Свежие комментарии

  • Alexandr Shishkan
    В 1986, с началом перестройки, в наш вуз впервые китайская делегация приехала, устроили дискуссию, и один из наших ст...КАК ВЬЕТНАМ ПОБЕД...
  • Alexandr Shishkan
    А вьетнамская армия в то время была одной из самых боеспособных в мире: почти 30 лет воевали, из поколения в поколени...КАК ВЬЕТНАМ ПОБЕД...
  • Alexandr Shishkan
    Был у меня хороший комментарий на эту тему - начало, правда, про Кампучию, но потом уже про Вьетнам: "Кампучия оказал...КАК ВЬЕТНАМ ПОБЕД...

И. Есенберлин, «Кочевники». Один эпизод на тему любви и брака у степного рыцаря.

И. Есенберлин, «Кочевники». Один эпизод  на тему любви и брака у степного рыцаря.

«…. строй лашкарцев раздвинулся, и на свободное поле между враждующими сторонами вынесся огромный черный всадник на вороном коне, который был величиной с хорошего верблюда. Все у всадника было черным: папаха, латы, шлем, длинные черные усы свисали по обе стороны лица. Это был знаменитый багатур Карачин - Черная скала. Он и вправду был похож на скалу грозный, неприступный...

   Два рода сражений было в те времена. Чаще всего сражение начинали одиночные батыры, вызывающие кого-нибудь из противного лагеря на поединок. Остальное войско обязано было не трогаться с места, ждать исход. Вечным позором покрывались нарушившие это правило.

   - Эй, выходи кто-нибудь на поединок! - закричал во всю силу легких Карачин-багатур. - Кому надоел белый свет?

   - Мне!

   Камбар-батыр бросил вперед своего вороного, с белой звездочкой на лбу, коня.
   - Стой!

   Это властно крикнул Бурундук - сын Керея, и Камбар-батыр послушно остановил коня. Верхом на белом боевом верблюде восседал квадратный Бурундук, глаза его грозно горели под насупленными бровями.

   - Мое право! - сказал он. - Нет такого закона, по которому младший брат идет на смерть впереди старшего...

   Да, они были назваными братьями, Бурундук и Камбар, и сын Керея был старше.


   На ствол рослого дуба был похож султан Бурундук, чугунными казались его огромные руки. Густые черные усы в локоть длиной каждый он закручивал за уши, подражая сказочному Хезрету-Али. Один вид его внушал непреодолимый ужас.
   Под стать Бурундуку был и его Белый верблюд, которого он предпочитал лошадям и приучил к поединкам и битвам. При виде всадника верблюд приходил в бешенство и хватал его зубами, срывая с седла. Бурундуку обычно приходилось только добивать врага дубиной, которая была в две косых сажени длинной и имела хороший свинцовый наконечник.
   - О, Черный Буян сел на своего Белого Джинна!

   - Берегись, Черная скала!

   Такими возгласами подбадривали казахи своего бойца. Они знали, насколько опасен Карачин-багатур со своим прославленным приемом. Правой рукой тот обычно прикрывался от дубины противника, а левой неожиданно отсекал голову его коню. После этого ничего не стоило справиться с пешим. Пожалуй, только Камбар-батыр мог бы противостоять ему, потому что сам пользовался этим приемом...
   Но Бурундук не из голого упрямства хотел помериться силами с Карачин-багатуром. Помимо законной ненависти к прислужнику хана Абулхаира были у Бурундука с главой ханских лашкаров и свои личные счеты.

   Дело в том, что у Карачин-багатура была сестра - красавица Тохтар-бегим. Розой среди ромашек казалась она простодушному Бурундуку, когда видел ее среди других девушек. А было это тогда, когда еще не откололись Керей и Джаныбек от Абулхаировой Орды. Но Тохтар-бегим была высокомерна, гордилась своим братом и не удостаивала вниманием многочисленных сыновей простых степных султанов.

   Когда исполнилось ей четырнадцать лет, Бурундук с согласия отца прислал к ней человека с предложением стать его женой. Если бы просто отказала она, то ничего бы не произошло. Но она при этом сказала посланцу Бурундука: "Не нужна мне эта неотесанная глыба... Разве лишь в туленгуты моему дому годится такой мужлан!"
   Тогда уже из оскорбленного самолюбия обратились Керей и Бурундук к самому Карачин-багатуру с требованием отдать Бурундуку в жены младшую сестру. Но тот, зная о сложившихся отношениях между аргынскими султанами и ханом Абулхаиром, ответил отказом, сославшись на то, что Тохтар-бегим якобы уже обручена с сыном какого-то эмира. Вскоре, когда Джаныбек с Кереем отделились от Абулхаира, он отдал ее в жены одному из молодых батыров ханского войска. Такого оскорбления в степи не прощают из рода в род. Несколько лет мечтал Бурундук о встрече с Карачин-багатуром в поединке, и вот теперь судьба послала ему счастливый случай...

   И вот Бурундук, ни слова не говоря, ринулся на Карачин-багатура. Чуть не до самой земли пригнул шею свирепый верблюд, длинные космы шерсти стелились по ветру, пена хлопьями опадала на песок. Неуклюжими, неровными казались издали его шаги, но летел он быстрее любого коня.

   Тогда и Карачин-багатур тронул навстречу своего коня. Люди затаили дыхание, потому что и вправду на бой черной скалы с белым джинном походила эта схватка. Крутя над головой огромной дубиной, Карачин-багатур вдруг изумленно открыл рот. Только теперь он заметил, что у противника нет никакого оружия в руках!..
   В самый последний момент замахнулся Карачин-багатур левой рукой с зажатым в ней мечом - алдаспаном, намереваясь с ходу отсечь голову верблюду. Но, не доехав нескольких шагов, Бурундук выбросил вперед правую руку, и Карачин-багатур вдруг почувствовал холод смерти на своем горле. В последний момент он попытался перерезать тонкий волосяной аркан, но было поздно. Верблюд все таким же мощным галопом уже мчался обратно, а Черная скала волочился следом, вздымая горько-соленую степную пыль к небу...

   Все произошло так быстро, что никто не успел опомниться. Видели только, как стал свечой вороной конь Карачин-багатура, потому что крепкой веревкой был привязан всадник к седлу. А теперь конь волочился в пыли вместе со своим хозяином, не в силах сопротивляться верблюжьей мощи. Аркан был очень крепок и тоже привязан к луке верблюжьего седла.

   - Арруах... Арруах!..

   Это кричал Бурундук, призывая в свидетели своей победы души предков. И лишь потому не оторвалась голова у его врага, что аркан попал на железные заплечья шлема. Перед самым строем казахских батыров аркан все-таки лопнул, и Карачин-багатур забился на земле, хватая ее голыми волосатыми руками. Один из джигитов соскочил с коня и обрывком аркана связал руки пленнику. Освободившийся конь заржал и ускакал в открытую степь...

   Потрясенные пленением Карачин-багатура, лашкары хана Абулхаира начали поворачивать коней.»

« В самый разгар тоя к закованному в цепи, подобно медведю, Карачин-багатуру пришел в черную юрту Бурундук. Он не привык ко всяким церемониям и сразу взял быка за рога.
   - Слушай, Карачин, - сказал он. - Если хочешь остаться в живых и увидеть родное небо над головой, исполни лишь одно мое желание!

   - Говори, Бурундук! - мрачно согласился Карачин-багатур.

   - Отдай мне в жены Тохтар-бегим, твою высокомерную сестру!

   - Так ведь она давно уже замужем! - крикнул пленный багатур. - У нее уже сын...

   - Разведи с мужем, - холодно предложил Бурундук. - Ребенка можешь оставить мужу

или воспитай сам. Мне нужна эта женщина!

   - Ты поступаешь не по заветам Мухаммеда!

   - Для нее я не мусульманин!

   - Нет, не могу совершить я такой грех! - вскричал несчастный Карачин-багатур. - Это

против нашей религии. Лучше сними с плеч мою голову, Бурундук!

   - Хорошо! - сказал Бурундук, вытаскивая из ножен шашку.

   - Подожди, дай подумать! - взмолился Карачин-багатур.
   Бурундук приходил к нему каждый день после тоя. Он отказывался взять в жены любую

из дочерей Карачина, которые были моложе и красивее Тохтар-бегим.
   - Эта тварь будет у меня в постели! - твердо сказал он. - Иначе я выпью твою кровь,

Карачин. Но выпью не торопясь, по ложке в день.

   Поняв, что ему не вырваться иным путем из рук Бурундука, Карачин-багатур вынужден был послать к братьям гонца с приказом развести Тохтар-бегим с мужем и отдать ее Бурундуку. Куддус-батыру, мужу Тохтар-бегим, предложил Карачин взамен одну из своих дочерей и младшую сестру.

В день прибытия султана Бурундука в зимовье на реке Талас братья Карачин-багатура привезли ему Тохтар-бегим. В тот же день Карачин-багатур получил свободу и уехал домой.
   Вечером квадратный плосконосый Бурундук пришел в белую юрту, поставленную для его новой жены. Стройная, как тополя на ее родине Мавераннахре, сидела она за шелковой занавеской и ждала. Он стал снимать свои огромные сапоги, и по всей юрте распространился запах провонявшихся портянок. Даже не помыв после похода ноги,

пришел он к ней, чтобы больше унизить...

   По бледному гневному лицу женщины, полному ненависти взгляду нетрудно было догадаться, что никогда не простит она ему разлуки с мужем и маленьким сыном, оставленным в Мавераннахре.

   Ни слова не говоря, Бурундук схватил своей страшной волосатой ручищей рыжую кошку, сидевшую возле серебряной вешалки. Послышался душераздирающий вопль несчастного животного. В мгновение ока султан оторвал ей голову и лапки, выбросил их через дымовое отверстие юрты наружу. Потом он спокойно посмотрел на Тохтар-бегим, и минуту назад казавшаяся недотрогой женщина, послушная, дрожащая от страха, легла туда, куда он указал мокрым от крови пальцем.

   - Если понравишься мне сейчас, будешь как-нибудь жить! - сказал он.
   Спустя год у нее родилась дочь, названная Жаухар-бике.»

Источник И. Есенберлин "Кочевники"

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх