Свежие комментарии

  • злодей злодейский
    нет ничего тупее чем натыкать сканов с книги.ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...
  • абрам вербин
    Можно покрупней сделать текст?ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...
  • Михаил Ачаев
    Не было тогда всемирной китайской фабрики, всё стоило дорого.Сколько будет сто...

Турова божница в Киеве и варяги-мученики

Турова божница в Киеве и варяги-мученики

Шахматов, опираясь на упоминание в ряде списков проложного Жития св. Владимира (далее – ЖВ) о крещении киевлян там, где позже возникла церковь «святую мученику Турова» (в других списках: «церковь Петрова», церковь «святую мученику Бориса и Глеба» или название церкви опущено), предположил, что она была посвящена варягам-мученикам и «называлась Туровой в честь старшего варяга» (она же впоследствии называлась «Туровой божницей»). Важнейшим аргументом для Шахматова было следующее место из ЖВ: «и отоли нарече ся место святое, идеже и ныне церкви есть святою мученикоу Тоурова, и тьи бысть прьвыи ходатаи нашемоу спасению. Владимирь же назревь на небо, помоли ся за крестияны…».

«Тур», по мнению Шахматова, – это скандинавское имя Туры (Þuri). Именно с тем, что старший варяг носил нехристианское имя, и было связано, как считал он, «молчание источников» относительно него. С. Рожнецкий предположил, что наименование Туровой божницы может быть связано с другим скандинавским именем – Þórr (Тор). Возможность превращения изначальной «Торовой божницы» в «Турову» на древнерусской почве не вызывает сомнений (см., например, имя «Туръбернъ» в договоре Игоря с Византией в ПВЛ – из древнескандинавского Torbiörn/Thorbjörn), тем более что вариант «Торова» в списках ЖВ имеется.

Нет, однако, никаких оснований видеть вслед за Рожнецким в «Торовой/Туровой божнице» первоначальное капище скандинавского языческого бога Тора. В древнескандинавском существовало, во-первых, личное имя Þórr, омонимичное с теонимом, во-вторых, формант «Þоr-» был вообще весьма продуктивен при образовании имен. Среди них можно отметить, например, имя Þórir, из которого некоторые исследователи выводят имя легендарного основателя турова в начальном летописании – Туры. Весьма интересно, что это имя большинством современных ученых выводится из композита *Þunra-wīhaR со значением «жрец Тора» – также вполне подходящая основа для эвфемистического переосмысления. основания для такого явления были. Хотя в отличие от Водана (Одина), который, скажем, в англосаксонской Англии мог прямо отождествляться с Христом, относительно тора таких сведений нет, существуют некоторые данные, позволяющие подозревать определенные проявления синкретизма его культа и христианского символизма (эпитеты типа «громовержец» применительно к христианскому Богу в хартиях англосаксонских королей или изображения на госфортском кресте в Камбрии одновременно распятия Христа и попытки Тора поймать Мирового Змея). Более того, в позднеязыческое время почитание тора только усиливается – очевидно, в противопоставление христианскому культу. Что еще более важно, то же самое было характерно и для имянаречения: «поток личных имен, восходящих к тору, мог иметь схожие причины». Этот поток характерен именно для эпохи викингов, до нее в рунических надписях подобные имена не фиксируются. В одном древнесаксонском исповедании веры (конец VIII в.) крещаемому предлагается отречься от трех языческих богов: Тора, Водана (Одина) и некоего Сакснота, и уверовать в Бога, всемогущего Отца, Христа, Сына Божьего, и Святого Духа. Нетрудно заметить, что христианская Троица и языческое «троебожие» находятся здесь в определенной параллели, причем Тор упоминается первым. Рут М. Каррас вполне резонно полагает, что «прямая замена трех языческих богов, отвергнутых в качестве демонов в крещальном исповедании веры христианской Троицей, могло привести саксов к восприятию двух групп божеств как схожих по природе (если не по действенности)». Разумеется, в условиях острого противостояния между христианством и язычеством как в Скандинавии, так и на Руси, имя принявшего христианство викинга могло получить переосмысление.

о очень близко по звучанию к «Тору», его, с одной стороны, вполне могли эвфемистически называть «человеком Божьим именем», с другой – (в христианском тексте) само это имя скрывать.

То обстоятельство, что отец и сын носили соответственно языческое и христианское имена, не должно смущать: такая ситуация была обычной во время перехода от господства язычества к христианству. Например, лидеры языческих восстаний в Венгрии XI в., предавшие себя демонам (demoniis) по терминологии источника, – также отец и сын – носили имена Вата (Vatha) и Янош (Ianus), что представляет собой близкую аналогию к нашему случаю (Янош – венгерский вариант имени «Иоанн»). Однако погибшие в 983 г. в Киеве варяги стали христианскими мучениками, и, естественно, с языческим именем старшего из них возникли проблемы (вероятно, полученное им в крещении христианское имя не было известно).

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх