Свежие комментарии

  • Starikan старенький
    а старая экспозиция оружейной палаты жива???? Был в 1979....Меч времен Кулико...
  • Александр
    Отличная новость.Меч времен Кулико...
  • Тимур Азербаев
    Классная подборка! Зачёт!10 самых знаменит...

ИНОК МАГАКИЯ - ИСТОРИЯ НАРОДА СТРЕЛКОВ (МОНГОЛОВ)

  ИНОК МАГАКИЯ - ИСТОРИЯ НАРОДА СТРЕЛКОВ  (МОНГОЛОВ)

ИНОК МАГАКИЯ

ИСТОРИЯ НАРОДА СТРЕЛКОВ

(МОНГОЛОВ)1

О ТОМ, ОТКУДА ОН ЯВИЛСЯ, И КАКИМ ОБРАЗОМ ПОДЧИНИЛ СЕБЕ МНОГИЕ СТРАНЫ И ОБЛАСТИ

1.

Богосотворенному человеку Адаму, по выходе его из рая, Господь Бог повелел в поте лица есть хлеб свой во все дни за то, что он, забыв кроткую заповедь Божию, позволил обмануть себя женщине, обольщенной змием. С тех пор природа человека стала стремиться к наслаждению и к чувственным удовольствиям. Но лукавый сатана, вследствие злобы своей, не переставал побуждать людей творить беззакония. Так, он подвигнул Каина к брато-убийству, а нечестивых исполинов к коснению в [2]грехах и к употреблению в пищу мертвечины. Все эти злые деяния людей возбудили гнев Творца, который потопом истребил всех людей, сохранив семя человеческого рода в лице праведного Ноя. Таким образом, через 10 поколений после праведного Ноя, родился отец веры, сын Фары, великий Авраам, прозванный возвышенным отцом. От него произошли многие народы и племена вследствие благословления великого Бога, который сказал ему, что дети его размножатся как звезды небесные и как песок на берегу моря; что и совершилось в действительности. От свободной жены Авраама родился Исаак, а от него — Исав и Иаков.

От Иакова — двенадцать патриархов и великий пророк Давид. Из дома и поколения Давида явилось слово Божие, Господь наш Иисус Христос. От рабынь Авраамовых, Агари и Кетуры, от последней родился Имран2, родоначальник Пахлавов (царствующий дом у Парфян), от которых происходят Аршак Храбрый и Св. Григорий, просветитель Армении. От Агари родился Исмаил, что в переводе значит: Бог услышал. От него — Исмаильтяне. Бог обещал Аврааму дать Исмаилу и потомкам его тучность земли и сделать его великим народом, чтоб рука его была над врагами его и чтоб в управлении меча и лука он был искуснее всех народов. От Исава, сына Исаакова, произошли Исавиты, [3]т. е. Скифы, черные, дикие, безобразные. От них родились Борамижи (?) и Лезгины, обитающие в ущелиях и в засадах, и производящие многие злодейства. Говорят, что Идумеяне, т. е. Франки, тоже от него происходят. Из смеси трех родов: Агари, Кетуры и Исава, под влиянием зла, возник безобразный народ Татар, что означает: острый и легкий (?) 3. Но Св. Нерсес называет их остатками родов Агари, смешанными с народами Гога, потомками Торгома, которые владеют Скифией, т. е. частью земли, заключающеюся между рекою Атилем, горою Имаусом и Каспийским морем. На этом пространстве живут 43 народа, которые на варварском языке называются Хуж и Дуж, т. е. народы, живущие отдельно (*** Хуж и Дуж — армянские слова, неизвестного происхождения ***  — означающия варваров, неведомые народы, стоящие на нисшей степени гражданственности. Они встречаются также слитно Хужадуж ***. Вероятно первоначально эти слова были названия народов в роде Гога и Магога, потому что Хужастан означает у Армян страну Кузистан, а Хужик — жителя этой провинции). Главный из этих народов называется Бушх (или Булх?), а другой Тугары, которые, по моему мнению, и есть Татары.

2.

От самих Татар мы слышали, что они из[4]туркестанской родины своей перешли в какую-то восточную страну, где они жили долгое время в степях, предаваясь разбою, но были очень бедны. У них не было никакого богослужения, а были какие-то войлочные идолы 4, которых они и до сих пор переносят с собою для разных волшебств и гаданий. В то же время они удивлялись солнцу, как какой-то божественной силе. Когда они изнурены были этой жалкой и бедственной жизнью, их осенила внезапно здравая мысль: они призвали ceбе на помощь Бога, Творца неба и земли и дали ему великий обет — пребывать вечно в исполнении Его повелений. Тогда, по повелению Бога, явился им ангел в виде орда златокрылого 5, и, говоря на их языке, призвал к себе их начальника, которого звали Чангыз. Этот последний пошел и остановился перед ангелом в виде орла, на расстоянии брошенной стрелы. Тогда орел сообщил им на их языке все повеления Божии. Вот, эти божественные законы, которые он им предписал и которые они на своем языке называют ясак 6: во-первых, любить друг друга; во-вторых не прелюбодействовать; не красть; не лжесвидетельствовать; не быть предателями; почитать старых и нищих; и если найдется между ними кто либо нарушающий эти заповеди, таковых предавать смерти. Дав эти наставления, ангел назвал начальника кааном 7, который с тех пор стал прозываться Чангыз-Каан. И повелел ему ангел господствовать над многими областями и странами я [5]множиться до безмерного числа. Так это и случилось. И свершилось то, чем грозил Господь устами пророка: «Навуходоносор чаша в руках моих; напою из нее кого захочу». Таким образом этот безобразный и звероподобный народ не только из чаши, но и осадком ея горечи напоил нас за множество разнообразных грехов наших, которыми мы постоянно возбуждали гнев Творца нашего. И Он воздвиг их на нас, чтоб наказать нас за то, что мы не соблюли предписаний Его. Когда этот безобразный и зверонравный народ узнал о том, что Господь повелел ему властвовать на земле, то собрав войско он пошел на Персов и взял у них один город. Но Персы, собрав силы, взяли этот город назад и отняли у них еще их собственный. Тогда Татары, сделав воззвание ко всем местам, где жили их племена, бросились на Персов, победили их, и овладели городом я всем их имуществом.

После того по повелению Хана своего, Чангыз-Хана, они устремились на Агванию и Грузию. Сведав о том, царь грузинский выступил к ним на встречу с 60 000 всадников, на великое поле Котман 8,[6]насупротив крепости Терунакан. Как только начался бой, то по внушению сатаны, вечного врага всякой правды, владетель манасагомский, Хамидола, из за какой-то мести, подрезал жилу лошади атабека Иване. В то время не было уже в живых царя грузинского, Лаша. У него остались: сын Давид и дочь Русудан 9. Давид, попав в руки румского султана, томился в темнице, а Русудан правила государством при содействии Иване, имевшего звание атабека. Когда слух о нашествии татар, как выше сказано, дошел до Иване, то он, взяв с собой всю конницу царства грузинского; отправился в область Гаг, к великому и мудрому князю Вахраму, сыну Блу-Закаре 10, и призвав его со всем войском на помощь, выступил против татар. Над правым крылом начальствовал могущественный и великий князь Вахрам, над левым — Иване; и в то время, когда они произвели нападение, совершено было проклятым Хамидола то преступление, о котором говорено выше. Лишь только татары заметили несогласие в лагере неприятелей, как с особенною стремительностью напали на грузинских всадников и безпощадно истребили их. Между тем великий князь Вахрам, владетель Гага, во главе правого крыла до самаго вечера нещадно гнал и рубил татар, так что все поле сагамское было покрыто убитыми татарами. Когда же он узнал об истреблении грузинского войска, то в глубокой горести оставил поле битвы и воротился в укрепленный [7] замок свой, Кархерц. Это случилось в 663 г. (669) армянского счисления, после того через три года снова появились татары, взяли Гандзак-Шахастан (Ганджу), перебили и взяли в плен множество народу и воротились в страну свою с большой добычей и сокровищами.

4.

Мы расскажем здесь также и то, на что были похожи первые татары. Эти первые татары, которые появились в верхней стране 11, не походили на людей; ибо вид их был ужаснее всего что можно выразить: головы их были громадны, как у буйволов; глаза узкие, как у цыплят; нос короткий, как у кошки; скулы выдавшиеся, как у собаки; поясница тонкая, как у муравья; ноги короткие, как у свиньи. Бороды у них вовсе не было. При львиной силе они имели голос более пронзительный, чем у орла, и появлялись там, где их вовсе не ожидали. Женщины их носили остроконечные шапки 12, покрытые парчевой вуалью... намазывали лицо (Это место у Магакии до того искажено, что трудно понять. Чтоб добиться возможного смысла мы восстановляем текст следующим образом: <***> значит над подковой, вероятно, подковообразная дуга находилась над шестом, см. прим. 12, вместо *** читаю *** — широкий; *** — ядовитое лекарство, яд т.е. белила; ***остается непонятным. Впрочем это только мое предположение. При всем том описание головного убора у татарских женщин весьма не ясное)... Они рождали детей, как ехидны и [8] кормили их, как волчицы. Смертность у них едва была заметна, потому что они жили по 300 лет; и хлеба не употребляли в пищу 13. Таковы были те татары, которые впервые появились в верхней стране.

5.

Вскоре вышло повеление от Хана, и три военачальника вторглись в Агванию и Грузию и завоевали множество городов и крепостей 14. Одного из них звали — Чорман, другого — Бенал, третьего — Мулар, которые с несметным числом всадников нападали (Собственно: окружали,***. Это слово арабское *** от *** осада; крепость, от***сдавить, стеснить и встречается в различных видах:***) на крепости. Они сначала взяли Шамхор, близ Гандзака, взятого ими ранее; взяли Зугам, Кархерц, Теревен, царскую резиденцию — Гардман, сильную крепость — Ергеванк, Мцнаберд; взяли посредством орудий (машин 15) [9] укрепленный замок Тавуш, местопребывание Султана; взяли Терунакан и Нор-берд; взяли также пещеру16 великого вардапета Ванакана со всем его имуществом, а самого великого вардапета нашего, Ванакана, увели в рабство вместе с его учениками; но жители страны приняли в них живейшее участие; дав золота и сокровищ они выкупили вардапета с его учениками.

Тогда только мудрые князья армянские и грузинские узнали, что Господь даровал татарам силу и победу над страной нашей. Потому они смирились и подчинились им: согласились платить им дань, известную под именем мал и тагар 17 и обещались итти со всей своей конницей туда, куда бы они ни повели. Татары, довольные их покорностью, перестали грабить и разорять страну. Они воротились в свои кочевья в Муган 18, оставив на месте, одного из начальников, Карабугу, которому предписали разрушить все завоеванные крепости. Так они разрушили неприступные крепости, которые возвели таджики с большими издержками. Так все это случилось.

6.

В те дни появилась комета 19, держалась несколько дней и исчезла. В те же дни случилось солнечное затмение, продолжавшееся от 6 часов дня и до 9 часов. Между тем три главных предводителя, о которых говорено выше, овладев Грузией и Агванией, воротились в степи муганские, где, вечно [10] зеленеет трава и летом и зимою, так как земля там тучна, а воздух благорастворен. Пробыв некоторое время на своих пастбищах они снова вознамерились нашествовать на христиан, не считая ни вочто истребление христиан в Грузии и Агвании. Так, взяв знаменитую скалу Шмег (?) они перерезали тьму тём, и не было числа убитым. Кроме того они увели из страны бесчисленное множество детей. Ненасытившись и этим они вознамерились еще раз сделать набег на эти страны и уже окончательно перебить всех. Но провидение вседержителя Бога, которое не теряет из виду уповающих на него, недало совершиться беззаконному и злобному их умыслу и погубило двух из трех вышеназванных начальников. Вот в коротких словах то, что они задумали. На вечернем курильтае 20, т. е. собрании, рассуждали о том, чтоб напасть снова на завоеванные страны и всех перебить. Впрочем, это задумали не все трое, а только двое из них. Чорман же, по внушению Провидения говорил, «что страна и без того разорена; что следует дать возможность жителям возделывать землю, чтоб они могли половину произведений садов и полей дать нам, а другою половиною сами бы прожили». И в то время, когда они об этом рассуждали, настал вечер, заседание было закрыто, и они отправились спать. Когда взошло солнце, то нашли мертвыми тех двух [11]начальников, которые задумали злое; а Чорман, который стоял за устройство и благоденствие края, остался жив. Тогда Чорман, взяв с собою свидетелей происшествия, отправился к главному своему начальнику, Чингиз-Хану, рассказал ему о своем намерении и о замыслах своих сотоварищей, об их гибели и о своем спасении в ту ночь. Изумленный хан, слушая рассказ, сказал Чорману: «то что задумали оба предводителя не было угодно Богу, и потому они скоропостижно умерли, а ты не умер за свои добрые намерения. Бог повелевает завоевать землю, поставить ясак, хранить ее в благоустройстве и брать с нее тггу и мал, тагар и гупчур 21. Тех же, которые не подчиняются нам, не платят нам дани, следует убивать, жилища их разорять для устрашения тех, которые задумают нам сопротивляться». Сказав это, хан приказал Чорману отправиться на свое место и держаться того образа мыслей, за который он был сохранен от смерти. И дал он Чорману в жены доброю жену свою Альтана-Хатун 22 и назвал его Чорма-Ханом. Чорма-Хан же, взяв с собой добродетельную и милостивую жену Чингиз-Хана, Альтана-Хатун, воротился в Муган, зимнее местопребывание татар, вместе с 110 другими начальниками. На великом курильтае, созванном по повелению Чорма-хана, эти 110 начальников разделили между собою все земли. Разделив всю страну на три части, одни из них взяли себе в удел северные области; [12] другиe — южные; а третьи — внутреннюю часть, которою они владеют до сего времени. Вот имена начальников, которые остались внутри нашей страны: Асуту-Нуин, который был костью 23 Хана, Чагатай, названный Ханом, позже Сонита, другой Малый Чагатай. Бачу-нуин 24, которого назначили главнокомандующим всеми войсками, Асар-нуин, Огота-нуин, Ходжа-нуин, Хутту-нуин, Туту-нуин, Хурумчи-нуин, Хунан-нуин; кроме того еще 13 начальников, которые разделили между собою Грузию и Авганию, горы и равнины... Великий дом Чорма-хана был перевезен в Гандзак-Шахастан (Тавриз), который сперва был разорен ими, а после снова восстановлен 25.

7.

Между тем великие и независимые князья грузинские, кто волей, кто неволей сделались их данниками, как мы выше писали, и каждый с известным числом всадников, смотря по состоянию, вступил к ним в халан 26. С их-то помощью татары брали непокоренные города и крепости, разоряли, брали в плен и беспощадно умерщевляли мущин и женщин, священников и монахов, уводили в рабство диаконов, без всякого страха грабили христианские церкви и превосходные мощи святых мучеников; кресты же и св. книги, сняв с них дорогия украшения, бросали прочь, как нечто негодное. Как мне описать горе и бедствия времени ? О [13]чем говорить? О насильственном ли разлучении отцов и матерей с детьми, о прекращении ли родственной любви между ближними и друзьями; о потере ли нмуществ; или о сожжении огнем прекрасных дворцов; об умерщвлении детей в объятиях матерей, и уведении в плен босыми и нагими нежно-воспитанных юношей и девиц?... Горе мне преходящему! Мне кажется, что все это совершилось за грехи мои!... Господь и Творец наш, всепрощающий и долготерпеливый, да посетит паству свою, которую искупил превосходною кровью своею... В это бедственное время блистал, как солнце в земле восточной, св. учитель наш Ванакан, прозванный вторым востоком, исполненный света и познаний всеведущего  Духа Святого. Не жалея трудов и забот он безмездно раздавал духовную пищу, слово учения духа, походя на небесного учителя Христа кротостью, смирением, молчанием и великодушием. Любя святых и святыню, крест и церкви, места поклонения и церковнослужителей, священников и монахов, внушительный для вельмож, для нищих и утружденных ласковый, он был немстителен к согрешившим, которым назначал легкие покаяния, что бы они были в состоянии вынесть иго раскаяния, возобновиться телом и душою и пребывать твердыми и непоколебимыми в истине, благословляя и боготворя св. Троицу. Точно также достойные ученики его 27: Вардан, Киракос, Аракеал и Овсеп, разделив между собою крестообразно страну [14] восточную, просветили ее животворящим учением Св. Духа, внося всюду крестный жезл господний, следуя во всем славному учителю своему и исполняя повеления Господа: «даром получили вы, даром и отдайте». Да дарует Христос Бог им жизнь во славу церкви своей на долгия времена, аминь.

8.

В 688 г. армянского счисления Бачу-нуин, предводитель татарский, собрал войско и с безчисленным множеством пошел на город Карин 28. Осадив его он через два месяца взял, безпощадно ограбил и разрушил этот богатый и прекрасный город. Татары обезлюдили монастыри и дивные церкви, уводя жителей в плен и разорив их. Князья армянские и грузинские в это время приобрели множество богослужебных книг, жития святых, Апостолов, Пророков, Деяния и писанные золотом Евангелия, украшенные безподобною роскошью, во славу и благолепие детей Нового Cионa, и увезли их в восточную страну, где наполнили ими свои монастыри.

Через год народ Стрелков снова стал собирать войска, к которым присоединились также князья армянские и грузинские. С несметными силами они пошли на румскую страну под предводительством Бачу-нуина, имевшего удачу в боях и постоянно поражавшего своих [15] противников (В тексте ***. Слово *** значит кишки, струна, тетива; но в данном случае не дает определенного смысла. Я предпочитаю читать *** от турецкого *** — враг, неприятель; война. Наш автор пишет ***, *** вм. ***,***, и пр. От этого слова *** — яги, г. Холмогоров производить назваше Бабы-яги; между тем как г. Березин находит, что это название очевидно происходит от монгольского экэ — мать, так как у древних монголов слово экэ придавалось божествам женского рода. См. Шейбаниада, пр. 57). Причиною этих побед были теже грузинские и армянские князья, которые, образуя передовые отряды с сильным натиском бросались на неприятеля; а за ними уже татары пускали в дело свои луки и стрелы. Как только они вошли в землю румскую, выступил против них султан Xиaтaдин 29 с 160,000 человек. С давних пор находился при султане сын великого Шалве. Когда войско устроилось в боевой порядок, сын Шалве очутился в левом крыле против татар, а победоносные армянские и грузинские князья в правом крыле против султанских войск. В разгаре битвы храбрый и доблестный сын Шалве оттеснил татар и многих из них истребил. Со своей стороны грузинский князь Агбуга, сын великого Вархама, внук Блу-Закаре, владетель Гага, с другими армянскими и грузинскими дружинами, бился долго с султанскими войсками, и, сломив правое крыло их, снял головы у многих эмиров и вельмож, чем причинил жестокую печаль султану. При наступлении вечера бой стих, и оба войска расположились лагерем друг [16]против друга, среди долин между Карином и Езенгой. На рассвете следующего дня войска татарские с армянскими и грузинскими дружинами снова собрались, чтоб напасть на силы султана. Пустив лошадей во весь опор они ринулись на султанский лагерь, но не нашли в нем ничего кроме палаток, наполненных большим количеством продовольствия. Султанская ставка была чрезвычайно богато убрана снутри и снаружи. У дверей палатки привязаны были дикие звери: тигр, лев, леопард (В тексте:***, род небольших пантер, называемых по персидски ***, приучаемых к охоте. Нет сомнения, что армянское*** iovaz и перс. *** юз, одного происхождения. См. Quatrm. Hist. des Mong. not. 31. также Р. de Lagarde Abhandl. 53). Что касается султана, то он, опасаясь эмиров, желавших подчиниться татарам, бежал ночью со всем своим войском. Заметив отсутствие султана, татары оставили для охраны палаток небольшой отряд, и, подозревая военную хитрость, со всеми силами бросились вслед за султаном; но никого не могли настигнуть, так как те успели уже скрыться в укреплениях своей страны. Как только татары убедились в бегстве султана, то воротились в его лагерь и забрали всю провизию и утварь их, также прекрасные и разноцветные шатры, которые оставили турки, устрашенные татарами. На другой день они с бодростью выступили в поход на завоевание румских владений; взяли Езенгу, куда назначив своего [17] шахна 30; взяли также Kecaрию 31 и произвели в ней большое кровопролитие, потому что жители ее не сразу сдались татарам, а по некотором сопротивлении, так как в городе было много конного войска н большое изобилие в продовольствии. Но коварные татары, завладев городом посредством обмана, истребили вообще всех взрослых (*** — значит также: значительных лиц), а молодых безпощадно увели в плен вместе со всем их имуществом. После того они взяли Иконию и всю страну с ее великими селами и монастырями; пошли на Севастию, овладели ею посредством орудий, но не умертвили людей. Они ограничились тем, что отняли их имущества, переписали всех жителей и наложили на них подати по своему обыкновению, мал и тагар. Поставив шахна и начальников в разных местах земли румской, татары с большим количеством добычи, сокровищ и пленных, захваченных в земле румской, воротились в восточную страну, в обиталища свои и на места своих орд.

9.

В то время Христом венчанный и благочестивый царь армянский Гетум 32 вместе с мудрым отцем своим 33 и богохранимыми братьями и князьями, по-зрелом между собою обсуждении, положили подчиниться татарам и платить им дань и халан, и недопускать их в богоустроенную и христианскую [18]страну свою. Они привели свою мысль в исполнение следующим образом. Предварительно свидевшись с предводителем татарских войск, Бачу-нуином, которому изъявили покорность и дружбу, они отправили брата царского, армянского аспарапета 34, барона Смбата, к Саин-хану 35, который сидел в то время на престоле Чингиз-хана. Смбат вскоре прибыл к Саин-хану, который чрезвычайно любил христиан. Он был очень добр, зачто народ прозвал его Саин-хан, т. е. добрый, хороший хан. Саин-хан, увидев аспарапета армянского, весьма благосклонно принял его по причине его христианской веры, и в особенности за те мужественные и рассудительные слова, которые говорил пред ним аспарапет армянский Смбат. По этому он пожаловал его землей и ленными владениями 36, дал великий ярлык 37, золотые паизы 38 и выдал за него знатную татарку, носившую бохтах 39. У них было такое обыкновение: если они хотели кому нибудь оказать высший почет и дружбу, то выдавали за него одну из почетных жен своих. Оказав такие милости хан отправил аспарапета армянского на родину к венчанному Христом царю армянскому, Гетуму, которому повелел также прибыть к нему на свидание. Благочестивый царь Гетум, увидя брата своего, барона Смбата, возвеличенного такою милостью от хана, был весьма рад; особенно он радовался граматам, освобождавшим (от повинностей) церкви, монастыри и всех христиан. [19]

10.

Между тем храбрые и именитые войска грузинские с давних пор жили без главы и царя. Дочь царя Лаша, Русудан, также в это время скончалась, и грузины остались без царя, как стадо без пастыря. Тогда, по внушению свыше, вспомнили князья грузинские о сыне царя своего, Давиде, который томился в темнице, в стране румской. Схватив некоторых румских вельмож, они привели их к Бачу, предводителю татарских войск и просили его пытками допросить их о царевиче. Когда татары допросили их и по своему обыкновению жестоко высекли, то те сознались и сказали, что царевич находится в Kecapии и брошен в колодезь в оковах. Обрадованные этим признанием князья грузинские выбрали Вархама, владетеля Гага, с согласия Бачу-нуина и других татарских предводителей, которые для сопровождения Вахрама отрядили одного татарского начальника с 100 всадников, — и всех их отправили с большими полномочиями 40 в Kecaрию. Как только они туда прибыли, то с помощью Божией тотчас нашли царевича Давида в большой и глубокой яме, где Божий промысел сохранил его живым. Увидя его всадники татарские и великий князь Вахрам были изумлены, найдя его в живых. И был Давид, сын царя грузинского, высок [20] ростом, крепок сложением и красив видом. У него была черная, борода. Он был исполнен мудрости и благодати Божией. Освободив его из темницы князья одели его в превосходные одежды и посадив на коня, поскакали с ним на родину. Когда они достигли великого города Тифлиса, все князья грузинские радовались освобождению царевича, на счет которого вскоре получены были распоряжения Бачу-нуина и Альтана-Хатун, жены Чормагана, которая за смертию мужа заведывала его ханством. Дав им нужные приказания и всадников для охраны великого князя Вахрама, Бачу и Альтана-Хатун отправили их к великому хану 41, который пребывал на востоке. Они отправились с Божией помощью, видели хана и рассказали ему все, что случилось с их царевичем. Получивши грамоту от великого хана, они воротились и посадили Давида на престол его отца в Тифлис. Князья грузинские радостно приняли его и назвали его: царь Вахрамул т. е. поставленный Вахрамом царь. Таким образом вследствие воцарения нового царя, Гpyзия и Агвания на время успокоились.

Между тем умер рассудительный Чормаган, оставив двух сыновей от жены своей, Алтана. Одного звали Сирамун; другого — Бора. С молодых лет добрый Сирамун любил христиан и церкви, и по милости Божией был до того удачлив в битвах, что за великую его храбрость и за многие им одержанные победы ханы прозвали его золотым [21] столбом. Брат же его, за злобный нрав свой, был умерщвлен Гулаву-ханом.

11.

В то время прославился благочестивыми и светлыми нравами, угодными Богу и людям, Тер-Константин, католикос армянский, вместе с венчанным Христом царем Гетумом. Оба они просветили православною верою и благочинием все церкви армянские на востоке, западе и в других местах. Царский же отец, барон Константин, с своими богоданными сыновьями и князьями был постоянно на готов против супостатов и врагов креста Христова. Этим он поддерживал постоянную веселость духа в Христом венчанном царе армянском, Гетуме и в прекрасных детях его, Левоне и Торосе.

Между тем добрый и прекрасный царь грузинский Давид со всем царством своим предавался постоянному веселию и питию вина в царственном городе своем, Тифлисе. Раз, как-то, в его присутствии давали большой обед, и было веселие великое. На этом обеде несколько князей, по грузинскому обыкновению, стали пустословить (В тексте:***, собственно: кичиться) и хвастать. Один из них стал перечислять перед царем тех из грузинских князей, которые могли выставить по 1000[22]всадников, и тех, у которых было по 500 всадников, способных к войне. Разговор сделался общим в то время, когда они потеряли сознание от избытка съеденного и выпитого ими. Они сосчитали все, армянские и грузинские войска и нашли, что легко могут победить татар, и при этом начали уже разпределять между собою должности предводителей. Но все это говорилось не вправду, а в шутку, потому что у них в это время не было ни дела, ни забот. Да и врагов тоже не было в стране восточной кроме татар, которые постоянно приходили и притесняли князей армянских и грузинских разными поборами: у одних требовали златотканных материй; у других соколов; у иных хороших лошадей и собак, и все это вымогали они сверх мала, тагара и халана. Вот об этих-то притеснениях говорилось за обедом в шутку. Один из присутствовавших, уподобившись Иуде предателю, пошол и передал татарам эти пустые слова как нечто серьезное, и дал им такой оборот, будто царь грузинский и его князья готовятся итти на вас. Те, поверив навету, напали на страну, разграбили имущество и стада жителей; но людей не умерщевляли, не имея на то дозволения от великого хана. Схватив царя и всех князей (В тексте: ***, выражение непонятное), они повлекли их ко двору своего начальника; а вместе с ними понесли также сына Атабега Иване, великого князя грузинского, [23] Авага, положенного в гроб, так как Аваг в то время был нездоров и не мог сесть на лошадь. Хотя царь и князья объясняли все, чтоб оправдать себя; однако те им не поверили и не переставали грабить страну и увлекать жителей в неволю. Когда же привезли положенного в гроб Авага ко двору начальника, тогда только поверив словам его, перестали разорять страну и дали мир несчастным и изнеможенным христианам 42.

В те дни преставился во Христе великий и славный учитель наш Ванакан и погрузил в глубокую печаль не только нас, учеников своих, но и всю страну. Да будет благословенна память его, и молитва его да будет заступницей всего света и всех христиан!...

12.

В те дни появилась сильная саранча 43 и пожрала всю страну, так что восток и запад, объятые ужасом, со стенаниями прибегли к Богу; но милость Божья освободила страну от страшного бича, и все возблагодарили Бога за спасение от такой кары. Это происходило в 700 г. армянского счисления. После этого бедствия, по повелению Мангу-хана прибыл в нашу страну один татарский начальник, именем Аргун, 44 и произвел перепись в странe восточной — с целью взыскать на будущее время подати по числу гoлов, вписанных в Давтар 45. И разорили они восточную страну еще более тем, что в малейшей деревне [24]насчитывали от 30 до 50 человек, начиная с 15 летних и кончая 60 летними; и с каждой головы, попавшей в запись, брали по 60 белых. Бежавших или укрывавшихся ловили, безжалостно связывали им руки назад, секли зелеными прутьями до того, что все тело обращалось в одну болячку, покрытую кровью. После того они выпускали на истощенных и истерзанных христиан свирепых собак, приyченных ими к человеческому мясу.

Христом венчанный и благочестный царь Гетум, услышав о бедствиях, происходивших в верхней восточной стране, тронутый положением христиан, но еще более имея в виду свою собственную страну, с большими сокровищами отправился к Мангу-хану, чтоб предохранить свою землю от подобного бича. Когда он представился Хану, то получил весьма ласковый прием. Хан оказал ему большую милость и почет, исполнил все его просьбы и с почестями отправил его на родину 46.

13.

После того в 706 г. арм. летосчисления, пришли с востока, где имел свое местопребывание великий Хан, семь ханских сыновей, каждый с туманом всадников, а туман значить 10,000 47. Вот имена их: первый и старший из них Гулаву 48, брат Мангу-хана; второй, Хули, который не стыдился называть себя братом Бога; третий, Балаха; четвертый, Тутар; пятый, Такудар; шестой, Гатахан; седьмой, [25]Борахан. Не было между ними согласия; но все были одинаково бесстрашны и кровожадны. Они прибыли в повозках, в них же передвигались с места на место. С этою целью они равняли горы и холмы в стране восточной, чтоб легче им было ездить в телегах и колесницах. Тот, который называл себя братом Божьим, проникнув в средину страны вашей, безжалостно нападал на бедных христиан. Его татары зажигали все деревянные кресты, где бы они ни находили их, на дорогах или на горах. Ни чем ненасытимые, они грабили монастыри, ели, пили, а превосходных священников вешали и били немилосердым образом. Один из начальников отряда Хули отправился как-то в монастырь Геретин. Настоятель монастыря, ветхий старец, известный святостью нравов и добродетельною жизнью, видя что татарский начальник идет к нему в монастырь, вышел к нему на встречу, взяв с собой сосуд вина и несколько провизии (тггу), как обыкновенно делали при приеме татар. После того он привел его в монастырь, и усадил его вместе с другими всадниками, пришедшими с ним. Чтоб угостить их он зарезал овцу, открыл новое вино и насытил их всех яствами и питием до того, что они едва могли держаться на конях. Вечером татары, совершенно пьяные, воротились домой; а жили они недалеко от монастыря. Воротившись домой ночью, они заснули, а утром нашли своего начальника нездоровым. Они спросили его: «что за причина твоей болезни»? Он отвечал: «священник отравил меня [26]вчера». А священник был совершенно невинен. Болезнь приключилась от того, что татары, необыкновенно, чрезвычайно неумеренно пили и обжорливо ели. Тотчас отправились за священником и в оковах привели дивного старца, отца Стефана. После долгих допросов, они неповерив его оправданиям, вбили в землю четыре кола, к которым накрепко привязали невинного старца, на аршин от земли. Тогда они развели под ним огонь, и до того изжарили все его тело, что дивный старец Стефан испустил дух свой. Многие видели ясно столп света над блаженным Стефаном, который так невинно погиб и принял венец мученический. Но скверный и немилосердый начальник, впав в тяжкую болезнь, в муках и в бесновании, грыз собственное мерзостное тело свое, и в этих пытках кончил жизнь. Таже злая болезнь распространилась по всему его отряду, и многие из них умерли. Не смотря на все это, их не устрашил гнев Божий, и они продолжали творить деяния, достойные горьких слёз.

Случилось, что главный начальник, тот самый, который в гордости своей называл себя подобием и братом божиим, впал в болезнь печени (В тексте: ***, незнаю что за болезнь. Я перевожу наугад). Вследствие этой болезни совершилось дело неслыханное и преступное. Пошли и привели к больному врача, неверного жида, который исследовав болезнь, назначил следующее [27] лекарство: разрезать живот русого мальчика и класть ноги больного в тот разрез. Тотчас отправили всадников в разные стороны: входили в деревни христианские, ловили мальчиков на улицах, и как волки убегали с ними. Родители с воплем и криком бросались за ними; но небудучи в состоянии спасти их своими горькими слезами, возвращались домой с отчаянием. Но если они силою защищали своих детей, то татары поражали их стрелами. И причиною этого преступного дела был неверный жид. Число мальчиков, которым распороли животы, дошло до 30: больной не поправлялся. Когда же бездушный Хули заметил, что он без всякой для себя пользы совершил безмерные злодеяния, то, мучимый совестью, приказал привести к себе врача-жида, велел распороть ему живот, а внутренности выкинуть собакам. Приказание было немедленно исполнено. Но и сам Хули вскоре умер лютою смертью. Место его занял сын его, Миган.

14.

После того, созвав великий сейм, в котором приняли участие старые и новые войска, конницы армянская и грузинская, монголы в несметном числе пошли на Багдад 49 и вскоре взяли этот великий и славный город, полный множества жителей, великих сокровищ, безчисленного количества золота и серебра. Они без всякой пощады умертвили жителей; только часть их увлекли в неволю. На долю всадников [28] досталось множество превосходных одежд и большое количество золота из халифской сокровищницы. Татары, схватив халифа, тучного и разжиревшего владетеля Багдада 50, со всеми его сокровищами привлекли к Гулаву, который спросил его: «ты владетель Багдада»? Тот отвечал: «я самый». Гулаву приказал бросить его в темницу на три дня без хлеба и воды. Через три дня он приказал привести перед себя халифа и спросил его: «как поживаешь?» Халиф гневно отвечал, как бы желая устрашить Гулаву: «так в том состоит ваша человечность, что вы в течение трех дней морили меня голодом»? Дело в том, что еще до начала осады халиф говорил жителям города: «не бойтесь ничего! как только татары придут, я вынесу против них знамя магометово, от которого убегут все татарские всадники, и мы спасемся». После того Гулаву приказал подать блюдо, наполненное червонцами и поставив перед халифом, сказал ему:

«бери, ешь золото, чтоб утолить свой голод и жажду, и насыться им»! На это халиф сказал: «не золотом бывает жив человек, а хлебом, мясом и вином». Гулаву сказал халифу: «если ты знал что человек живет не сухим золотом, но хлебом, мясом и вином, что же ты медлил прислать ко мне, все это золото? Тогда бы я не разгромил твоего города и не [29] захватил бы тебя. Вместо того ты сидел себе беззаботно, ел да пил». После того Гулаву приказал бросить его под ноги войску, и таким образом умертвил мусульманского халифа. Совершив это татары с несметною добычею и с сокровищами воротились в восточную страну.

15.

На следующий год пошли татары на город Муфаргин 51, но не скоро могли овладеть им, потому что он был сильно укреплен св. Марутой. Собрав и положив в него мощи всех святых, св. Марута окружил его крепкой стеной и назвал «городом мучеников». Он был так укреплен, что до времен татар никто не мог взять его, разве вследствие добровольной сдачи жителей. Но татары с таким упорством осадили его, что жители, томимые голодом, стали есть друг друга. Говорят, что за ослиную голову давали по 30 драхм.... Продержав таким образом город в течение двух лет (В тексте:***. Г. Броссе (см. Additions et eclairciss. стр. 456) принимает это слово за греческое и переводить эремит. Мы полагаем, что это место искажено и читаем ***, т. е. два года, так как осада Муфаргина продолжалась именно около двух лет) в строгой блокаде, татары наконец овладели им. При этом армянские князья, бывшие в татарском войске, приобрели множество святых мощей и унесли их с[30]собой. Великий князь армянский, Тагеадин, из рода Багратуни, схватил какого-то сирийского священника и силою заставил его указать место, где хранилась десница апостола Варфоломея. Взяв ее он увез в восточную страну и положил в своем монастыре. Впрочем вскоре он принужден был уступить ее великому князю из рода Арцруни, владетелю великой и славной обители Ахпата, Садуну 52, который упокоил св. десницу апостола Варфоломея в обители ахпатской, где она действительно обретается и теперь.

Между тем семь ханских сыновей (В тексте:***, ханский сын, как мы и передаем это слово. Следует заметить, что это выражение употребляется у нашего автора в смысле: принцев крови, из рода Чингиза), которые завоевали Багдад и обогатились добычею этого города: золотом, серебром и жемчугами, жили не признавая над собою никакой власти: каждый, полагаясь на свой меч, считал себя старшим, безнаказанно (В тексте:***: т. е. без ясака, без закона, без страха наказания. Можно бы было это выражение передать словом безъясачно, если б ясак на русском языке имел тоже значение, что при Монголах) попирал и разорял страну. Но великий князь и знаменитейший из них, Гулаву, брат Мангу-хана, о котором говорилось выше, отправил к брату своему, на крайний восток, гонцов 53 с следующим донесением: «мы, предводители семи туманов, достигли этих мест силою Бога и Вашей54 удалили отсюда старую конницу — темачи 55; пошли и взяли таджикский город [31]Багдад и воротились с большей добычей, силою Бога и Вашей. Что вы теперь прикажете нам? Если мы долго будем так жить без законов (В тексте также:*** т. е. без ясака) и без начальника, страна вся разорится и нарушатся предписания Чангыз-хана, который приказал: завоеванные и добровольно подчинившияся нам страны хранить в строении, а не разорять. Впрочем, все зависит от вас, как прикажете, так мы и будем делать». С таким донесением отправились посланные к Мангу-хану от Гулаву. Когда Мангу-хан спросил прибывших к нему послов о брате, те донесли ему все что было им поручено от Гулаву. Выслушав донесете Мангу-хан дал своим аргучи 56 т. е. судьям, следующее приказание: «ступайте, поставьте брата моего, Гулаву, ханом в той стране; тех же, кто не подчинится ему, подвергайте ясаку от моего имени». Аргучи, прибывши на место, согласно повелению Мангу-хана, созвали курильтай, куда пригласили всех предводителей, прибывших вместе с Гулаву. Между тем призвав к себе грузинского царя, Давида, с его конницей, они дали ему какие-то секретные наставления. После того уже аргучи через великих послов пригласили ханских сыновей — Балаху, Бора-хана, Такудара, Мигана, сына Хулиева. Когда все собрались, аргучи сообщили им повеление Мангу-хана. Как только ханские сыновья узнали о[32]том, что Гулаву намерен воссесть на ханский престол, то четверо из них пришли в ярость и не захотели повиноваться Гулаву. Такудар и Бора-хан подчинились, а Балаха, Тутар, Гатаган и Миган не согласились признать его ханом. Когда аргучи, Мангу-хана убедились в том, что эти четверо не только не желают повиноваться, но еще намерены сопротивляться Гулаву, то приказали: подвергнуть их ясаку, т. е. задушить тетивой лука: по их обыкновению только этим способом можно было предавать смерти лиц ханского происхождения. Мигана, сына Хулиева, по причине его малых годов, заключили в темницу на острове Соленого Моря 57, находящегося между областями Гер и Зареванд. После того аргучи приказали армянским и грузинским войскам итти на войска мятежников и перебить их; что и было исполнено. Народу было истреблено столько, что от убитых татарских трупов зловоние распространились по горам и полям. Только двое из предводителей, Нуха-куун и Аратамур 58, проведав заблаговременно об опасности, взяли с собой сокровища, золото, превосходных лошадей, сколько могли и бежали с 12 всадниками. Переправившись через великую реку Кур, они воротились в свою сторону. Не довольствуясь тем, что спаслись, они восстановились против Гулаву Берке59, брата Саин-хана, и в течеше 10 лет производили страшное кровопролитие. Между тем аргучи Мангу-хана, прибывшие с великим ясаком, с большим торжеством [33] провозгласили ханом Гулаву. Таким образом страна на некоторое время успокоилась. Гулаву был весьма добр, любил христиан, церкви и священников. Точно также и благочестивая жена его, Тавус-хатун, была во всех отношениях добра, милостива к нищим и нуждающимся, и до того любила христиан, как армян, так и сирийцев, что держала при себе постоянно армянских и сирийских священников, а при шатре своем имела походную церковь и колокол 60.

16.

Благочестивый царь армянский Гетум, услыша о том, что Гулаву провозглашен ханом и что он человек добрый и любит христиан, сам отправился к нему на восток с дорогими приношениями и представился (В тексте: ***, т. е. видел (хана). Но в подобных случаях это слово означает: представиться царю, повелителю; лично отправиться к нему на поклон. Об анологических выражениях в других восточных языках, см. Quatrmere — Histoire des Mogols стр. 230, прим. 71) ему. Хан со своей стороны весьма полюбил армянского царя, оказал ему почет и вторично даровал охранительный грамоты, как его царству так и церквам, церковнослужителям и вообще всем христнам нашей страны. Поели того с большими почестями и наградами он отпустил армянского царя обратно в его страну. Многие цари и султаны изъявили Гулаву покорность и поднесли ему дорогие подарки. Возвеличился Гулаву-хан и усилилось его [34] могущество: не было числа войскам и всадникам его. Он был не менее богат и другими вещами: превосходные камни и жемчуг лежали перед ним, как груды морского песку; я не говорю о другом имуществе: о золоте, cepeбре, лошадях, стадах, которым не было числа и меры. Получив от Бога ханство и могущество, множество войска и всадников и видя себя обладателем великих сокровищ, Гулаву-хан приказал ceбе построить дворец на поле Дарин, называемом татарами Алатаг, на том месте где было летнее местопребывание великих царей армянских, из династии Аршакидов 61. Сам Гулаву был человек ума великого. Он был сведущ, справедлив и в тоже время кровожаден; но он умерщвлял только злых и врагов своих, а к добрым и благочестивым был милостив. Христиан он любил более других народов и до такой степени, что вместо годовой подати он потребовал у армян 100,000 свиней (В тексте: ***, слово не встречающееся в армянских словарях, вероятно народное. У грузин есть слово: *** — поросенок; следовательно *** должно означать: свинья). Он отправил во все города мусульманские по 2 000 свиней, приказав назначить к ним пастухов из магометан (В тексте:***, таджик. Под этим словом у армянских писателей первоначально понимались арабские племена; в последствии — магометане, вообще мусульманские народы), мыть их каждую субботу мылом и кроме травы кормить их миндалем и [35]финиками. Сверх того он приказал казнить всякого таджика, без различия состояния если тот отказывался есть свинину. Вот какое уважение он оказывал таджикам! Так поступал Гулаву, желая сделать удовольствие князьям (В тексте весьма часто попадается слово***, войско, употребленное вместо:*** — князья, так как у Армян и Грузин каждый князь набирал дружину между своими подданными и был их природным начальником, а не по назначению. Хан имел дело только с князьями, и их считал своим войском) армянским и грузинским, которых он очень любил за их постоянную храбрость в битвах. Он называл их своими богатырями 62, а молодых и прекрасных детей их назначал в свою охранную стражу с правом носить лук и мечи. Они назывались Кесиктой 63, т. е. привратники. После того Гулаву начал восстановлять разрушенные им места 64. Для этой цели он приказал выставить рабочих (В тексте: ***, слово для нас неизвестное; мы передаем его по смыслу) из каждого населенного места, из малого по одному, из большего по два и по три человека, назвал их ям 65 и отправил их обстраивать разрушенные местности, в которых жители освобождались от всех податей, но обязывались поставлять хлеб и похлебку для путешествующих татар 66. Утвердив таким порядком свой ханский престол, Гулаву предался после того отдыху: ел, пил, веселился. [36]

17.

В те дни прибыл от Мангу-хана какой-то человек под видом нищего. Он был страшен на вид: росту высокого, плечистый, шея как у буйвола, руки огромные, как лапы у медведя, и ежедневно съедал по барану. Он привез от Мангу-хана письмо и дорогую одежду. В письме было сказано: «такой-то борец отправлен мною к тебе, брат мой Гулаву-хан. Если найдется у тебя силач, который поборет моего борца, дай ему это платье; если же мой одолеет всех твоих, то одень его в это одеянье и отправь его ко мне в сопровождении великого посла!». Тогда Гулаву-хан призвал к себе всех начальников своего войска и спросил: «незнаете-ли вы кого нибудь из татар, армян или грузин, который мог бы одолеть прибывшего к нам борца»? Искали такого между татарами, — не нашли; потому что робость овладевала всяким при виде необыкновенных размеров силача. Тогда армянские и грузинские князья сказали: «мы знаем одного человека: ему, может быть, это дело будет по силам». Хан приказал тотчас же призвать его. Ему отвечали, что его здесь нет и что он у себя дома. Тогда он приказал поспешно привести его, но не верхом, а в телеге. Человек, о котором говорили грузинские и армянские [37]князья, был Садун, внук Эмира Курда, из рода высоких Арцруни. Он был высокого роста, хорошо сложен, с молодых лет отличался необыкновенною силою, и был опытен и искусен в делах подобного рода; но он никогда не боролся перед ханом. Когда гонцы прибыли к нему и объявили волю хана, Садун сильно был опечален; во-первых потому, что ему еще никогда не приходилось бороться перед ханом; вовторых, потому что рассказы о силе и громадности противника смущали его. Нечего было делать. Поручив себя молитвам монашествующих он отправился в монастырь Гаг, в церковь св. Саргиса, скорого заступника в несчастиях, поклонился Кресту 67, освященному св. и блаженным вардапетом Месропом, дал обет, и принеся жертву св. Кресту, пустился с гонцом в путь к Гулаву-хану. Хан остался очень доволен высоким ростом и мощными членами Садуна. Он приказал содержать обоих силачей вместе и в течение 9 дней давать им ежедневно по целому барану и по бурдюку вина. По прошествии 9 дней всем начальникам дано было приказание собраться к хану, который призвал борцов, и дал им знак схватиться друг с другом. Было 3 часа дня, когда они схватились, но до 6 часов, держась друг за друга, ни один из них не мог одолеть другого. Тогда Садун, призвав к [38]ceбе на помощь имя Божие, внезапным ударом свалил борца Мангу-ханова перед лицем Гулаву-хана. За этот подвиг Садун получил от хана награды и такие почести, какие никому небыли оказаны во всей стране во время владычества татар. Гулаву-хан приказал написать ему ярлык и простил ему вперед 9 преступлений 68.

18.

После того Гулаву-хан приказал собрать по два человека из каждого десятка своих войск 69 и под предводительством Кит-буги отправил их на Алеппо и Дамаск. Взяв Алеппо татары безпощадно умертвили жителей города, часть их увели в неволю и набрали при этом много добычи 70. Сам Гулаву тайно следовал за войском. Узнав о взятии Алеппо, жители Дамаска сдали город и городские ключи лично Гулаву-хану. В то время город Иерусалим и св. гроб со времен султана Саладина находились во власти таджиков. Узнав о том Гулаву-хан, пошел на Иерусалим, взял его, и войдя в храм св. Воскресенья поклонился св. гробу. После того он с миром воротился в восточную страну. Между тем татарский предводитель Кит-буга, неприняв мер предосторожности, зашел в неприятельскую землю на 10 дней пути ниже Иерусалима 71. Узнав о том поганые (В тексте: *** собственно: собака) и нечестивые Египтяне с большими[39]силами напали на татар, частью истребили их, частью обратили в бегство, многих взяли в плен, и вслед за тем отняли у татар Иерусалим, Алеппо, Дамаск. Все это было совершенно ими с помощью Франкских рыцарей, которые в то время еще не заключали союза с татарами. Так это случилось.

19.

В те дни появилась звезда волосатая 72. Она показалась впервые утром в субботу, в праздник киота. Хвост и лучи ее увеличивались со дня на день. Сначала она появлялась по утрам, через несколько дней в полдень, и таким образом ежедневно замедляя свой восход, она стала показываться вечером в 11 часов дня. Лучи ее с востока доходили до середины нашей земли и до того размножились, что привели в ужас всех жителей, ибо никто из них не видывал на земле ничего подобного. Увеличивая свои лучи в длину и ширину, звезда осталась в таком виде до начала зимнях месяцев, а после того тем же путем постепенно стала уменьшаться в объеме так, что мало по малу свет ее лучей стал слабеть и она перестала показываться. [40]

Гулаву-хан тотчас понял, что появление звезды касалось его, и потому он пал ниц перед Господом и поклонился ему. Страх его увеличился, когда свет лучей звёзды стал ослабевать. Весь свет заметил, что лучи звезды удлинялись на столько, на сколько простирались владения Гулаву-хана; достигнув этого предела, они стали ослабевать. Гулаву-хан прожил после того только год и исчез се лица земли, оставив 30 сыновей. В том же году скончалась также добродетельная жена его, Тавус-Хатун, и смерть их причинила великую скорбь всем христианам 73. В те дни преставился смертью во Христе царский отец 74, барон Константин, покрытый сединами и полный днями, погрузив в великую печаль как благочестивого царя Гетума и других сыновей своих, так и всю страну армянскую, потому что он был причиною благоденствия страны и подпорою престола сына своего, Гетума. По этому Христом венчанный царь Гетум с большою почестью похоронил барона, отца своего. Да прославит душу его Христос Бог и причтет его к сонму св. князей в царствии своем.

20.

Через год после смерти Гулаву созван был великий курильтай, на котором возвели на ханский престол Абага, старшего сына Гулаву. И был [41]Абага красив видом и высок ростом между 30 братьями своими. В дни его правления по всей земле было изобилие на все предметы потребления 75.

В те же дни преставился в Христе, в глубокой старости, св. и пречистый патриарх армянский Тер Константин, оставив после себя доброе имя. Молитвами его да дарует Христос мир поклонникам своего имени; а благочестивую душу его, любившую православие веры и все порядки церковные, да сделает соучастницей блаженства св. Патриархов, по смыслу слова: раб добрый и верный, войди в радость господина твоего, в жизнь вечную. Исполнилось слово мудреца: когда уменьшается число добрых и добродетельных, то увеличиваются сонмища злых. Так случилось и с нами. Жестокий и свирепый султан египетский 76, прибыв с большим войском в Дамаск, отправил оттуда послов к царю армянскому с какими-то незначительными требованиями. Но царь армянский не только недал ему ничего, но назвал его еще собакой и рабом. А назвал он его рабом по следующей причине: когда татары взяли Багдад, в нем находились два невольника султана египетского, Фендухтар и Схур 77, которые по взятии города тотчас сели на коней и поскакали но направлению к Египту. Татары погнались за ними во весь опор. Фендухтар носил [42]уже в то время бороду и сидел на плохой лошади, а Схур был еще мальчиком и имел превосходную лошадь. Заметив, что их догоняют, Схур слез с своей арабской лошади, дал ее Фендухтару, а сам сев на плохую лошадь, сказал ему: «садись на хорошую лошадь и беги! Я молод; меня если и схватят, то не убьют, а сделают невольником; ты же спасайся и выкупи меня, когда у тебя будут средства!» Тотчас нагнали их татары, схватили Схура и сделали его невольником. А Фендухтар, которого немогли догнать, потому что у него была превосходная лошадь, успел бежать в Египет. Как только он прибыл в Египет, там умер султан, и Фендухтар возведен был в султанское достоинство. Вот это-то произшествие имея в виду, армянский царь назвал его собакой и рабом, и нетолько не заключал с ним союза, но презирал его и враждебно относился к нему, надеясь на барона, отца своего, бывшего еще в живых и полагаясь на верность князей своих. Узнав такое о нем мнение царя армянского, султан отправил свою конницу по дороге Маро в страну армянскую, а сам остановился в Хархэ 78. Он предписал войскам своим: войти в неприятельскую страну, безпощадно истребить христиан, разрушить церкви, сжечь все городские и сельские постройки, погостить в стране [43]дней 15 и увести в неволю женщин и детей христианских. Так они и сделали. Царь армянский сведав о выступлении турок против него, собрал войска свои, и поручил их царственным сыновьям своим, Леону и Торосу. Сам же с малым отрядом отправился к татарам, стоявшим между Абластаном и Кокосином и промедлил у них, не зная о раздоре, царствовавшем в его войсках. Когда же он убедил наконец татарских предводителей притти к нему на помощь, а сам двумя днями раньше их прибыл на родину, то тут только получил весть о вторжении турок, о поражении своих мятежных войск, которые предали царственных сыновей его в руки хищных волков, а сами бежали в замки свои. Прекрасного царевича Тороса турки зарезали на коне во время битвы, а барона Левона схватили и увели в рабство в Египет. Это известие сокрушило сердце и жестоко опечалило душу благомыслящего царя Гетума, так как несчастие постигло его внезапно, и он не мог вынесть удара. Поэтому он удалился в славную обитель Акаиц, и утешаемый братьями пробыл там до тех пор, пока турки выступили из страны его. Между тем неприятели в точности исполнили все предписания своего жестокого султана: предали огню город Сис, резиденцию царей армянских, сожгли прекрасную и [44]великолепную церковь (*** - слово неизвестное мне), натаскав в нее с этою целью дров, разрушили гробницы царские, перерезали христиан, и многих увели в плен из городов и сел. После всего этого с огромною добычей и с награбленными сокровищами они отправились восвояси, оставив страну армянскую в запустении. Те же, которые схватили барона Левона, узнав, что он действительно сын царский, с радостью привели его к султану, который увидя его возрадовался; но в тоже время его сильно опечалила смерть барона Тороса, и он с гневом укорял тех, которые его убили. Убийцы же говорили: «мы незнали, что он сын царский, потому что он многих из нас убил и многих ранил, и мы едва могли одолеть и убить его». После того султан сказал Левону: «твой отец называл меня рабом и не хотел вести со мной дружбы. Кто же теперь раб, я или ты?» Много подобных упреков наговорил он царевичу; но после приласкал его, полюбил и утешал словами, советуя небояться ничего, а быть спокойным, и обещался через несколько дней отправить его к отцу его, парю армянскому. После того султан Фендухтар отправил барона Левона в Египет.

21.

Между тем благочестивый царь армянский, делая вид, что эти бедствия неподействовали на него,[45]старался привлечь к ceбе сердца вероломных и мятежных князей своих. Он показывал вид, что ласки остальных сыновей и дочерей утешают его. И делал он это с тою целью, чтоб усыпить князей и лаской выведать у них их вероломные планы. Если случалось, что кто нибудь из князей писал ему утешительные письма и, желая выразить свое сочувствие в его горе, обвязывал письма черной лентой, царь отправлял ответ с красной обвязкой. Но так чертили и действовали только руки; но что за огонь пылал в его сердце, когда он замечал отсутствие прекрасных и молодых сыновей своих, утром, вечером и во время обеда, когда все остальные ели и пили, — про то знали он да Бог. Припоминая бедственный конец сыновей своих он никак не мог утешиться: пред ним постоянно носились прекрасная наружность и стройный вид Тороса, безжалостно разрубленного мечем жестоких неприятелей и безвыходный (*** — слова неизвестные) плен Левона между иноплеменниками. Безпрерывно думая об этом, благочестивый царь армянский томился горем и валялся по земле от жестокой боли сердца. Но все это он делал тайно, дабы вероломные и мятежные князья не узнали о том и не радовались бы печали своего государя. Это случилось в последние месяцы летнего времени в праздник св. Богородицы. В таком положении, [46]скрывая свое томимое печалью сердце, пробыл царь Гетум до праздника св. апостолов. После того он приказал пригласить всех князей своих, дальних и близких, в город Мсис 79, и все подвластные ему князья собрались в городе Мсисе. Узнав об их прябытии, царь приказал призвать их к себе и усадил их в своем присутствии. Как только все уселись, царь сказал служителям: «зовите всех! Еще недостоет некоторых». Tе отвечали: «святой царь, все здесь на лицо». Царь все таки продолжал требовать, чтоб звали остальных князей и баронов. Так как служители не могли понять чего требовал государь, то князья заметили царю: «все здесь на лицо, кого ты приказал позвать: отсутствующих нет!» Тогда царь гневно посмотрел на все стороны и вполголоса, но со слезами на глазах, сказал:

«если все здесь, то где же Торос и Левон?» Тогда князья начали горько плакать, вспомнив о сыновьях царских, из которых один томился в плену у иноплеменников, а другой был умерщвлен мечем жестоких неприятелей. Такие слезы горести проливали не только князья, но и священники и вардапеты церкви, повторяя жалобные песни Иеремии, в которых говорится: «кто даст главе моей воду, и очам моим источник слёз, чтоб оплакивать бедствия народа моего». Так плакали вардапеты, священники и князья, все с сокрушенным сердцем проливали слезы, и никто не мог утешить их. Но высокоумный и великодушный царь Гетум [47]сам подкреплял сокрушенный и истерзанные сердца их, и утешая князей, вардапетов и священников, говорил: «вы все князья, вардапеты и священники, знаете, что дружина св. Вардана билась за христиан, и вся она пала за веру и удостоилась небесных венцов. Так и сын мой, Торос, погиб в битве за христианскую веру и удостоился быть сопричисленным к их лику. Он восприял венец св. дружины Вардана. Не плачьте о нем, но считайте его блаженным, ибо полюбил его Христос и удостоил его венца святых своих, смешал кровь его с их кровью и сделал его сонаследником их в царствии небесном. Старший сын мой, Левон, в Египте пленником томится между мусульманами. То что Левон в плену, а Торос пролил кровь свою за христиан — мне все таки приятнее, чем еслибы кровь ваша и бедствия страны пали на меня. Вы не знаете, что предстояло нашей стране армянской, если б все это не так случилось». Подобными словами царь старался утешить плачущих князей. Преданные и верные царю князья, вардапеты, священники и епископы, собравшиеся по случаю праздника Богоявления, также были утешаемы царем в печали их по царевичам. Они со своей стороны тоже утешали царя, и отпраздновали день Богоявления в общей радости. Но царь все не мог успокоить своего сердца и удержать своих рыданий при мысли о сыне своем Левоне, томившемся в рабстве у Египтян: он все изыскивал средства, как бы спасти его. По этому он [48]снова призвал к себе, князей своих и спросил у них, какими средствами можно освободить Левона, сына его. Князья же, не зная сущности дела, обвиняли самого царя и говорили: «что нам клочек морского берега? (В тексте: *** слово не армянское, и не встречающееся ни в турецком ни в арабском языках с таким значением, которое подходило бы к смыслу. В словаре Richard, стр. 921, я встретил *** — the sea-shore; у Wullers, Litus maris, р. 490, и в этом смысле передал слово ***) Стоило ли из-за этого клочка терять своего сына и на нас же сваливать вину этой утраты? Не лучше ли было бы нам уступить его, чем сделаться посмешищем всего света?» Но царь приказал князьям не говорить пустых речей, а послушать его; и тут-же он сообщил им то, что писали ему армянские князья, бывшие при дворе Абака-хана. В те дни таджикские эмиры занимали должности приближенных и секретарей 80 при xaне, и были в тайне расположены к египетскому султану и враждебны царю армянскому и всем христианам. Вот эти-то приближенные и секретари писали тайно султану: «постарайся, как нибудь, полюбовно получить у царя армянского хоть одно село, и это будет достаточным поводом для гибели его и его страны. Мы будем внушать хану, что следует опасаться (В тексте: ***, не совсем понятно. Смысл должен быть таков: чтоб хан стеснил армянского царя) армянского царя и его страны, и что нужно отправить туда конный отряд для истребленияего подданных». Все [49]это было известно благочестивому царю из тайного, письма князей армянских на востоке, которые очень расположены к нашему царю. Эти князья, соболезнуя о несчастиях царя и его страны, писали в конце письма между прочим следующее: «о святой царь, мы слышали о несчастии, постигшем тебя. Но для тебя лучше, что один сын твой умер за христиан, а другой попал в плен, чем еслибы вся страна твоя была разорена и все христиане побиты; ибо все таджикские собаки, находящияся при дворе, ныне пристыжены твоим несчастием. Эти собаки-таджики каждый день повторяли хану, что царь армянский тайный союзник египетского султана; а мы, князья армянские, клялись хану, что таджики врут, не верь им! И вот теперь, узнав о твоем несчастии, эти таджики покрылись стыдом, и сердце хана расположилось к тебе более, чем прежде. Но если, увлеченный в обман, ты уступил бы не только село или деревню, но и пустой домишко султану египетскому, то гибель твоего царства была бы неизбежна, и мы покрылись бы срамом.» Узнав от царя о подробностях дела, князья были изумлены и стали извиняться в том, что судили о деле по внешности, незная настоящих причин. После того царь спросил у них совета, и с их одобрения отправил к египетскому султану послов — спросить у него, на каких условиях он согласен дать свободу сыну его, Левону. Султан египетский Фендухтар, не смотря на то что был мусульманин, был однако человек [50]благородный и добрый. Он содержал Левона очень хорошо, так что царевич не чувствовал ни в чем недостатка. Увидя отправленных к нему послов он обрадовался и сказал: «вам давно следовало отвести Левона к отцу его на родину. Есть у меня друг, его завут Схуром. Он в плену у татар. Отправьтесь лично к хану, попросите освободить его, (для вас его не пожалеют), приведите его ко мне, и возьмите тогда вашего Левона». Узнав от послов об условиях, царь армянский немедленно с богатыми подарками и приношениями отправился на восток к Абака-хану, рассказал ему что сделали египтяне с ним и с его страной, и сообщил требования египетского султана относительно пленного Схура. Однако на этот раз ему не удалось получить пленника. Возвратившись назад он для этой цели отправил племянника своего, который, с помощью Божией и привез Схура. Между тем султан египетский в это время напал на Антиохию, взял и разрушил ее до основания, а жителей частью истребил, частью увез в плен. Нельзя выразить словами того, как поступали иноплеменники с верующими в Христа. Когда же царь довел до сведения султана, что Схур привезен, то он с великою радостью и с большими подарками отпустил Левона. Армяне со своей стороны также с великолепными дарами отправили к нему Схура. Возвращение Левона причинило великую радость не только царю и князьям, но и монастырям и христианам всей страны. [51]

22.

По смерти великого патриapxa армянского страна армянская в течете года оставалась без святителя, потому что царь, убитый горем о сыне, не мог об этом позаботиться. Но после того князья, вардапеты и епископы говорили царю, что страна не может так долго оставаться без святителя и католикоса, и царь, убежденный их словами созвал великий сбор епископов, священников и вардапетов, и по тщательном выборе нашел между ними человека по душе своей, мужа умного, добродетельного, кроткого, смиренного и совершенного вардапета, по имени Иакова. Он приказал торжественно посвятить его в католикосы и посадить на престол св. Григория Просветителя. Да сохранить его Христос святым, чистым, твердым в вере и православным в исповедании до глубокой старости, чтобы мог он пасти новый народ свой, верующий в св. Троицу…

Когда барон Левон находился на возвратном пути из плена, вышел к нему на встречу благочестивый и благословенный царь армянский Гетум, передал ему всю царскую власть, а сам удалился в монастырь. Через несколько времени открылась на теле его рана, которая его очень мучила; но он продолжал предаваться посту и молитвам и вскоре постригся в иноки под именем Макария. По прошествии нескольких дней благочестивый и Христом венчанный царь Гетум преставился во Христе и с [52]большими почестями был похоронен в знаменитой обители Дразарк 81. Господь Бог да прославить душу его с св. царями и удостоить его их венца, и сопричислить его к лику тех, которые удостоились небесных обителей. После смерти благочестивого царя Гетума умер также царь грузинский, Давид. Мне кажется, что оба они скончались в один и тот же месяц. Одинаково прекрасные и любимые при жизни, да будут одинаково удостоены милостей небесного Царя, Христа Бога нашего!

23.

Мы уже говорили о семи ханских сыновьях, из которых трех умертвили, двое изъявили покорность, а одного заточили в темнице на острове Соленого моря. Один из покорившихся, Такудар, имел под своей властью большое число всадников и приобрел такое количество сокровищ, золота и другого имущества, что нужно было 300 верблюдов и 150 телег, чтоб переносить все его богатства, не считая табуны лошадей и стада, которым не было счета. Число всадников доходило до 40,000 людей воинственных, бесстрашных и бывалых в деле. Они разбойничали на больших дорогах и грабили караваны, идущие из города в город; нападали также по ночам на деревни, обирали их, уводили скот, а жителей поражали стрелами; входили в монастыри, вешали священнодействующих иереев головой вниз [53]и вливали им в нос соль смешанную с сажей, и говорили при этом: «несите нам море вина и горы мяса!» В других местах они заставляли монахов держать во рту собачьи хвосты за то, что эти несчастные (т. е. монахи) не имели в монастырях вина. Они обыкновенно требовали у монахов: иди доставлять им столько вина, чтоб они могли напиться и унести с собой сколько хотели, — или держать собачьи хвосты так, как мы описали. Таким образом восточные монастыри находились в страшном угнетении со стороны беззаконного предводителя. Узнав об этом армянские и грузинские князья единодушно отправились к Абака-хану, бросили свои мечи перед ним и сказали ему: «или дай нам в руки Такудара и его всадников, или прикажи умертвить нас перед своими глазами, чтоб не видеть нам долее тех оскорблений, который наносятся нашим церквам и священнослужителям». Точно также жаловались и татарские войска и говорили: «войска Тукудара и на нас нападают в поле и отымают наших лошадей». Даже сам хан выражал свое неудовольствие перед армянскими и грузинскими войсками и перед татарскими предводителями, и говорил: «Такудар разбогател и до того стал могуществен, что нас ни во что не ставить, не исполняет наш ясак и стремится опустошить край своими всадниками и своею [54]беззаконною жизнью». После того Абака-хан приказал Сирамуну, которого, как мы раньше писали, прозвали золотым столбом, взять с собою 100,000 человек. В тоже время он вручил ему свой знак 82. Хан повелел также армянским и грузинским князьям со всеми их силами итти на Такудара, безпощадно истребить его шайку, отнять все его имущество, а самого Такудара живым привести к нему. Войска армянские и грузинские чрезвычайно обрадовались этому приказанию, которое освобождало их страну от притеснений Такудара, и приготовились выступить в поход. Между тем Сирамун, сын Чорма-хана, человек расположенной к христианам, взял ханский знак и 100,000 всадников, внезапно настиг Такудара и истребил его дружину, отнял все его имущество, а самого его, с 700 всадников, привел к хану. Хан, насмеявшись над ним, дал ему одну жену, ножик с отломленным концом, и под прикрытием 10 человек отправил на остров Соленого моря, находящегося между областями Гер и Зареванд. Исполнилось слово пророка: Был человек в почете и не познал.

24.

Между тем барон Левон 83, сын царя армянского, отправился к Абака-хану и сообщил ему о смерти царя, отца своего. Он был принят ханом очень ласково. Получив повеление царствовать вместо отца своего, он воротился в страну свою, [55] созвал на великий сейм всех князей, епископов, священников, и архимандритов в великий и славный город Тарсус. Туда же пригласил и великого патpиapxa армянского, владыку Иакова. После того он предписал всем собраться в славный и великолепной церкви св. Софии, где после бдений и молитв приказал помазать себя на царство; что и было исполнено волею небесного царя Христа. Так благословили и помазали царевича Левона на царство армянское. И было ликование и радость великая во всей стране армянской, а для рода Рубеньян возрождение и слава.

25.

В 720 г. армянского счисления преставились в Христе славные вардапеты наши, Киракос и Вардан, святые молитвы которых да будут над нами и над всей страной нашей. Что касается порфирородного царя Левона, он с молодых лет отличался умом и рассудительностью. Он знал всех друзей и врагов своих; но не высказывал этого до той поры, когда считал нужным привесть в исполнение задуманное. Между его князьями были некоторые греческого происхождения, люди богатые сокровищами и имуществом. Эти-то скверные и неверные греки, ...... христиане и последователи халкедонского собора, года через три по воссшествии его на престол, [56]вознамерились уничтожить царство армянское и завладеть им. Они также имели в виду разрушить монастыри, сохранить в живых только тех, кто примет их веру, а сопротивляющихся лишить жизни. В этом заговоре участвовали не они одни, но и некоторые из вардапетов, священников и мятежных князей, обольщенных и совращенных ими, которые согласились действовать с ними сообща против армян. Но Провидение Бога Творца не пренебрегло молитвами рабов своих, и сохранило непоколебимым и твердым порфирородного царя Левона со всем его царством от всех бедствий, которые угрожали ему. Сами же злоумышленники попали в ров, который вырыли для других 84. Христом венчанный царь Левон, схватив некоторых из злоумышленников, нашел у них список, в который записаны были имена всех заговорщиков, как армян, так и греков. Тогда он разослал верных служителей своих схватить их, одних казнил, других заточил в безъисходных темницах, иных отправил к Абака-хану, где их предали ясаку. Bсе враги его были ему выданы на произвол: казнить или даровать им жизнь. Таким образом с помощью Небесного царя усилился Левон, царь армянский, и победил врагов своих. Молитвы всех святых да сохранят победоносным царство Левона, царя армянского и доблестных детей его над всеми врагами, и да дарует им долголетие Христос Бог на пользу церкви своей. [57]

В те дни открылись св. и честные мощи патpиapxa армянского Нерсеса 85, в своем погребалище. Молитвами его Христос Бог да дарует мир стране нашей, и ему слава вовеки, аминь.

Конец краткой и неподробной Истории татар в течение 44 лет.

(пер. К. П. Патканова)
Текст воспроизведен по изданию: История монголов инока Магакии, XIII века. М. 1871

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх