Свежие комментарии

  • Мюмзик
    Чудесно! Просто чудесно!Альбом гоголевски...
  • Не Он
    Очень интересно!Коллекция редчайш...
  • Олег Архипов
    Вся эта ахинея написана по мотивам ранее написанных сказок,а потомки уже будут и эту писанину за чистую монету приним...МАРИЙЦЫ В РУССКО-...

История винной монополии в России

Продукты брожения фруктов, ягод и меда человечество употребляло всегда. В средние века в Европе произошла «алкогольная революция»: появилась «aqua vitae» – «вода жизни», полученная путем перегонки виноградного вина. Спирт был изобретен на Востоке арабским алхимиком в IX веке. На Западе перегонные кубы известны с XI – XII века, но долгое время перегонку вина осуществляли одни аптекари. Первоначально «зелье» было признано вредным и ввоз его в Московское государство был запрещен.

Возникновение собственного винокурения на Руси исследователи относят к середине XV века, когда начинается выгонка спирта из ржаного сырья. «Водкой» хлебное вино стали именовать только в середине XIX века. Она моментально становится концентрированным выразителем зерновой и хлебной стоимости. Сырье было крайне дешево, ценность готового продукта в десятки раз перекрывала стоимость сырья, и если учесть еще удобство транспортировки и хранения, то все это превращало хлебное вино в идеальный товар для государственной торговли.

Первую государственную монополию на производство и продажу хлебного вина ввел Иван III. В 1472–1478 гг. на смену относительно бесконтрольному производству алкогольных напитков приходит жесткий государственный контроль за производством и продажей вина.

С этого времени дозволялось «варить питья» только для домашнего употребления по семейным праздникам, но с непременным условием уплаты специальной пошлины (т.н. «явки»). Явочное питье полагалось выпить за 3–5 дней, иначе оно могло быть конфисковано. В 1532 г. путешественник и богослов Альберт Кампенский писал, что, не смотря на всю тяжесть, повеление сие выполняется московитянами, как и все прочие, с необычайной покорностью.

Очень важным обстоятельством в алкоголизации населения стала замена корчмы на «царев кабак», который становится на многие годы атрибутом русской повседневной жизни.

Кабак – питейное заведение нового типа – впервые появился по воле Ивана Грозного в 1552 г. Он построил в Москве на Балчуге особый дом, названный по-татарски «кабаком», в котором опричники охотно расставались с неправедно нажитыми деньгами. Борис Годунов продолжал насаждать кабаки по городам.

Вольные корчмы функционировали сезонно: осенью, после окончания работ, и зимой. Во многих местах корчмарь избирался населением на строго определенный строк; общинное самоуправление следило за качеством и мерой употребления алкоголя, за поведением во время застолья, таким образом, употребление вина было в какой-то мере подконтрольно обществу.

Царевы же кабаки отдавались на откуп. Откупщик, выплатив казне определенную договором сумму, цены и объем продаж устанавливал сам.

При царе Алексее Михайловиче в 1648 г. в Москве и других городах прокатились народные, в том числе и «кабацкие» бунты, в которых городских ремесленников поддержали пригородные крестьяне. Это было выступление, по выражению Ключевского, против «царских временников», чинивших беззакония и многие обиды простому народу. Кроме требования убрать наиболее одиозные фигуры, народ выступал за отмену откупной системы на разные государственные отрасли: таможню, кабаки, винокурение и т.д.

После подавления бунтов царь Алексей Михайлович в 1649–1650 гг. созвал Земский собор. В Соборном Уложении 1649 г. 22 глава – «Указ о корчмах» – определяла борьбу правительства с производством и продажей спиртных напитков частными лицами, то есть с кормчеством. Земский собор 1652 г. вошел в историю как «собор о кабаках», главным вопросом которого была реформа питейного дела. Правительство запретило феодалам держать в своих поместьях и вотчинах кабаки и вести торговлю вином. По ходатайству духовенства и думных людей были изданы правила, по которым в меньших селах не дозволялось держать кабаков, а в городах разрешалось держать только по одному кружечному двору, в которых дозволялось торговать вином только на вынос ведрами, кружками и укрупненными чарками. Запрещалось торговать напитками в долг или под заклад, чтобы «питухи в напойных долговых деньгах напрасно не помирали и душевредства бы на кружечном дворе у головы и целовальников с питухами не было». Одному «питуху» не велено было давать больше одной чарки вина; лицам священнического и иноческого чина вино не продавалось, в постные дни торговля всеми хмельными напитками полностью запрещалась.

Однако финансовый интерес взял верх, указано было «...великого князя казне чинить прибыль». Правительство постепенно увеличивает продажу вина населению и число питейных заведений. В 1680 г. питейный сбор составлял четверть всех доходов казны.

Петровская эпоха стала серьезной вехой на пути распространения спиртных напитков и пьянства на Руси. Заготовка вина государством ведется как на казенных заводах, так и с помощью подрядов. В середине XVII века подрядное винокурение производило более 50% всего казенного вина. Для большей прибыли правительству стало выгодно вернуться к откупному содержанию питейных сборов. Энергичный и властный царь Петр, испытывая острую нужду в деньгах для ведения Северной войны, в 1705 г. переходит к откровенной откупной системе на всей территории России, сочетая ее с казенной продажей. Для увеличения спроса на казенное вино Петр изъял винокуренные сосуды у тяглого населения и даже пытался запретить домовое винокурение служилым людям, в том числе помещикам. Система, затрагивающая интересы правящего класса, не могла быть долговечной, и Петр, зная это, через десять лет вводит свободу винокурения в России: «во всем государстве как вышним так и нижним всяких чинов людям вино курить по-прежнему для себя и на подряд свободно». Налогами облагались все промысловые винокуры (25 коп. в полгода). В петровское время было открыто много новых точек продажи вина – питейные избы, питейные стойки.

В середине XVIII века фактически винной монополией обладало дворянское сословие. Правительство не желало ущемлять экономические интересы дворянства, хотя потери от дворянского кормчества составляли едва ли не половину всех питейных сборов казны. Расширение привилегий дворянства мало способствовало доходам государственной казны. Правительство по всему государству ввело единые цены на водку. В целом, с 1724 по 1763 год питейный доход казны вырос в 7 раз.

В 1764 г. Екатериной II была назначена комиссия для рассмотрения винных и соляных сборов, которая нашла единственный способ увеличить государственный доход – отдать питейную торговлю на откуп частным лицам. Откупщикам бесплатно отдавались в пользование все кружечные и отдаточные дворы, кабаки, магазины, разрешалось открывать новые питейные заведения там, где они пожелают, в неограниченном количестве. Они считались теперь «коронными поверенными служителями». Им было обещано монаршее покровительство, дозволено носить шпаги, ставить государственный герб над отдаточными дворами. На откупах сделаны крупнейшие российские состояния (Долгорукие, Гагарины, Вяземские). В то же время другие сословия (купечество, мещанство, крестьянство, духовенство) были лишены права заниматься винокурением и должны были покупать водку для своих нужд в казенных винокурнях. Казна ведала заготовкой вина, а продавали его откупщики. При этом государство получало гарантированную сумму дохода. В 1795 г. правительство отдает откупщикам и право заготовки вина. В результате восторжествовала единая откупная система, а питейный сбор составил более трети всей доходной части бюджета.

В начале XIX века владельцы откупов получили полную свободу повсеместно открывать новые питейные заведения в наиболее выгодных для них местах даже без надбавки откупной суммы. Казна теряла контроль над алкогольным бизнесом и несла серьезные убытки, размеры которых никому не известны. «Секрет» откупщиков правительство решило узнать. Откупную систему Указом 1817 г. заменили казенной продажей питей. Устанавливалась единая цена за ведро – 7 рублей. Розничную продажу разрешили частным лицам. За право торговли казна взимала особый сбор.

С введением очередной государственной монополии доход государства чрезвычайно повысился; однако вскоре выяснилось, что продажа вина из года в год снижается, а злоупотребления чиновников питейного ведомства приобретают чудовищные размеры. Николай I, желая сделать примирительный шаг в отношении дворянства и укрепить положение монархии, с января 1828 г. отменяет государственную винную монополию. Откупная система была восстановлена и просуществовала с небольшими изменениями до 1863 г.

Всего к 60-м гг. XIX века в России существовало 216 откупов. Среди откупщиков были сказочно богатые люди (Бернадаки, Рюмин, Гинцбург, Мамонтов). По мнению исследователей, трудно определить общую сумму доходов от винных откупов. В любом случае эти цифры несопоставимы с питейным доходом казны. Тем не менее постоянно росли и доходы государства: за 100 лет они увеличились в 20 раз и составляли 46% «обыкновенных государственных доходов».

В середине XIX века в условиях откупной системы государство не в состоянии было контролировать ни количества, ни качества поставляемых на рынок напитков. Многие губернаторы, чины судебного и полицейского надзора находились «на жаловании» откупщиков.

Произвол откупщиков, покрываемый правительством, послужил поводом к «кабацким бунтам», которые участились в 50-е гг. XIX века. В конце 1849 г. в 32 губерниях почти одновременно появились общества трезвости. Сущность этого стихийного движения заключалась не столько в морально-этической, сколько в социально-политической стороне дела. Крестьяне бойкотировали откупную систему. Под непосредственным влиянием трезвенного движения правительство вынуждено было пойти на отмену откупной системы.

С 1 января 1863 г. она повсеместно была заменена акцизным сбором. Акциз собирался с объемов, с количества, с качества выкуренного спирта, за торговлю.

Откупщики постарались вознаградить себя тем, что на 15 лет задержали выплату откупных сумм, тем не менее, после отмены откупов поступления в казну от питейных сборов сразу увеличились. В 60–90-е гг. XIX века доля питейных сборов доходной части российского бюджета ежегодно составляла в среднем 33%.

14 мая 1885 г. вышел закон «О раздробительной продаже напитков», по которому кабаки упразднялись и заменялись винными лавками, торгующими на вынос. Однако после принятия нового закона понадобилось несколько лет, чтобы стекольная промышленность наладила массовое бутылочное производство. Пьянство выплеснулось на улицу, а разовая доза увеличилась с чарки до бутылки.

Все же меры по упорядочению торговли алкоголем, наряду с постоянным повышением акциза на спирт дали свои плоды. Российские реформы 1860–1880 гг. в сфере производства и продажи спиртных напитков и разработки мер по борьбе с пьянством могли оказаться весьма эффективными. В середине 80-х годов спрос на алкоголь стал снижаться. Однако введение винной монополии вновь кардинально изменило ситуацию. Новая винная монополия вводилась под флагом усиления борьбы с пьянством и попечением о народной трезвости.

В разработке и проведении питейной реформы самое активное участие принимал Д.И. Менделеев, который будучи членом «Комиссии по изысканию способов к упорядочению производства и продажи спиртных напитков» (создана в 1895 г.), предложил систему экономических мер. Годом раньше правительством России был запатентован продукт, который и стал считаться на мировом рынке русской водкой: хлебный спирт, перестроенный и разведенный затем по весу водой точно до 40-градусной крепости.

В самой же системе распространения монополии четко прослеживается намерение правительства поддержать падавший питейный сбор. Монопольная система не только не ликвидировала кабаки, но впустила водку в семью, в домашний быт. Распространенным явлением становится уличное пьянство.

С введением винной монополии государство получило стабильный и весьма существенный источник дохода. За 18 лет деятельности монополии питейный доход казны вырос в три раза. В целом же к 1913 г. составлял 27% общих доходов казны.

Вступив в первую мировую войну, правительство России издало постановление о прекращении продажи водки населению и о производстве этилового спирта исключительно для технических нужд фронта и для медицинских целей. Был учтен печальный опыт мобилизации 1905 г. и свидетельство японских полковников, что победу им обеспечил царствующий в России кабак.

Декретами советского правительства в декабре 1917 г. и в июле 1918 г. был продлен запрет на торговлю водкой на время революции и гражданской войны. Пьяницы рассматривались как враги революции и должны были нести ответственность по всей строгости революционного времени. Самогонщики объявлялись врагами народа. Голод и система продразверстки не оставляли в крестьянском хозяйстве излишков хлеба. К середине 1920 г. было национализировано 953 спиртоводочных завода. Спирт выпускался исключительно для технических целей.

Постепенно экономические интересы государства вступали в жесткое противоречие с идеологическими установками большевиков. Выбор между «экономически выгодно» и «политически верно» был сделан еще в 1921 г. декретом, по которому была разрешена продажа населению вина крепостью 14 градусов и восстановление винодельческой промышленности. В 20-е годы главным народным напитком становится самогон. Государство несло существенные финансовые потери.

В октябре 1924 г. пленум ЦК принял решение о введении винной монополии. Сталину удалось осуществить реформу, аналогичную той, которая проводилась царским правительством, только на это ему понадобился месяц, а не 10 лет. Центроспирт становится крупнейшим монополистом. Доходы за пять лет возросли в пять раз и составляли 12% от всей доходной части бюджета.

Властями был инициирован всплеск антиалкогольного движения для того, чтобы отвлечь внимание общества от серьезных изменений в алкогольной политике. Борьба в правительственных кругах вокруг вопроса продажи питей закончилась полной победой тех, кто, по выражению Сталина, готов «чуточку выпачкаться в грязи ради победы пролетариата и крестьянства». К началу 1930-х гг. государство, победив на алкогольном фронте частника – самогонщика и шинкаря – объявило проблему решенной: «Уничтожены социальные корни алкоголизма».

В годы Великой Отечественной войны антиалкогольная политика правительства заключалась в том, чтобы сделать из спиртного надежный и постоянно действующий стимул «к труду и обороне». Ежедневные «сталинские 100 грамм» полагались всем военнослужащим передовых частей, которые ведут наступательные действия. После 9 мая 1945 г. все «алкогольные постановления» были отменены, однако последствия их оказались весьма тяжелыми: за 4 года произошло привыкание к алкоголю всего мужского населения страны.

В 40–80-е годы продолжалась линия, обозначенная в 30-е годы, алкоголь составлял от 15 до 29% всех доходов.

Специфика алкогольной проблемы в советское время состояла в следующем:

для привлечения рабочих на непрестижные малоквалифицированные рабочие места вводились денежные доплаты; представители таких «компенсаторных» профессий составляли половину клиентов российских медвытрезвителей. Надо сказать, что медвытрезвители и наркологические диспансеры – это достижение советского общества; до революции о необходимости таких заведений только начинали говорить;

в условиях товарного дефицита населению не на что было тратить свои деньги кроме как на алкоголь;

водка становилась эквивалентом неофициального экономического общения – «жидкой валютой».

7 мая 1985 г. вышло знаменитое постановление ЦК КПСС «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма и искоренению самогоноварения». В стране был объявлен «сухой» закон. Закрывались винные производства, была уничтожена половина виноградников. Результат этой кампании был более разрушительным, нежели результаты всех предыдущих антиалкогольных кампаний вместе взятых. Она не решила ни одной проблемы, зато породила множество новых:

привела к огромному дефициту государственного бюджета;

у населения высвободилось 49 миллиардов рублей, которые правительство не смогло получить себе в бюджет, поскольку эти средства не были обеспечены другими товарами народного потребления;

огромный дефицит на спиртные напитки послужил причиной повсеместного изготовления самогона; в результате появились перебои с сахаром, в начале 1990-х гг. продажа сахара по талонам осуществлялась по всей стране;

в недрах страны вызревала хорошо организованная алкогольная мафия;

росло суррогатное пьянство.

С началом перехода к рыночной экономике правительством было сделано все, чтобы алкогольный бизнес стал развиваться сверхвысокими темпами. В декабре 1991 г. вышло постановление «О мерах по либерализации цен». Отпустили цены практически на все, за исключением жизненно важных для населения товаров: хлеб, молоко, детское питание, спички, соль. Пищевой спирт остался в этом ряду, в результате водка исчезла с прилавков, и начались месяцы сказочного обогащения мафиозных структур. Алкогольный бизнес давал доход в 2000% – больше, чем нефть и наркотики. Указ Ельцина «О восстановлении государственной монополии…» 1993 г. был бессилен против криминального алкогольного бизнеса. Рынок алкогольной продукции оказался неконтролируемым. В одном только 1994 г. в результате такой «алкогольной политики» страна потеряла более 700 тысяч человек, отравившихся некачественной продукцией. К 1995 г. алкоголь сделался одним из самых дешевых и самых доступных товаров.

P.S. В первые месяцы 2006 г. опять возник вопрос о монополии государства на вино-водочную продукцию.

Первоисточник: Е. Новикова "История винной монополии в России"

http://nepsis.ru

Картина дня

наверх