Свежие комментарии

  • Михаил Ачаев
    Не было тогда всемирной китайской фабрики, всё стоило дорого.Сколько будет сто...
  • Никифор
    А если бы ледяной щит закрыл бы переход то к прибытию Колумба в Новом свете могло и не быть людей..Про океанцев держа...Заселение Северно...
  • Никифор
    https://www.youtube.com/watch?v=SMNvqYhnckg РС 239 Заселение Северной Евразии Сергей Васильев в «Родине слонов»Заселение Северно...

Пером и шпагой

Среди выдающихся государственных деятелей первой половины XVIII века особняком стоит имя Александра Ивановича Румянцева. Это человек удивительной судьбы, о котором, к сожалению, известно только в узком историческом кругу. Давайте попробуем исправить такое положение дел и прольем свет на его биографию.

Александр Иванович Румянцев

Александр Иванович Румянцев

Итак, для начала откроем второй том русской родословной книги Лобанова – Ростовского. На ее страницах, пропитанных духом истории, мы видим фамилии Нарышкиных, Оболенских, Разумовских и вот, то, что надо – Румянцевы графы и дворяне. Из их родословной мы узнаем, что родился наш герой в 1680 году в семье Костромского дворянина, стольника Ивана Ивановича Румянцева.

Маленького Сашу Румянцева сызмальства стали обучать грамоте у местного дьячка. Сашенька усердно учил закон божий, читал псалтырь. Жизнь его изменилась, когда он оказался в потешных полках Петра I. Постоянно находиться при деле, исполнять поручения, не иметь ни минуты свободного времени – многим это было не по душе, но только не молодому Румянцеву. Потому-то он нисколько не сомневался, чему посвятить свою жизнь. Только службе и, конечно, службе в армии!

Война со Швецией, началась для России и Румянцева неудачно.

Под Нарвой он оказался в чине адъютанта у одного из сподвижников Петра I, Апраксина. Неопытная русская армия, руководимая иностранцами, воевавшими ради жалования, встретилась с закаленными в боях солдатами Карла XII. Завязался жаркий бой, русские войска, теснимые неприятелем, стали отступать назад. Зато иностранные офицеры с главнокомандующим бежали вперед…. В плен к шведам!

Это было тяжелое поражение, но Румянцев вместе с армией и Петром I продолжал постигать военную науку. Спустя четыре года он опять оказался под стенами Нарвы, только на этот раз Румянцев был другим – закаленным в походах и сражениях, заметно возмужавшим. Совершенно другой была и армия.

Второй штурм Нарвы

Второй штурм Нарвы

Начался обстрел крепости, и вскоре удалось сделать брешь в одном из девяти бастионов. Напротив пробитой бреши сосредоточились войска. Румянцев в составе Преображенского полка находился в средней колонне. Кругом виднелись темно-зеленые кафтаны, на всю жизнь ставшими родными Румянцеву.

В течение нескольких часов участь Нарвы была решена. Эта победа оставила глубокий след в душе молодого Румянцева. Он понял, что только тяжкий труд, только упорство и целеустремленность способны менять неблагоприятные условия, переламывать ход событий.

Румянцев, безукоризненно выполняющий все поручения, постепенно продвигался вверх. В 1705 году – произведен в сержанты, 1707 году – в капралы, 1708 году – в прапорщики. У деревни Лесной он бил шведов под грозным осенним небом, возвещая Европе о появлении на востоке новой силы. Участвовал Александр Иванович и в Полтавском сражении, случившимся девятью месяцами позже. Видел Петра I, ведущего войска в атаку и шел сам, добывая вместе с Преображенцами бессмертную славу для России. После этого можно было отдохнуть, но долгим отдых не получился. Блистательная Порта объявила войну России.

В феврале 1711 года Румянцев, ежась от холода, стоял перед Успенским собором на Соборной площади. Там же были построены Семеновский и Преображенский полки. После молебна объявили манифест о начале войны с Турцией.

Русская армия переправилась через Днестр и вошла в пределы Молдавии. Далее был пятидневный переход до Ясс. Кругом выжженная земля, нестерпимо палило солнце, от которого у людей шла кровь носом. Внезапно горизонт заволокло тучей. Это татарская конница десятками тысяч копыт поднимала пыль, окружая незваных гостей. Вся русская армия построилась в каре, ощетинившись сталью. Атаки неприятеля продолжались до самой темноты, но безрезультатно. Однако положение русской армии было очень тяжелым.

Начались переговоры о перемирии. Турки выдвинули условия, по которым Россия теряла все приобретения Азовских походов. Петр I был вынужден на это согласиться. Войска отступали, отступал вместе с ними Румянцев, но совсем скоро уже его сын, Румянцев-Задунайский вернется сюда с русскими полками, чтобы изгнать турок навсегда.

Время шло, и вот сам государь замечает талантливого молодого человека. Теперь он при Петре I, выполняет его поручения. В 1714 году Румянцев уже капитан-поручик в Архангельске набирает матросов. В 1715 году ему поручено занять отдаленный город в Финляндии – Каянсберг.

Везде удачно исполненные поручения. И в бою, и в дипломатических поручениях. Не только оружием оказался силен Румянцев, поэтому не удивительно, что именно на него падает выбор монарха в деле чрезвычайно непростом, щепетильном и архиважном.

Царевич Алексей

Царевич Алексей

Петр I был хмур и краток: «Царевич Алексей пропал. Следы его обрываются в Данциге. Необходимо разыскать беглеца и, если будет возможно, вернуть в отечество добрыми средствами». Тут-то и началась для Румянцева или Лобцинова, как его теперь величали, самая настоящая шпионская история. Он отправился в путь под вымышленным именем с тремя офицерами.

В это время резидент Петра I в Вене, Веселовский напал на след Алексея. Следы его терялись в Вене. Вскоре туда прибыл и Румянцев. Весна была ранняя, сбросившая ледяные покровы столица Империи Габсбургов больше походила на выгребную яму. Плутая по грязным, заваленными помоями улицам, Румянцев, наконец, нашел дом, где его ждал Веселовский.

– Хорошо, что так скоро, но вы все равно опоздали. Царевич уже не в Вене, а в Эренберге, – поприветствовал его Веселовский.

Румянцев поселился в соседней деревушке Рейтте. Александр Иванович подкупил солдата из гарнизона и тот описал ему гостей крепости. Сомнений не осталось, среди них был царевич Алексей. Румянцев поспешил в Вену, где обо всем доложил Веселовскому.

Вернувшись обратно, Румянцев был задержан австрийцами. Он сидел под надзором у себя дома, когда один из офицеров доложил, что из крепости рано утром выехали три всадника. Паспорт Александр Иванович уже получил обратно, с приказанием ехать дальше в Баварию. Он и поехал, но в ближайшем лесочке надел на одного из офицеров свой плащ, а сам залег в кустах. Австрийцы благополучно сопроводили ряженого Румянцева, а настоящий, уже скакал во весь опор, вслед за беглецами.

Следить за ними было не сложно. Царевич всю дорогу пил, а непогода позволяла Румянцеву ехать в капюшоне. Вскоре австрийскому императору доложили, что Алексей успешно перевезен в Неаполь, и знать об этом никто не может. Каково же было его удивление, когда спустя несколько дней к нему пришел Петр Андреевич Толстой, пращур писателя, Льва Николаевича Толстого, с требованием выдачи царевича. Еще больше удивились в Вене, увидев письмо, в котором говорилось, что через капитана Румянцева доподлинно известно, когда царевич покинул Эренберг и куда был доставлен.

Допрос царевича Алексея

Допрос царевича Алексея

Теперь в дело вступила дипломатия, и вскоре беглец был доставлен в отечество. Началось расследование, в результате которого были найдены сообщники Алексея. На пытках они открыли, что Алексей не только хотел отречься и уйти в монастырь, но и готов был править вместо отца. Разумеется, свернув все его реформы и кардинально изменив направление политики. Перед элитой встал вопрос, чей курс поддержать, отца или сына.

Духовенство не дало однозначного ответа, а светский суд приговорил царевича к смерти. Выбор был сделан в пользу передового человека века настоящего, а не прошлого. Через два дня царевич скончался в тюрьме, по официальной версии, от удара. Румянцев, за хорошо выполненное задание, был пожалован двумя чинами, от гвардии майором и генерал адъютантом, а также деревнями.

Война со Швецией подходила к концу, Румянцеву довелось поучаствовать как в ее начале, так и в окончании, но ему опять пришлось сменить саблю и мундир на перо и изысканное красноречие дипломата. Именно при его участии возобновились мирные переговоры, к которым уже давно склонялись два государства, измученные длительным противостоянием.

По окончании войны Румянцев оказался в Персии. Там он долгое время занимался разграничением земель между Россией, Персией и Турцией. Лишь в 1730 году, состоялся указ о возвращении Румянцева в Москву.

Желанное возвращение обернулось катастрофой. Поначалу все шло очень благополучно. Взошедшая на престол Анна Иоанновна, произвела его в подполковники гвардии, сделала сенатором, одарила деньгами и вернула отобранные при Петре II деревни, намереваясь таким образом заручиться его поддержкой.

Старый вояка не принял изменений, произошедших при дворе. Брат Бирона, решивший высказать Румянцеву свое неудовольствие, тут же получил в зубы. «Я дворянин, подполковник лейб-гвардии Преображенского полка, тридцать лет на службе, а ты кто такой, щенок?!» – негодовал Румянцев. На него стали показывать пальцем. «Он вас не почитает за государыню, все делает в противность, не подчиняется», – нашептывали его недруги Императрице на ухо.

Анна Иоанновна

Анна Иоанновна

Анна Иоанновна вызвала Румянцева, но, не желая ссорится, предложила должность президента одной из финансовых коллегий. Александр Иванович принялся с жаром говорить, что он солдат и не умеет выдумывать средств для удовлетворения роскоши, что нельзя только устраивать балы и прочее и прочее, пока не был изгнан вон. Сенаторы осудили Румянцева на смерть, за неподчинение к государыне. Однако Анна Иоанновна заменила казнь ссылкой, лишением чинов и всего имущества. «Дурак! Но дурак неопасный», – провозгласила она.

В селе Чеборчино Алатырской провинции Казанской губернии Александр Иванович провел долгих четыре года. Его опыт и знания оказались востребованными лишь в 1735 году. Ему надлежало подавить бунт в Башкирии, восставшей против злоупотребления и жестокости местных начальников.

Румянцеву за отведенное время не удалось установить мир в крае. Недавно вернувшийся из ссылки, он действовал осторожно, боясь вступить в открытый конфликт со сторонниками жестоких мер в борьбе с восставшими. Александр Иванович просил увеличения количества войск, но его не послушали. В результате башкирское восстание продолжалось еще не один год, но Румянцев этого уже не видел. Его вновь направили в армию.

И снова восток, и снова война с Турцией. Румянцеву надлежало заняться делами в Малороссии, в том числе и снабжением войска. Затем он командовал пехотной дивизией. Александр Иванович заметно сдал, частые марши, участие в боях и тяжелый климат он переносил тяжело, годы брали свое.

В 1740 году он был назначен чрезвычайным послом в Константинополь. Без преувеличения можно сказать, что для Румянцева начиналось самое спокойное, и благодатное время. При пышной свите, всеми уважаемый и почитаемый, он давал празднества с иллюминациями, ездил с визитами к европейским послам и визирю. Взошедшая на престол Елизавета щедро наградила соратника своего батюшки. Орден святого Андрея Первозванного, табакерка, усыпанная алмазами, тридцать пять тысяч рублей и чин полковника гвардии Преображенского полка.

Елизавета Петровна

Елизавета Петровна

Александр Иванович присутствовал при обручении Петра III с принцессой Ангальт-Цербскою, будущей Екатериной Великой. Елизавета поманила пухлой ручкой Румянцева: – «Поди-ка сюда, дружок. Негоже тебе за спинами все прятаться, вон под париком и волос-то, уже, не осталось. Пора и тебе вперед шагнуть. Жалую тебя, за все заслуги, оказанные батюшке моему, мне и отечеству графским титулом со всем потомством! Да гербом, кой не меняй никогда! Вот, читай!». Трясущимися руками старик взял у императрицы лист и, плохо разбирая, через накатившие слезы прочитал надпись на гербе:

«Nov solum armis (Не токмо оружием!)».
Александр Иванович Румянцев

Александр Иванович Румянцев

Румянцев спокойно доживал последние годы то в Петербурге, то в Москве, изредка приезжая ко двору. Скончался Александр Иванович в 1749 году в лютые февральские морозы на шестьдесят девятом году жизни. Александр Иванович Румянцев не был великим полководцем, не был стратегом, или реформатором. Он ни в одном из порученных дел не прыгнул выше головы, но по долгу службы, занимаясь самыми различными делами, от постройки судов, до ведения мирных переговоров, сумел везде быть полезным для своего отечества.

Евгений Груздев

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх