Свежие комментарии

  • Михаил Бутов
    Gerry Embleton - известный в Европе иллюстратор и реконструктор военного костюма разных времён и народов. Он хорошо с...Армии волжских бо...
  • Алексей Андреевич
    нарисовали и нарисовалиАрмии волжских бо...
  • Никифор
    Спасибо! Упоминаний совсем чуть...Наших вестей о том прошлом гораздо больше..Описание Новгород...

О том, как Иван Калита дани с Новгорода брал.

О том, как Иван Калита дани с Новгорода брал.
"Во время съезда князей в Орде зимой 1331/32 г. по случаю кончины Александра Васильевича Суздальского хан объявил им о своем решении увеличить размеры дани, выплачиваемой русскими землями. Свое решение он, по-видимому, объяснил тем, что со времен татарской переписи в 1257-1259 гг. территория Руси увеличилась, а количество дворов в городах и селах возросло. Великому князю Владимирскому совместно с другими правителями предоставлялось самим произвести новую раскладку ордынского «выхода» по городам и волостям. Хана в данном случае интересовал лишь конечный результат.

Посоветовавшись с князьями, Калита решил, что основную тяжесть новых платежей следует возложить на Новгородскую землю.Ее территория и податное население действительно заметно возросли после 1259 г. за счет освоения обширных областей по рекам Вычегде и Печоре, а также в верховьях Камы.

Отношения Новгорода с Ордой очень слабо освещены источниками. Ясно лишь, что в основе их лежал «черный бор» — новгородская дань в Орду. Одни историки считают, что «черный бор» составлял только часть всего новгородского «выхода» в Орду; другие полагают, что этим термином обозначался весь «выход». Как бы там ни было, новгородцы платили «черный бор» примерно один раз в восемь лет.

Его общая сумма была вычислена еще в 1259 г., когда татарские «численники» посетили Новгород и под защитой князя Александра Невского провели перепись дворов в городе. Установив общую сумму, татары предоставили новгородцам самим определить порядок сбора денег. В соответствии с традициями древнерусского налогообложения новгородские бояре решили возложить эту подать на определенную территорию. Такой областью, по мнению В. Л. Янина, стала Новоторжская волость, центром которой был город Торжок. Расчет бояр вполне понятен: именно здесь, в самой южной части новгородских земель, угроза татарского погрома ощущалась особенно живо. Весной 1238 г. полчища Батыя разорили эти земли, оставив по себе страшную память.

В год, когда новоторжцы выплачивали «черный бор», они освобождались от «поралья посадника и тысяцкого» — основной поземельной дани в казну Великого Новгорода. В 1331 или 1332 г. как раз наступил очередной срок уплаты новоторжцами «черного бора». Однако на сей раз князь Иван, вернувшись из Орды весной 1332 г., потребовал от новгородского правительства уплаты еще и новой, прежде не существовавшей дани — «закамского серебра». Несомненно, князь ссылался на распоряжение хана и приводил соответствующую аргументацию. Однако новгородцы истолковали дело по-своему: московский князь за их счет решил устроить свои собственные дела. Они наотрез отказались платить «закамское серебро»...

Летописи позволяют разглядеть несколько этапов наступления Калиты на Новгород. В его действиях явственно заметны черты, ставшие со временем традиционными для московских князей: неторопливость, последовательность и тщательное идейное обоснование. Летом 1332 г. князь Иван сделал только первый шаг: направил в Торжок и Бежецкий верх московских воевод с полками, но сам остался дома. Захватив эти области, он стал ждать ответа новгородцев. Ему явно не хотелось рисковать. Да и куда ему было спешить? Вперед, на Новгород? Но штурмовать город было бы большой глупостью. Даже если бы у Калиты достало сил, чтобы одолеть новгородскую рать, то зачем было резать курицу, приносящую золотые яйца?

Упрямые новгородцы не поддались первому нажиму Калиты. Тогда в конце 1332 г. он предпринял еще более грозную акцию — поход на Новгород объединенного войска всех «низовских» (то естьсеверовосточных) князей. Отозвав своих наместников из Новгорода, князь Иван со своими союзниками остановился в Торжке, ожидая, когда у новгородцев сдадут нервы. Его огромное войско, томясь бездельем, кормилось грабежом окрестных сел и деревень...

Наконец, новгородцы не выдержали и направили к Ивану послов: юрьевского архимандрита Лаврентия и с ним двух бояр. Не знаем, что они предложили Калите, но их предложение его не устроило. Князь «молвы не приял, а их не послушал, а миру не да, поеха прочь». Оккупация новгородских областей, разумеется, продолжалась.

Не успев в мирных переговорах, новгородцы стали укреплять город. Архиепископ Василий Калика достроил начатую им еще в 1331 г. каменную стену вокруг своей резиденции на Софийской стороне. Ему хватило средств и на то, чтоб заняться ремонтом Софийского собора — покрыть крышу свинцом, позолотить крест на центральной главе. Серьезный вклад в оборону Новгорода внес и архимандрит Юрьева монастыря Лаврентий. Он окружил свою обитель — южный форпост города — мощными стенами.

Укрепившись, новгородцы вернулись к мысли о переговорах. На сей раз к московскому князю отправился сам архиепископ Василий с двумя боярами. Они нашли Калиту в Переяславле-Залесском. Новгородцы предложили Ивану 500 рублей откупа (сумма по тем временам огромная) в обмен на мир и возвращение к условиям договора 1329 г. Но Калита и на сей раз остался тверд в своем запросе «закамского серебра»: «И много моли его владыка, чтобы мир взял, и не послуша»...

Потерпев неудачу в своей попытке договориться с Калитой о мире во время встречи в Переяславле летом 1333 г., новгородский архиепископ Василий Калика решил «разыграть литовскую карту»...действием политической игры, начатой новгородцами против Калиты, стал приезд в Новгород в октябре 1333 г. князя Наримонта...

Надеясь на помощь со стороны Литвы, новгородское правительство в то же время продолжало укреплять город. В 1334 г. над каменными стенами поднялись высокие деревянные «заборола» — башни и навесы. Руководителем строительства по-прежнему выступал сам архиепископ...

Посредничество митрополита Феогноста вновь, как и во время псковского похода 1329 г., принесло князю Ивану успех. Архиепископ Василий от имени новгородского правительства согласился на выплату «закамского серебра». Новгородские летописи умалчивают об этом событии. Молчат об исходе спора и московские летописцы. Свет проливает лишь провинциальная Коми-Вымская летопись. Под 1333 г. она сообщает: «Князь Великий Иван Данилович взверже гнев свой на устюжцов и на ноугородцов, почто устюжци и ноугородци от Вычегды и от Печеры не дают чорный выход ордынскому царю, и дали князю Ивану на черный бор Вычегду и Печеру, и с тех времен князь московский начал взымати дани с пермские люди». Летописец в этой записи вплотную сблизил завязку и развязку конфликта. В жизни между ними пролегло более двух лет драматической борьбы.

Осенью 1334 г. в Москву прибыло новгородское посольство во главе с тысяцким Варфоломеем Юрьевичем. Должно быть, именно он и привез великому князю «закамское серебро». Не случайно летопись отмечает, что Калита принял новгородцев на сей раз «с любовию». Новгородские послы пригласили князя Ивана вновь посетить город и торжественно возобновить свое пребывание на новгородском столе. Иван не заставил себя долго упрашивать: «Он же приат моление их, иде в Новград»...

Приезд князя Ивана в Новгород имел большое политическое значение. Уже самое его появление на берегах Волхова заставило уехать оттуда литовского князя Наримонта-Глеба Гедиминовича. Впрочем, он оставил в новгородских пригородах своих наместников, которых Калита благоразумно не тронул...

На обратном пути из Новгорода Калита неожиданно получил возможность показать новгородцам на деле, что дает им дружба с великим князем Владимирским. В Торжке он узнал, что некоторые новоторжские волости подверглись нападению литовцев. Удар был вероломным: Новгород имел тогда мир с Литвой. Вероятно, литовцы этим набегом хотели наказать новгородцев за их сближение с Москвой. Впрочем, это мог быть и обычный разбой.

Не медля, великий князь послал своих людей вместе с ново- торжцами в ответный набег. Отойдя верст на 50 к юго-западу от Торжка,они разорилиприграничные литовские городки Осечен и Рясну с прилегающими к ним волостями. Литовцы, видимо, были готовы к нападению и оказали сильное сопротивление. Несмотря на скромные масштабы этого конфликта, он стоил жизни многим: -"...и убиша тогда литва много мужей добрых новогородцких, а литвы избиша без числа"

Цитата из работы Борисова Н. С. "Политика Московских князей (конец XIII — первая половина XIV в.)."

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх