Последние комментарии

  • Михаил Ушаков20 августа, 13:07
    Какая амортизация у деревянного колеса со спицами? П.С.: про дуговую сварку забыли написать...Волго-Уральский очаг культурогенеза
  • Алексей М20 августа, 13:01
    В Урало-Поволжье лошадей начали приручать ещё в неолите...Волго-Уральский очаг культурогенеза
  • Алексей М20 августа, 12:58
    При чём здесь русские и славяне вообще? Речь идёт о бронзовом веке, когда ещё славяне не выделились из общей индоевро...Волго-Уральский очаг культурогенеза

Города Русского государства в конце XV века

 

Подъем ремесла и торговли сопровождался ростом городов. Число их на рубеже XV—XVI вв. можно установить только приблизительно. Источники не дают достаточно точных сведений...Центр насчитывал примерно 57 [ городов. К этому нужно добавить 12 новгородских и 14 псковских городов, а также не менее шести поморских городов (упомянутых Герберштейном) и, возможно, Тотьму, Соликамск и Чердынь — всего, следовательно, девять.

Существовали в изучаемое время не менее четырех рязанских и поволжских городов (Переславль, Старая Рязань, Перевитеск, Касимов), Тула, Алексин и, возможно, еще несколько, о которых нет определенных известий. Итого примерно сто городов. В результате войн с Великим княжеством Литовским к ним добавилось 8 городов Украины, 18 городов заоцкой и литовской Украины, 11 северских — итого 37 городов. Всего, следовательно, в начале XVI в. было примерно 140 городов. Число внушительное. А. М. Сахаров за XIV—XV вв. (до 80-х годов XV в.) насчитывал всего 73 города Северо-Восточной Руси (он не учитывал новгородско-псковские и муромо-рязанские), причем с социально-экономической характеристикой — всего 29.65) Так или иначе, но рост числа городов несомненен. 

О численности населения в городах определенных сведений нет. Некоторые представления дают летописные записи о пожарах. Так, в мае 1491 г. сгорел весь Владимир с девятью церквами и 200 дворами, а в июле того же года — весь Углич (более 500 дворов и 15 церквей). В 1499 г. в Вологде сгорело 330 дворов и пять церквей. 

Градостроительный процесс происходил очень неравномерно. Большой размах он приобрел в Москве, Новгороде и Пскове. Меньше, очевидно, строились другие города. В 1492 г. после пожара за два месяца «срублен» был деревянный «город» во Владимире и заложена была каменная крепость Ивангород на р. Нарове (против ливонской Нарвы). На следующий год был «срублен» деревянный город на Луках — один из сборных пунктов войск во время войн с Литвой. В 1488 г. построен был Белозерск, а горожанам была выдана уставная грамота, регламентировавшая права наместников. 

Гораздо больше сохранилось сведений о городских пожарах. В Москве известны пожары в апреле 1485 г., когда сгорело полгорода; в августе 1488 г.; «велик пожар» в июле 1493 г., когда погорела вся «нутрь» города; в августе 1500 г. Летописцы отметили не менее шести пожаров в Новгороде (в 1481, 1487, 1489, 1501 и 1504 гг.) и четыре пожара во Пскове (1487, 1493, 1496 [50] и 1500 гг.). Горели Тверь (1481, 1483 гг.), целиком Владимир и Углич (1491 г.), Рязань (1493 г.). Пожары вспыхивали в Костроме (1493 г.), Устюге (1496 г.), Вологде (1499 г.), Чердыни (1504 г.). В 1496 г. шведы сожгли Ивангород. Пожар в средневековом, как правило деревянном, городе был бедствием, бороться с которым было очень трудно. 

Города в Русском государстве различались и по социально-экономической сущности, и по функциям. Прежде всего они являлись административными центрами уездов и средоточием их торговой и ремесленной жизни. Население городов-крепостей преимущественно состояло из гарнизона. В Псковской земле города считались «пригородками» Пскова. На юго-западе страны они стали опорными пунктами в степи, куда стекалось окрестное население во время набегов крымских и ордынских татар. На севере возникали города-посады. Существовало небольшое число частновладельческих городов (Оболенск, Стародуб Ряполовский, Шуя). Герберштейн сообщает, что Иван III начал их ликвидацию и это дело было закончено Василием III. 

Город состоял из различных элементов населения. Жили в нем феодалы со своей челядью. Размещались там и гарнизоны, и наместники с административным аппаратом. В городах находились монастыри и церкви с белым и черным духовенством и кормившейся около них нищей братией. Наряду с основной массой «черных» (государственных) сотен и слобод, в которые были организованы ремесленники, существовали частновладельческие («белые») слободы, наделенные всевозможными податными льготами. Иван III начал решительную борьбу с иммунитетными привилегиями белослободчиков. Продолжили ее Василий III и Иван IV. Организация ремесленников в городах имела черты корпоративного устройства, напоминавшего западноевропейские цехи. Так, Кузьма и Демьян считались покровителями кузнецов, а церкви, посвященные этим святым, были их патрональными. 

Процесс имущественного расслоения на посаде приводил к появлению городской бедноты, кормившейся случайными заработками, наймом в мастерских и железоделательном производстве, на соляных варницах и водном транспорте. Одновременно складывается посадская верхушка и возникают богатые купеческие семьи. В конце XV в. в зарождавшемся Сольвычегодске обосновались первые Строгановы, ставшие позднее крупнейшими торгово-промышленными людьми. Купцы-сурожане Саларевы, торговые люди Таракановы, Сырковы, С. Хозников, И. И. Афанасьев, Ф. Р. Сузин, И. В. Подушка составляли верхушку купечества. Многие из них стали основателями купеческих фамилий, сохранивших торговое могущество на протяжении всего XVI в. Большинство из них входили в высшую купеческую корпорацию — гостей. Они вели крупную оптовую торговлю со странами Запада и Востока. Корпорация «суконников» закупала сукна и другие товары на Западе. Купечество широко привлекалось для выполнения внешнеторговых поручений государя и сбора торговых пошлин (как правило, отдававшихся «на откуп»). Правда, сведений об участии наиболее богатой части купечества (гостей) в финансово-административной деятельности для конца XV в. нет. Во главе купеческих корпораций стояли старосты. Купцы стремились войти в состав феодальной знати и приобретали для этого землю. 

Столицей единого Русского государства была Москва — естественный экономический, культурный и политический центр страны. Территория ее к началу XVI в. достигала современного Бульварного кольца. Заселялось и Заречье (Замоскворечье). Москва принадлежала к числу крупнейших европейских городов. Имперский посол Герберштейн, побывавший на Руси в 1517 и 1525 гг., считал, что число дворов в ней достигало 41,5 тыс. М. Меховский писал в 20-е годы XVI в., что Москва была «вдвое больше тосканской Флоренции и вдвое больше, чем Прага в Богемии». Центром торгово-ремесленной жизни города был Большой посад. Он занимал территорию позднейшего Китай-города. Основные магистральные улицы столицы вели на Тверь (Тверская), Дмитров (Дмитровка), Волоколамск, Новгород. Москва тем самым контролировала центры старинных удельных и когда-то независимых в экономическом и административном отношении княжеств. Через дорогу на Можайск и Смоленск (Арбат) Москва была связана с Великим княжеством Литовским. Из Заречья дороги шли на юг (Ордынская), а также на Серпухов, Коломну и Калугу. 

Москва стала крупнейшим торговым центром страны. Итальянец Контарини (1476 г.) так описывал зимний торг на Москва-реке: «...строят лавки для разных товаров, и там происходят все базары... Ежедневно на льду реки находится громадное количество зерна, говядины, свинины, дров, сена и всяких других необходимых товаров. В течение всей зимы эти товары не иссякают... чистое удовольствие смотреть на это огромное количество ободранных от шкур коров, которых поставили на ноги на льду реки». Москва вела оживленную торговлю со странами Востока и итальянскими колониями в Крыму. Через Новгород и литовскую границу в столицу поступали товары ливонских и других северо- и западноевропейских городов. 

Состав населения столицы отражал черты, присущие феодальному городу той эпохи. В Кремле жил великий князь и его ближайшее окружение, так как Москва являлась центром управления государством. Там же находилось и митрополичье подворье, ибо Москва давно была и центром церковной жизни страны. Число церквей и монастырей здесь было непомерно велико. В Москве и подмосковных селах жили представители феодальной знати, входившие в великокняжеский двор. Но основную массу столичного населения составляли, как и в других городах, черные ремесленники и торговцы. Социальные антагонизмы выступали в Москве в наиболее обнаженной форме. Именно поэтому столица была очагом особенно острых форм классовой борьбы. В управлении Москвой сохранялись черты неизжитого наследия удельных времен. Так называемая третная система управления вела происхождение от совместного управления городом сыновьями Ивана Калиты. Она была ликвидирована Иваном III, да и то не полностью: «третной наместник» (наряду с большим московским) продолжал существовать и в более позднее время. 

Превращение Москвы в столицу единого Русского государства сделало необходимым перестройку политического центра города — Кремля. Взамен обветшавших и снесенных старых соборных зданий в конце XV в. были построены кафедральный Успенский и великокняжеский Благовещенский соборы, в 1505 г. заложили Архангельский. Марк Фрязин при участии Антонио Солари возвел Грановитую палату, где происходили торжественные приемы иностранных послов и заседания Боярской думы. В 1491—1508 гг. была перестроена и жилая часть Государева дворца. В 1485 г. строительство новых крепостных укреплений началось с южной стороны Кремля, выходящей к Москве-реке. В 1491—1492 гг. были построены восточные укрепления, а к 1495 г. строительство треугольника кремлевских стен было завершено. Но возведение всей оборонительной системы закончилось уже при Василии III. Бурный подъем экономики России на рубеже XV—XVI вв., нашедший наглядное выражение в жизни ее столицы, создавал реальные предпосылки для завершения объединительного процесса в стране.

Цитируется по: Зимин А.А. Россия на рубеже XV-XVI столетий.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх