Свежие комментарии

  • Михаил Бутов
    Gerry Embleton - известный в Европе иллюстратор и реконструктор военного костюма разных времён и народов. Он хорошо с...Армии волжских бо...
  • Алексей Андреевич
    нарисовали и нарисовалиАрмии волжских бо...
  • Никифор
    Спасибо! Упоминаний совсем чуть...Наших вестей о том прошлом гораздо больше..Описание Новгород...

По заветам товарища Власова (Из книги Ю. Нересова "Трупный яд покаяния")

Недавно наткнулся на интересные сведения в книге «Трупный яд покаяния».

Не знаю насколько объективны сведения, а самому проверять нет времени.

Однако Юрий Нересов публицист серьёзный, враья быть не должно, потому решил запостить. 


 

Разумеется, и в Российской Империи, и в СССР, находилось немало людей, которые были готовы решать свои политические или национальные проблемы с помощью иноземного вторжения. Хватало там и желающих хорошо жить при любой власти и поэтому с лёгкостью и не раз менявших хозяина, но, как не раз показывалось выше, явление это общечеловеческое и с господствующим строем связанное, куда меньше, чем кажется.

Классический пример — один из ближайших соратников Власова, командир 1-ой пехотной дивизии Русской Освободительной Армии Сергей Буняченко. Сначала Сергей Кузьмич был коммунистом, приносил советскую присягу и гонял по Таджикистану недовольных коллективизацией басмачей. Попав в плен, он почувствовал горячее желание послужить Рейху и участвовал в боях против Красной армии. «В присутствии моих земляков я торжественно клянусь честно сражаться до последней капли крови под командой генерала Власова на благо моего народа против большевизма, — клялся Буняченко 14 ноября 1944 года.

 — Эта борьба ведётся всеми свободолюбивыми народами под высшей командой Адольфа Гитлера. Я клянусь, что останусь верным этому союзу».

Верность сохранялась менее полугода. Поняв, что фюреру капут, бравый комдив увёл дивизию с фронта и повёл её к американцам, чтобы заслужить благоволение новых хозяев, по дороге напал на немецкий гарнизон в Праге, а когда его всё же вернули домой, истово раскаялся перед прежними товарищами.

Буняченко было плевать и на Сталина, и на Гитлера, и на президента США Трумэна. Он просто очень хотел оставаться генералом с соответствующим окладом да харчами, и ради этого был готов на всё. Так же вёл себя и осторожно дистанцировавшийся от похода на Прагу Власов. В разгар террора 1937–1938 гг. он заседал в Военном трибунале Ленинградского округа и не сделал ничего, чтобы облегчить судьбу подсудимых, среди которых были и невиновные. В письме любовнице Агнессе Подмазенко от 14 февраля 1942 года он с восторгом рассказывал, как велик вызвавший его «самый большой и главный хозяин» и какое счастье с ним говорить. Попав в плен в том же году, звал бывших красноармейцев воевать за нового главного хозяина, а в «Обращении к бойцам и командирам Красной Армии» писал, что «объявляет врагами народа Сталина и его клику». Попав к бывшим соратникам, напоминал со скамьи подсудимых, что «не только полностью раскаялся, правда, поздно, но на суде и следствии старался как можно яснее выявить всю шайку».

Многие белоэмигранты вели себя не лучше. Как уже писалось, отвратительнее всего они проявили себя в приютившей их Югославии. Вскоре после оккупации страны немцами так любящие побазарить под водочку о славянском братстве русские благородия, во главе с выходцем из местечковой еврейской семьи генералом Штейфоном, предложили им свои услуги по охоте за партизанами. Казалось, даже избежавших партизанской пули ждёт в лучшем случае забвение, но случилось иначе.

В 1991 году люди подобные Власову и Буняченко пришли к власти, и на месте страны, в которой они родились, возникла куча бессильных деградирующих обломков. Потерпев поражение в 1941 году, СССР неминуемо превратился бы в нечто подобное. Недаром аббревиатура фиктивного Содружества Независимых Государств (СНГ) часто расшифровывается, как «сбылись надежды Гитлера».

Позавчерашние коммунисты, вчерашние либералы, сегодняшние патриоты-державники, завтрашние нацисты, сионисты, исламские фундаменталисты или опять коммунисты, правят нами до сих пор. Они без колебаний встанут под любой флаг, лишь бы остаться при своих финансовых потоках, счетах и оффшорах, и потому не могут не ощущать духовную близость со своими предшественниками. Ну, а при наличии таковой очень трудно удержаться от соблазна использовать опыт ветеранов Русского Охранного корпуса Штейфона и Русской Освободительной Армии Власова для воспитания своей будущей опоры — офицеров российской армии.

В настоящее время визиты бравых дедушек в военные училища РФ организует глава Фонда содействия кадетским корпусам России, сын и внук офицеров Охранного корпуса Борис Йордан, помогавший Чубайсу прихватизировать российскую промышленность, а Путину — зачищать НТВ от команды конкурирующего олигарха Владимира Гусинского. До 2002 года во главе Фонда стоял отец магната Алексей Йордан, а сейчас Фонд носит его имя.

Визиты сочетаются с ценными подарочками, дабы будущие господа офицеры понимали, что следовать идеалам, рекомендуемым заезжими реформаторами, начиная с Адольфа Апоизовича, очень даже выгодно. Пользу такого поведения доказывает и судьба семьи Йорданов, поднявшихся от мелких карателей до крупных воротил. О том же свидетельствует и благополучие члена правления Фонда Дмитрия Бакатина. Его папа — последний председатель КГБ СССР Вадим Бакатин — прославился сдачей американцам системы подслушивающих устройств в посольстве США в Москве и был награждён должностью в Совете директоров британской компании Baring Vostok Capital Partners.

Забавно, что фонд Йордана учреждён в том же самом 1999 году, когда Россию возглавил бывший подполковник КГБ, затем вернейший соратник либеральнейшего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака и нынешний борец за российскую державность. Конечно, это лишь совпадение, но я совершенно не удивился, когда начальник петербургского Суворовского училища Валерий Скоблов, с почётом принимая в своих стенах ветеранов власовской Русской Освободительной армии, заявил, что делает это по распоряжению президента России Владимира Путина («Власовский десант на берегах Невы», «Советская Россия» 27 декабря 2001 года). После чего добавил, что ближайший съезд ветеранов и их поклонников откроется в Санкт-Петербурге, министр иностранных дел Игорь Иванов, состоит в его оргкомитете, а Путину приглашение уже послали.

Начавшийся скандал несколько отсрочил мероприятие и сделал невозможным участие в нём национального лидера. В ходе электронной переписки почтенных полицаев было рекомендовано «временно и дипломатически отступить», но одновременно «с утроенной энергией продолжить нашу работу в Корпусах и даже получить гражданство, как это на днях предложил сам Путин».

Апогеем кампании стало шоу, именуемое II съездом кадетов России и зарубежья, состоявшееся в 2009 году и начавшееся с зачтения приветствий от спикера Государственной Думы Бориса Грызлова, его коллеги из Совета Федерации Сергея Миронова и губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко. «Для петербуржцев большая честь и ответственность принимать столь значимое для страны событие, — сообщила Валентина Ивановна. — Символично, что форум в Санкт-Петербурге соберёт более 300 участников кадетского движения из разных регионов России, дальнего и ближнего зарубежья».

Поскольку ближнее зарубежье было представлено ветеранами РОА Игорем Андрушкевичем, Юрием Мор-двинкиным и их боевыми товарищами, совершенно понятно, кого так радостно встречает ныне сменившая Миронова на посту председателя верхней палаты главная комсомолка Ленинграда. А чтобы ни у кого не было сомнений, председатель Общероссийского союза кадетских объединений «Содружество суворовцев, нахимовцев и кадет России», путинский генерал Александр

Как перевирают историю. 'Промывание мозгов'

Владимиров заявил, что ему дорог «блестящий опыт кадет русского зарубежья», поскольку «они нам братья по крови и служили не немцам, а Родине».

В свою очередь, заместитель главы Нью-Йорского Объединения выпускников Российских кадетских корпусов Гордей Денисенко в интервью РИА «Новости» отметил, что «мы признали нынешних российских кадет нашими наследниками и преемниками, мы и сами много сделали для возрождения традиции кадет в России». «Эти люди представляют собой элиту русской эмиграции, которая на протяжении десятилетий хранила традиции» — с умилением отметило РИА «Новости». А издательство при Санкт-Петербургском Государственном университете, ректором которого тогда работала верная путинистка, член «Единой России» Людмила Вербицкая, ещё раньше выпустило повествующий об этих традициях апологетический сборник воспоминаний престарелых карателей. Особенно умилительно там смотрелся «Приказ по 1-й юнкерской дружине 1-го отряда 85 от 12 сентября 1942 года». Согласно ему, портупей-юнкер Алексей Йордан производится в подпоручики, а господа немецкие офицеры во главе с обер-лейтенантом Бредовым уверены, что «вложенные в этот год труды принесут пользу делу уничтожения жидо-коммунизма и установлению нового справедливого порядка в мире».

«Жидо-коммунизм» о котором писал герр Бредов, уже мёртв, зато проблема установления нового мирового порядка по-прежнему актуальна. Едва ли не каждый год в той или иной стране мы видим как его устанавливают, и осознаём, что лучше всего операции проходят, когда политики и военные предназначенной к обустройству страны следуют идеалам товарища Власова. В Ираке и Югославии таких нашлось достаточно, в Ливии возникли проблемы, а в России, ввиду сохранения стратегических ядерных сил, подобного развития событий особенно важно избежать.

Деморализация населения через комплекс вины и пропаганду предательства должна обеспечить решение вопроса, и светская власть тут действует в тесном партнёрстве с духовной. В разгар дружеских визитов гитлеровских дедушек, 17 августа 2007 года Московская Патриархия торжественно воссоединилась с эмигрантской Русской Православной церковью за рубежом, которая прославилась горячей поддержкой Гитлера. «Карающий меч Божественного правосудия обрушился на советскую власть, на её приспешников и единомышленников. Христолюбивый Вождь германского народа призвал своё победоносное войско к новой борьбе, к той борьбе, которой мы давно жаждали — к освящённой борьбе против богоборцев, палачей и насильников, засевших в Московском Кремле, — писал 22 июня 1941 года в спешно напечатанной прокламации бывший стукач Лубянки, а с 1938 года митрополит Берлинский и Германский Серафим Ляде, носивший почётное звание «фюрера всех православных в Третьем Рейхе и во всех контролируемых им территориях». — Как первоиерарх Православной Церкви в Германии, я обращаюсь к вам с призывом. Будьте участниками в новой борьбе, ибо эта борьба и ваша борьба; это — продолжение той борьбы, которая была начата ещё в 1917 г., — но увы! — окончилась

трагически, главным образом, вследствие предательства ваших лжесоюзников, которые в наши дни подняли оружие против германского народа. Каждый из вас сможет найти своё место на новом антибольшевицком фронте. «Спасение всех», о котором Адольф Гитлер говорил в своём обращении к германскому народу, есть и ваше спасение, — исполнение ваших долголетних стремлений и надежд. Настал последний решительный бой. Да благословит Господь новый ратный подвиг всех антибольшевицких бойцов и даст им на врагов победу и одоление».

«Настал день, ожидаемый им (русским народом. — Ю.Н.), и он ныне подлинно как бы воскресает из мёртвых там, где мужественный германский меч успел рассечь его оковы, — вторил митрополиту Серафиму в Пасхальном послании 1942 года глава РПЦЗ митрополит Анастасий. — И древний Киев, и многострадальный Смоленск, и Псков светло торжествуют своё избавление как бы из самого ада преисподнего». («Церковная жизнь», № 4, 1942 год).

Романтические отношения руководства РПЗЦ с фюрером очень напоминали роман митрополита Варлаама с Наполеоном, но длились гораздо дольше и имели куда большие масштабы. Митрополит Серафим уже в октябре 1941 года возглавил Средне-Европейский митрополичий округ, объединяющий не только приходы Рейха, но и храмы оккупированных территорий Белоруссии, Польши, Чехии, Словакии, Бельгии и частично России, Сербии и Франции. Приходы Литвы, Латвии и Эстонии окормлял другой осведомитель госбезопасности, митрополит Сергий (Воскресенский), отметивший в одной из проповедей, что «Господь да укрепит и умножит силы Адольфа Гитлера для скорейшей и окончательной победы над большевизмом!»

Ближе к концу войны владыка Анастасий успел благословить армию Власова, и благословление это до сих пор сохраняет силу. Уже после объединения с Московской Патриархией Архиерейский Синод РПЦЗ 8 сентября 2009 года сделал специальное заявление, в котором подчеркнул, что власовцы предателями не были, «всё, что было ими предпринято — делалось именно для Отечества». Также было заявлено, что «в русском зарубежье, частью которого стали и уцелевшие участники Русской освободительной армии, генерал был и остаётся своего рода символом сопротивления безбожному большевизму во имя возрождения исторической России».

Московская патриархия пока вынуждена дистанцироваться от этой позиции, но многие функционеры оной её активно отстаивают. Среди них апологет Власова, профессор Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Георгий Митрофанов, который личным распоряжением главы РПЦ патриарха Кирилла (Гундяев) введён в состав редколлегии учебника «Основы православной культуры». Кроме того, отца Георгия привечает один из ведущих партийных клубов «Единой России» — Центр Социально-Консервативной политики, северо-западным отделением которого руководит первый вице-премьер Игорь Шувалов. Единомышленник Митрофанова, игумен Пётр Мещеринов тоже не прост — руководит Школой молодёжного служения Патриаршего центра духовного развития детей и молодёжи. И если кто-то думает, что патриарх Кирилл стал бы терпеть на столь ответственных должностях людей, которым он не симпатизирует, то он плохо знает бывшего главу Отдела внешних церковных сношений и, по данным некоторых средств массовой информации — осведомителя КГБ Михайлова.

Картина дня

наверх