Что прячут Кремлевские стены



Подземелья Московского Кремля долгие годы привлекают внимание историков и археологов. Исследования и и раскопки проводились здесь неоднократно, но подземный Кремль по-прежнему хранит массу загадок.

Раскопки пономаря

Московский Кремль испокон веков был не только символом государевой власти, но и местом, о котором слагались легенды. Не все из них возникали на пустом месте. Многие - основаны на реальных документах, докладах и записках служивых людей. И сотни лет археологии не оставляли надежды проникнуть в тайны подземелий.
Их пытались исследовать три раза, и каждый раз раскопки останавливали сверху.
Первую попытку осенью 1718 года предпринял пономарь церкви Иоанна Предтечи на Пресне Конон Осипов. Ссылаясь на слова дьяка Большой казны Василия Макарьева, который в 1682 году по приказу царевны Софьи спускался в тайный ход, ведущий от Тайницкой башни до Собакиной (Угловой Арсенальной) и якобы видел палаты, забитые сундуками, пономарь испросил у князя Ромодановского дозволения поискать их. К несчастью, самого дьяка уже не было в живых.

В Тайницкой башне пономарь нашел вход в галерею, которую надо было раскопать, и ему даже дали солдат, но возникла опасность обрушения, работы свернули. Через шесть лет Осипов вернулся к поискам по указу Петра I. Пономарю выделили для работ арестантов, но поиски успехами не увенчались. В Арсенальной угловой Осипов нашел вход в подземелье, который был затоплен водой из родника. Через пять метров он наткнулся на столб Арсенала, и взломав его посередине, уперся в породу.

Через десять лет он провел раскопки внутри Кремля, чтобы «перехватить» ход Макарьева, но снова потерпел поражение.

Попытка Щербатова
История получила продолжение в 1894 году. Дело подхватил чиновник особых поручений князь Николай Щербатов. В Набатной башне он нашел вход в замурованную галерею, идущую к Константино-Еленинской башне. В Константино-Еленинской башне нашли встречный сводчатый коридор длиной 62 метра. В конце галереи за кирпичной кладкой нашли тайник – пушечные ядра. Позже Щербатов разобрал пол в Набатной и нашел ход, ведущий в этот тайник с другой стороны.
Исследуя Угловую Арсенальную башню, Щербатов, как и Осипов, не смог проникнуть дальше. Тогда князь решил пробить подземную галерею со стороны Александровского сада. Ход шел под Троицкой башней и привел в небольшую палату с каменными сводами, на полу которой был люк, ведший в такую же комнату ниже. Верхняя палата соединялась коридором с еще одним помещением. Из второй палаты начинался низкий тоннель, который выходил в стену.

Под Боровицкой башней Щербатов нашел часовню, подземелье под отводной стрельницей, ход, который вел на Императорскую площадь, «подошвенный бой», позволявший держать под обстрелом пространство вблизи башни и палаты под съездом.
Родник
После революции к власти пришли большевики и сразу же озаботились безопасностью цитадели. Они изъяли фотографии ходов у Щербатова, засыпали колодец в Тайницкой башне, замуровали нижние палаты в Троицкой. После того, как осенью 1933 года во дворе здания правительства под землю провалился красноармеец, для исследования подземелий был приглашен археолог Игнатий Стеллецкий. В свое время он выдвинул версию о том, что колодец Тайницкой башни когда-то был сухим, и из него шли ходы.

Его раскопки «осиповского» хода под Угловой Арсенальной привели к открытиям. Под стеной нашли разгрузочную арку, открыли выход в Александровский сад, который тут же был замурован. Но потом Стеллецкий уперся в каменную глыбу. Он считал, что дальше проход свободен от земли, но ученому запретили раскопки и приказали расчистить подземелье Угловой Арсенальной до дна. Оказалось, родник, который то и дело затапливал подземелья, был заключен в каменный колодец диаметром в пять метров и глубиной в семь.

Неожиданные находки
До дна он был расчищен в 1975 году. Археологи нашли в нем два воинских шлема, стремена и фрагменты кольчуги конца XV века, каменные ядра. На дне колодцы был устроен водосброс, который, должен был защищать емкость от переполнения. После его расчистки проблемы с затоплением прекратились.

Кроме археологов, открытия делали и строители. В 1930 году на Красной площади они нашли подземный ход, в котором были найдены несколько скелетов в доспехах. На глубине пяти метров он шел от Спасской башни в сторону Лобного места и имел кирпичные стены и свод из кованого железа. Ход был сразу засыпан землей.
В 1960 году, заметив микроскопическую трещину в мавзолее Ленина, архитекторы стали выяснять причину и нашли под мавзолеем подземный ход высотой в человеческий рост на глубине 15 метров.

В июне 1974 года у Средней Арсенальной башни археологи обнаружили внутристенный проход. За замуровкой открылась засыпанная землей лестница 15 века, которая могла вести в заветные тоннели. Годом ранее у Набатной башни нашли галерею, шедшую от Набатной к Спасской башне, но начало и конец галереи найти не удалось.

Подземные дороги
Однако, ходы – это еще не все! Ведь территория Кремля большая. 15 апреля 1882 года провалом открылось подземелье посредине дороги между Царь-пушкой и стеной Чудова монастыря. По нему могли пройти в ряд трое полицейских. Один конец тоннеля упирался в стену Чудова монастыря, а второй был завален камнями.
При рытье фундамента Благовещенского монастыря в 1840 году были найдены погреба и подземные ходы с грудами человеческих останков. Рассказывают о целой дороге, проходящей под Благовещенским собором. Здесь же в соборе князь Щербатов открыл тайник, который мог вести дальше, вниз.

Князь расчищал от мусора пространство под полом и дошел до мозаичного пола, который запросто мог быть сводом подземного тоннеля или сооружения. Загадкой остается и таинственная железная дверь, якобы находящаяся в подземельях между Благовещенским и Архангельским собором.

Кремль - подземный
Некоторые особо ретивые исследователи подземной Москвы уверяют нас, что Кремль изначально задумывался как огромное подземное сооружение, для чего на месте Боровицкого холма вырыли котлован, в котором была заложена целая система тоннелей, комнат и галерей. И только после этого строители приступили к созданию наземной части Кремля. Затем, мол, планы подземелий были утеряны или специально сожжены.
Если учитывать глубину культурного слоя, которая внутри Кремля местами достигает семи-восьми метров, можно с уверенностью сказать, что многие находки раньше располагались на поверхности Боровицкого холма. Правда, загадок от этого меньше не становится.
Источник ➝

Скандинавы среди первопоселенцев Новгорода по данным археологии

Статья посвящена проблеме культурной и этнической характеристики первопоселенцев Новгорода и определению места скандинавов в жизни ранней городской общины. Дается критический обзор предшествующей историографии. Новое обращение к музейным коллекциям позволило увеличить количество скандинавских древностей и категорий находок из раннего культурного слоя, в то время как славянский компонент материальной культуры остается трудноуловимым. Скандинавы определенно присутствовали среди основателей первых усадеб города в 930–950-х гг.

Распределение скандинавских артефактов на городской территории предполагает свободное расселение
выходцев с севера и их престижные позиции в социальной топографии. Упомянутый в летописи «двор Поромонь» не может считаться местом компактного проживания варягов. Новгородские скандинавы однозначно сопоставимы с летописными варягами и отличались от руси как этносоциальной группы в Среднем Поднепровье, связанной с Рюриковичами. Закат скандинавского присутствия в Новгороде был обусловлен прекращением выплаты варяжской дани после смерти Ярослава Мудрого и находит отражение в данных археологии. Традиция российской науки недооценивать скандинавское присутствие в раннем Новгороде берет свои истоки в самоцензуре сталинской эпохи, превращаясь со временем в явление научной инерции.

Скандинавы среди первопоселенцев Новгорода по данным археологии..pdf

3.9 МБ

Этническое происхождение норманнов заселивших Исландию

Если грабительские маршруты датских викингов проходили через Северное море на за­пад и юго-запад, преимущественно к восточным берегам Англии, северным и западным берегам Франции и Испании, то норвежские викинги за два дня на драккарах под парусом с попутными ветрами достигали на западе Шетландских островов, на третий день — Оркнейских и Гебридских, а за четыре — пролива Минч между Шотландией и Гебридами. Отсюда далее через Ирландское море они попадали к берегам Франции и Испании, а уж затем, вместе с датскими викингами — в Средиземноморье, где в опасности от них оказывались на побережье поселения не только в западной части моря, но и в Адриатике, и в Эгейском море, и на Ближнем Востоке.

А с июля по октябрь ветры дуют обратно, от пролива Минч к западной Норвегии, и этим путем с награбленным добром норвежские викинги возвращались на родину.

В походе его участники накапливали информацию не только о землях, на какие нападали, но и о других, еще не достигнутых, о которых узнавали от захваченного в плен населения. Никакой государственности в Норвегии еще не существовало, когда к концу VIII в. ее викинги освоили упомянутый выше первый дальний и очень удобный для грабежей маршрут. Тотчас же, по следам первых набегов в 790-е годы начались захват и колониза­ция семьями норманнов Шетландских, Оркнейских и Гебридских островов, населенных кельтами.

Узнав на этих островах о расположенных севернее Фарерских островах, норманны с 825 г. колонизировали и этот архипелаг, на котором дотоле жили лишь ирландские монахи. Заселение архипелага норманнами, как и единовременные захваты дружи­нами викингов острова Мэн в Ирландском море, западного берега Шотландии, а с 840 г. — восточного и юго-восточного берегов острова Ирландия, происходило по крайней мере отчасти с первых трех колонизированных архипелагов, возможно, с участием в рядах норманнов потомков смешанных скандинавско-кельтских браков.

После случайного открытия около 867 — 869 гг. острова, названного впоследствии Исландией, уже в 874 г. туда прибыли из Норвегии на постоянное жительство две первые семейные общины. Замеча­тельный памятник начального этапа истории Исландии — «Книга о заселении Исландии» называет поименно четыре сотни важнейших коло­нистов, а в поименных указателях к современным изданиям «Саг об исландцах» названо 7 тыс. первопоселенцев, и, благодаря этому, можно определить, откуда географически и кто этнически эти люди.

Более 82 % из них прибыло из Норвегии, преимущественно из Западной, но немного из Восточной, до 5 % из Швеции и Дании, более 12 % с островов промежуточной колонизации в Северной Атлантике, в том числе с Фарерских островов. Обратим внимание на то, что с островов Северной Атлантики и из собственно Скандинавии семейные общины скандинавов прибывали с зависимыми людьми, которыми были как земляки, так и рабы кельтского, а также славянского происхождения.

К 930 г. на всех лучших землях, да и вообще всюду по побе­режью острова Исландия «стояло несколько тысяч хуторов, насе­ленных 15—20 тысячами переселенцев» . В 930 г. состоялся пер­вый альтинг — всенародное вече Исландии. В этом новом об­ществе, выходцы из которого в последней четверти IX в. начали колонизацию Гренландии, древний скандинавский язык стал единственным языком общения, хотя и с элементами лексики, заимствованной из ирландского.

Итак, поиск пастбищ для домашнего скота и спасение от ста­новящейся непосильной кровной мести на родине или промежуточ­ной родине на островах Северной Атлантики заставляли норманнов уплывать в Исландию. Бежала не беднота от эксплуататоров. В тех группах, которые покидали насиженные места, сохранялась вся структура общества, те же общественные отношения, традиции обычного права: уплывали семейными общинами с их главами, домочадцами, зависимыми людьми и рабами-ненорманнами. И даже столетие спустя, когда все удобные пастбища были поде­лены, продолжалось переселение в Исландию. Причем колонисты стали именовать себя исландцами (и так их стали именовать на их былой родине) в отличие от временных приезжих (например, с торговыми целями или в гости к родственникам), которых именовали теперь новым этнонимом — эстманны, т. е. «восточные люди», или норвежцы.

По материалам: Анохин Г.И. К этнической истории гренландских норманнов.

Картина дня

))}
Loading...
наверх