Свежие комментарии

  • Юрий Московский
    Было соглашение о возвращении. Оно до сих пор не выполнено. Пусть исполняют, если честные люди."Волк" Ивана Гроз...
  • Александр Станков
    ничего общего с историей..Реконструкция ран...
  • Михаил Фадеев
    Интересно - почему наши их не забрали после победы в Северной войне? Надо было забрать, хоть они и устарели к тому вр..."Волк" Ивана Гроз...

ЭТРУССКИЕ ЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ: ПРОБЛЕМЫ И ИТОГИ ИССЛЕДОВАНИЯ

ЭТРУССКИЕ ЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ: ПРОБЛЕМЫ И ИТОГИ ИССЛЕДОВАНИЯ

С. А. Яцемирский

 

(Аспекты компаративистики. - Вып. 2. - М., 2007. - С. 187-196)

Система этрусских числительных восстанавливается почти исключительно по материалам самих этрусских текстов; сопоставления с данными других языков очень редки; в памятниках языков, родственных этрусскому, мы имеем лишь одну надежную форму - sialχveiś "60" (в надписи лемносской стелы). Несмотря на ряд вопросов относительно происхождения, образования и принципов согласования простых и сложных числительных, нельзя не признать, что эта часть речи известна нам достаточно полно. Этрусские числительные засвидетельствованы в различных типах памятников; особое место среди них занимают найденные в 1848 г. игральные кости из Тосканеллы (TLE 197) с подписанными значениями от 1 до 6; именно они позволили совершить прорыв в интерпретации простых числительных, осуществленный в основном по методу позиционной статистики. Частотность употребления разных числительных, как и количество производных форм, далеко не равнозначны; некоторые простые числительные и их производные встречаются десятки раз, тогда как, к примеру, основа слова nurφ – "9" – засвидетельствована только один раз, причем в производном наречии. Поскольку основные данные по этрусским числительным предоставляются эпитафиями, нам неизвестны числа, превышающие продолжительность человеческой жизни.

 

Последовательность простых количественных числительных tu(n), θu(n) - 1, zal - 2, ki, ci, (χi?) - 3, hut, huθ - 4, maχ - 5, śa, sa - 6, śemφ - 7, cezp - 8, nurφ - 9, была впервые установлена для первых шести чисел Г. Штольтенбергом [10, 234; ср. 3, 368; 5, 44; 8, 454] и, несмотря на ряд более поздних гипотез [ср. 4, 60-61 и др.], является наиболее (если не единственной) обоснованной. Данная система была существенно укреплена после обнаружения знаменитой этрусско-финикийской билингвы из Пирги, в которой пуническому сочетанию šnt šlš III "три года" соответствует этр. ki avil [ср. 8, 445]. Следует отметить, что критика приведенной интерпретации осуществлялась в основном исследователями, пытавшимися этимологизировать этрусские числительные исходя из своих гипотез относительно внешних связей этрусского языка, в частности, В. Георгиевым, который настаивал на индоевропейском характере этрусского и, соответственно, должен был игнорировать многие этрусские материалы. На сегодняшний день подобные построения уже не могут восприниматься всерьез [1].

Очевидно, что больше всего споров вызвала проблема истолкования huθ и śa; исследователи по-разному распределяли между ними значения "4" и "6". Значение huθ "4" уже не должно подвергаться сомнению; здесь мы следуем классической аналогии догреческого (по-видимому, тирренского) топонима Ύττηνία, соответствующее греч. "τετράπολις", "Τετράπτολις" (аттическое четырехградье, т. е. города Οινόη, Μαραθών, Προβάλινθος и Τρικόρυθος, о чем свидетельствует Стефан Византийский [4, 58]). Данный топоним не раскладывается на составляющие основы (в тирренских языках не только не встречается основа *tVn- со значением, близким к "город" или "поселение", но и сами случаи словосложения единичны); по своей структуре эта форма должна восходить к тирр. *hutena "четверка", с наиболее распространенным в этрусском языке словообразовательным суффиксом -na.

Другой часто оспаривавшейся интерпретацией была cezp - "8". Имеющееся истолкование подкрепляется в первую очередь глоссой TLE 858 Xosfer ("Xosfer Tuscorum lingua October mensis dicitur"), основу которой следует восстановить как *Chosf- (смешение лат. x [ks] и этр. χ вполне закономерно, учитывая отсутствие соответствующей графемы в латинском письме). Как видно, название структурно совпадает с латинским October; следует отметить переход c и p в соответствующие придыхательные. Кроме того, Варроном и другими авторами сохранено название "восьмого" римского холма Cespius, Cispius (одна из вершин Эсквилинского холма, наряду с Oppius).

Об интерпретации числительного "10" см. ниже; другие десятки в этрусском языке (кроме zaθrum "20") образуются от простых числительных при помощи присоединения элемента -alχ- (как и в лемносском sialχveiś - "60"). Такие составные формы не засвидетельствованы только с основами huθ "4" и nurφ "9". Значение zaθrum "20" подтверждается календарными датами в тексте Загребского ритуала (liber linteus, TLE 1); не требует пояснений, что при выясненном значении "30" для обозначения чисел месяца форма zaθrum могла соответствовать только 20-ти. Другие десятки легко узнаваемы, несмотря на некоторые фонетические различия: cealχ-, cialχ- "30"; muvalχ- "50"; śealχ- (лемн. śialχv-) "60"; śemφalχ- "70"; cezpalχ- "80". Основа maχ-/muv-, как видно, претерпевает наибольшие фонетические изменения; очевидно, это связано с различным развитием лабиовелярного звука v, который следует восстановить в данной основе (с дальнейшими преобразованиями v > -χ в конце слова и v- > -v- перед гласным (в muvalχ-)).

Числительное "100" пока не идентифицировано, и это вполне закономерно, учитывая, что в основном мы находим числительные, обозначающие возраст в эпитафиях. Можно надеяться, что со временем оно будет выделено в ритуальном тексте Загребской мумии, однако пока основная часть имеющейся там лексики нам непонятна.

Сложные числительные могли быть образованы по крайней мере двумя способами. Двузначные числа со вторым элементом от 1 до 5 или 6 обозначались посредством постановки простого числа перед десятком: maχ cezpalχ avil svalce "прожил 85 лет" (TLE 94). Такие конструкции с не осложненными суффиксальными показателями числительными достаточно редки; чаще всего оба компонента имеют суффиксы генетива, причем если для первого числительного это один суффикс -s, то для второго (за исключением слова zaθrum "20") употребляются два суффикса, -l и -s. Числительное zal "2" имеет специфический генетив esals. Ср. следующие примеры:

TLE 1VIII 3 celi huθis zaθrumiś "24-го сентября [2]";

TLE 142 avils huθs muvalχls lupu "умер 54-х лет";

TLE 193 avils śas amce "был 6-ти лет";

TLE 324 lupu avils esals cezpalχals "умер 82-х лет".

Другой тип образования сложных числительных применяется для чисел со вторым элементом 7, 8, 9 (относительно 6 пока ничего определенного сказать нельзя). Здесь из ближайшего большего десятка вычитается соответственно 3, 2 или 1, причем это вычитание оформляется суффиксом -em (производные числительного 2, как и в других случаях, образуются от основы esl-); типологически такие формы сходны с лат. duo-de-viginti, un-de-viginti, где для вычитания используется предлог de.Рассмотрим следующие примеры:

TLE 134 θunem muvalχls lupu "умер 49-ти лет";

TLE 192 θunem zaθrums "19-ти лет";

TLE 1VI 14 eslem zaθrumiś acale "18-го июня [3]";

TLE 1X 2 ciem cealχuz "27" и др.

Этрусские числительные обычно сочетались с множественным числом существительных (TLE 719 ki aiser "три бога", TLE 181 tivrs śas "шести месяцев" и т.д.). Единственное явное исключение - слово avil "год", которое, присоединяя падежные суффиксы (в отличие от вообще несклоняемого ril "возраст"), употребляется в единственном числе. То же самое мы видим в надписи лемносской стелы: śivai aviś sialχviś "прожил 60 лет". Характерно, что в самостоятельном употреблении это слово может присоединять суффикс собирательного множественного avil-χva-l [4] (TLE 875).

Помимо форм генетива, у простых числительных известна производная с послелогом дательно-направительного падежа [5] hut-eri (TLE 1X 14).

О порядковых числительных известно мало. Помимо основы θunχ- "первый", встречающейся в нескольких текстах, надежный случай употребления порядкового числительного просматривается в архаической надписи из Пирги TLE 876. Основа θunχ- (TLE 100 θunχum) оформлена достаточно редким этрусским адъективным суффиксом -uc, -uχ (ср. marunuχ (TLE 137, 165, 234) "относящийся к коллегии маронов") и встречается с различными суффиксами: θunχerś (TLE 1VI 7) – генетив мн. ч., ср. также сложные θunχule (TLE 1XII 3), θunχulθe, θunχulθl (TLE 570). Неясно θunśna (TLE 1VI 13). В упомянутой надписи из Пирги читаем: hutila tina etiasas acalia "(в) четвертый день (от) июньских ид [6]". Как видно, числительное оформлено стандартным суффиксом генетива/адъектива -l(a). Иногда высказывается точка зрения, что форма zaθrumsne (TLE 1VI 9) также представляет собой порядковое числительное [ср. 5, 44], однако контекст, в котором она встречается, указывает скорее на числительное количественное: zaθrumsne lusaś fler hamφisca θezeri laiviśca lustreś "следует поставить 20 приношений с правой стороны и с левой стороны" [7].

Числительные-наречия в этрусском образуются при помощи суффикса -zi, встречающегося также в виде -z и -ze, -za (?). Ср. следующие сочетания:

TLE 99 cizi zilaχnce meθlum nurφzi canθce "трижды управлял городом, девять раз …";

TLE 136 eslz zilaχnθas "дважды был зилком";

TLE 171 eslz tenu "дважды занимал должность…";

TLE 324 zilχnu cezpz… purtśvana θunz "восемь раз был зилком… один раз (занимал должность) p." и др.

Помимо этих форм известны единичные разделительные числительные, оформленные хорошо известным суффиксом множественного числа -r: tunur "singuli" и zelur "bini" (обе в надписи TLE 619).

Уникальный случай участия числительных в словосложении представлен формами tuśurθi (TLE 586), tuśurθii (TLE 627), "супруг(а)", tusurθir (TLE 587) "супруги", в которых следует видеть кальку лат. con-sors, род. п. con-sortis. Основа была заимствована с минимальными изменениями, а за неимением аналогичной приставки для указания на общность (лат. con-) было использовано этрусское числительное "1", что вполне близко семантически.

В проблеме интерпретации этрусских числительных одной из ключевых задач остается обнаружение числительного 10. Неясность такой важной формы является серьезным недостатком существующей модели этрусской системы числительных. Вместе с тем, принимая во внимание значительное количество известных науке этрусских текстов и существенный объем некоторых из них, таких, как текст Загребского ритуала или Капуанской черепицы (TLE 2), вполне вероятно, что среди уже известных словоформ будет выделено и числительное 10, тогда как наиболее часто принимаемая из существующих точек зрения не представляется нам достаточно убедительной.

Была высказана точка зрения о том, что ключом к разгадке может служить составная форма huθzar-s из эпитафии TLE 191 [4, 60], где она указывает на возраст умершего (avils huθzars т. е. "(умер в возрасте) x лет"). Учитывая тот факт, что сложные числительные, в которых вторым компонентом являлись числа от 1 до 5 или 6, образовывались в этрусском языке путем постановки простого числительного перед десятком, аналогичная схема распространялась на huθzars и делался вывод о том, что zar означает "10" (впервые мнение высказано С. Кортсеном [6, 59]), т. о., форма huθzars понималась как "14" (или "16", если принять huθ "6"). Также было указано на связь -zar- с основой śar- (TLE 1VIII 1, в сочетании ciś śariś [4, 60], соответственно понимаемом как "13-го" (в род. п.)). С незначительными фонетическими изменениями (в форме ceś zeriś) то же сочетание дважды встречается в крупной надписи из Монте Питти (TLE 3806, 9, tabella defixionis), однако перевод этой надписи пока выполнить не удается. На наш взгляд, слово zar в краткой надписи TLE 295 также может быть истолковано как числительное, хотя здесь контекст весьма сложен для понимания (cvl alile hermu zar). Неясно, можно ли отнести сюда форму zaθriś в краткой надписи TLE 921, или же она является результатом фонетического развития zaθrum "20".

Согласно точке зрения А. Немировского, форма huθzars, означая "16", образована также по принципу вычитания, причем -zar- интерпретируется как вариант zaθrum "20" [2, 93]. Такое объяснение представляется совершенно неудовлетворительным сразу по нескольким причинам. Во-первых, сопоставление -zar- с zaθrum слишком натянуто с фонетической точки зрения (других случаев упрощения zaθrum до zar неизвестно), при том, что связь -zar- с śar- не проводится, соответственно, игнорируется различие ciem zaθrums "17" и ciś śariś. Во-вторых, здесь отсутствует суффикс вычитания -em. Наконец, присваивая huθzar- значение "16", А. Немировский противоречит собственному мнению о том, что huθ означает "6", а не "4", т. к., приняв huθ "6", при вычитании мы снова должны были бы получить "14".

В трактовке zar как "10" нас прежде всего настораживает тот факт, что zar не имеет ничего общего с хорошо известным формантом десятков -alχ-. Логичнее было бы предположить, что -alχ- является результатом развития именно числительного со значением "10". Кроме того, обращает на себя внимание фонетическое сходство zar не только с zaθrum, но и с zal "2", и если связь между числительными 10 и 20, или 20 и 2 вполне очевидна, то объяснить таковую между 10 и 2 весьма затруднительно.

Поиски лексемы, которую можно истолковать как числительное и фонетически сблизить с элементом -alχ-, привели нас к некоторым результатам. Так, были обнаружены форма halχ TLE 24, 14 и более сложные halχza (TLE 1X 21), halχze (TLE 1X γ2), а также hilχvetra (TLE 1VI 2, с известной местоименной энклитикой). На наш взгляд, форма halχ не может быть разложена на составляющие элементы, т. к. отделив -alχ, пришлось бы предположить существование основы, состоящей из простого придыхания h-, что почти невероятно. Можно думать, что именно halχ обозначает числительное "10"; выпадение придыхательного h- в составных формах не представляется чем-то сложным для объяснения. Однако, чтобы доказать наше предположение, следует рассмотреть особенности употребления имеющихся форм.

В первый раз в надписи на Капуанской черепице слово halχ употреблено в следующем контексте: ci tartiria cim cleva acasri halχ tei vacil. Как видно, здесь дважды присутствует числительное "3"; от основы acas- ("делать, предлагать, жертвовать") образован герундив на -ri; по-видимому, здесь предписывается совершить какое-то действие и перечисляются некие культовые предметы (tartiria, cleva, vacil). Если исключить герундив acasri и местоимение tei, можно предположить, что halχ сочетается с существительным vacil. Мы полагаем, что достаточно распространенное слово vac(i)l представляет собой форму множественного числа [8] (ср. TLE 228 vaci). В другом пассаже того же капуанского текста halχ стоит перед формой aper "предки", в которой, как видно, присутствует основной этрусский суффикс множественного числа -r. В Загребской книге имеется две формы от основы halχ, осложненные показателем -za/-ze. Если контекст, в котором употреблено слово halχze, совершенно неясен, то другая форма употреблена в пассаже, где присутствуют числительные 1, 2, 3: zal eśic ci halχza θu eśic zal. К сожалению, eśic очень трудно истолковать; тем не менее, хорошо заметна связь простых числительных: 2 eśic 3… 1 eśic 2. Употребление в данном контексте допускает наречный характер данной формы. Вариативность гласных в сходных позициях, а также их выпадение являются в этрусском исключительно распространенным явлением, и то, что суффикс ранее известных наречий выглядел как -zi или -z, вовсе не означает, что он не может иметь вид -za/-ze.

Таким образом, halχ можно достаточно уверенно трактовать как числительное, и для него значение "10" представляется наиболее вероятным. Этот вывод подтверждается не только фонетическим сходством с элементом -alχ- и особенностями употребления, но и присоединением хорошо известного наречного суффикса.

По-видимому, с некоторыми фонетически объяснимыми вариантами данная основа присутствует в одном этрусском родовом имени: hulχenas (TLE 245), hulχuniesi (TLE 90), hulχniesi (TLE 84, 91); ср. основу лат. имени Decimus. Сложно сказать, идентична ли данная основа иногда встречающейся alχu (TLE 210, 18, 939); сочетание с множественным числом aiser(a) в надписи TLE 939 вполне может указывать на числительное. С другой стороны, труднее объяснить устойчивый формант -u, а также колебания в написании (с h и без него) в одном тексте.

Принимая значение halχ "10", мы вынуждены искать новое объяснение для zar-/śar-. Наличие только двух сложных с этой основой числительных, указанных выше ciś śariś (с вариантом ceś zeriś) и huθzars, а также фонетическое сходство первого элемента zar, zaθrum и zal, заставляет предположить для zar значение "12" (сходство с zal "2" здесь вполне объяснимо), а формы, сложные с 12, объяснить как реликты двенадцатиричной системы счисления. Основы śar- и zar- объединяет общая фонетическая черта - достаточно редкое в этрусском чередование z/ś (т. е. zal/esl- "2" и śar-/zar- "12") [9]. Выделение особой лексемы для 12-ти подкрепляется и историко-культурными соображениями, особой значимостью этого числа в Этрурии. Некоторые другие формы, содержащие zVr- (TLE 1IX 1, 8 zarve, TLE 1V 2, 22, VII 21, IX 1, 8 zeri, и др.), не дают, по-видимому, оснований для сопоставления с śar-/zar- "12"; характерно, что śar-/ zar- "12" не встречается в liber linteus в написании с z.

Если складывать ci и huθ с zar по общему правилу, мы получим соответственно "15" и "16". Видно, что обнаружение сложного с zar числительного с первым компонентом больше 4-х (скажем, maχ "5") опровергло бы нашу точку зрения, т. к. при сложении получалось бы значение больше 16-ти (в примере с maχ - 17), тогда как известны обычные формы, образованные по принципу вычитания [10]. Но такие составные числительные неизвестны; в любом случае, даже если они будут найдены, то не смогут быть использованы против трактовки halχ как "10".

Подводя итог вышеизложенному, мы делаем следующие выводы. Во-первых, числительным со значением "10" в этрусском языке является halχ, а не zar, как это ранее считалось, что подтверждается фонетическим обликом, особенностями употребления и построения производных форм. Во-вторых, для zar наиболее вероятным значением является "12"; специфика данной формы и образования некоторых других числительных второго десятка обусловлена некогда существовавшей двенадцатеричной системой. В-третьих, принятие zar равным 12-ти делает возможным трактовку huθ только как "4", а не "6"; можно надеяться, что спор по данному вопросу будет завершен.


Примечания

1. В качестве курьеза можно привести схему В. Георгиева: maχ – 1, sa – 2, huθ – 3, θu – 4, ci – 5, zal – 6, śemφ – 7, θun – 8, muv, nurφ – 9 [1, 192]. Как видно, для первых шести чисел не предложено ни одного верного перевода; фонетически обусловленные варианты θun и θu принимаются за разные числительные, как и в случае с maχ и muv (ср. ниже muvalχ-). Не объясняется "идентичность" muv и nurφ; cezp вообще не рассматривается.

2. "Celius Tuscorum lingua September mensis dicitur" (TLE 824).

3. "Aclus Tuscorum lingua Iunius mensis dicitur" (TLE 801).

4. Данная надпись является «конспектом» билингвы из Пирги TLE 874; распределение avilχval - pulumχva соответствует финикийскому wšnt l'mš 'lm bbty šnt km hkkbm 'l досл. "(да будут) годы божества в святилище этом (многочисленны), как годы звезды этих".

5. О таком характере элемента -eri говорит возможность его сочетания с глагольными основами для образования герундива (ср. nunθeri (TLE 211, 12, 20, 25) "да будет принесен в жертву", и др.).

6. Ср. глоссу Макробия TLE 838b: "Iduum porro nomen a Tuscis, apud quos is dies Itis vocatur, sumptum est... iduare enim Etrusca lingua dividere est".

7. Здесь нам неизвестно только значение lus-; впрочем, перевод "сторона, край" представляется вполне вероятным; -treś во втором случае представляет собой местоименную энклитику.

8. То, что суффикс -l может быть не только показателем генетива, но и формантом множественного числа, следует считать установленным фактом: ср. mi murs arnθal veteś… (TLE 420) "я - оссуарий Арнта Вете" и …murśl XX (TLE 135) "20 оссуариев".

9. Графема z используется в этрусском для передачи различных звуков, в том числе, по-видимому, для аффрикаты [tz]. Иногда встречающийся в позиции s вариант z (ср. cealχuz (TLE 1X 2), при cealχus (TLE 1IX γ2), cealχuś (TLE 1XII 12), cialχuś (TLE 1XII 50), и др.; zuθina (TLE 69, при распространенных suθi, suθina); имя zerturi (CIE 4355, Per.) : sertur, serθur (ср. Sertorius), zpurana (TLE 421, при spur- "город") следует объяснить, по видимому, оглушением [z]; соответственно z стала употребляться для [s]; это явление отразилось в фалисских написаниях (поскольку фалисский испытал влияние этрусского) - ср., к примеру, форму zenatuo (LF 59). С другой стороны, s не встречается в позиции z, кроме основ śar- и zar-. Это существенно сближает рассматриваемые основы.

10. Т. е. ciemzaθrms "17" (TLE 166), eslem zaθrumiś "18" (TLE 1VI14), θunem zaθrums "19" (TLE 192).


Литература

1. Георгиев В. Исследования по сравнительно-историческому языкознанию. М., 1958.

2. Немировский А. И. Этруски. От мифа к истории. М., 1983.

3. Паллотино М. Проблема этрусского языка // Тайны древних письмен. М., 1976, с. 349-380.

4. Харсекин А. И. К интерпретации этрусских числительных // ВДИ, 1964, № 2, с. 49-61.

5. Харсекин А. И. Этрусская эпиграфика и этрусский язык // Немировский А. И., Харсекин А. И. Этруски. Воронеж, 1969, с. 26-67.

6. Cortsen S. P. Zur Etruskischen Sprachkunde. // Symbolae philologicae. O. A. Danielson. Uppsala, 1932.

7. Giacomelli G. La lingua falisca. Firenze, 1963.

8. Pallottino M. La lingua degli etruschi. // Lingue e dialetti dell'Italia antica. Roma, 1978, pp. 429-468.

9. Pallottino M. Testimonia linguae Etruscae. 2 ed., Firenze, 1968.

10. Stoltenberg H. L. Die Bedeutung der etruskischen Zahlnamen «Glotta», XXX, 1943, pp. 234-244.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх