге рассказывается, что Авайр Соломенная Нога заключил по решению страны договор с конунгом свеев о ежегодном налоге (гл. 2). На альтинге принималось решение, участвовать или не участвовать в ледунге (гл. 6).

На всеобщем тинге решались и другие важные вопросы. В гл. 4 рассказывается, что "страна не захотела терпеть" первую церковь на Готланде и сожгла ее. Позднее гуты приняли христианство вместе (allmenelica); возможно, решение об этом было принято на альтинге39.

Итак, альтинг концентрировал в себе высшую власть на Готланде со всеми ее аспектами (суд, налоги, военное дело, внешняя и внутренняя политика, законодательство) и представлял собой верховный орган готландского общества, имевший некоторые полномочия, аналогичные тем, что имели короли в других скандинавских странах.

* * *

Организация общества Готланда в XIII-XIV вв. отличалась некоторыми чертами от собственно шведских областей. По-видимому, соседская община не была распространена на Готланде. Поэтому дела местного значения на Готланде находились в ведении собрания домохозяев прихода. Готланд формально был подчинен шведскому королю. Но во внутренних вопросах жители острова сохраняли полное самоуправление. Тинг был судебным собранием, на котором разбиралась основная часть дел, карались преступники, совершались земельные сделки. Альтинг был главным органом готландского самоуправления: на нем разбирались особо тяжкие проступки; он был гарантом внутреннего мира; там принимались важные политические решения. То есть готландский альтинг имел по существу высшие полномочия на острове. На Готланде существовали особые должностные лица (по позднейшим данным, выборно-наследственные): судьи и радманы, которые, наряду с пробстами и священниками, были, по-видимому, лидерами общества. Никаких должностных лиц шведского короля на Готланде не было. Эти особенности сохранялись еще некоторое время и после датского завоевания 1361 г.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. См.: Gutar och vikingar. Stockholm, 1983.

2. См. характеристику скандинавского варварского общества: Carlsson J., Rosén J. Svensk historia. 1: Tiden före 1718 / Av J. Rosén. Stockholm. 1969. S. 115 ff; Гуревич А. Я. Формирование крестьянства в Скандинавских странах (IX-XIII вв.) // История крестьянства в Европе: эпоха феодализма. М., 1985. Т. 1: Формирование феодальнозависимого крестьянства. Гл. 9; Сванидзе А. А Северо-Западная Европа в Раннее Средневековье // История Европы. М., 1992. Т. 2: Средневековая Европа. Гл. 7.

3. Pernler S.-E. Gotlands medeltida kyrkoliv – biskop och prostar: En kyrknrättslig studie. Visby, 1977. S. 24 ff.; Yrwing H. Gotland under äldre medeltid. Lund, 1940. S. 25 ff.

4. Гуталаг и Гутасага неоднократно издавались. См., например, классическое издание К. Ю. Шлютера (Corpus iuris sveo-gotorum antiqui. Vol. VII: Codex iuris Gotlandici / Utg. av C. J. Schlyter. Lund, 1852) и перевод на новошведский с подробными комментариями Э. Вессена: Svenska landskapslagar tolkade och förklarade för nutida svenskar. Stockholm, 1943. В. 4. Skеnelagen och Gutalagen / Utg. av. Е. Holmbäck och E. Wessén.

5. См., например: Wessén E. Gutalagen// Boken om Gotland. Stockholm, 1945. I; Steffen R. Gotlands indeling och organisation // Ibid.; Sjöholm E. Gesetze als Quellen mittelalterlicher Geschichte des Nordens // Acta universitatis stockholmiensis: Stockholm Studies in History. Stockholm, 1976. 21.

6. Pernler S.-E. Op. cit. S. 27; Yrwing H. Op. cit. S. 90.

7. Lindquist S.-O. Sockenbildning på Gotland: En topografisk studie // Gotländskl arkiv, 1981. Visby, 1981. S. 45.

8. Ibid. S. 46,48, 49.

9. Ibid. S. 51.

10. Ibid. S. 58-62.

11. Söderberg B. Op. cit. S. 111.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх