Свежие комментарии

  • Александр
    <i>Комментарий скрыт</i>Финно-угорские на...
  • Александр
    А разве евреи христианство исповедуют? Ничего не попутали?Крещение Руси: от...
  • Александр Маркитанов
    "удачный" для евреев, но для Руси христианинизация - это наша национальная трагедия.Крещение Руси: от...

Декрет об отмене частного владения женщинами. 28 февраля 1918 г.

Декрет об отмене частного владения женщинами
Декрет Саратовского Губернского Совета Народных Комиссаров об отмене частного владения женщинами

Законный бракъ, имевшій место до последняго времени, несомненно являлся продуктомъ того соціального неравенства, которое должно быть с корнемъ вырвано въ Советской Республике. До сихъ поръ законные браки служили серьезнымъ оружіемъ въ рукахъ буржуазіи в борьбе ея с пролетаріатомъ, благодаря только имъ все лучшiя экземпляры прекраснаго пола были собственностью буржуевъ имперіалистов и такою собственностью не могло не быть нарушено правильное продолженiе человеческаго рода. Поэтому Саратовскій Губернскій Советь Народныхъ Комиссаровъ съ одобренія Исполнительного комитета Губернскаго Совета Рабочихъ, Солдатскихъ и Крестьянскихъ Депутатовъ постановилъ:

§ 1. Съ 1 января 1918 года отменяется право постояннаго владения женщинами, достигшими 17 л. и до 30 л.

Примечание: Возрастъ женщинъ определяется метрическими выписями, паспортомъ, а въ случае отсутствія этихъ документовъ квартальными комитетами или старостами и по наружному виду и свидетельскими показаніями.

§ 2. Действіе настоящего декрета не распространяется на замужнихъ женщинъ, имеющихъ пятерыхъ или более детей.

§ 3. За бывшими владельцами (мужьями) сохраняется право въ неочередное пользование своей женой.

Примечание: Въ случае противодействія бывшаго мужа въ проведеніи сего декрета въ жизнь, онъ лишается права предоставляемого ему настоящей статьей.

§ 4. Все женщины, которыя подходять подъ настоящій декреть, изъемаются изъ частного постояннаго владенія и объявляются достояніемъ всего трудового народа.

§ 5. Распределеніе заведыванія отчужденныхь женщинъ предоставляетя Сов. Раб. Солд. и Крест. Депутатовъ Губернскому, Уезднымъ и Сельскимъ по принадлежности.

§ 7. Граждане мущины имеють право пользоваться женщиной не чаще четырехъ разъ за неделю и не более 3-хь часовъ при соблюденіи условій указанныхъ ниже.

§ 8. Каждый членъ трудового народа обязан отчислять оть своего заработка 2% въ фондь народнаго поколения.

§ 9. Каждый мущина, желающій воспользоваться экземпляромъ народнаго достоянія, должень представить оть рабоче-заводского комитета или профессіонального союза удостовереніе о принадлежности своей къ трудовому классу.

§ 10. He принадлежащіе къ трудовому классу мущины пріобретаютъ право воспользоваться отчужденными женщинами при условіи ежемесячнаго взноса указанного въ § 8 в фондь 1000 руб.

§ 11. Все женщины, объявленныя настоящимъ декретомъ народнымъ достояниемъ, получають изъ фонда народнаго поколенія вспомоществованіе въ размере 280 руб. въ месяцъ.

§ 12. Женщины забеременевшіе освобождаются оть своихь обязанностей прямыхъ и государственныхъ въ теченіе 4-хъ месяцев (3 месяца до и одинъ после родовь).

§ 13. Рождаемые младенцы по истеченіи месяца отдаются въ приють «Народные Ясли», где воспитываются и получають образованіе до 17-летняго возраста.

§ 14. При рождении двойни родительницы дается награда въ 200 руб.

§ 15. Виновные въ распространеніи венерическихъ болезней будутъ привлекаться къ законной ответственности по суду революціоннаго времени.


Источник: Арх. УФСБ Орловской области, дело №15554-П


Когда этот декрет был распространен в Саратове, тысячи жителей города, прихватив с собой дочерей и жен, устремились в Тамбов, который не признавал советской власти, управляемый Временным исполнительным комитетом и городской управой. Таким образом, Тамбов в это время увеличился в населении почти вдвое. Все саратовские беженцы были размещены в гостиницах и по домам горожан, где им был оказан хороший прием и где они были окружены заботой.
В Саратовском декрете сразу бросается в глаза, что он исходит от некого клуба анархистов, помещение которого, после его публикации было разгромлено разгневанной толпой, преимущественно состоявшей из женщин. Сами же анархисты еле унесли ноги. Чуть позже произошло убийство владельца саратовской чайной Михаила Уварова, который, как стало известно, был убит не какими-то бандитами, а местными анархистами - "в знак мести и справедливого протеста за разгром анархистского клуба и за издание пасквильного и порнографического "Декрета о социализации женщин" от имени анархистов". Таким образом, саратовский декрет был, скорее всего, фальсификацией, так как Уваров, не принадлежал к анархистам или большевикам, и распространил декрет по собственной инициативе, мотивы которой неизвестны Сами же анархисты напечатали заявление по поводу этого декрета, которое гласило:

(орфография и пунктуация сохранены)

ОТ САМАРСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИСТОВ


ПО ПОВОДУ "ДЕКРЕТА"

Враг безсилен. Враг падает ниже и ниже. И в своем падении кощунствует. И в своем падении клевещет. И пускается на самыя отвратительныя провокационныя меры.
Враг угнетенных — он жаждет господства. И самый страшный враг для него анархисты, поднявшие высоко знамя свободы.
И враг распространяет злостную клевету, что свобода де простирается до насилия женщин. От нашего имени распространяет он своими грязными руками "Декрет о социализации женщин".
Какая грубая, нелепая провокация!
Веками, везде и повсюду анархисты борются со всякими декретами и законами всяких властей, — так могут ли они сами выпускать декреты?
Враги всякого насилия — могут ли анархисты требовать или даже допускать принудительного отчуждения женщин?
Сколько же найдется таких буридановых ослов, что поверят этой провокации, что запрягут себя в стан этих гадюк шипящих!
Нет и нет! Стремясь натравить на нас безсознательныя массы, враг не разсчитал и обнажил только свою грязную душенку.
Увы! — он еще не узнал всей остроты нашего оружия — так узнает!
Смерть провокаторам! Безпощадная смерть! На месте — без колебаний — всеми средствами и всяким оружием!
И всякий, кто — тайно или явно — будет поддерживать эту клевету, прикидываясь одураченным ягненком, — будет объявлен соучастником этой темной банды, будет объявлен провокатором. И постигнет их участь одна.
И всякий, кто — с нами или не с нами — но честно живет и борется, будет помогать нам в расправе, будет сам мстить этим ядовитым гадам подымающейся реакции.
Для расправы огня хватит у нас!
И все средства будут хороши!


Самарская Федерация Анархистов.




Убийством Уварова, однако, история с "декретом" только начиналась. С необычайной быстротой он стал распространяться по стране. Публикации такого рода вызвали широкий общественный резонанс. Так, в Вятке правый эсер Виноградов, переписав текст "декрета" из газеты "Уфимская жизнь", напечатал его под названием "Бессмертный документ" в газете "Вятский край". 18 апреля Вятский губисполком постановил закрыть газету, а всех лиц, причастных к этой публикации, предать суду революционного трибунала. В тот же день вопрос обсуждался на губернском съезде Советов. Представители всех партий, стоявших на советской платформе, - большевики, левые эсеры, максималисты, анархисты - резко осудили публикацию пасквиля, посчитали, что она имеет своей целью натравить темные, несознательные массы населения против Советской власти.
Кое-где на местах, в глухих деревнях чересчур ретивые и невежественные должностные лица принимали фальшивый "декрет" за подлинный и в пылу "революционного" усердия готовы были осуществлять его. Реакция официальных властей была резко отрицательной. В феврале 1919 года В. И. Ленин получил жалобу Кумысникова, Байманова, Рахимовой на комбед деревни Медяны Чимбелевской волости, Курмышевского уезда. Они писали, что комбед распоряжается судьбой молодых женщин, "отдавая их своим приятелям, не считаясь ни с согласием родителей, ни с требованием здравого смысла". Ленин сразу же направил телеграмму Симбирскому губисполкому и губернской ЧК: "Немедленно проверьте строжайше, если подтвердится, арестуйте виновных, надо наказать мерзавцев сурово и быстро и оповестить все население. Телеграфируйте исполнение". Выполняя распоряжение председателя Совнаркома, Симбирская губчека провела расследование по жалобе. Было установлено, что национализация женщин в Медянах не вводилась, о чем председатель Ч К телеграфировал 10 марта 1919 года Ленину. Через две недели председатель Симбирского губисполкома Гимов в телеграмме на имя Ленина подтвердил сообщение губчека и дополнительно доложил, что "Кумысников и Байманов проживают в Петрограде, личность Рахимовой в Медянах никому не известна".

Исходил ли этот декрет непосредственно от верхушки советской власти или был следствием безграмотности отдельных местных органов, а может и удачной фальсификацией, сейчас достоверно выяснить уже вряд ли удастся. Но мало сомнений, что этот документ любопытен для истории своим необычным содержанием, и изрядно странной позицией по отношению к семье и обществу в целом.

Источники и дополнительная информация:
http://nesher9.blogspot.com/2009/10/female-soviet-russia.htm...
http://d-m-vestnik.livejournal.com/192456.html
http://www.ipolitics.ru/projects/fun/article2.htm
http://rksmb.ru/get.php?1321
http://7days.belta.by/7days.nsf/last/3162BEF62C1C1C9642256E2...

Алексей Банцикин

источник

Картина дня

наверх