Свежие комментарии

  • Vladimir maykhov
    побольше бы таких историй печатали. познавательно и интересно.Малоизвестные вой...
  • Наталья Политова (Панова)
    Очень интересно!Гамельнский крысо...
  • Starikan старенький
    а старая экспозиция оружейной палаты жива???? Был в 1979....Меч времен Кулико...

КАЗАЧЕСТВО КАК ФЕНОМЕН В ЖАНРЕ «ФОЛК-ХИСТОРИ» ПОСТСОВЕТСКОЙ ПСЕВДОИСТОРИОГРАФИИ

 КАЗАЧЕСТВО КАК ФЕНОМЕН В ЖАНРЕ «ФОЛК-ХИСТОРИ» ПОСТСОВЕТСКОЙ ПСЕВДОИСТОРИОГРАФИИ

И. Ю. Юрченко

Московский авиационный институт (Национальный исследовательский университет);

Межвузовский центр по историческому образованию в технических вузах РФ, г. Москва, Россия

  Сегодня феномен «фолк-хистори» (в другом написании, «фольк-хистори») остается одним из актуальных историографических и культурных явлений общественной и научной жизни не только в России, но и на всем постсоветском пространстве. Агрессивная пропаганда «новых учений» широкими тиражами соседствует с вялотекущей «борьбой за выживание» респектабельной академической науки в научных журналах и редких в наше время научно-популярных изданиях. Характерно, что при этом фолк-хистори и ее научная критика существуют в параллельных информационных пространствах. Ученые пытаются осмыслить этот феномен и найти ему рациональные объяснения или историографические истолкования[9]. Президиум РАН проводит заседания по проблеме борьбы с лженаукой, однако, распространению последней, судя по всему, это не мешает[5]. Не вдаваясь далее в глубокие теоретические споры, мы рассмотрим одну прикладную проблему, а именно феномен казачества в историографическом контексте фолк-хистори.

Прежде, чем перейти к рассмотрению историографической конкретики, надо отметить двойственность возможного толкования самого термина фолк-хистори. Сегодня этот термин в России, как правило, употребляется во вполне определенном, хотя точно не сформулированном, значении псевдоистории, фальсификата или «симулякра» истории как элемента коммерческой массовой культуры (такого же как «желтая пресса», «популярное чтиво» и т.п.). Но нельзя забывать и о первоначальном значении, связанном с фольклором, «народной», «национальной» и даже националистической версией или прочтением истории. В этой связи нельзя не упомянуть о нацистской мифологизации и намеренной фальсификации (мистификации) истории Европы и германского Рейха.

С нашей точки зрения именно «исторический» национализм становится питательной средой для широкой популяризации псевдоисториографических концепций и теорий. Национализм, торжествующий на обломках империи, представляет собой, прежде всего, явление народной культуры, утверждающей свою независимость и самодостаточность. Политический национализм в известном смысле паразитирует на этой культурной почве. Поэтому новым национальным элитам требуется историческое обоснование своих претензий на элитарность и «великое прошлое» (реальное или сфабрикованное) становится именно таким обоснованием. Отсюда вырастает нацистский постмодернистский оккультизм, языческая обрядность и примитивный расизм Гитлера, Гиммлера, Геббельса и их идейных вдохновителей из общества Тулле. Обращаясь же непосредственно к предмету статьи, обратим внимание на тот любопытный факт, что один из основоположников казачьего национализма – Атаман П. Н. Краснов – не только активно сотрудничал с нацистами, но и впервые сформулировал типичную для жанра фолк-хистори «готскую концепцию» арийского происхождения казачества.

Эта концепция нашла полное одобрение у фюрера и стала идеологическим обоснованием нацистской пропаганды для привлечения казаков в ряды вермахта в годы Великой Отечественной войны. Надо сказать, что автору статьи довелось лично участвовать в археологической экспедиции при раскопках могилы германского вождя на верхнем Дону. Так что нельзя априорно отрицать возможность участия в числе прочих и готского элемента в формировании этнического облика казаков. Однако из такой возможности отнюдь не следует утверждение, что в начале ХХ в. казаки представляли собой представителей арийской расы. При этом аргументация Краснова именно методологически близка к принятой в фолк-хистори и строится на неочевидных аналогиях и чисто внешнем описании «расовых характеристик нордического типа» у современных ему казаков.

 Надо отметить, что генерация национальных (народных) исторических мифов есть нормальная, здоровая функция осмысления и культурной фиксации обществом собственной картины исторического прошлого в массовом сознании. Мифологизированные исторические сюжеты всегда присутствуют в общественном бессознательном и находят свое воплощение в фольклоре. И этот факт не вызывает какого либо раздражения у академической науки, которая не первое столетие собирает, сохраняет и изучает народное «историческое творчество» в форме сказок, былин, песен.

Возмущение исторической науки вызывает спекуляция не вполне добросовестных авторов, которые пишут мифологизированную псевдоисторию «под свои интересы», эксплуатируя общественные настроения и стереотипы. При этом зачастую отходит на второй план то обстоятельство, что популярность жанра фолк-хистори и его коммерческий успех у читателей вызваны к жизни самим обществом, выдающим запрос на удовлетворение и компенсацию скрытых, но не подавленных националистических комплексов, возникших «на развалинах» Советского Союза и его максистско-ленинской идеологии исторического материализма. Для новоявленных постсоветских политических и культурных элит конструирование национальных версий исторического прошлого стало одним из способов легитимизации и суверенизации в новых политических условиях. Не осталось в стороне от этих тенденций и казачество.

В последовавшие за развалом СССР два десятилетия казачий национализм получил заметное развитие и распространение почти на всем постсоветском пространстве. В некоторых странах казачий национализм представляет собой самодостаточное и самостоятельное явление. Одним из пропагандистов такого «самостийного» казачьего национализма в России стал известный «этнический казачий журнал Казарла»[4]. Можно также назвать ряд казачьих Интернет-ресурсов аналогичной направленности: «Казакия.Инфо», «Майдан Казарла: форумы казачьего народа», «Вольная станица», «Казачий народ – социальная сеть»[3].

В других случаях казачий национализм может выступать в форме «защиты интересов русскоязычного населения» (например в Казахстане) или служить своеобразным «знаменем» национальной идентичности на Украине. Наличие же культурного (или политического) национализма, как мы помним, создает благодатную почву для расцвета жанра фолк-хистори. Особенное значение этот фактор приобретает в условиях, когда «официальная» наука не пришла к единому мнению в трактовке феномена казачества и не дает удовлетворительного ответа на вопрос этноидентификации казаков. Этот вопрос действительно остается сегодня одним из самых дискуссионных в новейшей историографии, что было показано автором в ряде публикаций, к которым мы можем отослать заинтересованного читателя[14, см. библиографический список], а также в специальной монографии[15]. Здесь же мы можем констатировать, что пока профессиональные историки «молча» собирают факты и ведут дискуссии на страницах академических журналов, выходящих тиражом около 1000 экземпляров, слово от имени науки смело берут увлеченные дилетанты и недобросовестные псевдоисторики.

Основоположником историографии казачьего национализма и одновременно казачьей фолк-хистори можно считать донского историка-самоучку Евграфа Петровича Савельева (1860–1927?). Не случайно творческое наследие Е.П. Савельева после длительного периода забвения востребовано сегодня и пользуется большой популярностью, как у казачьих националистов, так и у известных представителей новейшей российской фолк-хистори. Весьма показательно очередное переиздание главного труда Савельева – «Древней истории казачества» в серии «Тайны Земли Русской» со вступительной статьей «Историк, казак и провидец» признанного «авторитета» среди фолк-историков А. И. Асова[8]. Автор уже обращался ранее к подробному историографическому анализу наследия Е.П. Савельева[12], поэтому ниже мы ограничимся лишь краткой исторической справкой.

Расцвет научного и литературного творчества Савельева пришелся на переломный момент в истории страны и казачества – время Революции и Гражданской войны в России. Он стал первым основателем национальной казачьей историографии и единственным известным нам казачьим историком, работавшим и публиковавшимся в краткий период существования независимой и суверенной Донской казачьей республики – Всевеликого Войска Донского (1918–1920). Именно в этот период Савельев публиковал свой главный труд по истории казачества, в котором выдвинул и обосновал собственную концепцию истории казаков, как древнего и самобытного славянского (но не русского) народа. До установления Советской власти на Дону историк успел выпустить в свет только первые три части истории казачества, охватывающих «древнюю и среднюю» историю до конца XVIII столетия. До сих пор неизвестно, успел ли Савельев закончить рукопись своей «истории», сумел ли ее опубликовать и какова дальнейшая судьба архива донского писателя-историка. Поэтому на данный момент трудно сделать какие-либо вполне определенные выводы обо всей цельной концепции казачьей истории Савельева.

Однако и того, что дошло до наших дней, достаточно для утверждения приоритета этого автора в рассматриваемых областях казачьей национальной историографии. Вместе с тем в творчестве Савельева «невооруженным глазом» ясно видны и многие характерные жанровые пороки фолк-хистори. Среди таких недостатков можно выделить следующие: некритическое восприятие источников, народная этимология, наивная логика, избыточная эмоциональность и публицистичность изложения, необоснованное «удревнение» хронологии, отсутствие высшего специального исторического образования. Однако эти недостатки нельзя однозначно поставить в вину казачьего историка, если учесть обстоятельства времени и места написания «Древней истории казачества». Савельев работал в рамках своей идейной парадигмы, которую он сам сформулировал так: «Донские казаки, служившие с честью около четырех веков Московскому государству и своею доблестью и рыцарской храбростью известные всему миру, должны иметь и знать свою историю»[8, С. 221]. Такой казачий национальный подход «был не ко двору» ни до Революции, ни после установления Советской власти, а в краткий период «донской незалежности» Савельев просто не мог успеть «пройти тернистый путь в науку» и был обречен остаться в истории науки энтузиастом-дилетантом.

     Наступившая после окончания Гражданской войны в СССР историографическая эпоха «единственно верного учения» вынесла за скобки любые попытки покушения дилетантов на историю. После публикации печально-знаменитого «Краткого курса истории ВКП(б)» никаких альтернативных взглядов в советской историографии не могло быть в принципе. Поэтому новый этап в развитии казачьего вопроса в жанре фолк-хистори наступил только после развала СССР на фоне начавшихся бурных процессов казачьего ренессанса. Первым и самым значимым историографическим явлением в эти годы стала «новая хронология» академика РАН, математика по специальности, А.Т. Фоменко, одно имя которого вызывает нервное раздражение и аллергию у любого современного профессионального историка.

     В своих многочисленных книгах, издаваемых под грифом «научное издание», Фоменко выдвинул воистину сенсационную концепцию всей мировой истории и участия в ней казачества. Отрицая, как фальсификат, всю древнюю и большую часть средневековой истории, Фоменко не только не обошел своим вниманием казаков, но и сделал их главной действующей силой мировой истории в глобальном масштабе. Достаточно мельком взглянуть на карту «Царство пресвитера Иоанна или русско-турецкая орда как главная сила XIV–XV вв.»[7, С. 269, рис. 3.4], чтобы ясно увидеть, что казакам (главной военной силе русско-турецкой орды) принадлежала большая часть мира – вся Евразия (с Китаем и Индией), Северная Африка и Аляска. Для полноты картины отметим, что, по утверждению Фоменко, именно казаки правили в «Древнем Египте» и построили Великие пирамиды и статую Большого сфинкса. На этом героическом и циклопическом фоне блекнут блестящие математические выкладки и, в общем-то, достаточно разумные идеи о родственных связях казаков с монголами, тюрками, Хазарией и Кавказом. Однако все это звучало в то время, когда официальная советская историография почти вовсе не обращала внимания на историю казачества, а школьные учебники трактовали происхождение казаков от беглых крепостных крестьян в общем русле печально знаменитой с царских времен «беглохолопской теории», которая со времени своего возникновения звучала оскорбительно для казаков. В таких условиях теории Фоменко не могли не вызвать энтузиазма у некоторой части казачьих националистов. Хороший пример подобной критики официальной советской концепции происхождения казачества и одновременно развития идей Фоменко можно видеть в произведениях И.И. Куренного[6]. Таким образом, в рамках неогиперкритицизма «новой хронологии» Фоменко (который не зря ссылается на известнейшего гиперкритика XIX в. – Каченовского) казачий национализм находит свое обоснование, по сути, в том, что до появления казаков на исторической сцене истории вообще не существовало.

     Если Фоменко привлекает казаков широтой эпического размаха великой (монгольской) казачьей империи в самом недалеком прошлом, то неоязыческая концепция уже упоминавшегося А.И. Асова[2] и других поклонников Велесовой книги, напротив, удревняет историю казачества на многие тысячи лет и видит в казаках чуть ли не древнейшее племя на земле. Именно поэтому Асов с большим уважением относится к Савельеву и к его концепции древнеславянского происхождения казаков от скифов и т.п. Разделяет многие взгляды Асова и один из наиболее известных и популярных казачьих писателей-историков – В.Е. Шамбаров, чьи произведения зачастую также относят к жанру фолк-хистори. Однако, на наш взгляд, собственно исторические книги Шамбарова, посвященные казачеству[10], как раз отличаются достаточной достоверностью и добросовестностью, хотя, разумеется, в силу своей откровенной пристрастности и эмоциональности не могут быть признаны научными в академическом смысле этого слова. Здесь надо, правда, отметить, что две приведенные ниже в ссылке книги Шамбарова – это фактически одна и та же книга, но изданная под разными названиями. Отдельного упоминания заслуживают произведения в жанре фолк-хистори Мурада Аджи (Аджиева М.Э.) и А.А. Арцруни[1], в которых представлены версии соответственно тюркско-половецкого и армянского происхождения казачества. Подробному анализу феномена Мурада Аджи в освещении истории казачества автор уже уделял внимание в двух статьях[11; 13], где приведен полный библиографический перечень его книг.

     Таким образом, мы можем видеть, что даже беглый обзор произведений в жанре фолк-хистори, посвященных феномену казачества, демонстрирует широкое распространение сегодня этого своеобразного историографического явления на постсоветском пространстве, и главный вопрос, находящийся в центре внимания фолк-историков, – проблема происхождения казаков и их этноидентификации.

          Библиографический список

 1. Арцруни А. А. Великая Армения. Дух свободы и казатство: глубинные корни казачества. М.: КомКнига, 2005. – 94 с.

2. Асов А. И. Русколань: Древняя Русь. (История и традиции русского казачества). М.: Вече, 2003.

3. КАЗАКИЯ.ИНФО : Национальный казачий информационный ресурс [сайт], URL: http://forum.kazakia.info (дата обращения 01.04.2012); Майдан Казарла: форумы казачьего народа [сайт], URL: http://forum.kazarla.ru/index.php/ (дата обращения 01.04.2012); Вольная станица [сайт], URL: http://www.fstanitsa.ru/ (дата обращения 01.04.2012); Казачий народ – социальная сеть [сайт], URL: http://kazaknation.com/index.php (дата обращения 01.04.2012) и др.

4. Казарла: этнический казачий журнал / учредитель и издатель: Ерёмичев Н. Е. Пятигорск (Ставроп. кр.), 2009, № 1 – 2011, № 3(10).

5. Кругляков Э. П. Чем угрожает обществу лженаука // Вестник Российской академии наук. Т. 74, № 1, 2004. – С. 8–27.

6. Куренной Игорь. Критика традиционной истории казачества. [Интернет-публ.], URL: http://www.newchrono.ru/frame1/Publ/kazaki.htm (дата обращения 01.04.2012).

7. Носовский Г. В., Фоменко А. Т. Империя. Русь, Турция, Китай, Европа, Египет. Новая математическая хронология древности. М.: Факториал, 1997. – 752 с.

8. Савельев Е. П. Древняя история казачества. – М.: Вече, 2007. – 480 с.

9. См. напр.: Володихин Д., Елисеева О., Олейников Д. История России в мелкий горошек. М.,1998; Володихин Д. М. Феномен Фольк-Хистори // Международный исторический журнал. 1999, № 5; Перевалов С. М. Восстание дилетантов: российская историография на рубеже веков // Вестник Владикавказского научного центра. 2002. № 3 (начало); № 4 (окончание); Петров А. Е. Перевернутая история. Лженаучные модели прошлого // Новая и Новейшая история, 2004, № 3; и мн. др. 10. Шамбаров В. Е. Казачество: История вольной Руси. М.: Алгоритм, Эксмо, 2007; Его же. Казачество: Путь воинов Христовых. М.: Алгоритм, 2008.

11. Юрченко И. Ю. Казаки ­– тюрки? Трактовка проблемы этнического происхождения казачества в неопантюркистской историографии (на примере новых книг Мурада Аджи (Аджиева М.Э.)) // Историческая и социально-образовательная мысль. 2011, № 5 (10). – С. 65–69.

12. Юрченко И. Ю. Казачий панславизм донского историка Е. П. Савельева в годы войн и революций, как историографическое явление // История и культура славянских народов: достижения, уроки, перспективы: мат. международ. науч.-практ. конф. 25-26 нояб. 2011 г. Пенза – Белосток – Прага: НИЦ «Социосфера», 2011. – С. 52–62.

13. Юрченко И. Ю. Проблема этноидентификации северокавказского казачества в интерпретации новейшего неопантюркизма в произведениях Мурада Аджи (Аджиева М.Э.) // «Наше Отечество. Страницы истории». Сб. н. тр. Вып. 5 / Под общ. ред. проф. В.С. Порохни. М.: МАИ, 2009. С. 284–292.

14. Юрченко И. Ю. Проблемы исследований раннего этногенеза северокавказского казачества в контексте новейших генетических исследований // Народы Евразии. История, культура и проблемы взаимодействия: мат. международ. науч.-практ. конф. 5–6 апр. 2011 г. Пенза–Баку: НИЦ «Социосфера», 2011. – С. 21–27.

15. Юрченко И.Ю. Казаки и Умиротворение Кавказа в XIX веке (этноисторический аспект) : этническая история Северокавказского казачества в годы Большой Кавказской войны Российской Империи / LAP LAMBERT Akademic Publishing GmbH & Co. KG. Saarbruken, Germany. 2011. – 255 с.

http://sociosphera.ucoz.ru/publ/konferencii_2012/narody_evrazii_istorija_kultura_i_problemy_vzaimodejstvija/kazachestvo_kak_fenomen_v_zhanre_folk_khistori_postsovetskoj_psevdoistoriografii/74-1-0-1744

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх