Свежие комментарии

  • Михаил Бутов
    Gerry Embleton - известный в Европе иллюстратор и реконструктор военного костюма разных времён и народов. Он хорошо с...Армии волжских бо...
  • Алексей Андреевич
    нарисовали и нарисовалиАрмии волжских бо...
  • Никифор
    Спасибо! Упоминаний совсем чуть...Наших вестей о том прошлом гораздо больше..Описание Новгород...

Мартин Борман

Данный пост — об одной из самых таинственных и страшных личностей в истории третьего рейха — Мартине Бормане. Говорят, что его совсем не знали в стране, но влияние партайгеноссе ощущалось повсюду. После войны о нем ходили легенды, говорили, что Борман был настолько могущественным, что его интриг опасался даже Гитлер. Говорили, что старина Борман обманул даже  Нюрнбергский трибунал, уйдя от возмездия растворившись в воздухе, вместе с миллионами партии….

   Серый кардинал при дворе Адольфа Гитлера, второй человек Германии, его называли тенью фюрера, хотя по сути, это Гитлер был его марионеткой,  ибо сам того не ведая, был во многом зависим от Бормана. Знавший фюрера как свои пять пальца, Борман, мог искусно манипулировать им и  неизменно добивался  необходимой ему реакции.       Итак, ближайший соратник Гитлера, Мартин Борман родился 17 июня 1900 и умер, предположительно 2 мая 1945 года.   За неполные 45 лет своей жизни этот человек, сын мелкого почтового служащего, не имевший на старте ни титула, ни денег, ни даже высшего образования, сделал головокружительную карьеру и  обладал значительным влиянием в руководстве Третьего Рейха: государственный и политический деятель Германии, начальник Штаба заместителя фюрера (с 3 июля 1933 года), начальник Партийной канцелярии НСДАП (с мая 1941 года), «Личный секретарь фюрера» (с 12 апреля 1942 года).

Рейхсляйтер (2 июня 1933 года), Рейхсминистр без портфеля, обергруппенфюрер СА, почётный обергруппенфюрер СС, последний лидер НСДАП (30 апреля — 2 мая 1945).

      Действительно, сама личность и судьба Мартина Бормана была незаурядной и достойной попасть в мировую историю и литературу. Говорят, если Мартин Борман ставил перед собой какую-то цель, то, обладая недюжинной работоспособностью и невообразимым упорством, шел к ней, преодолевая все препятствия, в том числе и те, которые крылись в нем самом.

    Детские годы М. Бормана были ничем не примечательными. В 3 года мальчик потерял отца, рос и воспитывался в семье отчима, особой нежности к которой он не испытывал. В школе не отличался рвением в учебе, проявляя некоторый интерес только к математике (эти способности отмечались учителями, укорявшими его за прохладное отношение к естественным наукам и полное пренебрежение к литературе, языкам и искусству). Не желая продолжать учебу, Борман бросил школу, чтобы работать на ферме в Мекленбурге, что так же вызывало удивление, поскольку Борман и его семья – горожане и никогда не занимались сельским хозяйством. Почему же он избрал своим поприщем сельское хозяйство? Просто потому, что съестные продукты не произрастали в городе. А в тяжелые времена, когда многие жили впроголодь, близость к сельской ниве, плоды которой неизбежно росли в цене, обеспечила бы сообразительному и оборотистому малому вполне достаточное пропитание. Он мог бы думать не только о хлебе насущном, но и о дальнейшей карьере.

    Летом 1918 года достигнув призывного возраста,  Мартин был призван в армию. Участвовал в Первой мировой войне в качестве рядового 55-го пешего артиллерийского полка, однако при этом служил денщиком и в военных действиях непосредственного участия не принимал. Демобилизовавшись в 1919 году, он поступил учиться на  курсы специалистов по сельскому хозяйству, которые окончил  уже в 1920-м. После года напряженной учебы Мартин окончил курсы и достаточно хорошо представлял себе все аспекты многоплановой практической работы управляющего сельскохозяйственным предприятием, с блеском освоил финансовую сторону административной деятельности, справедливо считая ее универсальной для всех отраслей. И это при том, что низкий уровень грамотности до поступления на курсы затруднял ему даже оформление простейшего контракта при устройстве на работу!     Впрочем, молодой человек хорошо понимал, что знания сами по себе не гарантируют безбедного существования: они принесут свои плоды лишь в том случае, если его услуги будут востребованы. И потому — в девятнадцать-то лет! — он уже ПЛАНИРОВАЛ использование человеческих пристрастий, правильное применение которых обеспечило ему должность управляющего  имением, что было немалым достижением для 20 летнего парня. Он сразу занял руководящее положение, и в его подчинении находились многочисленные работники обширного поместья.  Причем Мартин приобщился к сельскому хозяйству в тот самый момент когда крестьянство провозгласили источником благосостояния страны, цитаделью немецкой культуры и хранителем германских традиций. Крестьяне не испытывали к Борману симпатий, но признавали, что молодой управляющий не обсчитывал и не обманывал их. Мартин оказался прирожденным бюрократом: начиная карьеру и желая утвердиться в этой должности, он дотошно выполнял все обязательства перед работниками, строго соблюдая финансовую дисциплину там, где затрагивались интересы поместья в целом и его хозяев и работников в частности. Впрочем, он наживался на другом: прокручивал без надлежащего оформления сделки с продуктами питания и спекулировал, используя инфляцию. У него обнаружился настоящий талант во всем, что касалось денег. В ту эпоху многое делалось неофициально, и нелегальным бизнесом занимался каждый, кому подворачивался удобный случай. В одном из отчетов Борман указал, что заплатил штраф три тысячи марок (в те годы сильно девальвированных) «за нарушение декрета о сельском хозяйстве». Проще говоря, его схватили с поличным во время осуществления одной из нелегальных сделок. Тем не менее, Герман фон Трайенфельз был полностью удовлетворен деятельностью своего предприимчивого работника. В августе он объявил Борману об окончании испытательного срока и назначил его управляющим имением Герцберг, поручив заботам энергичного молодого человека весь комплекс работ в поместье. Более того, Мартину позволялось оставлять себе в качестве премии часть прибыли, если доход от сделки заметно превышал ожидаемые результаты (то есть если удавалось не только заключить выгодную сделку, но и осуществить ее нелегально, избегая налогов и оплаты лицензий). Борман оказался мастером в подобных делах.   В 1925 году Борман отошёл от Германской народной партии и стал интересоваться нацизмом. Работая в штабе СА Тюрингии, активно выступал в поддержку Адольфа Гитлера против Г. Штрассера. В сентябре 1929 года Борман женится на Герде Бух — дочери председателя Следственно-арбитражного комитета НСДАП, главного нацистского партийного судьи, Вальтера Буха, свидетелями на свадьбе были Адольф Гитлер и Рудольф Гесс. Герда родила Борману 10 детей, назвав первенца Адольфом в честь крестного отца.  В 1929—1930 годах Борман сотрудничал с Генрихом Гиммлером, налаживая механизм финансовой работы СС. В августе 1930 года Борман организовал и стал управляющим Кассы взаимопомощи НСДАП (для поддержки семей, члены которых были убиты или ранены в борьбе за дело национал-социализма) и был переведен в Имперское руководство НСДАП (т. н. «Рейхсляйтунг»). Оказывал на средства подконтрольной ему кассы личные услуги Гитлеру, в том числе организовал выкуп дома и участка земли в Оберзальце, где было создано «имение фюрера». Добился поддержки Кассы взаимопомощи со стороны крупных промышленников Германии, в том числе Фрица Тиссена и Э. Кирдорфа. В это же время Борман вошёл в самое ближайшее окружение Гитлера.  Мартин Борман являл собой тип обычного партаппаратчика. Его главным достоинством считалось умение докладывать Гитлеру дела: чётко, понятно и без комментариев. Но сам подбор фактов был таким, чтобы Гитлер мог принять необходимое Борману решение. Если же Гитлер принимал иное решение, Борман никогда не вступал в спор и всегда в точности исполнял приказы Гитлера. Начиная с 1936 года Борман стал постоянно, всегда и везде, находиться рядом с Гитлером, стараясь не покидать его на сколько-нибудь продолжительное время. Единственной целью Бормана при этом было сделаться для Гитлера совершенно необходимым и незаменимым человеком. Борман руководил подготовкой на основе устных распоряжений Гитлера циркуляров, директив и прочих документов. В руках Бормана сконцентрировалось также руководство частью финансов партии — «Фондом Адольфа Гитлера». Контролировал личные расходы Гитлера и его обеспечение, строительство резиденций и т. д., вплоть до подарков Еве Браун.

Борман крайне негативно относился к христианству и потому в 1936 году официально вышел из церкви. В 1937 году запретил принятие в НСДАП «людей духовного звания». В 1938 году издал циркуляр, в котором говорилось, что «мировоззрение национал-социалистов и есть истинная вера». Борман был одним из вдохновителей программы эвтаназии, осуществление которой было поручено Личной канцелярии фюрера, под руководством Филиппа Боулера.

    Во время войны с СССР Борман выступал против планов Альфреда Розенберга о предоставлении автономии некоторым народам СССР — украинцам, прибалтам, а также против создания «Русской освободительной армии» (РОА) во главе с генералом Андреем Власовым. В мае 1942 года по инициативе Бормана проведено обсуждение германизации России.  В конце 1942 года, когда  стало очевидно, что Германии явно не хватало ресурсов для ведения длительной войны против Советского Союза. Поэтому Гитлер, во-первых, планировал создать мощный военный кулак вблизи украинско-российской границы и взять реванш за сокрушительное поражение под Сталинградом, полагая, что крупная победа летом 1943 года позволит ему закрепиться на рубеже Украины. Во-вторых, шеф гестапо Генрих Мюллер уже более полугода вел небывалую по масштабам радиоигру, стремясь посеять раздор в стане союзников по антигитлеровской коалиции. Гестаповцам удалось раскрыть широкую сеть (более ста агентов и шесть радиопередатчиков) советской разведки, деятельность которой охватывала несколько европейских государств, оккупированных фашистской Германией. Гитлер и Борман надеялись рассорить русских с их западными союзниками. В-третьих, существенное значение имел тот факт, что германский флот успешно вел битву за Атлантику, нанося сокрушительные удары по караванам судов, осуществлявших поставки в Советский Союз техники по ленд-лизу. Узнав о существовании кодированной прямой связи между Вашингтоном и Лондоном, Борман поручил Мюллеру сформировать внутри гестапо особый отдел дешифровки, занимавшийся исключительно этой проблемой. Рейхсляйтер НСДАП финансировал все необходимые исследования из партийного фонда и не жалел средств на создание техники, которая позволяла бы незамедлительно получать сверхсекретную информацию, известную лишь высшему политическому и военному руководству США и Великобритании. В итоге немецким техникам удалось создать столь необходимый дешифратор, и в 1942 году среди холмов на побережье Голландии был построен специальный радиокомплекс, позволявший вести перехват и дешифровку сообщений западных союзников. Расчеты Гитлера зиждились на том, что после провала второго фронта Рузвельт и Черчилль проиграют выборы в своих странах и на смену им придут менее решительные политики. Итогом стал бы развал коалиции. Потеряв поддержку союзников и встретив непреодолимую оборонительную систему на подходах к Украине, Сталин, по их мнению, должен был согласиться на переговоры, в результате которых Гитлер планировал оставить за собой Прибалтику, Украину и Белоруссию. Передышка позволила бы расправиться с англичанами и накопить силы для нового рывка на Восток. Однако германское контрнаступление под Курском полностью провалилось и превратилось в новое сокрушительное поражение. Один из арестованных советских агентов сбежал и, добравшись до законсервированного передатчика, сообщил в Москву о провале разведывательной сети и о радиоигре Мюллера, — планы рассорить союзников пошли прахом. Англичане же, столкнувшись с чрезвычайной оперативностью германских субмарин, топивших даже конвои, несколько раз резко менявшие курс согласно вновь поступавшим приказам, догадались о наличии станции радиоперехвата и сумели обнаружить ее. В 1943 году расположенный в Голландии радиокомплекс был уничтожен в результате массированного налета британской авиации.     К тому времени  М. Борман,  придя к выводу, что  победить в этой войне невозможно, решил, что  лидерам германской экономики следует сохранить свои капиталы, дабы впоследствии вернуться и восстановить прежние позиции, уже заручился согласием крупнейших германских промышленников и финансистов в осуществлении плана подготовки «четвертого рейха» — плана послевоенного возрождения Германии. Он изолировал Гитлера от своих главных конкурентов и бдительно оберегал свое привилегированное положение при фюрере. Поняв, что будущее не сулит хозяину благоприятной перспективы, Мартин Борман приступил к закладке фундамента собственного рейха. Талантливый организатор и опытный финансист, он намеревался взять реванш в послевоенной битве на финансовом фронте. К лету 1944 года были определены основные методы маскировки германских капиталов и каналы перевода их за рубеж. Главенствующую роль партии и лично Мартина Бормана никто не ставил под сомнение, ибо только этот человек, сконцентрировавший в своих руках всю реальную власть в государстве, мог по собственной воле решать, кого вознаградить наибольшим набором прав и привилегий для подготовки к «жизни после смерти». Его проект сулил гигантам вроде империй Круппа и «И. Г. Фарбениндустри» радужные перспективы в послевоенной Европе. Конечно, многие крупнейшие корпорации могли сберечь значительную часть своих богатств и без поддержки Бормана. Несмотря на закон об ограничении экспорта капитала, они умудрялись так закамуфлировать свои операции, что являлись фактическими владельцами многих фирм и банков в нейтральных государствах. Формально во главе подобных фирм стояли граждане этих стран, но реально контрольные пакеты акций (или предприятия целиком) принадлежали германским корпорациям. Особых успехов на этом поприще добилась «И. Г. Фарбениндустри». Президент последней Шмиц стал личным консультантом Бормана в подобных операциях и получил почетное звание «тайного советника» НСДАП. После покушения на жизнь Гитлера (20 июля 1944 года) рейхсляйтер НСДАП решил, что медлить более недопустимо: при значительно возросшей вероятности возникновения непредсказуемых осложнений темпы экспорта германского капитала были явно недостаточными, следовало резко усилить эту кампанию. Согласно приказу Бормана, Шейд объявил на совещании в Страсбурге о том, что отныне закон о запрете экспорта капиталов не распространяется на флагманы германской экономики. Кроме 750 зарубежных фирм, куда НСДАП осуществляла перекачку денег централизованным образом, каждой корпорации следовало самостоятельно организовывать подобные «убежища» в нейтральных государствах. Филиалы германских фирм за рубежом предстояло преобразовать в предприятия, формально принадлежавшие гражданам этих стран (например, в Скандинавии наиболее известными из таковых являлись «Сименс» и «Бош»). «Отмытые» таким образом капиталы под видом инвестиций нейтральных государств поступали на международный финансовый рынок и шли даже на вложения в американские фирмы (путем приобретения акций на бирже Нью-Йорка). Почти неизвестный широкой общественности Германии, тщательно скрывавшийся в тени фюрера, рейхсляйтер НСДАП Мартин Борман сконцентрировал в своих руках почти все рычаги реальной власти. Руководство страной он осуществлял через подчиненных ему местных партийных лидеров — гауляйтеров, формально обладавших определенной долей независимости от центральных органов. Став доверенным слугой фюрера, Борман умело воспользовался возможностью от его имени управлять деятельностью министров. Узурпировав право готовить доклады для Гитлера по всем вопросам не только партийного, но и государственного управления, рейхсляйтер НСДАП тонко манипулировал фюрером, терпеливо добиваясь своих целей. В итоге Мартин Борман стал могущественнейшим серым кардиналом в истории XX века: действуя от имени нацистского вождя, он почти никогда не брал на себя персональную ответственность за принятие решений, вынуждая других руководителей издавать и подписывать нужные ему приказы и законы. Лишь изредка его виза, свидетельствовавшая об одобрении партией тех или иных действий, появлялась на документах государственного и политического значения. Обычно на его формальной поддержке настаивали в тех случаях, когда речь заходила о бесчеловечной политике геноцида в отношении «низших рас», даже такие отъявленные палачи, как Гиммлер, Гейдрих и Эйхман, стремились разделить с кем-нибудь ответственность за ужасные преступления. 27 января 1943 года Борман отдал распоряжение «применять оружие и телесные наказания» к советским военнопленным. В 1944 году Борман добился отстранения Ламмерса, фактически возглавив Имперскую канцелярию и став главным и единственным приближённым Гитлера. С этого момента практически ни одно решение не принималось Гитлером без консультаций с Борманом. Используя свое положение, добился резкого падения авторитета Германа Геринга, Генриха Гиммлера, Йозефа Геббельса, Иоахима фон Риббентропа и других высших руководителей рейха. 29 февраля 1944 года составил записку «Укрепление германского народа в будущем», направленную на детальную регламентацию усиления деторождения в Германии. 30 мая 1944 года запретил мешать населению без суда расправляться со сбитыми летчиками.   В конце апреля 1945 года Борман постоянно находился с Гитлером в Берлине, в бункере рейхсканцелярии. Перед смертью Гитлер назначил Бормана рейхсминистром по делам партии (хотя ранее такого поста не существовало). 1 мая 1945 года Борман вместе с новым рейхсканцлером Йозефом Геббельсом и начальником штаба германских сухопутных сил Гансом Кребсом от имени нового рейхспрезидента гросс-адмирала Карла Дёница пытался вести с советскими военачальниками переговоры о перемирии. После провала переговоров и самоубийства Геббельса Борман принял решение прорываться из окружённого Берлина вместе с последними обитателями бункера. Для этого была организована боевая группа группенфюрера СС Вильгельма Монке, которая в ночь с 1 на 2 мая 1945 года покинула бункер и направилась в западном направлении. Во время этого продвижения, по свидетельству очевидцев, Борман был ранен осколками советского снаряда, попавшего в танк, за которым он шёл.  

    Много пересудов вызвала тема смерти Бормана в мае 1945 года. Тело Бормана первоначально не было обнаружено, и факт его смерти не подтверждён. Поэтому его долго считали скрывшимся, и в 1945 году он был заочно привлечён в качестве главного военного преступника к суду Международного военного трибунала в Нюрнберге. Однако пойманный в конце 1945 года Артур Аксман, шеф Гитлерюгенда, который пытался покинуть Берлин вместе с Борманом, сообщил на допросе, что Борман покончил жизнь самоубийством на его глазах 2 мая 1945 года. Он подтвердил, что видел Бормана и личного врача Гитлера Людвига Штумпфеггера, которые лежали на спине возле автобусной станции в Берлине, где шёл бой. Он подполз к их лицам вплотную и ясно различил запах горького миндаля — это был цианистый калий. Мост, по которому Борман собирался бежать из Берлина, был заблокирован советскими танками. Борман предпочёл раскусить ампулу.  Тем не менее, эти показания не были признаны достаточными свидетельствами гибели Бормана. В 1946 году Международный военный трибунал в Нюрнберге судил Бормана заочно и приговорил его к смертной казни. Адвокаты настаивали на том, что их подзащитный не подлежит суду, поскольку уже мёртв. Суд не счёл доводы убедительными, рассмотрел дело и вынес приговор, оговорив при этом, что Борман в случае задержания имеет право подать просьбу о помиловании в установленные сроки.  В конце 1972 года в Берлине при прокладке дороги рабочими были обнаружены останки, впоследствии предварительно идентифицированные как останки Мартина Бормана, но стопроцентная идентификация тогда была невозможной. 11 апреля 1973 года западногерманская прокуратура официально подтвердила, что Борман погиб в мае 1945 года. Тогда же западногерманский суд официально объявил Бормана умершим, однако сомнения оставались. Неоднократно появлялись сообщения о Бормане в Латинской Америке, «охотники за нацистами» продолжали рассматривать возможность его поимки. Лишь в 1998 году экспертиза окончательно удостоверилась, что найденные в Берлине останки действительно принадлежат Борману. Его сын — Мартин Борман-младший — согласился предоставить свою кровь для проведения ДНК-анализа останков. Анализ подтвердил, что останки действительно принадлежат Мартину Борману, который действительно 2 мая 1945 года пытался покинуть бункер и выбраться из Берлина, но поняв, что это невозможно, покончил с собой, приняв яд (в зубах скелета были обнаружены следы ампулы, дающие основания предполагать, что покойным была раскушена ампула с цианистым калием). 16 августа 1999 года останки Бормана были кремированы, а прах развеян с военного корабля над нейтральными водами Балтийского моря.  Так закончилась история главного кабинетного убийцы, творившего свои преступления, не выходя из-за письменного стола, который никогда не видел воочию никого из миллионов своих жертв, представавших перед его взором лишь в виде безликих цифр в отчетах подчиненных. Восхождение подобных личностей к вершинам власти в разные эпохи складывается по-разному, но всегда таит в себе угрозу человечеству. Трудно сказать, кто и где, укрывшись под сенью неизвестности, вновь вынашивает сегодня замыслы о мировом господстве и готовит новые беды всей планете.

http://www.hrono.ru/

http://ru.wikipedia.org

http://militera.lib.ru

http://shkolazhizni.ru  

Картина дня

наверх