Свежие комментарии

  • vasilij kostin
    интересная статья.спасибо автору!Кто такие тирольц...
  • абрам вербин
    Всякий современный народ имеет свою историю.Кто такие тирольц...
  • alf66 Болотин
    Подробности здесь: http://www.adsl.kirov.ru/projects/articles/2021/05/16/gotsburg/Кто такие тирольц...

Связывая разные миры: Сююмбике в Казани, Москве и Касимове

Последняя царица Казанского ханства: восхождение на престол

 

Связывая разные миры: Сююмбике в Казани, Москве и Касимове Фото: У Казанской царицы Сююмбике. Худ. И. Файзуллин

 

В эти дни отмечается 500-летие царицы Казанского ханства Сююмбике. В честь нее, например, открылась художественная выставка. Несмотря на то, что ее имя у многих на слуху, о ее жизни не так много достоверных сведений, зато легенд вокруг нее существует достаточно. Историк и колумнист «Реального времени» Булат Рахимзянов свою новую колонку в нашем издании посвятил этой правительнице Казани, чья судьба была весьма трагичной.

 

Личностный фактор всегда играл важное место в истории, хотя это признается и не всеми. При этом некоторые персоналии не получили в исторической литературе того внимания, которое они заслужили. Тем более это характерно для тех периодов, которые не могут похвастать хорошим источниковым обеспечением. Одним из таких периодов является время после распада могущественного государства средневековья — Улуса Джучи, или Золотой Орды.

 

Мир поздней Золотой Орды и Казань

 

Как и в обычной повседневной жизни, наибольшее число как дружественных контактов, так и конфликтов характерно для стран-соседей, чьи владения располагались рядом и часто имели общую границу.

Близкими соседями среди татарских государств в XVI века были Казанское и Касимовское ханства, а также кочевавшая близ их территорий Ногайская Орда. Элиты этих государств были буквально «спаяны» между собой самыми разнообразными связями. В числе этих связей были и брачные. Чрезвычайно активны в «брачной дипломатии» с Казанским ханством были ногаи. По воле событий самой знаменитой из ногайских жен казанских ханов стала Сююмбике (Сююн-бике), дочь будущего правителя Ногайской Орды Юсуфа. После падения Казани ее судьба была связана с Касимовом, где она провела свои последние годы и, видимо, была похоронена.

 

Связывая разные миры: Сююмбике в Казани, Москве и Касимове

 

Текие Шах-Али в Касимове. Надгробные камни. Возможно, именно здесь покоится Сююн-бике

 

Не исключено, что казанскую царицу звали Сююн, а «Сююн-бике» — «любимой госпожой» — ее прозвал народ за то, что она пыталась вникнуть в его тяготы и, по возможности, ослабить их. Сююн-бике была дочерью знатного ногайского мурзы (в последующем бия — правителя Ногайской Орды) Юсуфа и выросла в степи. В то время казанские ханы периодически искали себе жен в ногайских юртах (землях). Вся степь от Кубани до Казахстана была заселена родственниками: знатные вельможи заключали между собой династические браки. Видимо, молодые девушки с большой неохотой покидали родные степи: жизнь в ханских палатах казалась им скучной, к тому же она была полна придворных интриг. Мы проследим судьбу ногайской княжны, начиная с того момента, когда она попала в Казань.

 

В 1532 году в результате активных действий московских послов в Казани начались выступления против хана Сафа-Гирея (выходца из Крымского ханства), и в конце концов он в результате переворота был изгнан из Казани.

 

Ханский престол освободился. По грамотам нового правительства Казани явствовало, что оно согласно быть послушным воле великого князя, только бы он дал им в правители не бывшего касимовского и казанского хана Шах-Али, а его младшего брата Джан-Али. Кем же был этот юный Чингисид? Джан-Али родился в Касимове в 1516 году, как сообщает «Казанский летописец». В апреле 1519 года Джан-Али стал обладателем титула касимовского царевича (султана).

 

Принятие присяги и воцарение Джан-Али произошло 29 июня 1532 года. В июле того же года в Москву из Казани было послано посольство для переговоров о согласии русского правительства на брак Джан-Али с дочерью ногайского мирзы Юсуфа б. Мусы — Сююн-бике. Это произошло с ведома русских властей. Не исключено, что казанцы выбрали в невесты дочь мирзы, кочевавшего обычно на территории современного Казахстана, для того, чтобы снизить степень ногайского влияния на казанские дела. Москва также руководствовалась политическим расчетом. Через Казань Москве выгодно было удерживать ногаев в союзе против крымцев, а также вообще распространять свое влияние в ногайских степях.

 

Сююн-бике на момент замужества было не менее 12—13 лет.

 

Связывая разные миры: Сююмбике в Казани, Москве и Касимове

 

Миниатюра Лицевого летописного свода: «В 7044 году в ноябре в 25-й день. Ковгоршад-царевна и Булат-князь, и вся земля Казанская великому князю Ивану Васильевичу изменили: царя Яналея убили, которого им князь великий Василий Иванович дал царем на Казань, а взяли себе на Казань царем из Крыма царевича Сафа-Гирея». Фото wikipedia.org

 

Замужество Сююн-бике за Джан-Али. Переезд в Казань из степи

 

Отец Сююн-бике Юсуф был личностью весьма примечательной. Среди остальных ногайских мирз он отличался религиозностью. Культурно он ориентировался на Бухару: язык его грамот был наполнен богословскими рассуждениями и крылатыми выражениями. Сююн-бике, возможно, была любимым ребенком в семье. Ее воспитание в атмосфере мавераннахрского благочестия и почтения к традициям (возможно, даже золотоордынским) сыграло свою роль в формировании общественных идеалов.

 

Так, в 1532 году в Казани царствовала молодая пара, обоюдно еще не достигшая зрелости. Первоначально ногаи поддерживали Джан-Али. Однако, по всей видимости, брак по расчету не возбудил нежных чувств в супруге. И вскоре ногайская родня Сююн-бике изменила свое отношение к юному казанскому хану. В сентябре 1535 года русский посол в Ногайской Орде Д. Губин сообщал московскому руководству: «А к Юсуфу, государь, с Казани дочь присылала Яналеева царица, сказывают, государь, Яналей царь ее не любит». Юсуф послал к казанским князьям, чтобы «Яналея царя с Казани сослали, а дочерь его ему отдали».

 

Хан Сафа-Гирей

 

Однако политика внесла свои коррективы в эти планы: 25 сентября 1535 года Джан-Али был убит в Казани. На престол в очередной раз взошел крымский выходец хан Сафа-Гирей. После переворота сентября 1535 года имя Сююн-бике исчезло из источников до 1546 года. В «Казанской истории» это объясняется тем, что она якобы находилась у отца в Ногайской Орде и только в 1546 году ее выдали за Сафа-Гирея. В 1549 году Юсуф сообщал, что Сафа-Гирей убил Джан-Али и женился на его супруге (Сююн-бике). Ее положение у Сафа-Гирея однозначно интерпретировать трудно. Скорее всего, до поры до времени оно ничем не выделялось, но и особенно бедственным, вероятно, не было.

 

Связывая разные миры: Сююмбике в Казани, Москве и Касимове

 

Сююн-бике с сыном Утямыш-Гиреем. Парсуна

 

В 1549 году у Сююн-бике и Сафа-Гирея родился сын Утямыш-Гирей, и в том же году неожиданно умер Сафа-Гирей. Неожиданная смерть мужа выдвинула «красносолнечную» царицу на авансцену истории. В это время развернулись незаурядные способности этой женщины. Ей было около тридцати лет. Житейский опыт и знание людей позволили ей в сложной обстановке придворных происков и интриг найти верный путь, чтобы остаться у власти, которой она, не исключено, так долго ждала. До сих пор ее судьбой распоряжались отец и братья, осуществляя свои политические планы. Теперь Сююн-бике развернула самостоятельную деятельность. Она решила, что на данном этапе продуктивнее всего будет примкнуть к крымским выходцам. Фактически она заняла враждебную позицию по отношению к Москве.

 

Согласно «Казанской истории», Сафа-Гирей своим наследником признал двухлетнего Утямыша и назначил регентшей его мать Сююн-бике, но «по смерти цареве воста брань велика в Казани в вельможах его крамола и губителство зло», что очень вероятно. Среди казанской знати шла ожесточенная борьба за власть. Борьба шла, видимо, между сторонниками союза с Москвой и сторонниками союза с Крымом. «Московская» группировка в Казани имела связи с ханом Шах-Али, «крымская» — ждала взрослого сына Сафа-Гирея, жившего в Крыму — султана Булюка.

 

Положение Сююн-бике в этот период было очень сложным: в случае победы сторонников союза с Москвой терялись надежды на царствование ее родного сына Утямыш-Гирея, так как крымская династия Гиреев с казанского престола устранялась (Шах-Али принадлежал к большеордынской ветви потомков Чингис-хана, враждебной крымским Гиреям). Победа крымцев, поддерживаемых военными отрядами умершего хана, привела бы на ханский престол старшего сына Сафа-Гирея. В любом из вариантов не находилось места для ее сына Утямыша как казанского хана.

 

 

 

Булат Рахимзянов

 

 

 

Ссылка на первоисточник
Понедельник. Из «Записок деловой женщины»

Картина дня

наверх